Численность, распространение восточноберинговоморского минтая и промысел в начале 2000-х гг

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Экономические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

_Известия ТИНРО_
2007 Том 150
БИОЛОГИЧЕСКИЕ РЕСУРСЫ
УДК 597. 562+639. 223. 5(265. 51)
М. А. Степаненко, А. В. Николаев, Е.В. Грицай
ЧИСЛЕННОСТЬ, РАСПРОСТРАНЕНИЕ ВОСТОЧНОБЕРИНГОВОМОРСКОГО МИНТАЯ И ПРОМЫСЕЛ В НАЧАЛЕ 2000-Х ГГ.
В 2000—2006 гг. отмечена значительная межгодовая изменчивость численности, биомассы и пространственной дифференциации восточноберинговоморско-го минтая. В этот период численность и биомасса снизились, и в 2006 г. они находились на самом низком уровне за последний пятнадцатилетний период. В 2006 г. в популяции минтая преобладали по численности примерно в равном соотношении поколения 1998−2002 гг. Численность младшевозрастного пополнения 2005 г. находилась на среднем уровне. Очевидны две основные причины значительного уменьшения численности и биомассы восточноберинговоморского минтая к 2006 г. — отсутствие многочисленных поколений в 2002—2004 гг. и высокий уровень промысловой эксплуатации единственного с начала 2000-х гг. многочисленного поколения 2000 г. как в восточной, так и в северо-западной частях Берингова моря. Масштаб распространения минтая в северо-западную часть Берингова моря в нагульный (летне-осенний) период в 2002—2006 гг. увеличился и был наиболее значительным в 2006 г.
Stepanenko M.A., Nikolayev A.V., Gritsay E.V. Interannual variability of the pollock (Theragra chalcogramma) abundance and distribution in the eastern Bering Sea and its commercial fishing in early 2000s // Izv. TINRO. — 2007. — Vol. 150. — P. 3−26.
High interannual variation of abundance and distribution of the eastern Bering Sea pollock was observed in 2000−2006. Its abundance and biomass declined significantly in 2006 to the lowest level for the last 15 years. The 1998−2002-year classes dominated in the population, abundance of the 2000-year class was comparable with the most numerous generations of the 1989 and 1992. The 2002−2003-year classes were low, and the 2005-year class had average level. As a result, the pollock recruits abundance at age 1−4 reduced almost twice during the period 2002−2004, from 10. 48×109 to 5. 85×109 specimens. Besides the low abundance of the 20 022 004-year classes, extremely high fishing exploitation of the single abundant 2000-year class both in the eastern and northwestern Bering Sea was the reason of the pollock population declining.
High fishery exploitation of strong year classes is usual for pollock. As a rule, immature fish of strong year classes composes a significant part of bycatch because it is wide distributed over the Bering Sea shelf. The 2000-year class of the eastern Bering Sea pollock was exploited actively in 2002−2006. Its biomass was estimated as 1. 44 mln t in 2004, but just 0. 86 mln t in 2006. There is no special regulation of the eastern Bering Sea pollock fishery for reducing bycatch of immature fish be-longet strong year classes.
Scale of the eastern Bering Sea pollock feeding migration into the northwestern Bering Sea in summer and autumn increased in 2002−2006 because of zooplankton production increasing. Interannual variation of its spatial distribution in summer-autumn period depended on feeding conditions: in late 1990s the main part of postspawning and immature pollock migrated from the southeastern Bering Sea northwestward, but in 2000−2003 a lot of the pollock stayed in summer-autumn period in the southeastern Bering Sea. The biomass of postspawning pollock at the southeastern shelf at Unimak Island and Alaska Peninsula in early summer was estimated from 365 th. t to 710−800 th. t. In 2004−2006, the most of postspawning and immature pollock began to migrate again to the northwestern area. The main reason of the active migration was low zooplankton production in the southeastern Bering Sea in this period.
In the northwestern Bering Sea, distribution of the pollock is limited by low water temperature. In spite of extremely high abundance of zooplankton (euphausi-ids) in shallow areas water (90−100 m) of the northwestern Bering Sea in summer of 2004 and 2006, the abundance of pollock there was very low.
Some cases of unusual behavior of pollock and other fish species observed in 2003−2007 are discussed, as well. For example, in February 2003, mature pollock migrated from the Gulf of Alaska to the southeastern Bering Sea shelf through the Unimak Pass, and atka mackerel concentrated off the eastern Aleutians.
Ресурсы минтая Берингова моря на протяжении нескольких десятилетий являются объектом крупномасштабного промысла России и США в своих территориальных водах, а в период высокой численности и ряда других стран в центральной части моря, за пределами российских и американских вод.
В российской части Берингова моря обитает минтай западноберинговомор-ской популяции и находится краевая зона ареала восточноберинговоморского минтая.
Численность восточноберинговоморского минтая уменьшилась в середине 1990-х гг. до 5,5−6,0 млн т, однако уже со второй половины этого десятилетия появились относительно многочисленные поколения (1996, 1998, 2000 гг.), и в начале 2000-х гг. его биомасса вновь увеличилась до уровня 7,0−8,0 млн т. Межгодовая изменчивость численности и биомассы этой популяции определяется большей частью естественными причинами. В то же время известны случаи очень быстрого уменьшения численности многочисленных поколений, что связано с высоким уровнем их эксплуатации. Например, численность урожайного поколения 1989 г. резко уменьшилась в течение двух лет. Вполне вероятно, что с такой же ситуацией связано многократное уменьшение численности и биомассы многочисленного поколения 2000 г. в 2004—2006 гг.
В последние десятилетия ресурсы восточноберинговоморского минтая находились на высоком уровне, представляя большой потенциал для промыслового использования. Однако российская Западно-Беринговоморская зона составляет лишь небольшую часть его ареала, куда он распространяется в относительно большом количестве из восточной части моря только в нагульный летне-осенний период. Распространение его в этот регион ежегодно значительно варьирует в зависимости от изменчивости океанологических условий, продуцирования кормового зоопланктона, численности поколений и общей численности популяции. Поэтому количество минтая в российских водах Берингова моря зависит не только от общей численности восточноберинговоморского минтая, но и от фоновых условий, определяющих масштаб распространения минтая в северо-западную часть моря в нагульный период.
В начале 2000-х гг. (2002−2006 гг.) распространение минтая в северо-западную часть Берингова моря из прилегающего восточноберинговоморского шельфа в летне-осенний период ежегодно увеличивалось. Биомасса минтая в нагульный период в российской зоне достигала 1,8−2,0 млн т. В то же время в конце 1990-х
и начале 2000-х гг. численность ежегодного пополнения была небольшой, поэтому в последние годы появилась тенденция снижения общей численности и биомассы восточноберинговоморского минтая. В этот период появилось только одно многочисленное поколение, в 2000 г.
Суммарный ежегодный вылов восточноберинговоморского минтая в зонах России и США в начале 2000-х гг. составлял в среднем около 1,9 млн т.
Оценки численности и биомассы минтая в Беринговом море, численности ежегодного пополнения, пространственного распределения в сезонном и межгодовом аспекте производились по данным тралово-акустических и донных траловых съемок в северо-западной части Берингова моря на НИС & quot-Профессор Кага-новский& quot- в 1996—1998, 2001 гг., & quot-ТИНРО"- в 1999—2000, 2005 гг., & quot-Миллер Фри-мен& quot- в 2004 г. и в восточной части моря на НИС & quot-Миллер Фримен& quot- в 2000, 2002, 2004, 2006 гг.
Использованы данные донных траловых съемок, ежегодно проводимых в восточной части моря (зона США) Аляскинским центром рыбохозяйственных исследований и данные промысловой и биологической статистики, собранные на промысловых судах в восточной и северо-западной частях Берингова моря.
Пространственная дифференциация и условия обитания минтая
Океанологические условия в Беринговом море, так же как и во всем северотихоокеанском регионе, в конце 1990-х и начале 2000-х гг. характеризовались значительной межгодовой изменчивостью (Хен и др., 2004, 2006).
Известно, что переход от теплых условий к холодным в Беринговом море может происходить очень быстро, это связано с изменением положения Алеутского минимума атмосферного давления (Brodeur et al., 1998- Krovnin et al., 2001- Глебова, Хен, 2002). Последние климатические изменения в сторону похолодания в дальневосточных морях наблюдались в 1998 г.
Похолодание вод, произошедшее в Беринговом море в конце 1990-х гг., оказало значительное влияние на поведение и пространственную дифференциацию минтая в нагульный период, в том числе на масштаб его распространения из восточной в северо-западную часть моря. В этот период он начинал распространяться в северо-западную часть моря в значительном масштабе только осенью. Общая численность минтая в северо-западной части моря за весь летне-осенний период в конце 1990-х гг. была значительно ниже, чем в начале десятилетия.
В 2001—2002 гг. наметилась тенденция увеличения поступления тихоокеанских вод в Берингово море и нового потепления. В 2003—2005 гг. относительно теплые гидрологические условия отмечались в течение всего года практически на всей акватории Берингова моря (Хен и др., 2006), и температурные условия не являлись лимитирующим фактором для распространения минтая в северозападную часть моря в нагульный период.
Высокий воспроизводительный потенциал восточноберинговоморского минтая, его устойчивость к большой межгодовой изменчивости абиотических и биотических условий, к промысловому прессу обеспечивается большой экологической емкостью и многообразием среды обитания.
Известно, что около 90% восточноберинговоморского минтая нерестится в юго-восточной части моря, и в посленерестовый период большая часть рыбы, как половозрелой, так и младшевозрастной, распространяется из юго-восточной части Берингова моря в северо-западную, где продуцирование зоопланктона значительно выше (Шунтов и др., 1993- Степаненко, Хен, 2001- Грицай, Степаненко, 2003). В период высокой численности минтай широко распространяется не только по шельфовой зоне моря, но и в Алеутскую котловину.
Тем не менее распределение минтая в летне-осенний период значительно варьирует в межгодовом плане, и в отдельные годы относительно большая часть рыбы может обитать в течение всего года в юго-восточной части моря (1994,
1997, 2000−2003 гг.). В 1995—1997, 2004−2005 гг. большая часть минтая обитала в летне-осенний период в северо-западной части моря.
Летом 2006 г. большая часть минтая всех возрастных групп мигрировала в северо-западную часть Берингова моря (рис. 1−3). В мае и начале июня минтай в большом числе распространялся по нижней части шельфа и в наваринский район. В начале июня на шельфе, прилегающем к о-вам Унимак, Амак, п-ову Аляска, численность минтая была очень небольшой. В этом районе не отмечалось и концентраций зоопланктона на эхограммах высокочастотных эхолотов (120 и 200 kHz). В планктоне преобладали медуза Chrysaora sp. и сальпы. Минтай в этом районе питался с небольшой интенсивностью сальпами, многие стар-шевозрастные особи выглядели истощенными, печень у большинства рыб была истонченной, темного цвета. Вполне вероятно, что это ослабленные особи, которые не смогли мигрировать в посленерестовый период с основной массой рыб в северо-западном направлении.
176 178 180 178 176 174 172 170 168 166 164 162 160 158
Рис. 1. Плотность скоплений минтая (все возрастные группы) на шельфе Берингова моря в июне-июле 2006 г., тыс. экз.
Fig. 1. Contours of the echo-integration survey of pollock density (all ages fish) in the Bering Sea shelf in June-July, 2006, th. spec.
В прибрежной зоне о. Акутан и северной части о. Уналашка летом 2006 г. традиционно обитал в относительно большом числе минтай батиальной (богословской) нерестовой группировки. По возрастному составу, в котором преобладали поколения 1998−2000 гг., он очень близок к нерестовому минтаю восточной части богословского района (район о-вов Уналашка — Умнак), который был отмечен здесь в нерестовый период в начале марта.
Пищевой рацион минтая в этом районе составляли миктофиды и батиляги. Эвфаузииды, в отличие от 2002 и 2004 гг., в планктоне и в рационе питания практически отсутствовали.
176 178 180 178 176 174 172 170 168 166 164 162 160 158
Рис. 2. Плотность скоплений младшевозрастного минтая (а — 1 +, b — 2+) в пелагиали на шельфе Берингова моря в июне-июле 2006 г., тыс. экз.
Fig. 2. Contours of the echo-integration survey of immature pollock (a — 1 +, b — 2+) in the Bering Sea shelf in June-July, 2006, th. spec.
176 178 186 178 176 174 178 176 168 166 164 168 166 158
Рис. 3. Плотность скоплений половозрелого минтая (а — 5+, b — 6+) в пелагиали на шельфе Берингова моря в июне-июле 2006 г., тыс. экз.
Fig. 3. Contours of the echo-integration survey of mature pollock (a — 5+, b — 6+) in the Bering Sea shelf in June-July, 2006, th. spec.
На шельфе юго-восточной части моря, расположенном между п-овом Аляска и о-вами Прибылова, численность минтая была небольшой. В начале лета в этом районе он преимущественно обитал в зоне действия небольших циклонических круговоротов, которые концентрировали немногочисленный летом 2006 г. зоопланктон. Такое поведение отмечалось и северо-восточнее о-вов Прибылова, где преобладал минтай поколений 1998−2000 гг.
Очень небольшой в юго-восточной части моря была и численность годовиков минтая поколения 2005 г. (11−19 см), который обитал в слое воды непосредственно ниже залегания термоклина (10−40 м).
Минтай батиальной нерестовой группировки был распространен и над континентальным склоном (глубина 300−335 м) юго-восточной части моря.
На верхнем шельфе, расположенном северо-восточнее о. Св. Павла (глубина 70−73 м), в начале лета был относительно широко распространен старшевоз-растной минтай поколений 1997−1998 гг. Питался он здесь со средней интенсивностью крупными океаническими видами копепод. Среди этой рыбы до 30% самок имели артефакты в состоянии гонад (прекращение резорбции, обызвествление). Наиболее вероятно, что минтай принадлежал к островной нерестовой группировке о-вов Прибылова.
В посленерестовый период 2006 г. большая часть половозрелых рыб мигрировала из юго-восточной части моря на шельф, расположенный северо-западнее о-вов Прибылова, еще до начала июня. В незначительном количестве минтай в середине июня концентрировался в зоне прибрежного апвеллинга у о-вов При-былова, где он питался со средней интенсивностью зоопланктоном (эвфаузииды, копеподы).
Не отмечалось в июне 2006 г., в отличие от аналогичного периода 2002 и 2004 гг., скоплений сеголеток в эпипелагиали юго-восточной части моря. В контрольных обловах мальковой сетью Метота их количество достигало нескольких десятков экземпляров, а в 2004 г. в юго-восточной части моря — 4 тыс. экз. за 1 час лова.
Численность сеголеток была очень низкой, возможно, из-за большой естественной элиминации в условиях дефицита пищи.
Таким образом, отмечается определенная короткопериодная цикличность в пространственной дифференциации минтая в нагульный период. В конце 1990-х гг. большая часть минтая, как посленерестового, так и неполовозрелого, уже в конце весны и начале лета мигрировала из прибрежных вод, прилегающих к п-ову Аляска и о. Унимак, в северо-западную часть Берингова моря. В начале 2000-х гг., напротив, все большее количество минтая оставалось в нагульный период в юго-восточной части Берингова моря. Если в 1999 г. в начале летнего периода биомасса минтая в этом регионе составляла, по данным тралово-акустической съемки, 365,4 тыс. т, в 2000 г. — 709,1, в 2002 г. уже около 800,0 тыс. т. Соответственно увеличивалась и биомасса нерестовой группировки минтая у о. Унимак. В 2000 г. она оценивалась величиной около 830,0 тыс. т, в 2001 г. — 870,0 тыс. т и в 2002 г. около 1,0 млн т. В 2003 г. очень большая численность минтая отмечалась в начале летнего периода у п-ова Аляска в районе о. Амак и прилегающих водах.
В 2004—2006 гг. большая часть посленерестового и неполовозрелого минтая уже в начале лета мигрировала из юго-восточной части моря в северо-западную. Вероятная причина такого поведения минтая в эти годы — дефицит основных пищевых организмов в юго-восточной части Берингова моря (зоопланктона).
Большая межгодовая изменчивость в планктонном сообществе Берингова моря является обычным явлением. Например, высокая продукция зоопланктона в этом регионе в последние полтора десятилетия отмечалась только в 1989, 1992, 1995, 2000 гг. (Волков и др., 2004- Дулепова, 2005). В начале 2000-х гг. биомасса мелкой фракции зоопланктона была относительно большой только в
некоторых прибрежных районах. По данным А. Ф. Волкова с соавторами (2006), в начале 2000-х гг. биомасса зоопланктона в восточной части Берингова моря находилась на невысоком уровне. В 2006 г. биомасса крупной фракции планктона впервые превысила 60% общей биомассы зоопланктона, в основном за счет копепод, сагитт, эвфаузиид, гипериид. В начале 2000-х гг. она составляла всего 20−45%. Свидетельства об относительно небольшой численности зоопланктона в восточной части Берингова моря в первой половине 2000-х гг. подтверждаются и данными о питании лососей. В 2003—2005 гг., когда отмечался спад численности зоопланктона, личинки и молодь минтая заменяли зоопланктон крупной фракции (эвфаузиид и гипериид) и составляли 80−100% в рационе питания лососей (Волков и др., 2005а, б, 2006). Кроме того, в 2006 г. увеличилась доля зоопланктона и в составе пищи сеголеток минтая и сельди.
Обобщение многолетних данных о питании нектона в дальневосточных морях (Чучукало, 2006) позволило сделать заключение, что межгодовые изменения численности отдельных видов кормового зоопланктона и численности их массовых потребителей не могут разбалансировать пелагические экосистемы. Устойчивость этих экосистем обеспечивается общим обилием кормовой базы, пищевой пластичностью. Вместе с тем на определенных этапах жизненного цикла большинства видов рыб пищевой рацион может быть очень узким из-за ограничений, связанных с несоответствием размеров рыбы и преобладающего планктона.
Как известно, в пище сеголеток минтая до достижения длины 60 мм абсолютно преобладает молодь копепод, а у крупной молоди — крупный зоопланктон и ихтиопланктон (Schabetsberger et al., 2003). Например, в зимний период 1998 и 1999 гг. в Беринговом море, несмотря на обилие видов кормового зоопланктона, молодь только двух массовых видов копепод (Oithona sp. и Pseudocalanus sp.) могла потенциально представлять пищу для сеголеток минтая.
Возникновение пищевого дефицита и высокая элиминация сеголеток минтая в таких условиях вполне вероятны.
Снижение продуцирования зоопланктона в юго-восточной части моря в начале 2000-х гг. отмечено как по прямым наблюдениям, так и по поведению план-ктоноядных рыб.
В первой половине лета минтай, как половозрелый, так и младшевозраст-ной, активно мигрирует в северо-западном направлении. Его поведение и распределение в этот период преимущественно зависят от численности и распределения зоопланктона, прежде всего эвфаузиид и копепод. Кроме того, его распространение в северо-западной части моря зависит от положения зоны холодных вод остаточного зимнего охлаждения.
Как отмечалось, относительно холодные гидрологические условия были на всей акватории Берингова моря в течение зимы 2005/2006 г. Распространение льда, особенно в северо-западной части моря, было больше среднемноголетних показателей зимой и весной 2006 г., и дрейфующие поля льда сохранялись на северо-западе моря до конца июня. Тем не менее приток тихоокеанских вод в Берингово море значительно интенсифицировался в начале лета, Центрально-Беринговоморское течение приобрело хорошо выраженный меридиональный характер и прослеживалось до прибрежного района, прилегающего к мысу Нава-рин. В то же время фронтальная зона с отрицательной температурой вод в придонном слое проходила немного севернее о. Св. Павла, и уже на 58 015'- с.ш. температура воды у дна составляла минус 0,8 0С. У юго-восточной периферии о. Св. Матвея температура воды в придонном слое была около минус 0,4 0С.
Численность зоопланктона, преимущественно эвфаузиид, была высокой, по данным планктонных обловов сетью Метота и эхолокации высокочастотными эхолотами (120 и 200 kHz) на мелководье, расположенном значительно севернее о. Св. Павла, вплоть до 59 020'- с.ш., где температура воды в придонном слое имела отрицательные значения.
Известно, что минтай избегает водных масс с такой низкой температурой, поэтому в мелководной зоне, расположенной между о-вами Прибылова и Св. Матвея, его практически не было.
На шельфе непосредственно западнее о. Св. Павла (57−580 с.ш., глубина 90 110 м) в конце июня был распространен в небольшом числе минтай поколений 2000−2001 гг. В рационе преобладали копеподы и в меньшей степени эвфаузиид.
В районе к северо-западу от о. Св. Павла (севернее 580 с.ш.) отмечались скопления небольшой плотности минтая поколений 1999−2000 гг., который по физиологическому состоянию значительно отличался от рыб, обитавших южнее. Температура воды в этом районе была очень низкой, в поверхностном слое составляла 4,2−4,6 0С, в придонном — 0,1−0,3 0С. Среди рыб, обитавших в этом районе, отмечались истощенные особи (около 30−40% в контрольных уловах). Большое количество таких особей с различными отклонениями в развитии гонад среди распространенного летом на мелководье северо-западнее о. Св. Павла минтая наблюдается ежегодно. Питается здесь минтай со средней интенсивностью, преимущественно копеподами и сальпами.
В зоне апвеллинга на границе континентального склона и шельфа (глубина 160−280 м), в районе, расположенном между каньонами Прибыловский и Жемчуг, летом 2006 г. постоянно отмечались скопления планктона средней плотности, в основном мелких копепод. Заметных концентраций минтая в этой батиметрической зоне практически не было.
Большая часть минтая летом 2006 г. была распространена на шельфе, расположенном к западу от 1740 з.д. В этом районе преобладал минтай поколений 20 002 002 гг. почти в равном соотношении. Питался здесь он со средней интенсивностью, преимущественно копеподами. Эвфаузииды и гиперииды в рационе были редки.
В мелководной зоне (глубина 109−110 м) у восточной периферии южной части каньона Жемчуг в начале июля преобладал минтай поколений 2000−2001 гг. Севернее, между 58 030'- и 59 000'- с.ш., в батиметрической зоне 114−115 м относительно плотные скопления образовывала рыба поколений 1999−2000 гг. Температура воды в придонном слое в районах относительно высокой численности минтая составляла 2,0−2,5 0С. Питался минтай в обеих батиметрических зонах со значительной интенсивностью, в рационе преобладали копеподы.
У северо-западной периферии о. Св. Матвея (60 030'--61 000'- с.ш.) температура воды в придонном слое была отрицательной (минус 0,7 — минус 0,8 0С), поэтому относительно многочисленный здесь планктон обитал большей частью в 5−15 м от дна. Численность минтая в этом районе была небольшой. Южнее 60 030'- с.ш. (около 174 020'- з.д.) минтай образовывал рассеянные скопления в придонном слое, плотность которых в южном направлении постепенно возрастала. В рационе минтая, обитавшего в этой холодноводной зоне, присутствовали примерно в равном соотношении эвфаузииды, копеподы и мелкие сальпы. Здесь преобладал старшевозрастной минтай поколений 1998−1999 гг.
К юго-западу от о. Св. Матвея помимо половозрелого минтая поколений 2000−2001 гг. во второй половине лета в придонном слое в значительном количестве обитала молодь поколений 2004−2005 гг. Летом 2006 г. впервые отмечена относительно большая численность молоди минтая на шельфе Берингова моря. В этот же период, по результатам донной траловой съемки, минтай поколения 2005 г. наблюдался здесь непосредственно у дна.
На среднем шельфе этого района в начале июля был распространен минтай нескольких возрастных групп примерно в равном соотношении, в основном поколений 2000−2003 гг. В его рационе преобладали копеподы. Минтай этих возрастных групп был распространен и в мелководной зоне (глубина 100−105 м), между 59 050'- и 60 050'- с.ш., но численность его здесь была очень небольшой, несмотря на присутствие значительного количества планктона, так как температура воды в слое ниже 30 м была очень низкой (0,5−1,0 0С).
11
В нижней части шельфа, непосредственно прилегающего к центральной и юго-восточной части каньона Жемчуг, отмечались одиночные косяки мигрирующего в северо-западном направлении минтая.
Наиболее высокая численность зоопланктона отмечалась на мелководном шельфе (глубина 90−100 м), расположенном севернее 61 000'- с.ш. В этом районе на высокочастотных эхолотах (120−200 kHz) отмечалось 2−3 слоя планктона на глубине от 40 м до дна. Наибольшее количество планктона наблюдалось в слое 30−40 м, где температура воды была положительной (3,0−4,0 0С). Ниже этого слоя температура воды была отрицательной и составляла минус 1,5 — минус 1,7 0С. По данным планктонных обловов сетью Метота, в планктоне преобладали эвфаузииды — около 10 кг за 30-минутный лов. Гиперииды и изоподы составляли доли процента от состава планктона.
В этой мелководной зоне шельфа северной части Берингова моря с очень низкой температурой воды высокая численность зоопланктона, прежде всего эвфаузиид, отмечается ежегодно. Большой численности планктоноядных рыб, в том числе минтая, здесь никогда не бывает. В июле 2006 г. здесь обитал в очень небольшом количестве только старшевозрастной минтай.
Немного южнее (к югу от 60 030'--60 040'- с.ш.), за пределами зоны вод с отрицательной температурой, как половозрелый минтай, так и молодь образовывали скопления небольшой плотности- преобладала рыба поколений 20 002 002 гг. Питался минтай со средней интенсивностью, в рационе преобладали копеподы. Температура воды в придонном слое составляла около 1,7 0С.
Половозрелый минтай поколений 2000−2002 гг. во второй половине лета был распространен на шельфе южнее 600 с.ш., в батиметрической зоне 120−135 м, в основном в придонном слое и активно мигрировал в северо-западном направлении. В рационе преобладали копеподы.
На шельфе у северной периферии каньона Жемчуг непосредственно у дна обитал преимущественно половозрелый минтай поколений 2000−2001 гг., а немного севернее, между каньонами Жемчуг и Первенец, преобладал минтай поколений 2002−2005 гг. В рационе всех возрастных групп абсолютно доминировали мелкие копеподы. Высокая численность копепод отмечалась в планктоне над нижней частью шельфа этого района в большом диапазоне глубин, включая холодный промежуточный слой (30−60 м), в котором температура составляла 0,20,5 0С. Над верхней частью континентального склона и на границе склона и шельфа численность планктона была очень низкой.
Младшевозрастной минтай поколений 2004−2005 гг. был наиболее распространен в пелагиали и придонном слое шельфа северо-западной части моря, расположенного к западу от 1770 з.д. и севернее 600 с.ш. (глубина 125−145 м).
В верхней части шельфа (глубина 110−115 м), прилегающего к разделительной линии экономических зон России и США, преобладал старшевозрастной минтай поколений 1998−2000 гг. Температура воды в этом районе была низкой и в слое ниже 30 м составляла 0 0С. Численность зоопланктона (эвфаузииды, копеподы) здесь была очень высокой, так же как и интенсивность питания минтая. Еще большая численность эвфаузиид наблюдалась севернее 61 030'- с.ш., где температура воды была ниже 0 0С. Распространение минтая на север ограничивалось фронтальной зоной, разделяющей воды с положительной и отрицательной температурой.
Большая численность эвфаузиид в середине и второй половине лета, как и в прежние годы, отмечалась в нижней части шельфа и над верхней частью континентального склона (глубина 180−230 м), расположенными между каньонами Жемчуг и Первенец. Над склоном скопления планктона наблюдались на границе шельфа и склона в пелагиали (слой 100−150 м) и в придонном слое (180−200 м). Несмотря на значительные концентрации кормового планктона, минтай в этот район не распространялся, так как траектория миграций в северо-западном направлении проходит обычно в соответствии с генеральным направлением Цент-рально-Беринговоморского течения.
В этот период высокая численность планктона, большей частью эвфаузиид и крупных видов копепод, отмечалась в одном из самых продуктивных районов северо-западной части Берингова моря, у каньона Первенец и в прилегающих водах, в нижней части шельфа и над верхней частью континентального склона (глубина 170−300 м). Наиболее плотные скопления минтая, в том числе старше-возрастного, на всем беринговоморском шельфе летом 2006 г. наблюдались на шельфе и континентальном склоне этого района. Питание минтая в этом районе было очень интенсивным, в рационе преобладали в равном соотношении эвфау-зииды и крупные виды копепод.
Высокая численность старшевозрастного минтая в северо-западной части Берингова моря в нагульный период является не совсем обычным явлением, и большой масштаб его распространения в этот регион, вероятно, связан с очень низкой численностью зоопланктона в юго-восточной части моря и в центральной части восточноберинговоморского шельфа.
Численность сеголеток минтая летом 2006 г. как в юго-восточной, так и в северо-западной части Берингова моря была очень небольшой и значительно меньшей, чем в 2004 г. Их распространение в российские воды с прилегающего восточноберинговоморского шельфа было незначительным. Возможной причиной немногочисленности сеголеток является их большая элиминация в результате низкой численности зоопланктона.
Все особенности распределения минтая в Беринговом море в летний период 2006 г. связаны с особенностями продуцирования зоопланктона в разных частях моря, его низкой численностью в юго-восточной части моря и относительно высокой в северо-западной.
Оценка численности и биомассы минтая, относительная численность поколений
Экологические условия в Беринговом море подвержены значительной межгодовой, сезонной и короткопериодной изменчивости. В соответствии с этим в большой степени варьируют пространственная дифференциация не только минтая, но и других видов, их выживаемость на разных стадиях онтогенеза и соответственно численность поколений.
В 2003—2006 гг. в восточной части Берингова моря наблюдалось необычное поведение ряда массовых видов рыб, которое косвенно может свидетельствовать о значительных изменениях в составе планктона и обеспеченности пищей в этом регионе и прилегающих водах северо-восточной части Тихого океана.
В частности, в зимний период 2003 г. отмечалось необычное поведение минтая и северного одноперого терпуга. В феврале на шельф, прилегающий с юго-востока к о. Унимак, мигрировал в большом числе половозрелый минтай из зал. Аляска. По размерно-возрастному составу и стадии развития гонад он был идентифицирован как минтай западной части зал. Аляска, нерестующий у о. Шумагина. Вероятно, он мигрировал из западной части зал. Аляска в Берингово море через прол. Унимак. Скопления наблюдались и во внешней части пролива, прилегающей к Берингову морю. Наиболее вероятной причиной массовой миграции минтая из зал. Аляска на шельф юго-восточной части Берингова моря является низкая численность кормового зоопланктона в заливе.
В этот же период (февраль) отмечена необычно высокая численность северного одноперого терпуга с беринговоморской стороны островного склона (глубина 350−450 м) у восточных Алеутских островов (о-ва Акутан — Акун и прилегающие воды). Терпуг концентрировался в тех районах, где обычно обитает минтай богословской группировки во время преднерестовых миграций по континентальному склону с северо-запада. Концентрации терпуга над континентальным склоном были очень плотными, и улов при контрольных обловах промысловыми
крупнотоннажными траулерами составлял 80−100 т за часовое траление. Тенденции такого значительного увеличения численности терпуга у восточной части Алеутских островов в предыдущие годы не отмечалось. Вполне очевидно, что терпуг мигрировал из других районов обитания, вероятнее всего также из западной части зал. Аляска.
В 2006 г. большая часть восточноберинговоморского минтая всех возрастных групп уже в конце весны мигрировала на северо-запад и обитала западнее 1740 з.д. в течение всего летне-осеннего периода.
Планктонологические исследования в Беринговом море, которые проводились в начале 2000-х гг. в рамках международной программы & quot-BASIS"-, показали большую межгодовую изменчивость в составе планктонных сообществ (Волков и др., 2004, 2005а, б, 2006).
Фоновые наблюдения за межгодовой изменчивостью численности зоопланктона, преимущественно эвфаузиид, проведенные в зоне апвеллинга у восточной части Алеутских островов (о-ва Акутан — Уналашка) при выполнении летних тралово-акустических съемок, показали, что в период 2002—2006 гг. его численность здесь уменьшилась многократно. Если в 2002 г. скопления эвфаузиид высокой плотности отмечались у этих островов на очень большой площади в слое 100−120 м, то в 2004 г. только на локальных участках этого района, а в 2006 г. скоплений зоопланктона значительной плотности не было совсем, практически отсутствовал он и в питании минтая.
В летне-осенний период 2002—2005 гг. в Беринговом море, как в юго-восточной, так и северо-западной части, зафиксирована, по данным эпипелагических траловых съемок, очень высокая численность сеголеток минтая. В 2003 г. она была максимальной за десятилетие (377,9 млрд экз.). Однако учетные донные и тралово-акустические съемки, проведенные в последующие годы на шельфе Берингова моря, показали, что численность поколений 2002−2004 гг. низкая, а поколения 2005 г. — близка к средней (Ianelli et al., 2000- Stepanenko, Gritsay, 2006).
Многочисленные поколения восточноберинговоморского минтая в последние десятилетия появлялись в 1978, 1982, 1989, 1992, 1996 и 2000 гг. Потенциально численность поколений минтая может зависеть от океанологических условий, численности и состава зоопланктона, которые определяют выживаемость на ранних стадиях онтогенеза, численности и состава родительской популяции.
Океанологические условия в Беринговом море в начале 2000-х гг. изменялись в пределах, близких к среднемноголетним значениям (Хен и др., 2004, 2006). Такая межгодовая изменчивость не может кардинальным образом влиять на условия воспроизводства минтая и выживаемость потомства.
Анализ возможной зависимости численности поколений от межгодовой изменчивости общей биомассы восточноберинговоморского минтая, биомассы половозрелых самок, величины батиальной нерестовой группировки показал отсутствие прямой связи с этими показателями (рис. 4). Известно, что выживаемость минтая на ранних стадиях онтогенеза, так же как и численность сеголеток в летне-осенний период, значительно изменяется в межгодовом плане. Тем не менее прямой зависимости величины поколений восточноберинговоморского минтая от численности его сеголеток в летне-осенний период не найдено (рис. 4). Численность сеголеток, например, была высокой или очень высокой в 1997, 2000, 2003, 2004 гг., но только в 1996 и 2000 гг. отмечено появление многочисленных поколений. Съемки показали, что выживаемость сеголеток минтая в разных районах Берингова моря, несмотря на региональные различия экологических условий, часто идентична. Полученные данные свидетельствуют о том, что она в зимний период значительно варьирует в межгодовом плане и именно этот период может быть критическим и определяющим численность поколений восточнобе-ринговоморского минтая.
А
? Чисп-ть годовиков ф Биомасса популяции
? Чисп-ть годовиков Биомасса нерест, самок
Б
СЛ
Г
390
260
130
C4J 00 00 о& gt- о& gt-
Поколения
О Числ-ть годовиков • Числ-ть сеголетков
Рис. 4. Зависимость численности поколений восточноберинговоморского минтая (возраст 1 +) от общей биомассы популяции (А), биомассы нерестовых самок (Б), биомассы богословской нерестовой группировки (В), численности сеголеток (Г)
Fig. 4. Year class strength (as age 1+ recruits) and relative to total EBS pollock biomass (A), female spawning biomass (Б), Bogoslof spawning biomass (B), and juveniles abundance (Г)
Условия для выживания сеголеток минтая в зимне-весенний период 20 032 004 гг., вероятно, были неблагоприятными в масштабе всего Берингова моря, так как их численность осенью 2003 и 2004 гг. была очень высокой, а поколения этих лет немногочисленными.
Поскольку, как отмечалось, численность зоопланктона в Беринговом море в этот период была небольшой, то вполне вероятно, что причиной низкой выживаемости молоди на первом году жизни в начале 2000-х гг. явился дефицит пищи в зимний период.
Численность и биомасса восточноберинговоморской популяции начиная с конца 1980-х гг. и вплоть до 1997 г. последовательно снижалась. В середине 1990-х гг. биомасса составляла, по данным съемок, около 6,0 млн т. В конце 1990-х гг. и самом начале 2000-х гг. численность и биомасса восточноберингово-морской популяции минтая увеличились за счет появления относительно многочисленных поколений 1995−1997, 1999−2000 гг. По данным учетных съемок, биомасса минтая к 2002 г. достигла величины около 8,6 млн т.
Вылов минтая как в российских, так и в американских водах в 19 902 000-е гг., как правило, соответствовал состоянию его ресурсов. Однако результаты съемок, проведенных в летний период 2004—2005 гг. в восточной и северозападной частях Берингова моря, показали значительные изменения размерно-возрастной структуры восточноберинговоморского минтая, в том числе численности пополнения. Численность поколений 2001−2003 гг. оказалась невысокой (3,3 млрд экз. в 2004 г.), так же как суммарная численность поколений 20 022 004 гг. (2,3 млрд экз. в 2005 г.), значительно меньше, чем численность одного урожайного поколения 2000 г. В результате этого в начале 2000-х гг. появилась устойчивая тенденция снижения численности и биомассы восточноберингово-морского минтая.
Биомасса нерестового минтая в батиальной зоне у восточной части Алеутских островов также продолжала снижаться и в 2003 г. составила минимальную величину за все годы наблюдений — 0,2 млн т. Тем не менее в 2000—2005 гг. была отмечена тенденция увеличения масштаба смещения впервые достигшего половой зрелости минтая (5−7-годовики), который представляет собой пополнение батиальной нерестовой группировки, из шельфовой зоны на континентальный склон. Улов на усилие над континентальным склоном в Прибыловском каньоне при промысле преднерестового минтая постоянно увеличивался начиная с 2000 г.
В начале 2000-х гг. отмечено и увеличение биомассы посленерестового минтая в начале лета в непосредственной близости от богословского нерестилища, в очень продуктивной зоне апвеллинга — прибрежье восточных Алеутских островов (северная часть о. Уналашка, о. Акутан, о. Акун, юго-западная часть о. Унимак). В 2002 г. среди этой рыбы преобладал минтай поколений 1995−1996 гг., в 2004 г. — рыба поколений 1998−1999 гг. В начале марта 2005 и 2006 гг. на богословском нерестилище большую часть преднерестовой рыбы составлял минтай поколения 2000 г. Биомасса преднерестового минтая оценена в оба года величиной около 0,250 млн т. Реальная биомасса богословской группировки в 2005 и 2006 гг., вероятно, была значительно выше, так как в начале марта большая часть преднерестового минтая еще распространена над континентальным склоном, в обширном районе от восточных Алеутских островов до каньона Жемчуг (580 с.ш.). Максимальная концентрация младшевозрастного нерестового минтая и пик его нереста на богословском нерестилище, как правило, отмечаются во второй половине марта.
Биомасса минтая на восточноберинговоморском шельфе и в северо-западной части моря (наваринском районе) в летне-осенний период часто изменяется пропорционально. Появление в популяции многочисленных или средних по числен-
ности поколений потенциально может вызвать увеличение масштаба миграций минтая в северо-западную часть моря.
Данные по оценке численности и биомассы минтая, полученные по результатам тралово-акустической и донной съемок 2006 г., позволяют оценить не только состояние его ресурсов в настоящее время, но и численность пополнения последних лет, тенденцию их межгодовой изменчивости.
Численность и биомасса минтая в юго-восточной части Берингова моря (к юго-востоку от о-вов Прибылова) в июне 2006 г. были очень небольшими (табл. 1 -2). Биомасса по результатам тралово-акустической съемки оценена в 0,672 млн т во всем слое воды (0,5 м от дна — поверхность). Эта величина значительно ниже оценки биомассы минтая в этом же районе по данным съемки 2004 г., когда она составила 2,05 млн т. В северо-западной части моря численность минтая, в том числе младшевозрастного, была значительно больше.
Таблица 1
Численность минтая (слой 0,5 м от дна — поверхность) в юго-восточной (к востоку от 1700 з.д.) и северо-западной (к западу от 1700 з.д.) частях Берингова моря в июне-июле 2006 г., тыс. экз.
Table 1
Abundance of pollock (0.5 m — surface) in the southeastern (to east 1700 W) and northwestern (to west 1700 W) Bering Sea in June-July, 2006, th. fish
Возраст, К вост. от 1700 з.д. К зап. от 1700 з.д. Сумма
годы Тыс. экз. % Тыс. экз. % Тыс. экз. %
1 381,7 0 405 978,3 13,5 406 360,1 10,6
2 40,1 0 150 287,3 5,0 150 327,4 3,9
3 1283,7 0,2 340 646,1 11,4 341 929,9 9,0
4 29 793,6 3,6 717 552,4 23,9 747 346,0 19,6
5 80 512,5 9,9 445 854,7 14,9 526 367,3 13,8
6 171 303,8 21,0 405 329,3 13,6 576 633,1 15,1
7 229 330,7 28,1 338 983,7 11,3 568 314,4 14,9
8 203 894,8 25,0 153 827,6 5,1 357 722,4 9,4
9 75 321,9 9,2 34 898,6 1,2 110 220,5 2,9
10 13 359,3 1,6 4069,5 0,1 17 428,8 0,5
11 4131,2 0,5 415,7 0 4546,9 0,1
12 6603,3 0,8 1369,3 0 7972,6 0,2
13 1013,6 0,1 598,9 0 1612,5 0
14 0,1 0 0,1 0 0 0
Сумма 816 970,3 100,0 2 999 811,5 100,0 3 816 781,9 100,0
Минтай поколения 2005 г. также был многочисленным только на шельфе, расположенном к западу от 1770 з.д. и севернее 600 с.ш. Численность этого поколения значительно выше, чем поколений 2003−2004 гг., и сравнима со средними по численности поколениями 1998 и 2001 гг., но значительно ниже численности поколений 1982, 1989, 1992, 1996, 2000 гг. (табл. 3−4).
Абсолютная численность и биомасса минтая даже в северо-западной части Берингова моря в 2006 г. также были значительно меньше, чем во все предыдущие годы начала 2000-х гг. Биомасса всех возрастных группировок оценена здесь, по данным тралово-акустической съемки, во всем слое воды (0,5 м от дна — поверхность) в 1,24 млн т.
Общая биомасса минтая в Беринговом море, по данным летней тралово-акустической съемки 2006 г., составила (0,5 м от дна — поверхность) 1,93 млн т (2004 г. — 4,99 млн т, 2002 г. — 4,64, 2000 г. — 3,74, 1999 г. — 4,04 млн т) (табл. 5). Из этой величины 0,672 млн т учтено к юго-востоку от о-вов Прибылова и 1,248 млн т — на шельфе, расположенном северо-западнее островов.
Таблица 2
Биомасса минтая (слой 0,5 м от дна — поверхность) в юго-восточной (к востоку от 1700 з.д.) и северо-западной (к западу от 1700 з.д.) частях Берингова моря в июне-июле 2006 г., т
Table 2
Biomass of pollock (0.5 m — surface) in the southeastern (to east 1700 W) and northwestern (to west 1700 W) Bering Sea in June-July, 2006, t
Зозраст, К вост. от 1700 з.д. К зап. от 1700 з.д. Сумма
годы Т % Т % Т %
1 6,2 0 8459,1 0,7 8465,3 0,4
2 6,5 0 14 968,1 1,2 14 974,6 0,8
3 353,0 0,1 79 948,5 6,4 80 301,5 4,2
4 14 206,2 2,1 266 485,8 21,4 280 692,0 14,6
5 46 810,4 7,0 218 167,2 17,5 264 977,6 13,8
6 119 382,5 17,8 248 863,6 19,8 368 246,2 19,2
7 179 424,1 26,6 237 214,5 19,0 416 638,5 21,7
8 192 822,3 28,6 129 729,5 10,4 322 551,8 16,8
9 83 826,1 12,5 35 668,5 2,9 119 494,6 6,2
10 17 434,7 2,6 4824,1 0,4 22 258,9 1,2
11 6097,3 0,9 579,5 0 6676,8 0,3
12 10 119,0 1,5 2083,6 0,2 12 202,6 0,6
13 1851,8 0,3 1156,4 0,1 3008,2 0,2
14 0,1 0 0 0 0,1 0
Сумма 672 340,2 100,0 1 248 148,4 100,0 1 920 488,5 100,0
В 2006 г., по данным летней тралово-акустической съемки, по численности преобладал в сравнимом соотношении минтай поколений 1999−2002 гг., который составлял соответственно 14,9%, 15,1, 13,8, 19,6% общей численности. По биомассе доминировал минтай поколений 1998−2002 гг. — 16,8%, 21,7, 19,2, 13,8 и 14,6%.
Биомасса минтая, по данным донной траловой съемки 2006 г., в районе от п-ова Аляска до разделительной линии экономических зон России и США достигала 2,845 млн т, численность — 4,31 млрд экз. Численность рыбы поколения 2005 г. составила около 0,74 млрд экз. Численность урожайного поколения 2000 г. в возрасте один год была вдвое больше — 1,46 млрд экз. Поколение 2005 г., по данным этой съемки, сравнимо со средними по численности поколениями 1998 (0,67 млрд экз.) и 1999 гг. (0,69 млрд экз.), в то же время оно самое многочисленное в популяции восточноберинговоморского минтая после поколения 2000 г. (поколения 2001−2004 гг. составляли соответственно всего 0,507 млрд экз., 0,311, 0,274, 0,244 млрд экз.).
Общая численность и биомасса восточноберинговоморского минтая и численность его пополнения в 2006 г. самые низкие за последний пятнадцатилетний период.
В 1999—2004 гг. биомасса популяции находилась на среднем уровне за счет многочисленных поколений 1996 и 2000 гг. и нескольких смежных, средних по численности, поколений (рис. 5). Естественная и промысловая убыль этих поколений в последние годы была большой, а численность пополнения невысокой. Поэтому тенденция снижения численности и биомассы популяции в очень большой степени проявилась в 2006 г.
Управление промыслом восточноберинговоморского минтая в российской и американской зонах Берингова моря производится независимо и никак не координируется на межгосударственном уровне, несмотря на большую межгодовую изменчивость состояния запасов и численности пополнения.
В российских водах Берингова моря в промысловых уловах в 1995—2004 гг. преобладали четыре возрастные группы — от 2+ до 5+ лет, — на их долю по численности приходилось свыше 90% (Грицай, 2006). Около 53,7% улова составила неполовозрелая рыба в возрасте 2±3+ лет.
Численность (млрд экз.) и биомасса (тыс. т) поколений восточноберинговоморского минтая в 1979—2006 гг. (по данным тралово-акустических съемок Аляскинского центра)
Table 3
Abundance (mlrd spec.) and biomass (th. t) of eastern Bering Sea pollock year-classes in 1979−2006 (by AFSC EI MWT survey data)
Год 1 + 2 + 3 + 4+ 5+ 6+ 7+ 8+ 9+ 10+ 11 + 12 + 13+ 14+ 15+ 16+ 17+ 18+ Всего
1979 69,1 1901,0 41,1 3895,0 3,8 996,9 0,41 168,5 0,53 229,2 0,12 73,1 0,03 22,6 0,004 3,7 0,028 25,3 0,06 51,3 0,1 90,9 — - - - - - - 115,40 7457,5
1982 0,1 3,4 3,4 226,8 4,1 689,8 7,6 2617,8 1,7 740,1 0,28 143,2 0,14 114,6 0,17 124,4 0,09 67,7 0,05 37,1 0,12 128,2 — - - - - - - 17,91 4892,3
1985 2,07 42,6 0,92 92,7 8,14 1379,0 0,89 329,4 2,18 1124, 1,51 869,4 1,12 811,8 0,13 116,0 0,02 18,2 0,007 8,5 0,008 6,1 — - - - - - - 17,04 4798,5
1988 0,011 0,3 1,11 126,1 3,58 1045,0 3,86 1279, 0,73 300,6 1,88 1059,0 0,4 248,7 0,15 108,8 0,13 118,0 0,25 233,0 0,15 155,1 — - - - - - - 12,29 4675,7
1991 0,63 23,2 5,9 761,6 0,96 177,1 0,21 74,6 0,22 117,4 0,13 82,0 0,11 89,2 0,03 31,3 0,03 35,6 0,01 16,8 0,01 19,2 0,005 7,0 0,007 8,2 0,004 4,4 0,002 2,0 0,001 1,9 0 0,3 0 0,6 8,36 1453,6
1994 0,61 17,1 4,7 425,2 1,3 312,4 1,6 641,2 1,8 1067,0 0,29 187,1 0,07 50,1 0,06 55,3 0,03 30,9 0,02 26,3 0,008 10,5 0,01 27,8 0,004 6,7 0,005 7,6 0,001 2,1 0,007 12,5 0,003 4,8 0,007 10,82 2886,2
1996 0,97 36,7 0,44 35,3 0,52 118,6 2,68 888,8 0,72 395,9 0,5 341,7 0,43 359,9 0,084 72,4 0,016 16,2 0,006 6,5 0,005 6,9 0,012 17,0 0 1,5 0 7,0 0,002 3,8 0 0,9 — 0,9 6,52 2310,7
1997 12,4 418,0 2,7 364,6 0,38 98,5 0,49 186,8 1,9 912,2 0,38 233,5 0,2 160,7 0,14 139,3 0,03 34,1 0,003 4,4 0,004 6,1 0,002 3,4 0,002 4,5 0,002 3,8 2,9 — - - 18,70 2573,6
1999 0,22 8,83 0,88 128,4 1,35 388,3 0,30 130,6 0,37 198,1 0,54 332,0 0,31 231,9 0,099 89,7 0,013 15,2 0,007 10,4 0,001 2,5 0 1,5 0 0,21 — - - - - 4,09 1537,6
2000 1,19 85,4 1,87 332,4 1,19 375,1 2,09 887,5 1,59 835,7 0,46 301,9 0,22 179,9 0,034 33,5 0,008 9,1 0,004 6,1 0,001 1,3 3,0 — - - - - - 8,65 3050,9
2002 0,65 31,7 5,36 761,5 3,82 1112,0 0,65 309,5 0,69 393,3 0,92 640,8 0,84 734,2 0,43 457,8 0,09 114,0 0,04 63,7 0,007 12,2 0,002 4,5 0 0,001 0,003 0,81 — - - - 13,50 4637,0
2004 0,018 0,7 0,79 110,4 1,94 575,4 3,11 1443,3 2,13 1289,0 1,08 784,0 0,48 430,9 0,23 244,6 0,065 76,1 0,012 16,0 0,003 5,6 0,002 4,3 0,002 3,7 0,001 1,3 — - - - 9,86 4985,9
2006 0,40 8,4 0,15 14,9 0,34 80,3 0,74 280,6 0,52 264,9 0,57 368,2 0,56 416,6 0,35 322,5 0,11 119,0 0,017 22,2 0,004 6,6 0,007 12,2 0,001 3,0 — - - - - 3,81 1920,0
Примечание. Первая строка — численность, вторая — биомасса. Выделены многочисленные поколения.
Относительная (%) и общая (млрд экз.) численность поколений восточноберинговоморского минтая в 1998—2005 гг.
(по данным донных траловых съемок Аляскинского центра)
Table 4
Relative (%) and total (mlrd spec.) abundance of eastern Bering Sea pollock year-classes in 1998−2005 (by AFSC bottom trawl surveys data)
Год 1 + 2+ 3+ 4+ 5+ 6+ Относительная численность 7+ 8+ 9+ 10+ 11 + 12+ 13+ 14+ 15+ 16+ 17+ 18+ Общая численность
1998 12,9 14,1 4,7 14,2 20,1 12,9 8,0 6,4 3,3 1,0 0,5 0,5 0,6 0,4 0,3 0,2 0,1 0 4,29
1999 10,3 11,0 8,4 14,5 17,6 16,0 9,7 5,9 3,0 U 0,5 0,5 0,5 0,4 0,2 0,2 0,1 0,1 6,59
2000 8,6 3,3 5,1 18,6 19,5 17,6 13,1 7,5 3,2 1,1 0,5 0,5 0,5 0,4 0,2 0,2 0,1 0 8,12
2001 19,3 11,7 4,2 9,8 14,2 13,3 11,5 8,4 3,8 1,2 0,6 0,5 0,6 0,4 0,2 0,2 0,1 0 7,61
2002 7,2 3,9 6,8 13,5 15,0 16,9 16,3 11,9 5,0 1,4 0,5 0,5 0,5 0,3 0,2 0,1 0 0 7,05
2003 3,0 1,5 2Д 11,6 15,5 19,0 20,2 17,3 6,8 1,5 0,5 0,4 0,3 0,2 0,1 0,1 0 0 10,38
2004 5,2 3,7 1,7 10,4 21,6 20,9 17,0 11,5 4,8 1,3 0,5 0,4 0,4 0,2 од 0,1 0 0 5,28
2005 3,5 1,5 2,5 10,6 20,6 21,2 15,9 12,2 6,7 2,7 0,5 0,4 0,4 0,2 0,1 0,1 0 0 6,98
2006 17,3 1,4 1,2 3,4 11,2 18,0 18,7 13,2 8,6 5,2 0,5 0,4 0,4 0,2 0,1 0,1 0 0 4,31
Примечание. Выделены многочисленные поколения.
Таблица 5
Биомасса и численность минтая в Беринговом море по данным тралово-акустических съемок Аляскинского центра (AFSC)
и оценок ТИНРО-центра в летний период 1996—2006 гг.
Table 5
Biomass and abundance of pollock in the Bering Sea by AFSC EI MWT surveys and TINRO-Center estimation in summer 1996−2006
Биомасса, тыс. т Численность, млн экз.
Год Поверхность — Слой Поверхность — Поверхность — Слой Поверхность —
3,0 м над дном 3,0−0,5 м 0,5 м от дна 3,0 м над дном 3,0−0,5 м 0,5 м от дна
1996 2370,7 681,0 2991,7 6525,3 1311,5 7836,7
1997 2631,7 961,9 3593,6 18 554,9 2016,4 20 571,3
1999 3202,2 842,3 4044,4 8833,7 2046,9 10 880,5
2000 3050,3 690,0 3740,3 7629,1 1311,4 8940,6
2002 3707,2 930,4 4637,6 11 877,8 1673,7 13 551,5
2004* 4115,2 871,6 4986,8 8595,8 1313,7 9909,5
2004 3846,0 814,6 4660,6 7521,7 1149,6 8671,3
2006 1538,8 383,4 1930,1 3250,8 570,0 3820,8
* Результаты оценок, включая российскую зону.
Рис. 5. Межгодовая изменчивость численности поколений 1997−2005 гг. (в возрасте 1+) (по данным тралово-акустичес-ких и донных траловых съемок) Fig. 5. Estimated of numbers for the 1997−2005 year classes at age 1+ (by echo-integration and bottom trawl surveys)
Старшевозрастной минтай может быть относительно многочисленным и составлять значительную часть улова в российских водах в годы, когда в популяции есть высокочисленные поколения, такие как поколения 1989, 1992, 1996 и 2000 гг., или в периоды низкой численности кормового зоопланктона в юго-восточной части Берингова моря.
В восточной части Берингова моря возрастные группы 2−5-годовиков составляют, по многолетним данным (1980−1999 гг.), 53,2%, из них на неполовозрелых рыб (2−3 года) приходится 15,6% (1апеШ е! а1., 2000). Минтай в возрасте старше 5 лет составляет в уловах 46,7%.
Отсутствие относительно высокочисленных поколений в восточноберинго-воморской популяции минтая в начале 2000-х гг. сказалось и на размерно-возрастном составе минтая в промысловых уловах в российских водах в 2005—2006 гг. В 2005 г. в уловах присутствовал минтай длиной 27−65 см с модальной группой 40−42 см, в 2006 г. — длиной 15−68 см и модальной группой 43−45 см (поколение 2000 г.). Доля этого поколения составляла соответственно 38,1 и 29,9%. Сравнимым по численности в уловах было и поколение 2001 года рождения, которое составляло 35,0% в 2005 г. и 28,3% в 2006 г.
Многолетняя практика показала, что существует особая специфика эксплуатации многочисленного поколения. В этом случае мелкоразмерный неполовозрелый минтай составляет значительную часть в промысловых уловах (рис. 6). Младшевозрастной минтай широко распределен по всему ареалу популяции, его скопления обычно имеют наибольшую плотность. Распространен он во всех батиметрических горизонтах шельфа, поэтому избегать его прилова не удается не только в ограниченном по площади районе промысла в российской зоне, но и на значительно более обширном восточноберинговоморском шельфе. Многочисленное поколение начинает интенсивно эксплуатироваться в российских водах начиная с 2-летнего возраста. В американских водах в преднерестовый период, когда осваивается около 40% годовой квоты, в уловах преобладает крупный половозрелый минтай. Иная ситуация отмечается в нагульный период, когда минтай всех возрастных групп широко распространен на всем бе-ринговоморском шельфе. В периоды, когда в популяции нет высокочисленных поколений, в уловах преобладает средневозрастной половозрелый минтай. Рыба многочисленного поколения, как правило, образует плотные скопления, наиболее доступные для облова. Например, многочисленное поколение 2000 г. стало представлять значимую часть в уловах США начиная с 2003 г., т. е. в возрасте 3+ лет, так же как и другие высокоурожайные поколения, например 1982 и 1989 гг. (рис. 7). В 2004 г. численность минтая поколения 2000 г. в уловах превысила 41%, а в 2005—2006 гг. составляла почти 40% общего вылова в водах США.
3+ 4* 5*

1 +. '-3+ 4 + ?+ г +

2002 г. НаваринЯЙ райэн. ЙЕЙЙЬ — a^iyET
2003 г. Наваринский район август-октябрь.
2004. г. Наваринскийрай^н
Iv'-i'-H — UK ГЙ'-^'-ЕЗ
2005 г. Наваринский район ¦ -tili [i'-i. Upb
2006 г. Наваринскийрайон оёнтя^ь — октябрь
ЗенгкСША
З'-енвйСША
ЗЙШСША
Зона США
анюшА
Рис. 6. Возрастной состав (%) восточноберинговоморского минтая в уловах промыслового флота в наваринском районе и восточной части Берингова моря в 2002—2006 гг.
Fig. 6. The Bering Sea pollock catch by age in the Navarin area and eastern Bering Sea, 2002−2006, %
В то же время поколения с относительно небольшой численностью — 1999 и 2001 годов рождения — в сумме составляли только 35% улова. Таким образом, поколение 2000 года рождения в течение 2002−2006 гг. активно облавливалось как в российских водах, так и в зоне США. Это обстоятельство и явилось одной из причин резкого снижения его численности в пределах всего ареала восточноберинговоморской популяции. В 2004 г. биомасса поколения 2000 г.
22
составляла 1,44 млн т, а в 2006 г., несмотря на большой индивидуальный рост массы особей, снизилась до 858,0 тыс. т. В 2006 г. это поколение по численности и биомассе стало сравнимым со старшевозрастными, средними по численности поколениями 1998−1999 гг. (см. табл. 3−4).
Рис. 7. Вылов многочисленных поколений минтая 1978, 1982, 1984, 1989, 1992 и 2000 гг. в возрасте от 1 до 10 лет в восточной части Берингова моря
Fig. 7. The Bering Sea numerous pollock year classes catch at age 1−10 years in the eastern Bering Sea
Таким образом, есть две основные причины резкого уменьшения численности и биомассы восточноберинговоморского минтая в 2006 г. Одна из них имеет природный характер — отсутствие многочисленных поколений в 20 012 004 гг., — а вторая антропогенного происхождения — очень высокий уровень промысловой эксплуатации в 2002—2006 гг. единственного за последнее десятилетие многочисленного поколения 2000 г.
Несомненно, что ситуация, когда в популяции минтая и в промысле преобладает одно многочисленное поколение, может вызвать необходимость специальных мер управления промыслом. В Беринговом море пока не существует таких мер управления промыслом минтая в водах России и США в ситуациях, когда появляется реальная вероятность негативного влияния промысла на численность отдельного поколения.
В последние годы произошли значительные изменения и в пространственной дифференциации минтая в Беринговом море в летне-осенний период. С 2001 г. увеличилось распространение в северо-западную часть моря как млад-шевозрастного минтая, так и половозрелой рыбы (рис. 8).
В 2006 г. численность и биомасса восточноберинговоморской популяции минтая находились на самом низком за последнее десятилетие уровне. Относительно высокие численность и биомасса сохраняются в основном за счет поколений конца 1990-х и самого начала 2000-х гг. Стабилизация численности и биомассы возможна при появлении многочисленного или нескольких средних поколений, сравнимых по численности с поколением 2005 г.


]вост. 170 з.д. ¦ зап. 170 з.д.
Л


2000 2002 2004 2006
1999 2000 2002 2004 2006
E60
? вост. 170 з.д.
? зап. 170 з.д.
iU
ш m п
2000 2002 2004 2006
2000 2002 2004 2006
Рис. 8. Межгодовая изменчивость численности минтая в Беринговом море и ее относительная величина в юго-восточной и северо-западной частях моря (a, b — 1075 см- c, d — 36−75 см) в 1999—2006 гг. (по результатам тралово-акустических съемок)
Fig. 8. Interannual variability of pollock abundance (billions fish) in the Bering Sea and relative abundance (%) in the southeastern and northeastern Bering Sea (a, b — 1075 cm- c, d — 36−75 cm) in 1999−2006 (by EI MWT surveys data)
Подводя итоги проведенного анализа, можно констатировать следующее.
В весенне-летний период 2006 г. развитие сезонных океанологических процессов в Беринговом море было близко к условиям умеренно холодного года. Температура воды в начале летнего периода в среднем была на 1,0 0C ниже, чем в аналогичный период 2004 г.
Исследования по международной программе & quot-BASIS"- показали, что численность зоопланктона в восточной части Берингова моря в начале 2000-х гг. находилась на невысоком уровне. Относительно небольшой была численность зоопланктона крупной фракции (эвфаузииды и копеподы) в юго-восточной части Берингова моря, как на шельфе, так и в юго-восточной части Алеутской котловины, в зоне апвеллинга у восточных Алеутских островов и летом 2006 г. В этом регионе в рационе минтая на шельфе преобладали сальпы, в верхней батиали у восточных Алеутских островов — миктофиды и батиляги. Вероятно, это обстоятельство послужило причиной того, что большая часть минтая в летне-осенний период 2006 г. обитала в северо-западной части моря (западнее 1750 з.д.). Масштаб распространения минтая в северо-западную часть Берингова моря в нагульный период 2006 г. был самым значительным за весь период начала 2000-х гг.
Летом 2006 г. среди половозрелой рыбы в северо-западной части моря преобладал примерно в равном соотношении минтай поколений 2000−2002 гг.
Биомасса минтая в Беринговом море, по данным летней тралово-акустичес-кой съемки 2006 г., в слое 0,5 м от дна — поверхность составила 1,93 млн т (в 2004 г. — 4,98 млн т, 2002 г. — 4,63, в 2000 г. — 3,74, в 1999 г. — 4,04 млн т). Биомасса минтая в слое 3 м от дна — поверхность в 2006 г. оценена по данным тралово-акустической съемки в 1,538 млн т, в придонном 3-метровом слое по результатам донной съемки — в 2,84 млн т. Общая (суммированная по данным съемок) биомасса минтая в Беринговом море в 2006 г. (без наваринского района) составила 4,38 млн т.
В 2006 г. в восточноберинговоморской популяции минтая по численности преобладал в сравнимом соотношении минтай поколений 1999−2002 гг., по биомассе доминировал минтай поколений 1998−2002 гг. Численность младшевозра-стного пополнения поколения 2005 г. находилась на среднем уровне.
100
80 —
b
40
20
0
Общая численность и биомасса восточноберинговоморского минтая и численность его пополнения в 2006 г. самая низкая за последний пятнадцатилетний период. Относительно высокая численность и биомасса сохраняются в основном за счет поколений конца 1990-х и самого начала 2000-х гг.
Очевидны две основные причины значительного уменьшения численности и биомассы восточноберинговоморского минтая к 2006 г. — отсутствие многочисленных поколений в 2002—2004 гг. и высокий уровень промысловой эксплуатации единственного в начале 2000-х гг. многочисленного поколения 2000 г. как в восточной, так и в северо-западной части Берингова моря.
Ситуация, когда численность и биомасса популяции минтая находятся на высоком или относительно высоком уровне за счет одного многочисленного поколения и это поколение преобладает в промысле в течение нескольких лет, может вызвать необходимость специальных мер управления рыболовством.
Литература
Bолков A^., Eфимкин A^., Кузнецова H.A., Сабинский A.M. Характеристика планктонного сообщества Берингова моря в осенний период 2003 г. (результаты работы российско-японско-американской экспедиции по программе & quot-BASIS"-) // Изв. TOHPO. — 2004. — T. 139. — С. 282−307.
Bолков A^., Кузнецова H.A., Косенок H.C. Исследования по питанию лососей в 2006 г. по программе & quot-BASIS"- // Бюл. № 1 реализации & quot-Концепции дальневосточной бассейновой программы изучения тихоокеанских лососей& quot-. — Владивосток: TИHPO-центр, 2006. — С. 143−150.
Bолков A^., Кузнецова H.A., Сабинский A.M. Состояние планктонных сообществ Берингова моря и прилегающих водхого океана по результатам работы экспедиции & quot-BASIS-2006"- // Изв. TOHPO. — 2005а. — T. 143. — С. 219−239.
Bолков A^., Кузнецова H.A., Сабинский A.M. Структура планктонного сообщества Берингова моря в летне-осенний период (итоги 3-летней российско-японско-американской экспедиции по программе & quot-BASIS"-) // Изв. TOHPO. — 2005б. — T. 143. — С. 219−239.
ГлебоваЮ., Хен T.B. Особенности синоптической обстановки над Охотским морем в 1997 и 2000 гг. // Изв. TOHPO. — 2002. — T. 130. — С. 71−78.
Грицай E.B. Изменчивость размерно-возрастного состава минтая на восточно- и северо-беринговоморском шельфе // Изв. TOHPO. — 2006. — T. 147. — С. 84−102.
Грицай E.B.,епаненко M.A. Межгодовая изменчивость пространственной дифференциации и функционирование восточно-беринговоморской популяции минтая // Изв. TOHPO. — 2003. — T. 133. — С. 80−93.
Дулепова E.n. Динамика структурно-функциональных характеристик планктонных сообществ западной части Берингова моря в 2000-х годах // Вопр. рыб-ва. — 2005. — T. 6, № 2(22). — С. 265−277.
епаненко M.A., Хен T.B. Минтай // Гидрометеорология и гидрохимия морей. T. 10, вып. 2: Берингово море. — Гидрометеоиздат, 2001. — С. 155−163.
Хен T.B., Зуенко Ю. И.,рокин Ю.Д. и др. Особенности гидрологических условий в дальневосточных морях и CЗTO в 2003—2005 гг. // Вопр. промысл. океанол. — 2006. — Вып. 3. — С. 92−111.
Хен T.B., Устинова E., Фигуркин A^. и др. Гидрологические условия северо-западной частихого океана и дальневосточных морей в начале XXI века и ожидаемые тенденции // Вопр. промысл. океанол. — 2004. — Вып. 1. — С. 40−58.
Чучукало B.^ Оценка годового рациона и объема потребления пищи нектоном в пелагиали дальневосточных морей // Бюл. № 1 реализации & quot-Концепции дальневосточной бассейновой программы изучения тихоокеанских лососей& quot-. — Владивосток: TOH-PO-центр, 2006. — С. 131−137.
Шунтов B.n., Bолков A^., Темных O.C., Дулепова E.n. Минтай в экосистемах дальневосточных морей. — Владивосток: TOHPO, 1993. — 426 с.
Brodeur R.D., Kruse G.H., Livingston P.A. et al. Living marine resources (Groundfish, salmon and crabs // Rept. FOCI Intern. Workshop — Recent Conditions in the Bering Sea. — Seatle, 1998. — P. 37.
Ianelli J., Barbeaux S., Walters G. et al. Bering Sea-Aleutian Islands walleye pollock assessment for 2001: Stock assessm. Fish eval. rept. for the groundfish resources Bering Sea / Aleutian Islands region. — Anchorage: NPFMC, 2000. — 79 p.
Krovnin A.S., Khen G.V., Bogdanov M.D. et al. Some evidence of regime shift in the Northwestern Pacific during 1998/1999 // 10th Ann. PICES Meet. — Victoria B.C., 2001. — P. 144−145.
Schabetsberger R., Sztatecsny M., Drozdowski G. et al. Size-dependent, Spatial, and Temporal Variability of Juvenile Walleye Pollock (Theragra chalcogramma) Feeding at a Structural Front in the Southeast Bering Sea // Marine Ecology. — 2003. — Vol. 24(2). — P. 141−164.
Stepanenko M.A., Gritsay E.V. Effect of biological and physical factors on recruitment variability of eastern Bering Sea Pollock // Abs. of 15th PICES Ann. Meet. — Yokohama, Japan, 2006. — P. 152.
Поступила в редакцию 14. 03. 07 г.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой