Члены коммунистической партии в системе органов управления народным хозяйством Чувашии в 1920-е годы

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Литература
1. Арсеньев К. К. Итоги судебной реформы // Вестник Европы. 1871. Т. 3. Кн. 5.
2. Арсеньев К. К. Итоги судебной реформы // Вестник Европы. 1871. Т. 3. Кн. 6.
3. Арсеньев К. К. Политический процесс. 1869−1971 г. // Вестник Европы. Т. VI. Кн. 11.
4. Бобрищев-Пушкин А. М. Эмпирические законы деятельности русского суда присяжных. (С атласом). М., 1896.
5. Весть. 1864. № 7, 13- 1867. № 6, 38- 1869. № 115, 140- и др.
6. Внутреннее обозрение // Вестник Европы. 1871. Т. 6. Кн. 12.
7. Гражданин. 1872. Т. 1. Ч. 1. Кн. 1.
8. Десять лет реформ. 1860−1870 г. // Вестник Европы. 1871. Т. 1. Кн. 2.
9. Записка министра юстиции Н. В. Муравьева об итогах работы Комиссии по пересмотру судебного законодательства, представленная в Государственный Совет // РГИА. Ф. 1405. Оп. 539. Д. 327.
10. Земство. 1880. № 1, 3 дек.
11. Московские ведомости. 1866. № 168.
12. Отечественные Записки. 1869. Т. V. Кн. 10.
13. Победоносцев К. П. Великая ложь нашего времени. М.: Русская книга, 1993.
14. Русская мысль. 1881. № 1.
15. Русский вестник. 1875. № 10.
16. Современник. 1863. № 7. С. 77.
17. Судебный вестник. 1870. № 78.
18. Троицкий Н. А. Адвокатура в России и политические процессы 1866−1904 гг. Тула: Автограф, 2000.
ГАЛКИН АЛЕКСАНДР ГЕОРГИЕВИЧ — кандидат юридических наук, доцент, Кубанский государственный аграрный университет, Россия, Краснодар (alex-amway@inbox. ru).
GALKIN ALEKSANDER GEORGIEVICH — candidate of juridical sciences, assistant professor, Kuban State Agrarian University, Russia, Krasnodar.
УДК 338. 2:329(470. 334) КПСС"-1920/1929"-
С.В. ГОНЧАРОВА ЧЛЕНЫ КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ В СИСТЕМЕ ОРГАНОВ УПРАВЛЕНИЯ НАРОДНЫМ ХОЗЯЙСТВОМ ЧУВАШИИ В 1920-е ГОДЫ
Ключевые слова: коммунистическая партия, Чувашия, управление народным хозяйством, новая экономическая политика.
Рассмотрен процесс формирования слоя партийных кадров органов управления хозяйством Чувашии в годы новой экономической политики. Изучено влияние номенклатурного принципа управления на подбор кадрового, особенно руководящего, состава. Определено численное соотношение партийных и беспартийных сотрудников хозяйственных органов в условиях дефицита партийных кадров в этот период.
S.V. GONCHAROVA THE MEMBERS OF THE COMMUNIST PARTY IN THE SYSTEM OF ECONOMIC MANAGEMENT OF CHUVASHIA IN 1920s
Key words: communist party, Chuvashia, management of a national economy, new economic policy.
This article discusses the process of forming a layer of party cadres in the system of economic management of Chuvashia in the years of the New Economic Policy. The author analyzes the influence of the nomenclature principle of management on the selection of their personnel, especially, the leadership and defines the numerical ratio of party and nonparty members of economic organizations in the shortage of party cadres in this period.
В современных условиях, когда происходит постоянное совершенствование государственного аппарата, особую значимость приобретает изучение исторического опыта формирования кадров органов власти и управления центрального и регионального уровней в период трансформации политического и социально-экономического укладов общества. В этой связи весьма актуальным является исследование кадрового состава органов управления народным хозяйством Чувашии в 1920-е гг.
Задача обеспечения всех государственных органов кадрами в годы новой экономической политики являлась весьма трудной. Государственный аппарат разрастался и усложнялся. Интенсивно шло строительство автономных республик и областей, и они тоже нуждались в кадрах. Задачи обеспечения ими всех государственных структур решала правящая партия. Ее указания являлись директивными для всех государственных органов, центральных и местных [1].
Создание органов управления народным хозяйством Чувашской автономной области (ЧАО) осложнялось отсутствием достаточного количества сотрудников. Причинами такого положения были скудное финансирование государственных учреждений и кадровый «голод», возникший вследствие организации органов власти и управления области. Не хватало не только руководящих работников и квалифицированных специалистов, но и канцелярских служащих [4. Д. 20. Л. 1−2].
Формирование кадрового состава хозяйственных органов Чувашии в 1920-е гг. происходило с учетом основных требований, предъявляемых советской властью к управленцам. Одно их них — партийность руководящих работников. При выдвижении на ответственные должности члены РКП (б) имели неоспоримые преимущества. В январе 1923 г. областной комитет РКП (б) ЧАО констатировал, что «состав Областного исполкома исключительно партийный, в важнейших хозяйственных органах (Совнархозе, земельном управлении, финансовом отделе и др.) имеются партийные руководители» [2. Д. 9. Л. 6].
Серьезной кадровой проблемой, негативно влиявшей на ход работ органов управления народным хозяйством Чувашии, являлась частая смена руководящих работников. В 1920—1929 гг. земельный отдел и управление ЧАО, а затем Наркомат земледелия ЧАССР возглавляли видные государственные деятели автономии: Я. П. Ятманов, А. Я. Яковлев (дважды), А. Х. Харитонов (дважды), М. Ф. Спиридонов, Л. С. Спасов. Аналогичной была ситуация в органах управления промышленностью. В 1920—1929 гг. на руководящем посту друг друга последовательно сменяли К. А. Григорьев, В. Е. Ефремов, Д. С. Эльмень, Г. В. Герасимов, В. А. Алексеев, А. М. Михайлов, В. М. Элеш, Я. К. Янеев, М. В. Мокеев. В среднем руководители органов управления народным хозяйством задерживались на своем посту не более 1−1,5 года. «Кадровая чехарда» объясняется, прежде всего, перманентной борьбой внутри партийного актива Чувашии. В Чувашской партийной организации за короткое время (1920−1926 гг.) сменилось 9 ответственных секретарей обкома партии. Фактически ни один из них, кроме Д. С. Эльменя, не проработал в этой должности более года [7. С. 112]. В этих условиях лидеры противоборствующих группировок стремились к назначению своих сторонников на руководящие должности в органах власти и управления. Номенклатурный принцип — назначение и перемещение кадров партийно-государственного аппарата по воле партийных верхов — при формировании руководящего состава органов управления народным хозяйством Чувашии проявился в полной мере.
В начале 1920-х гг. в порядке выдвижения на ответственные должности как в областных, так и уездных органах власти допускались и беспартийные. Из-за нехватки квалифицированных кадров принимались меры к расширению круга государственных работников по хозяйственному строительству. В условиях нэпа требовалось не только умение командовать и выполнять приказы, но и компетентность, экономическая или хотя бы общеобразовательная подготовка сотрудников. Зарекомендовавшие себя честностью и хорошей работой низшие служащие назначались на ответственные посты в органах управления, «не считаясь с тем, беспартийный или партийный данный товарищ». Беспартийные работники преимущественно ставились для руководства и направления деятельностью отдельных отраслей хозяйства, а также выполнения административных функций. Контроль коммунистов над беспартийными выражался в проверке исполнения ими в срок заданий и путем фактического наблюдения за их работой [2. Д. 9. Л. 19, 39, 88].
В первой половине 1920-х гг. обком партии часто отмечал нехватку партийных кадров в Чувашии. В его отчетах упоминалось, что «важнейшие советские областные органы не имеют достаточно опытных партийных работников, которых обком не имеет возможности выдвинуть ввиду их отсутствия. Особенно остро нуждаются в работниках Совнархоз, земельное управление и др.» В связи с этим ЦК РКП (б) направлял в распоряжение обкома ЧАО работников-коммунистов. Так, в июне 1923 г. из Москвы прибыло 2 человека, один из которых был назначен заместителем заведующего Областного земельного управления. Кроме того, в 1922—1923 гг. обкомом партии из числа своих сотрудников было направлено на административную работу 24 члена РКП (б), на хозяйственную работу — 44 человек [2. Д. 15. Л. 6]. С 1925 г. дефицит партийных кадров в ЧАССР в связи с увеличением числа членов в партии стал менее острым, и на руководящие посты в органах управления народным хозяйством практически повсеместно назначались члены РКП (б).
Из-за отсутствия в достаточном количестве партийных кадров к работам в Совете народного хозяйства ЧАО в 1920—1924 гг. большей частью привлекались беспартийные работники. К примеру, в 1921 г. из 15 отделов Совнархоза во главе 10 отделов стояли беспартийные, в президиум совета также входил 1 беспартийный. Привлечение партийных кадров в органы управления народным хозяйством было подстегнуто резолюцией XII съезда партии РКП (б) по отчету ЦК, принятой в апреле 1923 г. Съезд подчеркнул необходимость усиления партийного руководства всей советской и хозяйственной работой: «Еще ближе к хозяйству, еще больше внимания, руководства, сил хозяйственным органам, -таков лозунг партии на ближайший период» [8. С. 406]. В 1924 г. 16% сотрудников Совнархоза являлись членами РКП (б) [6]. После объединения Совнархоза ЧАО и Областного коммунального отдела в Отдел местного хозяйства доля партийных кадров в созданном органе составила в 1925 г. 20% [3]. Между тем в отчете Наркомата рабоче-крестьянской инспекции ЧАССР в апреле 1925 г. отмечалось, что «часть работников Отдела местного хозяйства своему назначению не соответствует, как по своей подготовке, так и политическим воззрениям».
Партийные и комсомольские работники в штате Центрального совнархоза ЧАССР в 1926 г. составляли 19%, в штате сменившего его Наркомата промышленности и торговли ЧАССР в 1928 г. — 22% [4. Д. 28. Л. 416- 5. Д. 8. Л. 1−2]. При этом их число с 1926 г. по 1928 г. не изменилось, а увеличение процентной доли произошло за счет сокращения числа беспартийных сотрудников.
Постепенное увеличение числа партийных кадров наблюдалось и в органах управления сельским хозяйством Чувашии. В земельном отделе (управлении) ЧАО беспартийные работники в 1922 г. составляли абсолютное большинство — 93%. При этом численность партийных и комсомольских работников достаточно быстро росла: в 1924 г. уже 16% сотрудников земельного управления являлись членами РКП (б) и ВЛКСМ. Доля партийных сотрудников в Наркомате земледелия ЧАССР на момент его образования в 1925 г. равнялась 11%. В 1929 г. в штате наркомата коммунисты составляли 18% [5. Д. 8. Л. 1−2- Д. 608. Л. 24−26, 50−51, 55].
В 1920-е годы в кадровом составе органов управления народным хозяйством Чувашии происходили значительные качественные изменения, характерные для всего советского аппарата. Одной из основных тенденций в этом процессе являлся постепенный, но неуклонный рост числа партийных работников и их выдвижение на ответственные посты. В результате большинство руководящих должностей в органах хозяйственного управления ЧАССР к 1930 г. занимали чиновники-коммунисты. Большое влияние на формирование партийных кадров органов управления хозяйством в годы нэпа оказала борьба за власть между группировками внутри Чувашской партийной организации.
Литература и источники
1. Гимпельсон Е. Г. Руководящие советские кадры: 1917−1920-е годы // Отечественная история. 2004. № 6. С. 61−66.
2. Государственный архив современной истории Чувашской Республики. Ф. П-1. Оп. 4.
3. Государственный исторический архив Чувашской Республики (ГИА ЧР). Ф. Р-12. Оп. 1. Д. 115. Л. 194−205.
4. ГИА ЧР. Ф. Р-196. Оп. 1.
5. ГИА ЧР. Ф. Р-197. Оп. 1.
6. ГИА ЧР. Ф. Р-354. Оп. 1. Д. 181. Л. 7, 11.
7. История Чувашии новейшего времени: в 2 кн. Чебоксары: ЧГИГН, 2001. Кн. 1. 1917−1945. 261 с.
8. КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК (1898−1970). Т. 2.
1917−1924. М.: Политиздат, 1970.
ГОНЧАРОВА СВЕТЛАНА ВАЛЕРЬЕВНА — аспирантка кафедры Отечественной истории имени А. В. Арсентьевой, Чувашский государственный университет, Россия, Чебоксары (svetlana-goncharova7@rambler. ru).
GONCHAROVA SVETLANA VALERYEVNA — post-graduate student of History Russia Chair named after A.V. Arsentyeva, Chuvash State University, Russia, Cheboksary.
УДК 614. 2:368(470)
С.П. ЖУЛИН
ЭВОЛЮЦИЯ СИСТЕМЫ СТРАХОВОЙ МЕДИЦИНЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ В 1998—2004 ГОДАХ
Ключевые слова: российское здравоохранение, государственная политика, страховая медицина.
Исследован процесс развития российской системы страховой медицины в условиях преодоления кризисных явлений конца 1990-х гг, показаны альтернативы реконструкции сферы управления здравоохранением и реорганизации процесса финансирования, показано влияние на ее эволюцию российских внутриполитических реалий.
S.P. ZHULIN
THE EVOLUTION OF THE SYSTEM OF MEDICAL INSURANCE OF THE RUSSIAN FEDERATION IN 1998−2004 Key words: russian public health, public policy, insurance medicine.
In article consecrated the process of development of the Russian system of insurance medicine in the conditions of overcoming of the crisis phenomena of the late 1990s, shows an alternative to the reconstruction of the sphere of health care management and reorganization of the funding process, the influence on the evolution of the Russian internal political realities.
В условиях традиционных рыночных отношений страховая медицина является базовой составной частью системы здравоохранения, призванной устранять или смягчать влияние непредвиденных негативных изменений в жизни человека, отрицательно отражающихся на его здоровье. Основная задача медицинского страхования состоит при этом в гарантировании гражданам получения полноценной медицинской помощи при наступлении страхового случая за счет накопленных целевых средств особых страховых фондов. Переход Российской Федерации к рынку максимально актуализировал задачи формирования подобной системы и, прежде всего, обусловил всплеск интереса к анализу теории и практики рыночных моделей здравоохранения за рубежом. Стремление к радикальному обновлению существовавшей до этого времени модели медицинского обеспечения заставляло торопиться, зачастую принимать сиюминутные, слабо продуманные решения.
Так, уже в 1991 г. в результате мощного давления радикальных реформаторов и зарождавшегося страхового бизнеса, в России был принят Закон «О медицинском страховании», в итоге оказавшийся откровенно «сырым». Его предельно

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой