Об истинности мнений

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 111. 1
ОБ ИСТИННОСТИ МНЕНИЙ
Г. Ф. Гибатова
TRUTH IN OPINION CONTEXTS G.F. Gibatova
Рассматривается категория истины и ее роль, во-первых, в разграничении определяющих структур познания: Знания, Мнения, Веры- во-вторых, в определении классификационных признаков мнений и оценок- в-третьих, в описании семантических особенностей модальных предикатов истинности и ложности.
Ключевые слова: истина, истинность, мнение, оценка, предикат.
The article is devoted to the category of truth. In relation to truth such structures of cognition, as Knowledge, Opinion, Belief are differentiated- classification signs of opinion and evaluation are defined- truth as a category plays an important role in the description of semantics of modal predicates.
Keywords: true, opinion, evaluation, predicate.
«Что есть истина?» — этот знаменитый вопрос Понтия Пилата неизменно вставал перед людьми в разные эпохи. Вопрос о значимости категории истины в жизнедеятельности людей, в человеческом познании не раз обсуждался в литературе. В первую очередь истина занимала умы теологов и философов, поскольку данное понятие формировалось в религиозном и эпистемическом контекстах. (Об особенностях религиозного представления истины см. исследование Н.Д. Арутюновой1). Истина как атрибут научного знания становилась предметом анализа в трудах многих ученых мужей, начиная с философов Древнего Китая, Греции и Рима (Ян Чжу, Лао-цзы, Гераклит, Демокрит, Платон, Аристотель, Сенека и др.) и заканчивая современными исследователями в области эпистемологии и гносеологии. Эволюция взглядов на характер отношений между знанием, истиной и субъектом познания в ходе развития науки развивалась от трактовки истины как объективной, абсолютной и единственной через признание множественности оснований познания и относительного характера истины к возможности и правомерности видения объекта познания в разных «системах координат», в контекстах разных истин, ни одна из которых не лучше и не хуже любой другой.
Предметом исследования в данной статье явилось выражение истинностной оценки в контекстах мнений. Между научной истиной и истиной, основанной на общественном или личном мнении, есть модальное различие. Параметр — отношение к истине — разграничивает определяющие структуры, ка-
тегории познания: Знание, Мнение, Веру. Напомним, что современная гносеология определяет знание как объективно и субъективно достаточное признание истинности суждения2. Таким образом, философы подчеркивают, что знать и знание не совпадают с быть истинным, обладать истиной, они означают «признавать истиной», имея на то соответствующие дискурсивные основания. Мнение есть сознательное признание чего-то истинным по недостаточным субъективным и объективным основаниям. Мнение означает одновременную наличность разноречивых со-мнений на некоторый предмет, существование которых — за неимением ясных оснований (аргументов) — не позволяет однозначно судить о предмете. (В некоторых исследованиях взамен терминов «истинность» и «ложность» как критериев для проведения оценки разных мнений предлагают применять — «быть правдоподобным» как признак относительной приемлемости или адекватности мнения3). Вера — с этих позиций -есть сознательное признание чего-то истинным, достаточное с субъективной, но недостаточное с объективной стороны.
С нашей точки зрения, Знание, Мнение и Вера — это не статичные характеристики, эти категории взаимообусловлены и перетекают одна в другую в процессе развития человеческой мысли, при этом суждения мнения лежат в области между установленным знанием и убежденной верой. Как писала Н. К. Рябцева, «ментальный мир человека складывается из двух состояний: когнитивного, познавательного, и когитативного, мыслительного.
Г ибатова Гульнара Франгилевна, кандидат филологических наук, доцент, заместитель директора Института педагогики, Башкирский государственный педагогический университет им. М. Акмуллы (Уфа). E-mail: gulja_gibatova@mail. ru
54
Gulnara F. Gibatova, Candidate Philological Science, the senior lecturer, the deputy director of Institute of pedagogics «Bashkir state pedagogical university n. a. M. Akmulla», Ufa. E-mail: gulja_ gi-
batova@ mail. ru_______________________________________
Вестник ЮУрГУ, № 22, 2011
Они, как и образующие их явления знания и мнения, взаимодополняют друг друга, взаимодействуют друг е другом и взаимоопределяют друг друга. Между ними нет четкой границы: они могут переходить одно в другое: (истинные) знания могут превратиться в ложные представления, а предположения, гипотезы и личные мнения — в новое знание"4.
Мнение — как одна из форм (ступеней) по-знанности объекта — характеризует возможности познания. «Являясь одной из форм (наряду с верой и очевидностью) фиксации реально ценных сведений, одной из форм признания истинности сведений, мнение выступает в качестве предпосылки и результата познания"5.
Мнение можно назвать результатом мыслительного процесса субъекта познания, инструментом для создания определенного «образа» мира посредством предоставления способа его описания
— «точки зрения». В современной философии выражения мнения рассматриваются как способы репрезентации в языке когнитивного содержания сознания субъекта. Действительно, мнение всегда высказывается в рамках концептуальной системы носителя языка6. Поэтому вопрос об истинности мнений должен рассматриваться относительно концептуальных миров их субъектов.
Типичными выражениями мнения являются конструкции X думает / полагает / считает, что Р, где X — субъект мнения, Р — собственно содержание мнения. В логике считается, что данная конструкция описывает ситуацию наличия в уме субъекта X пропозиции Р и схематически выглядит следующим образом: «У X есть (в уме) [ Р есть (в действительности)]» = «X имеет (в уме) [Р истинно]"7. Предикаты мнения, вводящие пропозицию, являются теми языковыми единицами, которые отражают осознание человеком собственного мыслительного процесса и представляют его результат, то есть в выражениях X думает, что Р описывается не столько само «положение дел» в мире, сколько представление о нем. 3. Вендлер, выражая гносеологическую трактовку истины, писал, что только представление может быть истинным или ложным, приблизительным или не вполне точным — представляемая вещь к этому не способна.
В естественном языке выражение истинностной оценки происходит гораздо более сложным способом. Прежде всего, сами выражения мнений, имея в качестве источника факты, логические предположения, эмоциональные импульсы, догадки, предсказания, задумки, планы, мечты, цели и многое другое, существенно различаются. Помимо выражений Я думаю, что…, в языке присутствует большое количество оценочных суждений типа Сегодня хорошая погода, Он замечательный повар, в которых употребление предикатов мнения явно избыточно {Сегодня хорошая погода и *Думаю, что сегодня хорошая погода) (пример М.А. Дмитровской). Оценка, с нашей точки зрения, — это тоже
выражение мнения о важности, весомости, ценности, нужности, полезности, целесообразности, эстетичности, этичности и т. д. объекта. Формулируя оценку, говорящий описывает свой взгляд на воспринимаемые, имеющие объективный статус предметы, явления, события. Мнение-предположение о факте и мнение-оценка различаются параметром -отношение к истине как соответствия высказывания действительности. На это различие в свое время указала М.А. Дмитровская8. Оценка для говорящего является «субъективной истиной» («субъективного знания» — по выражению М. А. Дмитровской, «позиционного варианта знания» — по А.А. Зализняк9): Этот нож хороший, Он замечательный повар. В этом случае мнение-оценка включает истинностную оценку подчиненной пропозиции (модель «X считает, что Р (имеет место) [Р истинно]»). В отношении же высказываний, представляющих собой мнения-предположения, вводимые предикатами мнения (Я думаю, что Олег уже ушел- Я предполагаю, что фильм хороший), имеет место не субъективно-истинностная, а вероятностная оценка (модель «X считает, что Р вероятно»): Я думаю/ считаю/ полагаю/мне кажется, что он уже приехал. -То, что он приехал, вероятно, а не истинно.
В логике на проблему истинности / ложности оценочных высказываний существует другая точка зрения. Согласно ей оценочные высказывания не являются ни истинными, ни ложными, так как они не могут быть верифицированы, т. е. проверены путем соотнесения с действительностью (ср.: Этот поезд удобный- Этот поезд неудобный -истинность или ложность проверить трудно, так как это зависит от критериев оценки, субъекта оценки и его оценочной шкалы). «Оценки, в которых слова «хороший», «плохой», «лучший», «худший» выполняют только функцию выражения, не являются ни истинными, ни ложными. Они ничего не описывают и ничего не утверждают"10.
Мы, определив в широком смысле мнение как содержание сознания субъекта, обусловленное его концептуальным миром, считаем, что вопрос об истинности / ложности оценок надо тоже решать в зависимости от их отношения к «возможным мирам» субъекта оценки. Ср. «Если понятие истинности вообще осмысленно в применении к естественному языку, то, по-видимому, речь может идти только о субъективной истинности, которая возникает в результате сложного взаимодействия говорящего с Другим и с Миром"11. «Высказывание
об оценке подразумевает, что соответствующее мнение входит в «возможный мир» субъекта и может не совпадать с мнением других субъектов в их «возможных мирах». … Вася считает, что эта книга интересная- Фильм показался мне скучноватым — высказывания можно рассматривать как истинные относительно концептуальных миров их субъектов"12.
Итак, «истинность берет свое начало в докон-цептуальном образе мира и, проходя ряд ступеней,
Лингвистическая философия и прикладная лингвистика
достигает уровня истинностной оценки естественноязыковых высказываний"13. «Там, где нет речи, нет ни истины, ни лжи», — писал в свое время Томас Гоббс. Отношение соответствия между содержанием предложения и действительным положением вещей выражается в русском языке достаточно обширным фондом слов. Для выражения истинностной оценки язык располагает предикатами, различающимися по своим грамматическим характеристикам. Ими могут быть модусные слова (1несомненно), существительные {правда, ложь), личные глаголы {ошибаться, лгать), наречия {фальшиво, правдоподобно), фразеологизмы {грешить против истины) и т. д.
Л. М. Васильев в «Системном семантическом словаре русского языка» включает в группу мо-дально-оценочных предикатов истинности и ложности следующие: быть верным, истинным, правильным, правым и т. д.- верно, правильно, точно, справедливо, по всем правилам / ирон. по всем правилам искусства и т. д. — Ант.: быть неверным, ложным, неправым, несправедливым, виноватым и т. д.- ошибаться, грешить против истины- врать и т. п. — Семантическая модель: «что-то соответствует (не соответствует) реальности или представлениям об истине"14.
Истинностной оценке подлежат суждения, составляющие содержание высказываний. Примеры из Национального корпуса русского языка (http: //www. ruscorpora. ru):
Легенда, самая невероятная, многое говорит внимательной душе. «Хорошая история необязательно должна быть истинной, достаточно правдоподобия, — повторял Зубр слова Нильса Бора. — Нужно ли слишком строго следовать за фактами?» (Даниил Гранин. Зубр).
Таня спрашивала с сочувствием — это было истинное, Дмитриев знал, к его матери она испытывала симпатию (Юрий Трифонов. Обмен).
Н. Д. Арутюнова, рассуждая об истине и правде в эпистемическом контексте, отмечает, что «правда» дает истинностную оценку конкретным утверждениям о жизни людей, «истина» — общим суждениям о Вселенной и религиозным представлениям о сущности мира: То, что Пушкин не бывал в Европе, правда (но не истина) — То, что число планет равно девяти, истина (но не правда)15. Даже вводные слова правда / по правде говоря сохраняют свою связь с конкретным жизненным материалом. «Едва ли уместно сказать: По правде говоря, в году не точно 365 дней, а несколько больше или Если сказать правду, Вселенная состоит в основном из нейтрино. В таких контекстах пользуются выражением на самом деле"16.
Верно, правильно и точно употребляются в ситуациях оценивания конкретных жизненных случаев:
Как кто-то верно про нас сказал: коммунисты- это люди, которым некуда эмигрировать (Андрей Андреев. Будущее принадлежит нам!).
Правильно, по всем правилам (искусства) в значении «не отступающий от правил- такой, как должно» употребляются в контекстах деонтической модальности:
Но не всегда коммунисты могут правильно подать людям свои идеи (Андрей Андреев. Будущее принадлежит нам!).
Более многочисленна, чем предыдущая, группа предикатов с противоположным значением неистинности / ложности сообщения, характеризующаяся большей экспрессивностью и стилистической маркированностью: быть неверным, ложным, неправым- ошибаться, грешить против истины- врать- неправда, неверно, неправильно, ошибочно и т. п.
Слово неправда часто звучит в ответных репликах в диалогах или в мысленном споре с воображаемым противником, оно относится к содержанию конкретного сообщения и отрицает истинность преподносимой в нем информации. Чаще всего (и по сравнению с другими предикатами отрицания истинности высказывания) оно нейтрально в плане оценки по отношению к говорящему или адресату речи.
Говорят: «Неуклюжий, как медведь!». Это неправда. Бурый медведь быстрый, ловкий и очень сильный зверь (Геннадий Снегирев. Медведь).
— Ваш отъезд из Баку два года назад в родную нахичеванскую деревню Айлис некоторые расценили по-своему: протест, несогласие с чем-то, разрыв с властью. Это правда? — Неправда. Всё наоборот. Я наконец могу заняться своим делом (Акрам Айлисли. «Я хотел сжечь свои книги…» // Известия. — 2002. — 14 августа).
Неверно относится к общим суждениям о жизни, часто используется в контекстах несогласия с чьим-либо или с общественным мнением: Говорят, к боли нельзя привыкнуть. Неверно. Я привыкла (И. Грекова. Перелом).
Другие стараются всё объединить в таком образе, как Соня или старец Зосима. Это неверно. Достоевского надо брать во всём его противоречивом единстве (М. М. Бахтин. О полифоничности романов Достоевского).
В некоторых текстах неверно сближается с неправильно и в этом смысле относится к деонтическому суждению, в основе которого лежат правила: В литературе прочно укоренилось мнение, что суд с участием присяжных допускался только в окружных судах. Это неверно. Судебные уставы предусматривали призыв присяжных как в палаты, так и в Сенат (Александр Афанасьев. Суд присяжных в России).
Неправильно употребляется, когда хотят подчеркнуть, что «положение вещей», выражаемое в суждении, не отвечает общепринятым правилам, законам, инструкциям, общественному мнению, то есть данный предикат чаще всего участвует в высказываниях деонтической модальности. Неправильно, неверно — «не так как надо»:
56
Вестник ЮУрГУ» № 22, 2011
Таким образом, она с самого начала романа показывает и ему, и себе, что ей важнее его желания, удовольствия, эмоции, что ей абсолютно неинтересны ее собственные переживания, а это неправильно (В.Р. Николаевский. Даша).
Неправильно, неверно — «не так как есть», а в некоторых контекстах означают «не совсем точно», то есть какая-то часть передаваемой информации может быть истинной, но это неполная правда, которая часто может быть далека от настоящей действительности:
Но сказать про Галю & quot-режиссёр"- - тоже неверно (Григорий Горин. Иронические мемуары).
Неправильно / неверно поняли, истолковали -в подобных примерах, согласно тезису о множественности истин в зависимости от их отношения к «возможным мирам» субъекта модальной оценки происходит столкновение разных точек зрения и разных интерпретаций одного и того же факта (или суждения). Говорящий либо не согласен с интерпретацией своего действия (речевого или неречевого характера), либо оправдывается и в стремлении сблизиться с противоположным мнением маскирует свои слова как «неправильно понятые»:
Несмотря на то, что местные телевизионщики запечатлели исторический факт и показали его всей республике, Эльвира Нечаева теперь говорит, что её неправильно поняли (Ольга Мурав-ская. Пойманное слово).
Предикаты ошибочно, ошибаться, быть неправым употребляются в ситуациях отрицания истинности, осложненных указанием на неумышленность лжи:
На самом деле адресат может ошибочно предполагать, что адресант исходит из теории У, а не из теории X (Александр Ослон. Мир теорий в эпоху «охвата»).
Человек может не знать истину и ошибаться, но может и знать, но сознательно скрывать. Как известно, сокрытие истины подпадает под этические санкции, поэтому в суждениях с предикатами типа врать происходит взаимодействие истинностных и этических оценок:
Смотрю — а там домашнее задание за вчерашний день. — Ты почему мне врёшь? Хочешь без компьютера остаться! (Елена Павлова. Вместе мы эту пропасть одолеем!).
Каузативы вводить (ввести) в заблуждение, извращать (извратить) / искажать (исказить) / фальсифицировать что-л., представлять (представить) что-л. в ложном свете, дезинформировать, инсинуировать и подобные осложняют высказывание указанием на то, что ложное сообщение имело своей целью ввести противную сторону в заблуждение:
Оппозиция считает президентские выборы 2003 года фальсифицированными (Александр Казинцев. Путь Филиппа).
Как видно из примеров, «указание на истинность суждения — прерогатива говорящего», а «указание на ложность суждения — прерогатива адресата (получателя сообщения)"17, что объясняется прагматическими условиями употребления предикатов истинности / ложности в высказывании: «истину говорящий ассоциирует с собой и своими речевыми актами, ложь — с другими и их речевым поведением"18.
Таким образом, истинностная оценка играет решающую роль: во-первых, в разграничении определенных категорий познания: знания, мнения, веры- во-вторых, в определении классификационных признаков мнений и оценок- в-третьих, анализ ее концептуального содержания существен для описания семантических особенностей некоторых групп модально-оценочных предикатов, а именно предикатов истинности и ложности.
1 Арутюнова Н. Д. Истина: фон и коннотация // Логический анализ языка: Культурные концепты. М.: Наука,
1991. С. 21−30.
2 Ильин В. В. Философия: в 2 т. Ростов н/Д: Феникс,
2006. Т. 1. С. 271−273.
3 Нехаев А. В. Когнитивные функции мнения: дис. … канд. философ, наук. Тюмень, 2006. 138 с.
4 Рябцева Н. К. Язык и естественный интеллект / РАН. Ин-т языкознания. М.: Academia, 2005. С. 272.
5 Александрова О. С. Познавательный статус мнения: автореф. дис… канд. философ, наук. М., 2001. С. 1.
6 Павиленис Р. И. Философия языка: проблема анализа предложений мнения // Вопросы философии. 1981. № 10. С. 33−46.
7 Шатуновский И. Б. Эпистемические глаголы: коммуникативная перспектива, презумпция, прагматика // Логический анализ языка. Знание и мнение. М.: Наука, 1988.
Вып. 1.С. 18−22.
8 Дмитровская М. А. Знание и мнение: образ мира, образ человека // Логический анализ языка. Знание и мнение.
М.: Наука, 1988. С. 6−18.
9 Зализняк А. А Многозначность в языке и способы ее представления. М.: Языки славянских кулыур, 2006. 672 с.
10 Ивин А. А. Основания логики оценок. М.: Изд-во
МГУ, 1970. С. 45.
11 Пайар Дени. О двух аспектах истинности в высказываниях с дискурсивными словами // Логический анализ языка. Истина и истинность в культуре и языке. М. :
Наука, 1995. €. 133.
12 Вольф Е. М. Функциональная семантика оценки. М. :
Наука, 1985. €. 37.
13 Арутюнова Н. Д. Речеповеденческие акты и истинность // Человеческий фактор в языке: Коммуникация, модальность, дейксис. М.: Наука, 1992. С. 6.
14 Васильев Л. М. Системный семантический словарь русского языка. Предикатная лексика. Уфа: Гилем, 2005. 466 с.
15 Арутюнова Н. Д. Речеповеденческие акты и истинность // Человеческий фактор в языке: Коммуникация, модальность, дейксис. М.: Наука, 1992. С. 18.
16 Там же. С. 19.
17 Там же. С. 34.
18 Там же. С. 34.
Поступила в редакцию 21 января 2011 г.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой