Об истоках российской торговли в Прикаспийском регионе: общий и правовой аспекты (XV-XVII вв.)

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Электронное научное издание Альманах Пространство и Время. Т. 5. Вып. 1. Часть 2 • 2014 ПРОСТРАНСТВО И ВРЕМЯ КАСПИЙСКОГО ДИАЛОГА
Г рани истории Facets of History / Facetten der G eschichte
УДК (327. 39:339. 56)(470)(09)
Волков И. В.
Об истоках российской торговли в Прикаспийском регионе: общий и правовой аспекты (XV-XVII вв.)
Волков Иван Васильевич, кандидат политических наук, член Общества по изучению истории отечественных спецслужб
E-mail: ivolga54@gmail. com
Автор рассматривает развитие торговых отношений русских земель с населением Прикаспийского региона в период царствования Василия III и Иоанна IV. Показано, что установлению прочных торгово-экономических связей со странами региона и Индией способствовала ликвидация враждебных России Казанского и Астраханского ханств, освобождение Волжско-Каспийского торгового пути и переход его под полный контроль Русского государства. Приведен анализ нормативных актов второй половины XVII в., свидетельствующих о протекционистской политике русских царей в отношении торговли в Прикаспийском регионе.
Ключевые слова: русско-каспийская торговля, Волжско-Каспийский торговый путь, купечество, жалованная грамота, «Армянская компания», пошлина.
Истоки зарождения Волжско-Каспийской торговли относятся к раннему средневековью. Волжский торговый путь1, со-
1 Волжский торговый путь в период своего расцвета во второй половине IX в. обеспечивал экономическое благосостояние трёх государственных образований — Руси в верховьях, Волжской Булгарии в средней части и Хазарского каганата в низовьях Волги. Торговля со странами Востока была очень выгодной для Руси. Арабский географ Ибн Хордадбеха в «Книге путей и стран» IX в. описывает торговый маршрут русских купцов вниз по Волге в Каспийское море и далее на верблюдах до Багдада, Балха и Мавераннахра.
единявший Европу со странами Востока, сложился ранее Днепровского и Западно-Двинского путей.
Важнейшие торговые пути между Востоком и Западом. IX—X вв.* Волжский путь отмечен красным, днепровский — синим.
* Названия на карте: Тана — средневековый город на левом берегу Дона, в районе современного Азова, существовал в XII—XV вв. под властью итальянской торговой республики Генуя недалеко от древнегреческой колонии Танаис- Баланджар — один из трех наиболее известных городов Хазарии, согласно ал-Масуди, первая хазарская столица- Самандар — ранняя столица Хазарского каганата (в первой половине VIII в.), крупный средневековый город на территории прикаспийского Дагестана, основанный персидским шахом Хосровом I Ануширваном (531−579), построившим ряд крепостей на кавказско-иранской границе. (Прим. ред.).
Волков И. В. Об истоках российской торговли в Прикаспийском регионе: общий и правовой аспекты (XV-XVII ВВ.)
В X в. Русь являлась одним из главных поставщиков восточных товаров в Европу. Лишь крестовыми походами в XI- XII вв. Европа пробила себе прямой путь на Восток.
Торговые отношения русских земель с населением Прикаспийского региона не прекращались и во времена владычества Золотой Орды, которая полностью контролировала торговлю на важнейшем участке сформировавшегося к Х в. Волжского пути и поощряла ее развитие. Имеющаяся весьма значительная библиография по истории торговых отношений русских земель с населением Прикаспийского региона (см., напр. [Костомаров 1889- Фехнер 1956- Куканова 1956, 1977- Юхт 1971, 1975, 1981- Атаев 1991- Гейдаров 1999- Дарабади 2009- Гумилев 2004- Arel 1999- ^єпо'-пєг, Mаgomedkhаnov 1992- Kotilaine, 2005] и др.) дает основания полагать, что русские купцы были аффилированы в Волжско-Каспийскую торговлю- в Сарай-Берке — второй (после Сарай-Бату) столице Золотой Орды — существовала даже православная митрополия, духовно окормлявшая своих адептов, значительную часть которых, как можно предположить, составляли именно торговые люди. С Волжско-Каспийского региона началось и знаменитое путешествие тверского купца Афанасия Никитина в Персию и Индию (1471 — 1474 гг.).
В то е время политический «раздрай» в Золотой Орде и распад ее на отдельные самостоятельные части (ханства), вносил существенный деструктивный элемент в Волжско-Каспийскую торговлю. Сами татарские ханства, выросшие на развалинах Золотой Орды, препятствовали развитию торгово-экономических связей России с Кавказом и Средней Азией по Каспийскому морю- поддерживать же такие связи сухопутным образом было намного сложнее и в силу большей длительности перемещений посуху, и в силу большей опасности грабежей и разбоя. Понятно, что в тогдашней Руси не нашлось охотников повторить «одиссею» А. Никитина.
Тем не менее, каспийская «нить» русской торговли никогда не прерывалась окончательно. Уже через несколько лет после путешествия Никитина Иван III (1440 -1505, великий князь московский с 1462) направил в Ширван своего посла Марка, который вернулся в Москву в сопровождении азербайджанских купцов, привезших многочисленные товары. В 1499 г. сам ширваншах прислал в Москву посла с целью установления прочных торговых отношений с «Московией».
Такого рода тенденция сохранилась и при Василии III (1479−1533, великий князь владимирский и московский с 1505). Но развивать ее мешали татарские ханства — Казанское и Астраханское2, — державшие под своим контролем главную
2 Казанское ханство — феодальное государство в Среднем Поволжье (1438−1552), образовавшееся в результате распада Золотой Орды на территории Казанского улуса. Основателем династии казанских ханов был Улуг-Мухаммед (правил в 1438—1445). Результатом трех казанских походов Ивана IV Васильевича (1530−1584) стало взятие им Казани (1552) и присоединение территории ханства к Русскому царству.
Астраханское ханство (1459−1556) образовалось в результате распада Золотой Орды. Его возглавил бывший хан Большой Орды Махмуд. Полную самостоятельность ханство получило в начале XVI в., после окончательного разгрома крымцами Большой Орды (1502). В годы правления хана Касима между Астраханью и Московским княжеством установились торговые отношения. В 1556 г. Иван IV Васильевич присоединил Астраханское ханство к России.
торговую «артерию» — Волгу.
Астраханское ханство в средине XVI в.
Казанское ханство в конце XV — начале XVI в.
Волков И. В. Об истоках российской торговли в Прикаспийском регионе: общий И правовой аспекты (XV-XVII ВВ.)
Пропуская русские торговые караваны к Каспию, они значительно чаще обирали их непомерными пошлинами или просто грабили. Попытки Русского государства дипломатическими методами преодолеть затянувшуюся внутреннюю «замятню» в Казанском ханстве успехом не увенчались (см. [Худяков 1991- История внешней политики России… 1997]), и в 1505 г. хан Мухаммед-Эмин, выступив против Руси, разграбил и убил множество «людей великого князя торговых» [Худяков 1991, с. 60−68]. Здесь следует отметить, что и Казань, и Астрахань3 были крупными центрами торговли
3 Первое достоверное упоминание об Астрахани (Хаджи-Тархане) как об осенней резиденции ханов Золотой Орды, оставил в 1334 г. арабский путешественник Ибн Баттута. Город был крупным торговым центром на пути из Персии и Индии в русские княжества и Европу. В 1395 г. Хаджи-Тархан был разграблен ордами Тамерлана и пришел в упадок. В 1558 г. город был перенесен на левый берег Волги, в 12 км от прежнего места.
именно с южными государствами, связанными древними торговыми путями с Каспийским регионом — Сефевидской Персией и входившим в ее состав Азербайджаном, — а также с Индией. Именно из Астрахани и, особенно, Казани на русский рынок поступали персидские и индийские товары.
Зигмунд Герберштейн (1486−1566), немецкий дипломат, писал в своем известном сочинении «Записки о московит-ских делах» о том, что, желая подорвать экономическое положение Казани, Василий III сделал попытку бойкотировать казанскую торговлю, запретив купцам возить туда на продажу соль и перенес ярмарку в Нижний Новгород, но не имел успеха [Герберштейн 1908, с. 157]. Эта попытка, на наш взгляд, лишний раз обнаружила значение Казани в русской внешней торговле: прекращение связей с казанской ярмаркой привело к исчезновению с русского рынка многих товаров, привозимых со стороны прикаспийских стран.
Власти Астраханского ханства фактически «подбирали» из русской торговли то, что не успели присвоить себе казанские ханы. Таким образом, торговые связи Руси в XV — первой половине XVI вв. с прикаспийскими странами не прерывались, но и активно не развивались, поскольку главное их направление на юго-восток — Волга находилось в руках явных врагов тогдашней Руси.
Заметим здесь, что казанские правители все больше подпадали под влияние Крымского ханства — вассала Османской империи, которому Российское государство платило дань вплоть до XVIII в. Переход под руку Османской империи Астраханского ханства кардинально менял бы всю расстановку сил в регионе и означал для России угрозу еще более тяжкого ига и крах ее торговых планов на Каспии: Астрахань занимала важное место в агрессивных планах турецких султанов, так как обладание ею повышало возможность контроля территорий Порты в Восточной Европе и открывало пути для наступательных планов против извечного врага суннитской Турции в Азии — шиитской Персии. В этих условиях для Московского государства выход был один — решительное военное вмешательство, которое ликвидировало бы всех препятствия русско-каспийской торговле. Как известно, задачу эту решил в середине XVI в. Иван IV Васильевич (1530−1584, великий князь Московский и всея Руси с 1533, первый царь всея Руси с 1547), начавший (в 1548 г.) свою внешнюю политику с Казанского похода.
Иоанн Васильевич Великий, Казанский поход и взятие Казани.
император Руссии, Икона «Благословенно воинство Небесного Царя» (1552).
князь Московский. Написана в память третьего Казанского похода 1552 г.
С карты Ортелия 1574 г.
Сокрушение Казанского и Астраханского ханств и полное подчинение Волжско-Каспийского торгового пути Русскому государству фактически сразу же было оценено властями прикаспийских и среднеазиатских стран. Уже в 1557 г. в Москву прибыли послы из Шемахи (Ширвана) с предложением активизировать торговые связи. В 1563 г. ширванский правитель Абдулла-хан Устаджлу писал Ивану IV о том, «чтобы царь и великий князь торговым людям велел дорогу отворити и торг бы им велел давати поволной» [Никоновская летопись 2000, с. 371].
Волков И. В. Об истоках российской торговли в Прикаспийском регионе: общий и правовой аспекты (XV-XVII ВВ.)
В 1558 г. к Ивану IV Грозному прибыли послы от бухарского хана Абдуллы II, сумевшего к этому времени объединить все узбекские земли. Они просили разрешить бухарским купцам торговать в России и защищать их имущество и права. Подобного рода посольства от бухарских властей повторились в 1564 и 1567 гг., а с 1580—1590-х гг. послы и купцы из Бухарского, Хивинского ханств и др. среднеазиатских владений являлись на Русь фактически ежегодно. И это вполне объяснимо: торговля с Русью для прикаспийских и среднеазиатских стран была очень выгодна. В свою очередь и Московия вывозила в страны Прикаспийского региона и Средней Азии кожи, меха, шерсть, воск, мед, охотничьих птиц, различные изделия русского ремесла, конскую сбрую, металлические «хозтовары» (топоры, ножи, гвозди и т. п.), «щепье» (деревянную посуду), ювелирные изделия и др.
Примечательно, что европейское купечество того времени было не против решительных мер Ивана Грозного в отношении слабых, но амбициозных ханств, поскольку оно проявляло серьезный интерес к использованию России как «транзита» в своей торговле с Персией и Индией. Понятно, что им нужна была долговременная и сильная власть на Волжско-Каспийском направлении.
Так, в начале XVI в. представитель генуэзского купечества Паоло Чентурионе4 отправился искать пути в Персию и
4 Паоло Чентурионе (Paolo Centurione) — генуэзский дипломат, отправился в 1520 г. по торговым делам в Москву с рекомендательным письмом папы Льва X к великому князю Василию III. В 1525 г. он вторично был послан в Россию Климентом VII. Целью не имевшего успеха посольства Чентурионе было склонить московского великого князя к унии.
Индию через Московское государство. В 1520 г. он оказался в Москве, где встречался с местными властными и торговыми людьми, излагая им свои соображения по поводу того, как «Московия» могла бы выиграть от русской транзитной торговли. Но он не имел успеха, так как Василий III был занят другими делами, среди русской элиты шла ожесточенная борьба за власть и влияние при дворе, а московское купечество никак не могло повлиять на политику великого князя и его правительства.
С такими же целями приехал в Москву и Антони Дженкинсон5 — представитель британского делового мира, желавшего
5 Антони Дженкинсон (Anthony Jenkinson, 1529−1610) — английский купец и дипломат. Путешествовал по Европе, Азии и Африке. В 1557—1572 четыре раза посещал Россию. Ему удалось добиться согласия Ивана IV на английскую торговую монополию (1567−1569). После отказа Англии подписать договор монополия была отменена (1570). Дженкинсов составил описания своих путешествий через Россию в Персию и Среднюю Азию. — важный источник по истории взаимоотношений России с Англией, Бухарой, Хивой и Ираном.
использовать «Московию» в качестве транзита на пути своих товаров в направлении не только Персии и Индии, но и в сторону Бухары и Хивы. Дженкинсон встречался с Иоанном Грозным и, несмотря на то, что царь был щепетилен в вопросах доверия к людям, тем более, чужим, он, думается, доверял англичанину, разделял его идеи и всячески ему споспешествовал. Достаточно сказать, что не успела русская власть еще утвердиться в Астраханском ханстве, а Дженкинсон буквально в августе 1558 г. направился по Каспийскому морю на юг, намереваясь посетить Хиву, Бухару и Персию. Он не преминул побывать на пустынном полуострове Мангышлак, нашел старое русло Амударьи, некогда впадавшей в Каспийское море, погостил у местного хана. В том же году он побывал в Хорезме. Его пребывание в Бухаре и Персии в 1558—1559 гг. прошло тоже небезуспешно. Дженкинсон приезжал в Россию еще несколько раз (1561, 1566, 1571 гг.), причем и во времена «пика» опричнины неизменно встречал благожелательный прием. Он оставил «записки» о своих путешествиях по России и Востоку, которые были позже опубликованы (см. напр.: [Английские путешественники… 1937]).
В 1550-х гг. в целях изучения ресурсов транзитной торговли через Россию в Персию проехал итальянский купец Джованни Тедальди, оставивший также воспоминания о России времен Ивана Грозного. Права транзитной торговли с восточными странами через Прикаспийский регион от Ивана IV добивались также шведские купцы. Но, пожалуй, наибольшего успеха в этом отношении добились все-таки англичане. Во многом благодаря Дженкинсону английские купцы имели право беспошлинной торговли своими товарами в Казани и Астрахани. Однако после последнего его посещения Москвы царь Иоанн Грозный в 1572 г. ввел обязательную уплату ими пошлины при проезде через эти города. Справедливости ради, стоит отметить, что размер этой пошлины составлял / от обычной, в связи с чем ее называли «половинной».
С ликвидацией поволжских мусульманских ханств значение Казани как центра торговли с прикаспийскими странами значительно снизилось, и она превратилась преимущественно в крупный центр внутрироссийской торговли, хотя и иноземные «гости» (купцы) продолжали ее посещать. Зато возросло соответствующее значение Астрахани, которая с 1459 г. была столицей Астраханского ханства, а в 1556 г. вошла с состав России. В конце XVI — начале XVII вв. здесь был сооружен Кремль, выступавший в роли крепости против нападения со стороны кочевых народов, издавна проживавших в районе Нижнего Поволжья.
Вхождение Астрахани в состав Русского государства лишь увеличило ее торговое значение, поскольку открывало
'-The Space and Time of Caspian Dialogue'- '-Der Raum und die Zeit des Kaspischen Dialogs'-
Волков И. В. Об истоках российской торговли в Прикаспийском регионе: общий и правовой аспекты (XV-XVII ВВ.)
свободный и защищенный государством водный путь как в направлении прикаспийских стран, так и в центральные районы самой России. Город был многонациональным и поликонфессиональным — здесь проживали христиане (разных конфессий), мусульмане, буддисты (калмыки). Естественно, что после присоединения Астрахани к России «господствующей» стала Русская православная церковь. Православные храмы на землях ханства начали строиться фактически сразу после его завоевания, но только в конце XVII в. в городе был сооружен Троицкий собор, а в начале XVIII в. — Успенский.
Астрахань XVII в. Гравюра из книги Яна Стрейса «Три путешествия» (из-дание1681 г.)
По-видимому, Астрахань в то время напоминала средневековый Новгород Великий, поскольку и здесь значительная часть населения обслуживала торговлю, которая преимущественно была сосредоточена в руках татар и армян. С татарами отношения у властей были непростыми, поскольку они долго не могли забыть о своем «славном прошлом» полных хозяев Астрахани и одноименного ханства. Ослаблению подданнического (по отношению к российскому государю) чувства у них во многом способствовала Смута, терзавшая Россию в течение десятилетий, а также нестроение государства в первые годы царствования династии Романовых. Представляется, что центральная власть смогла реально укрепить свои позиции только в 1630—1640-х гг., после чего она сразу же вернулась к идее восточной торговли через Каспийское море — с Персией и Индией.
Меновая торговля русских и заморских купцов. Гравюра XVII в.
Особый интерес для первых Романовых представляла Индия, точнее, торговля с ней. Некоторые русские купцы к тому времени сумели побывать там, и их рассказы распаляли воображение. Индия представлялась страной сказочного богатства, сытости, радостной жизни. Достаточно почитать «Изборник» (собрание русских летописей и сочинений средневековья), чтобы в том убедиться. В государственных верхах витала идея о возможности найти водный путь в страну чудес.
И здесь мы обращаемся уже к правовому аспекту проблемы — к нормативным юридическим актам как общих, так и торгово-экономических отношений со странами Прикаспийского региона и с Индией во второй половине XVII в. В этот период центральная (самодержавная) власть в России укрепилась настолько, что могла осуществлять большие полити-
Волков И. В. Об истоках российской торговли в Прикаспийском регионе: общий и правовой аспекты (XV-XVII ВВ.)
ческие (например, реформа Церкви) и экономические (в том числе торговые) государственные проекты.
В 1646 г. недавно вступивший на престол царь Алексей Михайлович принял решение о направлении в Индию, к «шаху Джагану», русских посланцев Никиты Сыроежина и Василия Тушканова. Показательно, что оба были из торговых центров восточной торговли России — первый из Казани, второй — из Астрахани, то есть они знали всю специфику торговых отношений в регионе.
Правовой акт, которым высочайше направлялись русские «гости», назывался «Грамота из Посольского приказа русским послам в Персию С. И. Козловскому и И. Зиновьеву с извещением о посылке в Индию Н. Сыроежина и В. Тушканова и роспись отправленных к послам грамот» [Сборник документов по истории СССР… 1973, с. 192−194]. Документ был датирован 20 июня 1646 г. Царь приказывал российским послам в Персии доложить о русском посольстве персидскому шаху Аббасу с тем, чтобы тот «отписал» об их пропуске через подвластную ему территорию в Индию тамошнему правителю Джахангиру. К документу прилагалось 10 грамот к разным адресатам: от индийского шаха до казанских властей (с распоряжением направить к Сыроежину и Тушканову в качестве делопроизводителя подьячего Ивана Хоненева).
Непосредственно в самой грамоте к «шаху Джагану» царь Алексей Михайлович предлагал установить прочные и долговременные дипломатические отношения, в том числе, безусловно, торговые [Русско-индийские отношения… 1958, с. 65- 69]. Что касается Персии, то с шахом Аббасом дипломатические отношения (прежде всего, на уровне торговоэкономических связей) были установлены еще ранее, а в 1664 г. русские купцы получили от Аббаса II привилегию на свободную торговлю в персидских владениях.
Алексей Михайлович (1629−1676), Аббас II (1632−1667) — шах Ирана (с
второй русский царь из династии мая 1642) из династии Сефевидов.
Романовых (с июля 1645). Портрет Персидская миниатюра XVII в.
кисти неизвестного русского художника второй половины XVII в.
Шах Джахан I (1592−1666), падишах Империи Великих Моголов (1627−1658). Фрагмент миниатюры Говардхана «Шах Джахан на Павлиньем троне» (ок. 1635)
С установлением русско-персидских экономических отношений главную роль в торговле с Россией стала играть т.н. «Армянская компания». Она базировалась в Новой Джульфе6 и являлась монопольным экспортером персидского шелка-сырца.
6 Новая Джульфа — армянский пригород Исфахана (Иран). Расположен на правом берегу р. Заянде, протекающей через город. Основан армянами из старой Джульфы, переселенными в Иран Аббасом I в 1604 г. из опасения сопротивления персам в недавно завоеванной ими Восточной Армении. После переселения всех ее жителей вглубь Персии тем удалось разбогатеть благодаря ремесленническим искусствам и торговле с Индией. Поскольку же в данный период все индийские товары еще переправлялись по суше через Кандагар, Исфахан, Багдад в Смирну и Константинополь, столица Персии была главным центром этой торговли, в интересах которой шах Аббас предоставил жителям Новой Джульфы значительные привилегии.
Компания вела торговые дела и с Индией, что позволяло ей выступать в качестве посредника в торговле с Россией через Прикаспийский регион.
Заметим, что армяне всегда считались одними из лучших торговцев Востока, особенно арабо-мусульманского. Персидский шах Аббас, разумеется, учитывал это обстоятельство, но при этом он также понимал, что армянам как христианам будет проще и легче вести дела с христианской Россией, несмотря на расхождения армянской апостольской церкви и русского православия.
31 мая 1667 г. был заключен договор царского правительства с Компанией и выдана «Жалованная грамота Армянской компании на привоз в Россию шелка и сырца» [ПСЗРИ 1830, т. 1, № 409, с. 692−695]. При этом следует иметь в виду,
Волков И. В. Об истоках российской торговли в Прикаспийском регионе: общий и правовой аспекты (XV-XVII ВВ.)
что армянское купечество подчинялось персидскому шаху, поэтому фактической стороной соглашения нужно признать государство Сефевидов. В документе отмечалось, что Компания может осуществлять свои торговые операции не только по Каспийскому морю, но и «сухим путем мимо Терека в Астрахань» [ПСЗРИ 1830, т. 1, № 409, с. 692]. Дело в том, что часть северо-западного побережья Каспия в то время была уже присоединена к России, получив название: «Терек». Ею управлял царский воевода с весьма широкими административными и иными полномочиями.
На наш взгляд, удачную попытку комплексного изучения договора 1667 г. в контексте проблемы транзитной торговли России с Востоком предпринято в исследовании [Асташкин 2007], где указалывается, что договор напрямую соответствовал как интересам Персии7, так и интересам России. При этом Россия стремилась получить монопольное право на
7 В рассматриваемый период основная масса шелка вывозилась на Запад транзитом через Турцию. Пошлины достигали 100%. Этот порядок не устраивал шаха, и он был заинтересован в том, чтобы переместить пути вывоза шелка. Для сравнения: Договор 1667 г. предусматривал льготные ставки провозных пошлин 5% от стоимости товара. При вывозе шелка из России в Европу армяне платили в казну 10% (в Астрахани) или 5% (в Москве) от его стоимости.
скупку всего шелка-сырца, о чем в 1673 и 1692 гг. даже проводились соответствующие консультации с шахом (см., напр.: [РГАДА, ф. 77, оп. 1, р. 1, д. 22, л. 132−139- Костомаров 1889]).
Грамота предписывала, что «Армянская компания» может продавать в Астрахани любое количество товаров с уплатой пошлины «по десяти же денег с рубля, а чего не продадут в Астрахани и повезут стругами или возами к Москве, и за провоз [пошлина — И.В.] до Москвы с пуда по рублю» [ПСЗРИ 1830, т. 1, № 409, с. 692]. Грамота допускала свободную продажу агентами Компании ее товаров купцам из «немецких» стран, а также провоз их через территорию России для продажи непосредственно за рубежом, но с уплатой соответствующей повышенной пограничной пошлины. Указывалось, что при отсутствии у купцов Компании — армян и персов — денег на уплату пошлин брать с них в качестве таковой одну двадцатую долю от всех их товаров, а с тех товаров, которые будут везти в Москву — брать тоже товарами, но по «уставной цене» тех мест, через которые купцы их повезут.
til ЦАРСТБОВЛНІ1І ГОСУДАРЯ ЦАРЯ * ВЕЛИКАГО
7ІМ
І0?-----Mgii II. Ж ідеї іці кя ггли-о*
та, А на некий кишиц по при*™***
/'octiio HULim и cujtria.
Е& lt-икІі"ІО иси^цржігтЕльїсрвл Ситвориіеп ИЛ я садярщ. ттцг ю ярскудрога Л4С|ІЦ1|ЄП аї-іічаїг-Him * ірпіглнагл k я. ІНШІ иаркщііяі Его ¦¦ ЛІИЯаТ0Д*Г^А1ІШ2СЬ ІС^СППТШЧЬ Дук. 0*ІЬ пра-
шч*ге и сйб. надагиигп Вїліі. *іго Ikeim. D-ирдліФ Гпсуд+ри, Слгасіу «?паі-
КИІІ1І4 Ц. ірл Іі Rf-initarit Кцш Aiciftl Михайловича, ¦('-* JSe. ifliiid И Мі іЫп за ЬЬ-1ІГЯ Рп??ІН CllTin. vpJULl. T, Его П]ЧСР*Т-|"го HijKudj-o Uc. lit’IfcTua ЛеЛИвйКЬ, Ціретшн-IfUil к Госу Д. ірСТІНЛКіДМ, ікиити Болрвль ь Нал LtriLuab Шіт-еапії Аеанлсіц
Лй? JVIITU'-ESi Ч Ь 0]& gt-Діі1ГЬ-ІТліі^[>-ІТВІІ1, ДД ¦ ЫС ^ьпиіг ]'- a p-j с и м ъ СсМпаҐЬ сыпь Ді& gt-*» туррхх, Д уцчих. Ти иол гг вт. сыпг 1клосОВЪ,
да /IwHiv Евіїч" Ptuioiioiv СШП& gt- Юрьтр*, Л0 ЧЄЛО (ІИТИ" ІІЦ-рСЛДСНіГО Гл-Clf длрптг.і йрд-Тї вго Госудпрси, РО-СТПЧ It ге лрЄД±лц, іііїчйііС Ги. тьіІ tilLU. no НІСТ1, irpCQLIСОЧЛUiUIA Ы ЛрїїВЛЛИІВІІІ СЦПЫ, ВгДЛ Hot Л г р V Р ге 1 Ml у X) uacTL Д]ч!1]|ц^1г Bti. iHKicJiii Государем, Jltp-
СяДСкиХь Ц^рцґі ЯрІїІІЙШГп, и П]Н-*0!И"СгН-ьуп 1ССТІ, п 1-і¦:і регь Ькіираг* JfttritTdJ ііо II Кх «сл ячестві- ч*ст» лрсаїК^едрі^ага, ¦ яио-mht Цус^. іишійп po^oifx Пй-nt.n іттс. ел, tie рем і 4 II 11] Іірнін 1=111 япн-їіі Нпип. ічіирп AGGjtb НІ їх. Dig BL. Hi. 4tCj hi ПиД^ллто Л J. :-miLi, Стлала І'-о'-тдпискіта, да Григор-ьл
JjfCnxOnJ ех ІОВЛрИІЦІІ, tt h Ori'-pu кін nrb ВССІ nilHlt ПЦ yiM1IU4l догвдры Jlpu-taiJrL ЯЧ" штлж* сирсцъ D-L Bi'-.i ігх у n Ргы& gt- tip на Гусскун «)Ііч (ціуЕ руку rt ниш
СО РЦІЯ ГIIU3I TIIDipilllH ri. sfl лридажл- * ЧГіІ
etr* tpfjiJipqp язі- Пхр (идс-к1& lt- tt^jh дальними уЬкітіїчмива пряї.і. ичл, ton Идгі B4}ftlE кЪ 4І u І л Lj ІІр^ДЛРать КЪ пріляу щренго пути их ралилл Государств, н для тлкрхх.
ЬррЦдйН * ll'-. IHlihlb yGUTIbOni,
KULft ТІ A lit. путі* OflCT& amp-b. iejLUh JL ¦?'-РЁДЬ у
ШИ ТпрГОВшЛНЪ и ЛОДрЯДШЪ Iff
¦: ъ к-tn» шихі Гмудлрітви n торго-
1ЫЛ1Г Jiei.bVIC ВС бьГТЦ Л 1Г|ЛКВФЭкТЬ ТІ5ГО сырцу ШС. ту ЯСС ПОАРО* ЧИСЛО, Сколько nyt-ЛЛРТ- ПА ОСЛКОЙ njl Р risfCFAtkai і?ИЛІ у р"1къ ]ГрФН^иіЛ (!1ІІіиіЬ людей ЇДІ. 1ІИ4
ЁуАртъ, ПО НС* СГ. Д1Г ги ррніппі СТЛРЛП Цсллвік PqcCIJI ВЪ?? руСс^НиЦ. ГСІрИД^р B. IU гуцичЬ nytEH Kipif T (p"v П At-t]uumi, А аііДпгіивІ гуте HI, ЯТ, Т: іТІ ЖГ
городе, ті «толі, n-: cioj. t шіл"у л реакцій TO"npnsvh лл дошверу влредь furi-j
статья ігіїплсОпьГр їй tcti:
[t-ь літа tn с"д4іііл міра і Пі годі,
даегь Ъогь кП|4дц клжь UD'-iiro hjv Игр-СїіДСЛ'-іЯ ICJl^U tO^pinCfl БІЧШ1]І^ЛІІ-?ПІЛ-
нині лсжцкчкъ тоиронЪ ВЪ- Лс-
тря#іь, В ettLAJHTLCfl Era го Е*-'-
ЛН'-ІГСТіа Бол^кку Ч ротчцши 1Ъ
Лптра. хйші UJ ТОТЪ исъ будуть, A na cOtH-плй Г pi] niUJjll ну ТОчу, ЧТЄ ITpVBOjn. иіглку її тцв^ранЪ ук^мии ujiHjIATb и
трііїі и ЧИСЛО пу. глнк, СКЛЛЬХЙ ЙуДСТ! пря-JSMIUlf тлігяе ГГ ІСЧЇГТІ трлармь no П IcC fl. hl Ъ Jift ЬІДЛЬІ 1 ntpefNVTp* пуФПКЬ ^Жлисгїг, n ub пуди Л „Ъ ЧИСЛО КПКаГи Tf-п]м лЧ1]|"кь я [цшп Судогт-, :г ло сену у^тіі. іЕііолу дога*ируг л|кіІлнал петлит UJTK її1 сирцу CV шс. іну (1 Лі-пч П двадцятії pylsfCDV I tl лрд^ліу ЄЄ іитішидцДЇИ руСл-е“!. па ДЕСЛТИ Аїісег» еъ руїіль A W1 ррАДДДутг «Ае-грііид (оишпО 4. t-¦И, ЕЮ ЛЯЪ годйа, It СР ИЄЇ Ц"нц НОНН лика вигн ПО демги дтнегъ еъ рубли, а НШЛКЪ товарояъ СЪ TJUqUJIHH при^а*! Мл U Н& quot-Ьпы па Д& amp-СдТі» -tfi съ руїї. ія-, *
'-tcrif ЛС JlpOjiajyrt Л-" Аі: трлтиі:в ¦ ливіїут^
струганії, плл ввалч* кт. МпствФ, л лі Л|м-?& lt-иі. да Uuc^iu п. лудл лр рунли. А чтч у ЦЛ^& gt- (Ч*іі iOjlO*IIOH ру*Л"М, ллаті* ^І. т^иіглгп н іарчу, ч. го есті, печатали& quot- ftTe сгл пудвзі тилзрьикъ, то. икабъ хлрчь билї
Титульный лист тома Полного собрания законов Российской империи (1830), содержащего документы, касающиеся начала торговли России в Каспийском регионе при Алексее Михайловиче. Фото автора
Жалованная грамота «Армянской компании» от 31 мая 1667 г. в Полном собрании законов Российской империи.
Фото автора
Волков И. В. Об истоках российской торговли в Прикаспийском регионе: общий и правовой аспекты (XV-XVII ВВ.)
В договоре (грамоте) отмечалось, что заниматься делами «Армянской компании» поручается «давних лет московскому жителю англичанину Томасу Томасову сыну Брейну» [ПСЗРИ 1830, т. 1, № 409, с. 695]. При этом ему предоставлялось самому жить в Москве, но иметь свое доверенное лицо («прикащика») по делам Компании в городе Астрахани. Для конкретизации полномочий Томаса Брейна в тот же день, 31 мая 1667 г., была составлена «Запись, заключенная между поверенными торговой в Испагани [Исфагане — И.В.] Армянской компании Степаном Ромодамским и Григорием Лусиковым и англичанином Томасом Брейном — О бытии ему, Брейну, от их компании в Москве и во всех городах российских Агентом- об исходатайствовании ему и от Персидского шаха подтверждения в сем звании, с платежом за такую службу с привозимых ими товаров по деньге, с присылаемых же ему для продажи по две копейки с рубля» [ПСЗРИ 1830, т. 1, № 410, с. 695−697]. В этом документе фактически повторялись основные положения вышеприведенной «грамоты», а также подчеркивалось, что англичанин имел право назначать агентов «Армянской компании», по собственному усмотрению, во всех крупных торговых городах России.
Договор царского правительства с «Армянской компанией» благополучно действовал в течение пяти с лишним лет. Однако изменившаяся обстановка побудила царя Алексея Михайловича 7 февраля 1673 г. издать новый закон — «Привилегия Армянской компании, в подтверждение прежде данной 1667, мая 31, с переменой по просьбе их некоторых статей» [ПСЗРИ 1830, т. 1, № 539, с. 916−919].
В документе отмечалось, что, если российские купцы не скупят у «Армянской компании» все товары, то оставшийся «шелк и иные персидские товары имать в свою Царского Величества казну, а за тот шелк из своей Царского Величества казны давать деньги золотые червонные и товары, какие Вам, армянам, годны будут» [ПСЗРИ 1830, т. 1, № 539, с. 918]. Таким образом, вывоз «Армянской компанией» своих товаров за рубежи России фактически запрещался. После сдачи товаров в «Царского Величества казну» они уже продавались по ценам, установленным государством. К данному правовому акту присовокуплялось «Объяснение, поданное в Ответной палате боярам от российских гостей [купцов — И.В.] о выгодах и неудобствах в торговле с армянами шелком и сырцом, и о средствах для ограничения домогательств иностранного купечества повредить дружественным связям России с Персией» [ПСЗРИ 1830, т. 1, № 539, с. 919−923]. Интересно, что составители Полного собрания законов Российской империи в 1830 г. отмечали, что «статья сия не могла быть помещена отдельно, в своем месте, поелику не содержит в себе узаконения, но излагает только мнение гостей о торговле с армянами, а потому здесь присовокупляется, яко приложение» [ПСЗРИ 1830, т. 1, № 539, с. 919 в сноске].
Совершенно очевидно, что акт 1673 г. был направлен против европейского купечества, которое имело значительные выгоды от транзитной торговли с Персией и Индией по Каспийско-Волжскому пути, идущему через территорию России. Вместе с тем, царское правительство оказывало в этом отношении протекцию купечеству из стран Востока. 17 сентября 1686 г. был издан закон — «Подтвердительная жалованная грамота тобольским бухарцам о свободном приезде в Казань, Астрахань и Поморские города по торговому промыслу» [ПСЗРИ 1830, т. 2, № 1209, с. 816−817]. Еще со времен покорения Сибирского ханства в 1580-х гг. царское правительство разрешило бухарским купцам приезжать в сибирские города с товарами, которые спасали местное население от цинги и иных заболеваний, ремесленными товарами, необходимыми в холодных краях (войлочные изделия, кошмы и т. п.), а равно всеми другими.
Однако они не имели права свободного проезда к другим российским торговым центрам и рынкам. Закон от 17 сентября 1686 г. наделил их таким правом, в то время как западноевропейские купцы в аналогичных правах были ограничены. Дальнейшее развитие законодательства о торговле в Прикаспийском регионе происходило уже в царствование Петра I, что представляет собой достаточно богатые возможности для отдельного специального исследования.
Подводя итог вышеизложенному, можно сказать, что даже в период, когда Казанское и Астраханское ханства всячески препятствовали российской торговле в Прикаспийском регионе, она, возникнув с развитием водных торговых путей, никогда не угасала окончательно. Собственно, последующие военные кампании были предопределены торговыми интересами: Россия не могла терпеть убытки из-за политики государственных образований поволжских татар — и была вынуждена ликвидировать их.
После разгрома Казанского и Астраханского ханств торговля России с прикаспийскими странами, особенно с Персией значительно оживилась. Большую роль в этом сыграла «Армянская компания», которая получала всемерную поддержку со стороны царского правительства. Одновременно последнее оказывало сдерживающее влияние на западноевропейское купечество, желавшее нажиться на транзитной российской торговле со странами Прикаспийского региона.
Во второй половине XVI в. и в допетровский период XVII в. торговля России со странами Прикаспийского региона, особенно с Персией развивалась довольно успешно, однако она, как представляется, не играла ведущей роли в общем торговом обороте России с зарубежными странами. Что же касается конца XVII в., то в царствование молодого Петра I был избран иной вектор развития российской торговли, обусловивший борьбу за выход к Балтийскому морю. Тем не менее, великий реформатор не сбрасывал со счетов и торговых связей со странами Прикаспийского региона, которые были включены в сферу геополитических интересов Российской империи (оживленный товарооборот под-
Волков И. В. Об истоках российской торговли в Прикаспийском регионе: общий и правовой аспекты (XV-XVII ВВ.)
держивался с Индией, Афганистаном, Персией и Западным Китаем [Волков 2010. a]). О сохранении южного вектора российской экономический политики свидетельствуют и (неудачная) экспедиция 1717 г. князя Бековича-Черкасского, и Персидский поход Петра I, и хотя западноевропейский вектор имел в XVIII в. преобладающее значение, тем не менее, торговля России на южных рубежах в последующие века неуклонно развивалась [Волков 2010. а, б], способствуя укреплению позиций Российской империи в Черноморско-Каспийском регионе и созданию там в дальнейшем не только военного, но и экономического плацдарма.
ЛИТЕРАТУРА
1. РГАДА. Ф. 77. Сношения России с Персией. 1588 — 1719. Оп. 1. Реестр 1. Д. 22.
2. Английские путешественники в Московском государстве в 16 в. / Пер. с англ. Ю. В. Готье. М. — Л.: Пе-
чатный двор, 1937.
3. Асташкин Р. С. Русско-армянский договор 1667 г. и проблема торговых путей на Восток / / Вестник Са-
марского государственного университета. 2007. № 5/1. С. 76 — 80.
4. Атаев Х. А. Торгово-экономические связи Ирана с Россией в ХVШ — ХIХ вв. М.: Наука, 1991.
5. Волков И. В. Закаспийская военная железная дорога и ее влияние на закрепление России в Средней Азии
/ / Вестник Кыргызско-Российского славянского университета. 2010. Т. 10. № 5. С. 51 — 55.
6. Волков И. В. Торгово-экономические связи России с Туркестаном (вторая половина XIX — начало XX вв.)
/ / Вестник Саратовского государственного социально-экономического университета. 2010, № 3 (32). С. 145 — 147.
7. Гейдаров М. Х. Торговля и торговые связи Азербайджана в Позднем Средневековье. Баку: Элм, 1999.
8. Герберштейн С. Записки о московитских делах. СПб., 1908.
9. Гумилев Л. Н. Тысячелетие вокруг Каспия. М.: Айрис-пресс, 2004.
10. Дарабади П. Прикаспийский и Волжско-Каспийский водные пути в геоистории эпохи Средневековья
(V — XVII вв.) / / Кавказ и глобализация. 2009. № 1. С. 145 — 163.
11. История внешней политики России (конец XV в. — 1917 г.): В 5 т. / Под ред. А. Н. Сахарова. Т. 1. М. Меж-
дународные отношения, 1997.
12. Костомаров Н. И. Очерк торговли Московского государства в XVI и XVII столетиях. СПб. Тип. М.М. Ста-
сюлевича, 1889.
13. Куканова Н. Г. Очерки по истории русско-иранских торговых отношений в XVII — первой половине XIX
вв. Саранск: Изд-во Морд. кн. палаты, 1977.
14. Куканова Н. Г. Русско-иранские торговые отношения в конце XVII — нач. XVIII в. // Исторические
записки. 1956. № 57. С. 232 — 254.
15. Никоновская летопись / / Полное собрание русских летописей (ПСРЛ). Т. XIII. М.: ЯРК. 2000.
16. Полное собрание законов Российской империи (ПСЗРИ). Собрание 1-е. СПб., 1830.
17. Русско-индийские отношения в XVII в. Сб. документов / Сост. Т. Д. Лавренцова, Р. В. Овчинников, В.Н.
Шумилов. Отв. ред.: К. А. Антонова, Н. М. Гольдберг, Т. Д. Лавренцова. М.: Изд-во вост. лит-ры, 1958.
18. Сборник документов по истории СССР (период феодализма). Часть IV. XVII век. М.: Высшая школа, 1973.
19. Фехнер М. В. Торговля Русского государства со странами Востока в XVI в. M.: Госкультпросветиздат, 1956.
20. Худяков М. Г. Очерки по истории Казанского ханства. Изд. 3-е, дополненное. Воспроизведено по тексту 1-
го издания (Казань. Комбинат изд-ва и печати, 1923). М.: ИНСАН, 1991.
21. Юхт А. И. Торговля России с Закавказьем и Персией во второй четверти XVIII века / / История СССР.
1961. № 1. С. 131 — 146
22. Юхт А. И. Торговля России со странами Востока во второй половине XVII в. и армянское купечество / /
Историко-филологический журнал А Н Арм. ССР. 1981. № 2. С. 85 — 106.
23. Юхт А. И. Торговые связи Астрахани в 20-х годах XVIII в. // Историческая география России XII — нач.
XX в. М.: Наука, 1975. С. 177−192.
24. Arel M.S. & quot-Masters in Their Own House: The Russian Merchant Elite and Complaints against the English in the
First Half of the Seventeenth Century. "- The Slavonic and East European Review 77 (1999): 401 -447.
25. Baibourtian V. International Trade and the Armenian Merchants in the Seventeenth Century. New Delhi: Sterling Pub-
lishers, 2004.
26. Chenciner R., Magomedkhanov M. & quot-Persian Export to Russia from the Sixteenth to the Nineteenth Century. "-
Iran ХХХ (1992): 123 — 130.
27. Dale S.F. Indian Merchants and Eurasian Trade, 1600 -1750. Cambridge: Cambridge University Press, 2002.
Волков И. В. Об истоках российской торговли в Прикаспийском регионе: общий и правовой аспекты (XV-XVII ВВ.)
28. Gopal S. & quot-A Brief Note on Business Organisation of Indian Merchants in Russia in the 17th Century. "- Journal of
the Economic and Social History of the Orient 29.2 (1986): 205 — 212.
29. Kotilaine J.T. Russia'-s Foreign Trade and Economic Expansion in the Seventeenth Century: Windows of the World.
Leiden: Brill, 2005.
Цитирование по ГОСТ Р 7.0. 11−2011:
Волков, И. В. Об истоках российской торговли в Прикаспийском регионе: общий и правовой аспекты (XV-XVII вв.) [Электронный ресурс] / И. В. Волков // Электронное научное издание Альманах Пространство и Время. — 2014. — Т. 5. — Вып. 1. — Часть 2: Пространство и время Каспийского Диалога. — Стационарный сетевой адрес: 2227−9490е-aprovr_e-ast5−1-2. 2014. 13
ABOUT THE ORIGINS OF THE RUSSIAN TRADE IN THE CASPIAN REGION:
GENERAL AND LEGAL ASPECTS (XV-XVII CENTURIES)
Ivan V. Volkov. Ph.D. (Political Science), Member of the Society on studying of Russian secret services history
E-mail: ivolga54@gmail. com
Unifying potential trade relationship is of considerable interest, especially in the case of polyethnic and multicultural Caspian region. In this term, the history of trade relations and their legal formalization is at the same time the history of con-flictogenic situations political solving.
The object of this study is formation and initial legal formalization of Russia'-s trade ties in the Caspian region after the fall of the Golden Horde and Tatar khanates, which controlled the Volga-Kama basin and Volga delta. General historical part of the article is devoted to the problem of consolidation of Russia in the Caspian region as a full trading partner of Safavid Persia and India of Great Moguls.
In my article, I have considered Russian trade relations evolution in Caspian region since the reign of Vasili III Ivanovich and Ivan IV Vasilyevich up to the end of Aleksey Mikhailovich'-s epoch. As to the first stage (from Vasili III Ivanovich up to Ivan IV Vasilyevich), I show that fall of Kazan and Astrakhan khanates, cessation of their policy of brigandage and plunder on the Volga-Caspian trade route, and its transition under the full control of Russian State helped to strengthen trade ties in the Caspian region.
The second part of my article is devoted to the legal aspects of Russian trade ties in the Caspian region in the second half of the 17th century. Russian State'-s '-grant-charters'- (regulatory enactments) analysis allows me to conclude about the protectionist policies of the Russian tsars with respect to trade in the Caspian region. At the same time simultaneously with the patronage towards the merchants of Eastern countries Russian sovereigns restricted the trade activity of Western European merchants. Thus '-Armenian Company'- received special privileges from Alexei Mikhailovich in 1667. I paid particular attention to its role in the Russian State'-s trade in Caspian region, as well as to the legal status of this trade institution.
Keywords: Russian-Caspian trade, Volga-Caspian trade route, merchantry, grant-charter, '-Armenian Company'-, customs duties.
References:
1. Arel M.S. & quot-Masters in Their Own House: The Russian Merchant Elite and Complaints against the English in the
First Half of the Seventeenth Century. "- The Slavonic and East European Review 77 (1999): 401 -447.
2. Astashkin R.S. & quot-Russian-Armenian Treaty of 1667 and the Issue of Trade Routes to the East. "- Herald of the Samara
State University 5/1 (2007): 76 — 80. (In Russian).
3. Ataev Kh.A. Trade and Economic Relations Between Iran and Russia in XVIII — XIX Centuries. Moscow: Nauka
Publisher, 1991. (In Russian).
4. Baibourtian V. International Trade and the Armenian Merchants in the Seventeenth Century. New Delhi: Ster-
ling Publishers, 2004.
5. Chenciner R., Magomedkhanov M. & quot-Persian Export to Russia from the Sixteenth to the Nineteenth Century. "-
Iran ХХХ (1992): 123 — 130.
6. Collection of Documents on the History of the USSR (Period of Feudalism). Moscow: Vysshaya shkola Publisher, 1973.
Волков И. В. Об истоках российской торговли в Прикаспийском регионе: общий и правовой аспекты (XV-XVII ВВ.)
(In Russian).
7. Complete Collection of Laws of the Russian Empire, Collection 1. St. Petersburg, 1830. (In Russian).
8. Dale S.F. Indian Merchants and Eurasian Trade, 1600 -1750. Cambridge: Cambridge University Press, 2002.
9. Darbadi P. & quot-Caspian Sea and the Volga-Caspian Waterways in Geohistory of the Middle Ages (V — XVII cc.). "-
Caucasus and Globalization 1 (2009): 145 — 163. (In Russian).
10. English Travelers in the Muscovite State in the 16th Century. Moscow — Leningrad: Pechatny dvor Publisher, 1937.
(In Russian).
11. Fekhner M.V. Russian State'-s Trade with Countries of the East in the XVI c. Moscow: Goskultprosvetizdat Publisher,
1956. (In Russian).
12. Geydarov M. Kh. Trade and Trade Ties of Azerbaijan in the Late Middle Ages. Baku: Elm Publisher, 1999. (In Russian).
13. Gopal S. & quot-A Brief Note on Business Organisation of Indian Merchants in Russia in the 17th Century. "- Journal of
the Economic and Social History of the Orient 29.2 (1986): 205 — 212.
14. Gumilev L.N. Millennium Around Caspian Sea. Moscow: Ayris-press Publisher, 2004. (In Russian).
15. Herberstein S. Notes on Muscovite Affairs. St. Petersburg. 1908. (In Russian).
16. Khudyakov M.G. Essays on the History of the Kazan Khanate. Moscow: INSAN Publisher, 1991. (In Russian).
17. Kostomarov N.I. Essays on the Russia State'-s Trade in the XVI and XVII Centuries. St. Petersburg: Tipografiya
M.M. Stasyulevicha Publisher. 1889. (In Russian).
18. Kotilaine J.T. Russia'-s Foreign Trade and Economic Expansion in the Seventeenth Century: Windows of the
World. Leiden: Brill, 2005.
19. Kukanova N.G. & quot-Russian-Iranian Trade Relations in the Late XVII — Early XVIII cc. "- Historical Notes 57 (1956):
232 — 254. (In Russian).
20. Kukanova N.G. Essays on the History of Russian-Iranian Trade Relations in the XVII — the First Half of the XIX
cc. Saransk: Izdatelstvo Mordovskoy knizhnoy palaty Publisher, 1977. (In Russian).
21. Lavrentsova T.D., Ovchinnikov R.V., Shumilov V.N. Russian-Indian Relations in the XVII Century. Collection of
Documents. Eds. K.A. Antonova, N.M. Gol'-dberg, and T.D. Lavrentsova. Moscow: Izdatelstvo vostochnoy literatury Publisher, 1958. (In Russian).
22. & quot-Nikon Chronicle. "- Complete Collection of Russian Chronicles. Moscow: YaRK Publisher, 2000, vol. XIII. (In Russian).
23. Russian State Archive of Ancient Acts, fund 77: Russia'-s relations with Persia. 1588 — 1719, Inventory 1, registry 1,
file 22. (In Russian).
24. Sakharov A.N. ed. History of Russian Foreign Policy (End of XV c. — 1917). Moscow: Mezdunarodnye otnosheniya
Publisher, 1997, vol. 1. (In Russian).
25. Volkov I.V. & quot-Trade and Economic Relations Between Russia and Turkestan (The Second Half of XIX — Early XX
cc.). "- Herald of the Saratov State Socio-Economic University 3(32) (2010): 145 — 147. (In Russian).
26. Volkov I.V. & quot-Transcaspian Military Railroad and Its Impact on the Consolidation of Russia in Central Asia. "- Her-
ald of the Kyrgyz-Russian Slavic University 10.5 (2010): 51 — 55. (In Russian).
27. Yukht A.I. & quot-Russia'-s Trade with the East in the Second Half of the XVII Century and Armenian Merchants. "- His-
torical and Philological Journal of Armenian SSR 2 (1981): 85 — 106. (In Russian).
28. Yukht A.I. & quot-Russia'-s Trade with Transcaucasia and Persia in the Second Quarter of XVIII Century. "- History of the
USSR 1 (1961): 131 — 146. (In Russian).
29. Yukht A.I. & quot-Trade Ties of Astrakhan of 20-ies of the XVIII Century. "- Historical Geography of Russia, XII — Early XX
cc. Moscow: Nauka Publisher, 1975, pp. 177−192. (In Russian).
Cite MLA 7:
Volkov, I. V. & quot-About the Origins of the Russian Trade in the Caspian Region: General and Legal Aspects (XV-XVII Centuries). "- Elektronnoe nauchnoe izdanie Al'-manakh Prostranstvo i Vremya, '-Prostranstvo i vremya Kaspiyskogo Di-aloga'- [Electronic Scientific Edition Almanac Space and Time, '-The Space and Time of The Caspian Dialogue'-] 5. 1(2)
(2014). Web. & lt-2227−9490e-aprovr_e-ast5−1-2. 2014. 13>-. (In Russian).

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой