«Ума» Индийского океана XVII-XVIII вв. : пиратство и опыт борьбы с ним

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

А. М. Хазанов
«ЧУМА» ИНДИЙСКОГО ОКЕАНА ХУН-ХУШ вв.: ПИРАТСТВО И ОПЫТ БОРЬБЫ С НИМ
В наши дни Сомалийские пираты стали постоянными «героями» сводок новостей всех мировых информационных агентств. Однако пиратство не является изобретением XX или XXI вв. Оно имеет долгую историю и известно с древнейших времен. Пираты-варвары Античного мира и европейские пираты, действовавшие в Вест-Индии, отличались особой жестокостью.
Ключевые слова: история пиратства- пираты Индийского океана XVII—XVIII вв.- международные отношения.
Пиратский берег
В XVIII в. регион так называемого Договорного Омана был известен как Пиратский берег. Пиратство там процветало вплоть до 1819 г., и понадобились три британские военные экспедиции, чтобы навсегда изгнать оттуда пиратов и сделать безопасным судоходство в Персидском заливе.
Пираты Омана в конце XVII — начале XVIII вв. держали в страхе все восточное побережье Африки. Султан Сейф бин Султан (16 801 711) построил сильный флот, с помощью которого изгнал португальцев из многих поселений на Восточноафриканском побережье. В результате к 1698 г. практически все побережье от Могадишо до мыса Делгадо контролировалось Оманом [10, р. 38−39].
Сейф бин Султан разграбил также город Салсетте в Индии, завоевал и через некоторое время оккупировал Бахрейн. По словам современника, «Оман был сильным и процветающим под его правлением» [13].
Активность оманских пиратов не ограничивалась только восточноафриканским побережьем. Они начали войну против Персии, у которой сумели отвоевать острова Персидского залива, кроме Ормуза, откуда они были выбиты. В то же время пираты успешно атаковали и грабили португальские суда, шедшие в Гоа или из Гоа.
Захватив Бахрейн, оманские войска овладели также крепостями Кишма и Ларака. Таким образом, они получили сильный плацдарм на подступах к главным портам южной Персии и заблокировали этот район для всех судов, кроме английских и голландских [11, р. 237].
Объектом следующей атаки оманских пиратов стал Ормуз. Оманские войска высадились на острове и вошли в город, где они освободили из плена одного важного перса, поднявшего некогда восстание против Сефевидов. Но персидский гарнизон в крепости Ормуз отказался сдаться, и началась длительная осада. В Ормузе не было достаточного количества воды, продовольственные припасы были на исходе, а сама крепость нуждалась в починке. Поэтому оманцы были уверены, что крепость долго не продержится. Персы попытались получить в Ормузе помощь от голландцев, но тщетно.
Единственной уступкой голландцев персам были письма комендантам крепостей Ормуза и Кишма, которые рекомендовали им не чинить препятствий торговле Бандер-Аббаса. Эти коменданты иногда отправляли голландцам дружеские послания и приглашения торговать с Маскатом. Однако голландцы не ждали никаких выгод от торговли с Оманом, как, впрочем, и от помощи персам [11, р. 237].
Между тем персы собрали армию в 8000 солдат для того, чтобы отвоевать Бахрейн. Известия об отплытии этой армии заставили оманских военачальников в Ормузе снять осаду крепости и срочно отправиться с войском в Бахрейн, чтобы помочь ему в обороне. В результате персы получили возможность перебросить подкрепления в Ормуз и починить крепость. Однако главная цель персидской контратаки не была достигнута. Персы потерпели поражение в Бахрейне, где они потеряли три четверти своих солдат. Но Ормуз снова был прочно в их руках, и оманцы больше не предпринимали попыток овладеть им [11, р. 237].
«В 1715 году, — писал современник-англичанин Гамильтон, -арабский флот состоял из одного корабля с семьюдесятью четырьмя пушками, двух с шестьюдесятью пушками и одной с пятидесятью, а также восемнадцати маленьких судов от двенадцати до тридцати двух пушек каждый. Благодаря этому флоту они держали под контролем все морские побережья от мыса Коморин до Красного моря» [6, р. 74].
Чтобы дать отпор оманским пиратам, персы провели совместную операцию с португальцами. В 1719 г. португальские и персидские войска нанесли серьезное поражение флоту Маската. Сам Маскат не был атакован, поскольку персидское войско не было достаточно большим. По той же причине португальцы не пытались восстановить свою власть на побережье Африки к северу от Мозамбика, они
не имели войск, достаточно многочисленных, чтобы изгнать значительное арабское население, поселившееся в этом регионе.
Однако в 1728 г. португальцы сумели снова захватить Момбасу и удерживали ее некоторое время. Собравшись с силами, оманские пираты возобновили атаки против Персии. Надиршах, правивший в этой стране, купил у торговавших в Заливе европейцев несколько кораблей и, добавив их к тем, что он построил в Сурате, отправил в 1742 г. экспедицию против Маската, который вынужден был признать его своим сувереном.
Пираты Мадагаскара
Около 1685 г. в северном Мадагаскаре, в Диего-Суарез, появилась необычная пиратская «республика», просуществовавшая приблизительно до 1730 г.
Широкомасштабное пиратство «выросло» в Индийском океане из флибустьерства в Вест-Индии, которое достигло пика между 1550 и 1685 гг. В это время пираты из своего поселения в Вест-Индии вынуждены были переселиться на западное побережье Африки и нашли временное убежище в Сьерра-Леоне. Но поскольку Индийский океан предлагал лучшие возможности, они в конце концов обосновались на Мадагаскаре. После резни в Форт Дофине (1674) французы покинули этот остров, и, следовательно, это место не контролировала ни одна держава. Там пираты основали своеобразную «коммунистическую республику», которой дали многозначительное название «Либерталия» («Свободная»).
Как и всякое уважающее себя государство, Либерталия имела кодекс законов, которые строго исполнялись, различные административные учреждения и даже свой язык, который был своеобразным эсперанто, составленным из нескольких европейских языков. Подавляющее большинство пиратов Либерталии составляли лица европейского происхождения. Многие из них финансировались и снабжались Америкой. Существует легенда, что в числе вождей пиратов Мадагаскара была женщина-англичанка [2, р. 28].
«Отцами-основателями» республики Либерталия были француз-авантюрист Миссон и итальянский монах-расстрига Караччиоли. Автор лучшей книги о пиратах Мадагаскара француз Дешамп называет их «пиратами-фило софами» [4]. Кроме этих двух самыми знаменитыми флибустьерами Либерталии были англичане Рид, Тит, Вильямс, Эвери, Кидд, американцы Тью, Баргесс и Хелси, ирландец
Корнелиус, ямайкец Плантейн и француз Ле Вассер. Как видим, пиратское братство на Мадагаскаре включало в себя людей самой различной этнической принадлежности, но с преобладанием английского элемента [5].
Операции пиратов Либерталии не ограничивались районами Мадагаскара и Маскаренских островов, но покрывали практически весь Индийский океан. Они атаковали арабские, индийские и европейские суда, не делая между ними никакого различия, и их, видимо, абсолютно не пугало господство оманских арабов в западных регионах Индийского океана. Любопытно, что мадагаскарцы имели сообщников во всех портах. Дешамп пишет, что некоторые торговцы Малабарского побережья информировали их о передвижениях судов, а затем покупали у них награбленную добычу [4].
В 1696 г. пиратам помог даже английский губернатор Бомбея, сообщив важные для них сведения. Добыча была столь значительной, что на Мадагаскаре возник «рынок веселого Роджерса», где около 1700 г. купцы из Северной Америки регулярно запасались припасами, обозначив, таким образом, свое первое появление в Индийском океане. Еще важнее, что в Нью-Йорке, Бостоне и Филадельфии были организованы пиратские экспедиции в Индийский океан.
Дешамп выделяет три главных периода в развитии пиратства на Мадагаскаре:
1) период Эвери, Миссона и Кидда (1685−1701) —
2) период малозначительных пиратов (достиг пика около 1705 г) —
3) период последних флибустьеров (1718−1726) [4].
Два события привели к гибели Либерталии во второй декаде XVIII в. Первым было появление пушек на кораблях торговых компаний, что сделало их захват более трудным делом. Второе событие — колонизация французами Маскаренских островов, начавшаяся в 1674 г., но вступившая в особенно активную фазу в 1721—1725 гг., и оккупация Маврикия, переименованного в Иль-Де-Франс в 1721 г. [8].
Десфорж-Бушер сумел привлечь большое число пиратов с Мадагаскара на остров Бурбон и заставить их платить дань поселению на этом острове- тех, кто отказывался это делать, жестоко наказывали. Один из последних сопротивлявшихся француз Ла Бус был схвачен и повешен на Бурбоне в 1730 г. [8].
Дети, которых пираты Либерталии имели от мальгашек, главным образом из племени бетсимисарака, и дети этих детей продолжали заниматься пиратством на протяжении XVIII и даже в начале XIX вв. Они провели много мелких операций, хотя иногда в них участвовало до 500 лодок и 18 000 воинов. Как правило, они нападали на Коморские острова, но иногда и на африканское побережье [12, p. 146].
Пираты Малабарского побережья
В XVII—XVIII вв. «грозой» Индийского океана были пираты-маратхи Малабарского побережья Индии. Битвы, в которых они сражались с 1655 по 1758 гг. сначала с войсками Великого Могола, а затем с европейскими войсками, вошли в число самых памятных сражений, которые имели место в водах Индийского океана, хотя еще император Акбар (1556−1605) создал сильный флот. При Аурангзебе (1658−1707) флот базировался не на западном, а на восточном побережье Индии. Воспользовавшись этой ошибкой, вождь маратхов Шиванджи в 1657 г. восстал против Аурангзеба. Построив на Ма-лабарском побережье многочисленный флот, он «вел жизнь разбойника, нападая на биджапурские города и гарнизоны. Он захватил несколько важных крепостей и дважды нанес поражения большим биджапурским армиям. Его слава росла» [1, с. 190].
Главной базой маратхов был Колаба, а позже Герия, которая долгое время считалась неприступной крепостью. Что касается войск Великого Могола, то они базировались в Джанджира, куда Аурангзеб перевел свой флот, поручив ему защиту торговли Сурата [12, p. 142].
В 1660 г. Аурангзеб послал против Шиванджи огромную армию, но она была разгромлена. Более того, маратхи совершили дерзкий налет на порт Сурат и разграбили его. Новый поход против Шиванджи в 1665 г. оказался более удачным. Маратхи были вынуждены заключить мир, по которому они отдали моголам 23 крепости, сохранив за собой только 12. В 1666 г. Аурангзеб потребовал, чтобы Шиванджи лично явился к нему в Агру. Вождю маратхов были предоставлены слоны, серебряные паланкины и свита, но по прибытии в Агру он был заключен под домашний арест. Шиванджи умер в 1680 г. [7, p. 353].
До 1683 г. Великим Моголам удавалось противостоять марат-хам, но когда во главе их встал знаменитый Каноджи Ангре, ситуация изменилась [1, с. 191]. То, что вначале было национальноосвободительным антимогольским движением, превратилось в широкомасштабное пиратское предприятие. Во флоте Ангре служили
не только маратхи, но и огромное количество европейских, арабских и африканских моряков. Ангре напал на Джанджиру, а вскоре завладел всем побережьем к югу от Бомбея и направил свои атаки не только против судов Могола, но также против судов Ост-Индской компании. Чтобы защититься от этой угрозы, компания была вынуждена организовать специальное войско в Бомбее. В 1717—1722 гг. это войско вело боевые действия против маратхов, но не сумело выбить Ангре из его убежищ. В 1724 и 1728 гг. Ост-Индская компания пыталась завладеть Герия, но безуспешно. Лишь в 1756 г. сильная британская эскадра под командованием адмирала Уотсона и полковника Клайва сумела рассеять пиратов и оккупировать Герия [12, р. 143].
Даже Индонезия, где обосновались голландцы, постоянно сталкивалась с «чумой» ХУП-ХУТП вв. — пиратством, этой «гидрой» с сотней голов, всегда отраставших вновь.
Пираты племени джоасми
С середины XVIII в. наиболее активными пиратами Персидского залива были представители племени джоасми, главным городом которых был Рас-аль-Хайма (севернее Маската). Они прочно обосновались в своих укрепленных городах на Пиратском берегу и владели островами Кишм и Линга у побережья Персии, контролируя, таким образом, оба берега узкого Ормузского пролива. Единственным местом на Пиратском берегу, над которым им не удалось установить контроль, был Маскат, правители которого упорно сопротивлялись джоасми — сначала самостоятельно, а потом с помощью англичан.
Даже когда пиратство было в зените своего могущества, те, кто страдал от него, знали, что у пиратов есть свой «кодекс чести», что они имели «некоторые благородные черты» и, несмотря на свою дикую жестокость, уважали «достоинство и честь женщин» [2, р. 28].
Пираты были бесстрашными людьми и проявляли жестокость лишь в тех случаях, когда месть казалась им компенсацией за жизнь убитых товарищей. Эти «морские волки» Пиратского берега нападали не только на суда арабских соседей, но и захватывали суда британской Ост-Индской компании, смело атаковывали британские военные корабли и угрожали судоходству на западном побережье Индии вплоть до Бомбея.
В 1743 г. в Оман вторглись персы. Но пришедший к власти в 1749 г. Ахмед бин Саид пригласил персидских военачальников для подписания договора и праздничного пира в форт Бирка. Когда персы
увлеклись обильной трапезой, на них внезапно напали прятавшиеся до этого оманские воины и перерезали их всех до одного [10, р. 39].
После разгрома персов началась долгая борьба между правителем Омана и пиратами джоасми.
В 1683 г. судно «Президент», принадлежавшее Ост-Индской компании, В 1696 г. судно Ост-Индской компании под командованием капитана Собриджа, перевозившее лошадей в Сурат, было захвачено пиратами. Собриджд пытался наставлять пиратов на правильный путь жизни, но они приказали ему «попридержать свой язык». Однако он не внял этому совету и продолжал увещевать пиратов. Капитан, вероятно, говорил по-английски или на хиндустани, и пираты-джоасми вряд ли что-либо поняли из того, что он говорил. Возмущенные его поучениями, они матросской иглой и бечевкой зашили ему губы и, связав за спиной руки, бросили его и его людей в пиратскую лодку (дхоу), в то время как судно с лошадьми было предано огню. Собридж и его команда были затем высажены на берег, где он вскоре умер [2, р. 28].
В 1698 г. Ост-Индская компания обратилась к местному правительству в Бомбее с просьбой о помощи против пиратов. Через несколько лет англичане, французы и голландцы, хотя и были торговыми соперниками, договорились объединиться для борьбы с пиратством в Красном море, Индийском океане и Персидском заливе.
В 1797 г. крейсер Ост-Индской компании «Випер» бросил якорь на рейде в Бушире (Иран). Капитан сошел на берег, команда завтракала на палубе, а офицеры были внизу. В гавани находилось несколько дхоу джоасми. Их капитаны попросили агента компании продать им немного пороха и пушечное ядро. Англичане исполнили их просьбу, так как им показалось, что у них нет дурных намерений. Внезапно две дхоу открыли огонь по «Виперу» и приготовились взять его на абордаж. Лейтенант Каррутерс приказал морякам занять свои посты, якорный канат был перерублен, и судно двинулось в открытое море, преследуемое четырьмя дхоу, наполненными вооруженными пиратами. «Випер» подвергся обстрелу, пуля попала Каррутерсу в пах. Он перевязал рану и продолжал командовать, пока не был убит выстрелом в голову. Командование взял на себя молодой офицер. В результате сражения, в котором было много убитых, пираты были отбиты. Многие ожидали, что компания отомстит за это вероломное нападение, но инцидент был проигнорирован Бомбеем, который не предпринял никаких шагов, чтобы наказать пиратов [2, р. 29].
Поняв, что они могут безнаказанно нападать на британские суда, пираты стали еще более дерзкими. В 1804 г. крейсер Ост-Индской компании «Флай», везущий депеши и сокровища в Бомбей, проходя около острова Кенн, сел на мель. Офицеры и матросы сумели добраться до Бушира, где они наняли дхоу, которая должна была доставить их в Бомбей. По пути в Бомбей они были схвачены пиратами джоасми и привезены в Рас-аль-Хайма, где были показаны жителям как диковинные существа.
Современник событий Букингем свидетельствует: «Женщины-джоасми были столь дотошны в своем расследовании, что не успокоились, пока не выяснили, чем именно необрезанный неверный отличается от истинно верующего» [3].
Спустя некоторое время, поскольку выкуп не последовал, пираты решили убить своих пленников. Но англичане спасли свои жизни, предложив показать им место, где затонул корабль с сокровищами.
Пираты доставили пленников к мелководью, где находился корабль. Когда пираты нырнули в море, оставив лишь малочисленную охрану, пленники попытались сбежать, но были схвачены. Пираты обнаружили сокровища и депеши. Последние они отдали англичанам, не видя в них никакой пользы.
Пираты отплыли, оставив пленников на острове, предварительно перебив жителей единственной деревни. А экипаж «Флай» нашел две лодки на берегу и вышел на них в открытое море. Одна из этих лодок затонули, но другая достигла персидского берега. Оставшиеся в живых отправились пешком через Персию в Бушир. Большинство из них умерли во время этого долгого и утомительного путешествия. Только два англичанина, офицер и матрос, прибыли в Бушир. Оттуда они добрались до Бомбея с пакетом депеш, за сохранение которого были вознаграждены всего-навсего благодарственным письмом от правительства, несмотря на свои беспримерные страдания [3].
Бомбейское правительство не предпринимало никаких действий против пиратов. Более того, капитанам судов было приказано ни в коем случае не атаковать «этих невинных туземцев Залива». Такая политика была обусловлена тем, что правительство опасалось быть вовлеченным в конфликт с ваххабитами, так как было известно, что ваххабиты поддерживали и поощряли пиратов и получали долю их добычи.
Пираты, поняв, что репрессий не будет, стали еще более наглыми. В 1805 г. они захватили два брига, принадлежавшие
Мэнести — английскому резиденту в Басре. Многие члены их экипажей были убиты, а капитану одного из бригов отрубили руку, так как увидели, что он стрелял из мушкета. Он спас свою жизнь тем, что сунул обрубок руки в кипящее масло. Два брига были добавлены к флоту пиратов [2, р. 30].
Вскоре после этого было атаковано судно Ост-Индской компании «Фьюри», но атаку отбили. По возвращении в Бомбей капитан получил строгий выговор за то, что открыл огонь по пиратам и тем самым нарушил приказ. Еще два судна, «Морнингтон» с 24 пушками и «Тейнмаут» с 18 пушками, были атакованы, но сумели уйти. Среди офицеров и матросов росло чувство беспомощности.
В начале 1806 г. бомбейское правительство отправило флот для совместных действий с войсками Маската против пиратов джоас-ми. Остров Кишм был заблокирован, и вождь джоасми султан бин Сеггар согласился принять предложение о мире.
В феврале 1806 г. был подписан мирный догвор, который предусматривал, что вождь джоасми и его люди «будут уважать британский флаг и собственность достопочтенной Ост-Индской компании». Договор также предусматривал, что пираты вернут собственность, которую они отняли, и будут помогать каждому британскому судну, которое может быть отнесено к Пиратскому берегу [2, р. 30].
В течение некоторого времени британские корабли патрулировали залив, и в этот период пираты не давали о себе знать, но как только эскадра вернулась в Бомбей, договор стал пустой бумажкой.
В 1808 г. судно «Мэнести» было захвачено пиратами после морского боя, продолжавшегося несколько дней. Большинство членов экипажа были зарезаны, а капитан изрублен на куски и выброшен за борт [3].
В том же году крейсер «Силф» Ост-Индской компании был захвачен пиратами. Капитан Грэхем подчинился приказу и не открывал огонь. Его корабль был взят на абордаж, и большая часть экипажа была убита. Грэхем, тяжело раненный, упал в люк. Матросы спрятали его в каюте и забаррикадировали дверь. Между тем пираты направили судно в Рас-аль-Хайма.
К счастью, это заметил другой английский корабль, который начал преследовать «Силф». Тогда пираты уплыли на лодках, и Грэхэм и другие оставшиеся в живых моряки были спасены [3].
Другое судно, «Наутилус», было атаковано у острова Кишм, но капитан проигнорировал приказ сдаться и открыл огонь. В результате
кровопролитного сражения, в котором было много убитых, атака пиратов была отбита.
В конечном итоге, бомбейское правительство поняло, что, если оно не предпримет серьезную акцию, то лишится возможности торговать в заливе. Пиратский флот в то время насчитывал свыше 60 больших судов и несколько сотен более мелких с общей численностью экипажей около 20 тыс. человек. Многие из этих судов были вооружены пушками, снятыми с захваченных кораблей, но пираты не умели ими как следует пользоваться. Правительство, хотя и стремилось избежать конфликта с ваххабитами, решило послать экспедицию против Пиратского берега, чтобы оказать поддержку султану Маската. Приказы командующему экспедицией были составлены в осторожных выражениях в том смысле, что следовало атаковать только джоасми, хотя те действовали вместе с ваххабитами.
Экспедиция отплыла из Бомбея в сентябре 1809 г. под командованием полковника Лионеля Смита, отец которого был директором Ост-Индской компании. Смит был умелым военачальником. Позже он стал генерал-губернатором Ямайки, где сыграл выдающуюся роль в освобождении рабов, а закончил карьеру на посту губернатора Маврикия.
Войско Смита состояло из тысячи английских солдат, отряда бомбейской артиллерии и тысячи индийских солдат. В его распоряжении были 8 кораблей компании, 4 транспортных судна и 2 фрегата королевских ВМС.
Когда после долгого плавания эскадра достигла Маската, «город был наполнен радостью». Рассчитывая на поддержку англичан, султан объявил войну ваххабитам и изгнал их представителя из Маската.
После некоторой задержки в Маскате, которая дала пиратам время укрепить свою оборону, эскадра Смита отплыла вместе с корба-лем султана Маската «Салли». Вскоре в Барка к ним присоединилось больше султанское войско. Первым городом, который атаковала эскадра, был Рас-аль-Хайма. Войска высадились на берег под прикрытием орудийного огня, и после нескольких штыковых атак город был взят. Около 60 пиратских лодок были сожжены. На следующее утро войска отступили и погрузились на корабли, так как стало известно, что на помощь к джоасми идет большое войско ваххабитов.
Эскадра пересекла залив и подошла к Линга на персидском берегу, который был взят без сопротивления. Из Линга часть экспедиции
двинулась к Луфт на острове Кишм, а другая часть вернулась в Маскат. Джоасми, осажденные в Луфте, отказались сдаться и оказали ожесточенное сопротивление: из своих укреплений они обстреливали атакующих из мушкетов. В своих красных мундирах британские солдаты оказались отличными мишенями. Британские войска были вынуждены отступить под огнем противника. Джоасми был предъявлен ультиматум о сдаче в определенный срок, но рано утром еще до истечения этого срока, к удивлению всей эскадры, на стене крепости появился человек, размахивающий британским флагом. Это был лейтенант Холл, который подошел к крепости и обнаружил, что гарнизон ее покинул.
Город был затем взят и возвращен султану, у которого его отняли джоасми. После этого эскадра посетила еще несколько портов, всюду уничтожая лодки пиратов.
В январе 1810 г. объединенные силы англичан и султана Маската атаковали порт, который участник сражения Мауризи называет «отвратительным городом Шинас». Переговоры о сдаче кончились безрезультатно. Пираты сознательно затягивали их, чтобы выиграть время. Город был взят после бомбардировки, а жителям, за исключением тех, кто были взяты в плен, после сдачи оружия было позволено бежать. Чтобы британские и индийские войска могли отличить людей султана Маската, последним было рекомендовано обвязать голову белыми платками, но, поскольку большинство арабов носят куфии, этот метод идентификации оказался непригодным и привел к ужасной путанице [9].
После взятия «отвратительного города Шинас» были получены сведения о том, что к Рас-аль-Хайма движется большое войско ваххабитов. Полковник Смит разместил войска на берегу, а на флангах поставил людей султана. В это время кавалерия султана, преследовавшая пиратов, вернулась в беспорядочном бегстве, преследуемая противником. В наступившей неразберихе многие воины султана были убиты британской артиллерией, принявшей их за пиратов. Полковник Смит отказался двигаться в глубинку, когда султан просил его это сделать, ссылаясь на присланный ему приказ ограничиться атаками на пиратские города [9]. Затем британские и индийские войска погрузились на свои корабли и отплыли от города.
Вскоре на берегу появились ваххабиты во главе с Мутлак аль-Мутайри, который обрушился на маскатцев. Битва продолжалась
около двух часов, после чего султан Маската увидел свою армию разгромленной наголову. Участник этой битвы Мауризи свидетельствует, что «море было наполнено людьми, пытавшимися бежать от ваххабитов» [9].
Вероятно, многие из людей султана были арабами из глубинки и, в отличие от прибрежных жителей, не умели плавать. Англичане видели этот разгром войск султана со своих кораблей и выражали возмущение «трусостью союзников» [9].
На следующее утро Мутлак верхом на коне с белым флагом в руках появился на берегу. По свидетельству Мауризи, Мутлак предложил прекратить нападать на британские суда, если англичане прекратят поддерживать султана. Мауризи был «очень удивлен вежливостью, с которой Мутлак говорил» и «его благородными манерами». Он был «красивым мужчиной, имел воинственный вид, неустрашимую отвагу и был способным политиком и искусным генералом» [9]. Мутлак был убит в 1813 г. в битве против войска Маската.
Договорившись о перемирии с Мутлаком, британская эскадра вернулась в Бомбей.
Пираты не давали о себе знать до тех пор, пока не построили новый флот. Тогда они, несмотря на все попытки султана уничтожить их, стали так же сильны, как были до британской экспедиции.
С 1814 г. джоасми при поддержке ваххабитов снова развернули активные пиратские действия, грабя корабли, истребляя их экипажи и нападая на суда, плававшие под британским флагом. В это время могущество их союзников — ваххабитов пошло на убыль. Это было связано с приходом египетских войск в Аравию и смертью ваххабитского эмира Сауда бин Сауда, чьим преемником стал сын Абдалла, «которому общественное мнение приписывало самые низкие пороки».
В 1816 г. корабль Ост-Индской компании «Дериа Доулат» подвергся нападению пиратов, убивших большую часть экипажа. За этим последовали плохо организованные «демонстрации силы» четырех британских судов у Рас-аль-Хайма. Сопровождавший эту эскадру британский резидент в Бушире Брус потребовал от вождя джоасми возвращения награбленного и передачу ему нескольких своих родственников в качестве заложников. Инструкции из Бомбея гласили, что если пираты примут эти требования, то не следует предпринимать каких-либо дальнейших действий. Но если они откажутся это сделать, «эскадра должна дать понять вождю, что он может вызвать недовольство британского правительства».
Встречу командующего эскадрой с вождем пиратов описал позднее переводчик Бакингем. Беседа проходила на открытом воздухе, и вождь, и англичане сидели на земле. Вождь джоасми «был маленьким человеком, вероятно, около сорока лет, с хитрой саркастической улыбкой» [3]. За ним стояла охрана из 50 человек, вооруженных мушкетами, шпагами и сунтами. Для принятия британского ультиматума вождю дали срок до полудня. Однако он отверг британские требования и заявил, что пошлет своего представителя вести переговоры с правительством в Бомбее. Тогда корабли открыли огонь по пиратским доу, стоявшим на якоре у берега.
«По крайней мере 300 выстрелов было сделано с кораблей эскадры, но ни один из них не причинил никакого вреда», так как дхоу стояли слишком далеко. «После этого корабли подняли паруса, оставив пиратов исполнять победные военные танцы на берегу и положив, таким образом, конец пустым переговорам» [3].
Вдохновленные этим успехом, джоасми предались пиратству с еще большей энергией. У них появились основания считать, что англичане, несмотря на превосходство их флота и оружия, неспособны им сопротивляться. Такова была ситуация в Персидском заливе, когда летом 1818 г. из Плимута вышел корабль «Эден» под командованием капитана Френсиса Лоча, чтобы навсегда положить конец пиратству. На корабле было 26 пушек и 125 солдат. По дороге к «Эдену» присоединилось еще несколько кораблей с большим числом солдат на борту. Это была самая сильная экспедиция, когда-либо появлявшаяся в Персидском заливе. В ней участвовали почти 3000 солдат, в том числе 1300 европейцев, 12 британских военных и несколько транспортных судов, а также флот султана Маската [2, р. 135]. Экспедицией командовал Вильям Грант Киер — опытный военачальник, служивший в Европе и Индии.
В начале ноября 1818 г. началась осада Рас-аль-Хайма. Это была самая сильная крепость на Пиратском берегу. Она стояла на узком перешейке, протянувшемся на 3−4 мили в длину и 1 милю в ширину, и имевшем бухту, дававшую безопасную стоянку для доу. Со стороны моря крепость была защищена длинным песчаным валом. Стены города имели башни и были сделаны из кораллов и глины и имели пятнадцать футов ширины в основании, сужаясь к верху. В центре стены были городские ворота, защищенные двумя квадратными башнями. Позади ворот находилась цитадель — высокое массивное
строение из камня. В центре города была другая большая круглая башня, окруженная высокой стеной. В городе было много каменных зданий [2, p. 135].
9 ноября 1818 г. Рас-аль-Хайма была взята штурмом. Жители покинули город. По оценке Лоча, их было 7−8 тысяч [2, p. 143].
22 декабря сдалась последняя крепость пиратов, Зайя. Позже англичане уничтожили много пиратских судов и несколько крепостей в других городах на Пиратском берегу. Вождь джоасми шейх Хассан бин Рахмах, чье имя еще недавно наводило ужас повсюду в заливе, теперь униженно просил у Гранта Киера мира и милосердия.
Стоглавая гидра пиратства в Индийском океане лишилась одной из своих главных голов.
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
1. Алаев Л. Б. Средневековая Индия. — СПб.: Алетейя, 2003. — 304 с.
2. Belgrave Ch. The Pirate Coast. — L.: Bell, 1966. — 200 p.
3. Buckingham J. S. Travels in Syria. Media and Persia. — London (1830): Read Books, 2008. — 564 p.
4. Deschamps H. Les Pirates a Madagascar aux XVII et XVIII sciels. — Paris: Editions Berger-Levrault, 1949.
5. Gosse P. The Pirates Who’s Who. Giving Particulars of the Lives & amp- Deaths of the Pirates & amp- Buccaneers. — Glorieta: New Mexico, 1924. — 200 p.
6. Hamilton A. A New Account of the East Indies. — Edinburgh, 1727, I, The Argonaut press, 1930, 2008. — 396 p.
7. Keay John. A History of India. — New York: Grove Presss, 2001. — 578 p.
8. Lougnon. L’ile Bourbon sous la Regence. — Paris, 1956.
9. Maurizi V History of Seyd Said. — L., (1819): The Oleander Press, 1984. -174 p.
10. Skeet Ian. Muscat and Oman. The end of an era. London, Faber & amp- Faber Ltd., 1974. — 224 p.
11. Slot B. J. The Arabs of the Gulf. 1602−1784. — Leidschendam, B.J. Slot, 1995. — 476 p.
12. Toussant A. History of the Indian Ocean. — London (1966): Routledge and Kegan Paul, 1961.
13. An Anonymous History of Oman probably written in about 1728 // Journal of the Asiatic Society of Bengal. — Vol. XLIII.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой