«Ужие земли» в английском языковом сознании (на материале английских топонимических и этнонимических фразеологизмов)

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 811. 111
«ЧУЖИЕ ЗЕМЛИ» В АНГЛИЙСКОМ ЯЗЫКОВОМ СОЗНАНИИ (НА МАТЕРИАЛЕ АНГЛИЙСКИХ ТОПОНИМИЧЕСКИХ И ЭТНОНИМИЧЕСКИХ
ФРАЗЕОЛОГИЗМОВ)
© А. В. Уразметова
Башкирский государственный университет Россия, Республика Башкортостан, 450 074 г. Уфа, ул. Заки Валиди, 32.
Тел.: +7 (917) 343 03 97.
E-mail: urazmetova82@mail. ru
В данной статье выявляются репрезентанты существующих стереотипов во фразеологизмах английского языка, содержащих «чужой» топонимический и этнонимический компонент. Вводятся некоторые понятия: «языковое сознание», «стереотип», «гетеростереотип», «свое», «чужое». Перечисляются качества, приписываемые англичанами другим этносам: ирландцам, мексиканцам, французам, немцам, итальянцам, датчанам, голландцам.
Ключевые слова: языковое сознание, ростереотип, «свое-чужое», «чужое».
Термин «языковое сознание» акцентирует важнейшую сторону психологического функционирования человека, подчеркивая значение внутренних психологических состояний, сознания субъекта, при использовании языка, речи. Термин подчеркивает объединение, слитность главных составляющих речевой деятельности: психологического и лингвистического элементов.
Понятие «языковое сознание» имеет широкое референтное поле, включающее две его основные разновидности: динамическую — выражение состояния сознания в вербальной форме, воздействие на сознание с помощью речи, и структурную, образуемую языковыми структурами, формирующимися в результате ментального опыта субъекта, действия его сознания. При всей широте этого референтного поля понятие языкового сознания имеет свою специфику, подчеркивая момент смыкания, совокупности феномена сознания, мысли, внутреннего мира человека с внешними по отношении к нему языковыми и речевыми проявлениями. Этот важный момент высвечивает главную сущность языка/речи — быть выразителем психического состояния говорящего [1].
Языковое сознание творчески отражает действительность, фиксируя значимые стороны осмысливаемой реальности в концептах — сложных ментальных образованиях, представляющих собой кванты переживаемого опыта (А. Вежбицкая, Е. В. Бабаева, А. П. Бабушкин, С. Г. Воркачев, В. И. Карасик, Н. А. Красавский, М. В. Пименова, Ю. С. Степанов) [2, с. 5].
Представление о «своем» и «чужом» формируется в древности, отражая особенность архаического сознания подмечать и фиксировать существующие в мире объективные противоположности. Источником формирования оппозиции «свой-чужой» называется дуальность восприятия [3, с. 5]. Впервые понятие «социальный стереотип» было использовано в социологии У. Липпманом. По его мнению, стереотипы — это упорядоченные, схематичные, детерминированные культурой «картинки
топоним, этноним, фразеология, стереотип, гете-
мира» в голове человека, которые экономят его усилия при восприятии сложных социальных объектов и защищают его ценностные позиции и права [4, с. 22]. В когнитивной лингвистике и этнолингвистике термин «стереотип» относится, прежде всего, к содержательной стороне языка и культуры, то есть трактуется как ментальный стереотип, и коррелирует с «наивной картиной мира». Одно из наиболее исчерпывающих определений стереотипа принадлежит В. В. Красных: «Стереотип есть некоторая структура ментально-лингвального комплекса, формируемая инвариантной совокупностью валентных связей, приписываемых данной единице и репрезентирующих концепт феномена, стоящего за данной единицей…» [5, с. 127].
Оценочные суждения, выносимые о других народах представителями данной этнической группы называются гетеростереотипами [6, с. 224]. Этот вид стереотипов характеризуется сильными обобщениями, неоправданными упрощениями и сведением чужого национального характера к какой-нибудь одной черте. Как правило, гетеростереотипы гораздо более критичны, чем автостереотипы.
Этнические стереотипы отражают прошлый и настоящий, позитивный или негативный опыт взаимоотношения народов, особенно в тех сферах деятельности, где данные народы наиболее активно контактировали, а порой и конкурировали. Красно -речива пословица, отражающая отношения между Англией и Ирландией: England’s difficulty is Ireland’s opportunity (посл.) «Трудность Англии -возможность для Ирландии- Англия — в беде, Ирландия — на коне». В американском варианте английского языка существует фразеологизм to get one’s Indian up, имеющий значение «беситься, лопаться со злости, лезть в бутылку" — британский вариант этой идиомы звучит как to get one’s Irish up, что позволяет провести некоторые параллели между образом индейцев в сознании американцев и этнокультурными стереотипами, существующими у британцев по отношению к ирландцам (вспыльчивый, агрессивный, дикий). Многие исследователи
ISSN 1998−4812
Вестник Башкирского университета. 2012. Т. 17. № 1(I)
561
(M. Coleman, T. Archdeacon) отмечают сходство между отношением британцев (и американцев как их наследников) к «проблемным народам» — ирландцам и индейцам [7, с. 274]. Как отмечает Т. Аркдикон, многие английские колонисты видели сходство этих двух этносов в манере одеваться, вести хозяйство, в питании, землевладении и даже в обычаях прощания с умершими [8, с. 18]. В глазах большинства местные жители Ирландии и Север -ной Америки выглядели примитивными, нецивилизованными и необузданными, и основное направление политики в их отношении было сходным -захват территории силой. Помимо дикости Ирландцам приписывается склонность к другим человеческим порокам, как то: чрезмерное употребление алкоголя (Indian list «список людей, которым нельзя продавать спиртные напитки»), сексуальная невоздержанность (if you drop a fiver in Brandon, kick it all the way to Cork «шутливая фраза, намекающая на гомосексуальные склонности жителей ирландского города Брэндон" — Irish button «сифилис»), глупость (Irish hint «понятный, прозрачный, «толстый» намек»), неуклюжесть (Irish hoist «неуклюжее падение»), фальшивость (Irish lemons «подделка»).
Существующий стереотип, о том, что Мексика — это бедная страна с широко развитой наркоиндустрией, находит подтверждение в следующих фразеологизмах: Acapulco gold «крепкая, коричневато-золотая марихуана из Мексики" — Mexican breakfast «сигарета и чашечка кофе или воды" — Mexican brown «коричневая мексиканская марихуана" — Mexican mud «слабый героин" — Mexican bush «мексиканская марихуана низкого качества». Мексика является основным иностранным поставщиком каннабиса и кокаина, а также крупнейшим поставщиком метамфетамина в Соединенные Штаты.
Употребление наркотических средств приписывается также представителям других культур, что отражается во фразеологизмах со следующими этнонимами и топонимами: African black «марихуана" — Arctic explorer «наркоман, употребляющий кокаин" — Cambodian red «красновато-коричневая марихуана из Камбоджи" — Canadian quail «разновидность метаквалона" — China white 1) «чистый или почти чистый героин» 2) «фентанил, синтетический наркотический анальгетик" — Chinese tobacco «опиум" — Columbian gold «марихуана высокого качества" — Indian hay/grass «марихуана" — Machu Picchu «крепкая марихуана из Перу».
Развращенность и сексуальная невоздержанность проявляется во фразеологизмах, относящихся к Франции, Германии, Италии, Дании: client for Rouen (воен., сленг, груб., уст.) «солдат, заболевший венерической болезнью" — French cap «презерватив" — trip up the Rhine «совершать половой акт" — Dutch cap «противозачаточный резиновый колпачок" — Neapolitan bone-ache (груб.) «сифилис" — Rangoon itch «грибковая половая инфекция» (Это одна из географических аллитераций, приписываемых
городам, где часто встречаются болезни. До 1989 г. Рангун употреблялось как искаженное английское название города Янгон — столицы Мьянмы, крупнейшего экономического и культурного центра, самого крупного города страны) — smth. is rotten in the State of Denmark «какая-то скверна завелась» (Шекспировское выражение) — go to Denmark «сделать операцию по изменению пола» (в Дании была проведена первая успешная операция такого рода).
Помимо развращенности и распущенности (French disease, French compliment, French lessons и т. п.) с Францией и французами англичане ассоциируют грубость, плохое поведение и невежественность: do like a Frenchman «поступить плохо», to take a French leave, означающее то, что в других языках, в том числе и во французском означает «уйти по-английски», т. е. не попрощавшись.
Негативное отношение выражается в идиомах с этнонимом Dutch: Dutch milk «пиво" — do the Dutch «совершить самоубийство" — the Dutch act «самоубийство" — Dutch comfort (consolation) «могло быть и хуже- слабое утешение" — Dutch concert «пение, при котором каждый поет свое- кто в лес, кто по дрова" — Dutch courage «смелость во хмелю, подразумевая, что голландцы трусливы, когда трезвы" — Dutch headache «похмелье" — Dutch widow «проститутка». Dutch, в особенности в американском варианте, не обязательно соотносится с голландцами, часто обозначая скорее немцев — Deutsch (например, Pennsylvania Dutch «пенсильванские немцы»). В связи с тем, что значительную часть населения Пенсильвании в годы колонизации составили колонисты из Германии, слово в американском варианте английского языка не только сохранило оттенки и соответствующую фразеологию английского языка, но и образовало новые фразеологизмы, имеющие юмористический и слегка презрительный оттенок: be in Dutch «быть в беде" — talk like a Dutch uncle «командовать, распоряжаться, говорить резко и свысока», Dutch feast «вечеринка, на которой хозяин напивается раньше гостей», и некоторые другие [7, с. 275]. Сами голландцы объясняют такое количество негативных слов в английском языке, связанных с ними, фактом морского соперничества двух держав — Англии и Голландии в 19 веке. Однако тенденция продолжает иметь место и сегодня, хотя и испытывает вполне толерантное отношение к этому со стороны самих голландцев. В настоящее время в речи американцев появились следующие фразеологизмы, которые еще не зафиксированы в словарях: double Dutch «очень плохой человек», Dutch sushi «наркотики».
Некоторые фразеологизмы передают общее, нейтральное представление об иностранном как о чужом, инородном, противопоставленном своему: from China to Peru «с одного конца земли до другого, повсюду" — the Solomon of France «о Карле V" — the eye of Greece «Афины».
Крайне редко встречаются положительные оценки во фразеологизмах с чужими топонимами и
этнонимами: throw him into the Nile and he will come up with a fish in his mouth «наш пострел везде поспел" — the land of Goshen «земля Гесем- страна, в которой царит мир и изобилие" — cross the Rubicon «перейти Рубикон, принять окончательное решение, отважиться на решительный шаг».
Известно, что оппозиция «свой — чужой» в культуре носит выраженный оценочный характер. Это проявляется в том, что восприятие явлений чужой культуры всегда в той или иной мере предполагает оценку, осуществляемую с позиции своей. Отрицательная оценка присуща, в целом большинству подобных единиц в разных языках, где иностранное воспринимается как чужое, плохое, злое, инородное, непонятное [10, с. 7]. Чужие характеризуются как люди, которых обычно опасаются. Специфически английским моментом восприятия чужого выступает загадочность этого человека. Англичане испытывают врожденное недоверие ко всему незнакомому, а особенно иностранному.
Проведенный анализ фразеологических единиц с компонентом топонимом и этнонимом показывает, что «чужое» в английском языковом сознании представляется как нечто плохое (73%): примитивное, нецивилизованное и необузданное, грубое, невежественное, глупое, неуклюжее, дикое, агрессивное, вспыльчивое, фальшивое, склонное ко многим человеческим порокам, таким как: чрезмерное употреб-
ление алкоголя и наркотиков, сексуальная невоздержанность, развращенность и распущенность. Все это подтверждает оппозицию культурологических признаков «свое — хорошее», «чужое — плохое».
ЛИТЕРАТУРА
1. Ушакова Т. Н. Языковое сознание и принципы его исследования. // Языковое сознание и образ мира. 2000. URL: http: //www. ilmg-
ran. ru/library/psylingva/sborniki/Book2000/html204/1−2. html.
2. Тарасова А. В. Концептуализация межличностных отношений в русском и английском языковом сознании: дисс. … канд. филолог. наук. Волгоград, 2009. 196 с. URL: http: //www. dissercat. com/content/kontseptualizatsiya-mezhlichnostnykh-otnoshenii-v-russkom-iangliiskom-yazykovom-soznanii
3. Балясникова О. В. «Свой — чужой» в языковом сознании носителей русской и английской культур: Автореф. дис. … канд. филол. наук. М., 2003. 224 с.
4. Lippman W. Public opinion. N. Y., 1922. 422 p.
5. Красных В. В. Виртуальная реальность или реальная виртуальность? (Человек. Сознание. Коммуникация). М. ,
1998. 324 с.
6. Садохин А. П. Этнология: Учебное пособие. Изд. 3-е,
перераб и доп. М.: Альфа-М- ИНФРА-М, 2004. 352 с.
7. Соболева Е. Ю. Образ «чужого» во фразеологизмах аме-
риканского варианта английского языка с компонентом этнонимом // Вестник Нижегородского университета им. Н. И. Лобачевского, 2008. № 6. С. 274−277.
8. Archdeacon, T. J. Becoming American: an Ethnic History. N.Y.: the Free Press, 1983. 297 p.
9. Березович Е. Л. О явлении лексической ксеномотивации // Вопросы языкознания. 2006. № 6. С. 3−18.
Поступила в редакцию 18. 03. 2012 г.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой