П. П. Ершов предполагаемый автор газеты «Тобольские губернские ведомости»

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Литературоведение


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Вестник Челябинского государственного университета. 2012. № 32 (286).
Филология. Искусствоведение. Вып. 71. С. 62−66.
Е. В. Костецкая
П. П. ЕРШОВ — ПРЕДПОЛАГАЕМЫЙ АВТОР ГАЗЕТЫ «ТОБОЛЬСКИЕ ГУБЕРНСКИЕ ВЕДОМОСТИ»
Выявляется тематическое и стилевое сходство материалов газеты «Тобольские губернские ведомости» (1857−1858 гг.) с художественными, художественно-публицистическими и эпистолярными произведениями П. П. Ершова. Автором газетных публикаций на тему государственных и религиозных праздников мог быть П. П. Ершов или кто-то другой, кому удалось отразить стилистическую норму, характерную для творчества П. П. Ершова.
Ключевые слова: периодическая печать в Сибири, Тобольские губернские ведомости, праздничная культура, особенности стиля П. П. Ершова.
Архивные изыскания последних лет значительно расширили представление о творческой биографии П. П. Ершова. Роль писателя в деятельности газеты «Тобольские губернские ведомости» (далее — ТобГВ) получила должное освещение лишь в ряде публикаций недавнего времени, вызвав вполне закономерную полемику (Н. Н. Александрова, Л. С. Любимов, Т. П. Савченкова, Ю. Л. Мандрика)1. Наиболее детально данная тема разрабатывается Т. П. Савченковой, в том числе в статье «Петр Павлович Ершов и его корреспонденты на страницах газеты «Тобольские губернские ведомости», опубликованной в N° 1 (24) за 2008 г. литературно-художественного и историко-краеведческого альманаха «Врата Сибири».
Материалы исследования направлены против устоявшегося представления о том, что провинция не дала в полной мере развиться литературному таланту Ершова. Одним из первых такие выводы сделал А. К. Ярославцов в известной работе «Петр Павлович Ершов, автор сказки «Конек-Горбунок». Биографические воспоминания университетского товарища»: «Если и можно упрекнуть Ершова, то разве в том, что он, как молодой, вовсе неопытный человек, решился ехать в Сибирь из Петербурга… «2. Подобного мнения придерживается З. А. Ерошкина в статье, написанной к столетию сказки «Конек-Горбунок»: «Заслуживает внимания то, что Ершов не принял никакого участия даже в газете «Тобольские ведомости», которая стала выходить с 1857 г. при участии всех литературных сил, какие имелись в городе"3.
Усилиями ряда сибирских исследователей творчества Ершова эта позиция была серьезно поколеблена. В трудах Ю. С. Постнова, Л. Г. Беспаловой, В. Г. Уткова, Ю. А. Дворя-
шина4 показана многогранная общественно-литературная деятельность Ершова. В меньшей степени оценена его журналистская работа, поскольку нет достоверных данных о ершовских публикациях в региональной прессе. Естественно, о Ершове пишут как о цензоре Тобольских губернских ведомостей5. Нам представляется убедительным мнение Т. П. Савченковой, что поэт и педагог Ершов был не только цензором ТобГВ за 1857−1858 гг., но и редактором неофициальной части, автором целого ряда статей6. Т. П. Савченкова высказала предположение, что П. П. Ершов в период работы в газете печатался анонимно или под псевдонимами Житель Тобольска, Любитель, Тобольский житель. Печататься открыто было нельзя, так как это противоречило бы редакторской политике издания: повторим, что П. П. Ершов являлся официальным цензором газеты, а потому не мог открыто позиционировать себя как редактор и автор публикаций. Т. П. Савченкова определяет круг тем, которые были интересны Ершову-журналисту: государственные и религиозные праздники, светские культурные развлечения, образование и просвещение в Сибири. По ее мнению, анализ отдельных газетных материалов данной тематики позволяет выявить черты стиля П. П. Ершова.
Статьи, освещающие государственные и религиозные торжества, занимают особое положение в ТобГВ. Очевидно созвучие тематики некоторых статей с идеологией П. П. Ершова, в основе которой лежат базовые ценности русской культуры «православие, самодержавие, народность». События, связанные с рождением, бракосочетанием, коронацией, приездом в Тобольск представителей царской семьи, освещались Ершовым-журналистом в столичных журналах. На этот факт обращает вни-
мание А. К. Ярославцов7. По свидетельству А. К. Ярославцова, Ершов был автором статьи о празднике в Тобольске, опубликованной в Санкт-Петербургских губернских ведомостях. В ней отчетливо проявляются особенности его писательского стиля: апелляция к патриотическим чувствам, экспрессивность интонации, императивность и афористичность высказывания: «Я хочу описать тебе наш праздник по случаю вожделенного бракосочетания Государя Наследника, и наперед прошу не взыскивать, если я буду порой многоречив: когда полно сердце — язык говорит без устали"8.
В 1857—1858 гг. тема государственных и религиозных праздников нашла продолжение и на страницах ТобГВ. Одним из центральных мотивов статей «Праздники коронации в Тобольске"9, «О праздниках в Тобольске по случаю приезда сюда Его Высокопревосходительства, Господина Генерал-Губернатора Западной Сибири Густава Христиановича Гасфор-та"10, «О возвращении из Тобольской губернии ссыльных, на основании Высочайшего указа
22 июля 1837 г. «11 является посещение Сибири цесаревичем Александром Николаевичем в 1837 г., образ которого переходит в публицистику П. П. Ершова из художественного творчества. В 1837 г. Ершов был лично представлен будущему монарху, тогда еще наследнику престола. Ершовым были написаны приветственные стихи в честь высокого гостя. Последними строчками оды «Государю наследнику на приезд Его в Тобольск» завершается статья «Праздники коронации в Тобольске», подписанная псевдонимом «Житель Тобольска"12. Интересно, что А. К. Ярославцов сообщает о письме 1855 г., в котором описание Ершовым пребывания Государя Наследника в Тобольске, помещенное в Санкт-Петербургских ведомостях, заканчивается теми же строчками: «В жару чувств он привел заключительные строки того своего стихотворения, которое, как сказано в рукописном собрании его стихотворений, поднесено было, 3 июня 1837 г., тогда еще наследнику престола, в бытность его в Тобольске"13.
П. П. Ершова можно узнать не только по тому, что он цитирует стихотворение собственного сочинения, но и по особому чувству, с которым написаны слова о монархе: «Сладкое чувство наполняет грудь при мысли, что все это для Него, для обожаемого Монарха, надежды и гордости России. Заключаю письмо мое последнею строфою стихов, имевших сча-
стие быть поднесенными Его Императорскому Величеству, во время незабвенного Его пребывания в 1837 г. в Тобольске"12. В упоминаниях о знаковом событии слышится почтительное отношение к будущему императору: «Ангел благости повел крылом своим над Сибирью -юный Цесаревич испросил у Высокого Своего Родителя милость и облегчения многим ссыльным. ,"14. Историческим свидетельством такого почтительного отношения П. П. Ершова к императору является письмо к петербургским друзьям В. А. Треборну и А. К. Ярославцову (28 января 1858 г.): «С нынешним царствованием как-то особенно отрадно встречаешь новый год, в полной надежде, что он ознаменуется новыми милостями, новыми льготами, новым счастием для всего русского мира. Не знаю, как вы, а я в этот новый год пожелал одного -быть в Петербурге, взглянуть на возлюбленного царя, обнять вас, мои неизменные"15.
Статьи о государственных праздниках отличаются от других особой патетикой, эмоциональной приподнятостью, возвышенностью чувств. Следование романтической традиции, характерное для художественного творчества П. П. Ершова, обнаруживается в идеализации прошлого и склонности к старине, миру сказок: «. но что говорить много: теплые слезы старика отца, или старухи матери, сжимающих в объятиях своих возвращенного сына и призывающих благословения на Главу Своего возлюбленного Государя, дороже перлов и краше алмазов Венца Царского. «16. Библейские аллюзии в образах старика и блудного сына, фольклорные мотивы в изображении царя-ба-тюшки, орнаментальные сравнения, эпитеты с положительной эмоциональной семантикой тепла, любви помогают передать авторскую мысль, делают высказывание доступным простому народу, что для редакции неофициальной части газеты всегда было важной задачей деятельности ТобГВ. Но эти же приемы привносят художественность в стиль документального повествования, автор газетного материала создает эффект литературной условности. В статьях о государственных праздниках сообщается о религиозном смысле событий и о их значении для народа. Обычно для статей такого рода сочетание фольклорных и религиозных мотивов: «Внимая его (Архипастыря) словам, мысль невольно переносилась в первопрестольный град, под сень древнего храма, воображение рисовало великую картину коро-нования… «17.
Религиозная жизнь города (крестные ходы, литургии, молебны) освещается в статьях о Божественной литургии в Софийском соборе в день рождения императрицы Александры Федоровны18, о торжественном молебствовании по случаю наводнения19, об освящении тюремного замка и церкви при нем20, о Дне принесения из Абалака чудотворной иконы Знамения Божией Матери21, о возвращении Абалакской иконы Божией Матери22. Анализ статьей данной группы позволяет отметить некоторые черты, близкие ершовскому стилю.
По наблюдениям исследователей, П. П. Ершов был глубоко религиозным человеком, его произведения наполнены религиозными образами «райской обители», «небесной обители», «небесного света», ангелов, «святого креста», «святой веры», «теплой молитвы"23. В описании религиозных процессий проявляется умение автора изображать массовые сцены: «Святая гостья оставила нас: образ чудотворной иконы Абалакской Божией Матери унесен из Тобольска 24 июля. & lt-… >- Поразительна картина самого хода для человека, увидевшего оный в первый раз. Сначала движется целый лес церковных хоругвей, собранный со всех церквей города Тобольска, потом в особенно устроенном киоте, окруженный духовенством и клиром певчих, несется Св. Образ, а густая, пестрая толпа богомольцев и разных экипажей, в полном смысле, покрывает всю дорогу"24. Образ народной толпы рисуется с помощью метафор: «густые толпы народа», «густая пестрая толпа», «народ покрывал тротуары», «народ толпами хлынул» и др.
В письме П. П. Ершова Ф. Н. Лещевой (июль 1841 г.) находим сообщение на ту же тему, сходное с процитированной статьей по интонации и художественным приемам: «Нынешний год жители Тобольска оказывают большое усердие к Богоматери. Каждый день поднимают Икону и с хором певчих сами -особенно девицы и дамы — несут Ее с горы в свои дома и обратно. Особенно поздно вечером это зрелище делает самое живое впечатление. Народу, хоть его всегда довольно, не видно за темнотою- раздается только торжественное: яко необоримую стену и пр. И свет свечи в фонаре, подобно звезде, блестит впереди, иногда отражаясь на золоте ризы Богоматери"25.
В основе статьи и письма лежит общая структура повествования. Для автора важны одни и те же моменты. Оба описания начинаются с обращения к образу Богоматери,
при этом подчеркивается особо почтительное отношение жителей Тобольска к «Святой гостье». Затем в обоих случаях авторское внимание привлекает образ толпы. Отметим характерную для всех публикаций на религиозную тему позицию повествователя — очевидца событий, который стремится создать многомерный образ происходящего. В статье ТобГВ о празднике в честь иконы Абалакской Божией Матери автор является непосредственным наблюдателем крестного хода и дает эмоциональную оценку событиям: «Поразительна картина самого хода для человека, увидевшего оный в первый раз"25. В письме Ф. Н. Лещевой П. П. Ершов также не просто описывает действо, а передает личные переживания праздника: «Особенно поздно вечером это зрелище делает самое живое впечатление"26.
Стиль газетных публикаций на религиозные темы обнаруживает сходство с художественным стилем, свойственным произведениям Ершова тобольского периода. Например, в повествовании о церковном празднике из рассказа П. П. Ершова «Чудный храм» (цикл «Осенние вечера»): «Нельзя было описать впечатления, производимого колоколом"26. «Чудный храм» относится к жанру пасхального рассказа. В основе его сюжета — чудо, пережитое героями в день самого великого христианского праздника. В рассказе, опубликованном в 1857 г. в «Живописном сборнике замечательных предметов из наук, искусств, промышленности и общежития», присутствуют религиозные образы и лексика (чудный храм, поющая толпа богомольцев, пасхальная свеча, святой крест, ангел), заметно сходство приемов повествования (от объяснения великого смысла образа Христа и праздника Пасхи — к подробному описанию торжественного хода): «Веселый звон колоколов сливался с радостным пением гимна: «Воскресение Твое, Христе Спасе!» Блеск множества свечей в руках молящихся озарил окрестность на большое расстояние"27. В художественном и газетном повествовании описание крестного хода соотнесено с описанием природы. Пейзажная зарисовка является средством создания особой атмосферы действия, подчеркивает отношение автора к событиям: «…приходящие & lt-… >- составляли пеструю, разнообразную ленту вокруг церкви, которой придавала еще более живописности зеленая кайма вековых деревьев рощи"23.
В газетных статьях символически соотнесены состояние ликующей души и солнечной
природы. Известно, что в лирике Ершов отдает предпочтение пространственно-временным образам неба, ясного дня28. Указание на хорошую погоду подчеркивает праздничное настроение участников: «Живой говор пирующих, веселые их лица, толпы народа, со всех сторон окружавшие площадь, а над головой ясное солнечное небо и гул колокольного звона -все это вместе составляло прекрасную одушевленную картину"29- «Погода, с утра туманная и обещавшая дождь, благоприятствуя церковному и народному празднику, прояснилась, и ярко солнышко встретило святую посетительницу Тобольска"30.
У читателя возникает ощущение непосредственного участия рассказчика в происходящем. Иногда автор сам обращает внимание на этот факт. Так, в письме к статье «Праздники коронации в Тобольске» звучит просьба к редакции (интересно, что неофициальную часть в этом номере рассматривал М. Доброхотов, а не П. Ершов) напечатать материал свидетеля торжества под псевдонимом Житель Тобольска: «Прошу редакцию Тобольских губернских ведомостей дать место настоящей статье, содержащей в себе правдивый рассказ очевидца о праздниках коронации в Тобольске"31.
Автор, скрытый под псевдонимами Тобольский житель, Житель Тобольска, нередко обращается к приему цитации, формируя тем самым образ читателя как человека религиозного и достаточно просвещенного. Например, рассказывая о религиозных событиях, приводит цитаты из Библии, использованные в речах священнослужителей по случаю праздников: «Бывший Архипастырь сказал полное значения слово на текст «Господи, силою твоею возвеселится Царь о спасении Твоем возрадуется зело"32- «Во время Литургии сказано было профессором Духовной семинарии Слоутою назидательное слово о милостыне и милосердии на текст Евангелия «тунеприясте, туне дадите"19.
Однако стиль приведенных публикаций отражает не только индивидуальность автора, но и представление о поэтическом слоге, которое могло сложиться у достаточно просвещенного провинциала. Поэтому трудно однозначно судить, принадлежат ли публикации Ершову, или какому-то одному автору, или нескольким авторам. Возможно, именно в силу общелитературной специфики стиля возникают явные переклички газетных текстов с произведениями П. П. Ершова. Не настаивая на авторстве Ершова, можно установить ряд аналогичных
совпадений и перекличек. В газетных материалах и текстах писем П. П. Ершова обнаруживаются тематические параллели. Темы культурной и религиозной жизни губернии в письмах и статьях находятся в центре внимания Ершова в связи с его профессиональной деятельностью и мировоззренческими установками. В приписываемых Ершову статьях ТобГВ появляются образы, характерные для художественного творчества П. П. Ершова.
Сравнение стилевых особенностей эпистолярных, прозаических произведений, столичных публикаций Ершова с тобольскими текстами, обнаруживающими черты ершовского стиля, позволяет в след за Т. П. Савченковой выделить общие приметы стиля: апелляция к патриотическим чувствам, благоговейное чувство перед монархом, авторская индивидуализация, императивность, театрализация действия, юмористический тон, экспрессивность интонации, эмоциональность речи, послович-ность, метафоричность, диалогичность высказываний.
Все эти факты говорят о том, что стиль газетных материалов во многом сходен со стилем художественных, художественно-публицистических и эпистолярных произведений П. П. Ершова. Если даже их автором был кто-то иной (иные), ему (им) удалось отразить стилистическую норму, характерную для творчества П. П. Ершова. В этом смысле произведения П. П. Ершова могут выступать как показатель литературности повествования, к достижению которой стремились авторы первых провинциальных ведомостей Сибири.
Примечания
См.: Александрова, Н. Н. Общественная жизнь Западной Сибири в середине 50 — начале 60-х гг. XIX в.: по материалам «Тобольских губернских ведомостей»: дис. … канд. ист. наук. М., 1996. 237 с.- Любимов, Л. С. История сибирской печати. Иркутск: Изд-во ИГУ, 1982. 79 с.- Савченкова, Т. П. Петр Павлович Ершов (1815−1869): Архивные находки и библиографические разыскания. Ишим: Изд-во ИГПИ им. П. П. Ершова, 2011. 344 с.- Мандри-ка, Ю. Л. От Конька-Горбунка на коньке горбатом (еще одна гипотеза о творчестве П. П. Ершова) // Вестн. Тюмен. гос. ун-та. 2012. № 2. С. 227−234.
2 Ярославцов, А. К. Петр Павлович Ершов, автор сказки «Конек-горбунок». Биографические
воспоминания университетского товарища. Спб., 1872. С. 98.
3 Ерошкина, З. А. История сказки и ее автор. К столетию «Конька-Горбунка» П. П. Ершова // Штурм. 1934. № 7. С. 130.
4 См.: Постнов, Ю. С. Русская литература Сибири первой половины XIX в. Новосибирск: Наука, 1970. 404 с.- Беспалова, Л. Г. Тюменский край и писатели XIX в. Свердловск, 1970. 105 с.- Утков, В. Г. Гражданин Тобольска. Свердловск, 1979. 144 с.- Дворяшин, Ю. А. На родине автора народной сказки // Ишим далекий — близкий: науч. -популяр. очерки. Ишим: ИГПИ им. П. П. Ершова, 1997. 182 с.
5 Мандрика, Ю. Л. Неофициальная часть губернских ведомостей как тип провинциального издания (на материале «Тобольских губернских ведомостей»: дис. … канд. филол. наук. Воронеж, 2004. 159 с.
6 Савченкова, Т. П. Петр Павлович Ершов и его корреспонденты на страницах газеты «Тобольские губернские ведомости» // Врата Сибири: лит. -художест. и ист. -краевед. альм. 2008. № 1 (24). С. 221.
7 Ярославцов, А. К. Петр Павлович Ершов. 1872. С. 77−78.
8 Санкт-Петербургские ведомости. 1841. № 128. С. 565.
9 Тобольские губернские ведомости. 1857. № 6. С. 33−37.
10 Там же. 1858. № 15. С. 304−306.
11 Там же. 1857. № 19. С. 174−176.
12 Там же. 1857. № 6. С. 37.
13 Ярославцов, А. К. Петр Павлович Ершов. 1872. С. 152.
14 Тобольские губернские ведомости. 1857. № 19. С. 174.
15 Цит. по: Ратников, К. В. Либеральные чаяния
и официозные чувства: общественно-политический и биографический контекст стихотворного приветствия П. П. Ершова великому князю Владимиру Александровичу (Тобольск, 1868) // 150 лет периодической печати в Сибири: материалы регион. науч. конф., посвящ. 150-летию издания в Сибири «Губернских ведомостей». Томск: ТМЛ-Пресс, 2007. С. 131.
16 Тобольские губернские ведомости. 1857. № 19. С. 175−176.
17 Там же. 1857. № 34. С. 353−358.
18 Там же. 1857. № 11. С. 81.
19 Там же. 1857. № 10. С. 69−70.
20 Там же. 1857. № 9. С. 63−65.
21 Там же. 1857. № 12. С. 89−92.
22 Там же. 1857. № 15. С. 137−138.
23 Савченкова, Т. П. Петр Павлович Ершов: новые грани биографии и творчества // Ершов-ский сборник. Вып. 2. Ишим — Тобольск, 2005. С. 12.
24 Тобольские губернские ведомости. 1857. № 15.С. 137.
25 Цит. по: Савченкова, Т. П. Петр Павлович Ершов … С. 242.
26 Ершов, П. П. Конек-Горбунок: избр. произведения и письма. М.: Парад: БИБКОМ, 2005. С. 438.
27 Там же. С. 438−439.
28 Селицкая, З. Я. Пространственно-временной континуум лирики П. П. Ершова 1830-х — первой половины 1840-х г. // Ершовский сборник. Вып. 2. Ишим — Тобольск, 2005. С. 65.
29 Тобольские губернские ведомости. 1857. № 6. С. 35.
30 Там же. 1857. № 12. С. 89.
31 Там же. 1857. № 6. С. 33.
32 Там же. 1857. № 6. С. 34.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой