Прагматикон языковой личности политика в жанре исповеди

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 81 '27 ББК Ш100. 3
ГСНТИ 16. 21. 27, 16. 21. 29
Код ВАК 10. 02. 01
Е. В. Мадалиева Нижний Новгород, Россия ПРАГМАТИКОН ЯЗЫКОВОЙ ЛИЧНОСТИ ПОЛИТИКА В ЖАНРЕ ИСПОВЕДИ
Аннотация. Анализируется мотивационно-
прагматический уровень языковой личности политика в текстовом пространстве политической исповеди. Рассмотреныг вербальныге средства речевого воздействия, характерныге для данного жанра. Источниками языгкового материала являются автобиографические книги Бориса Немцова «Исповедь бунтаря» и «Провинциал».
Ключевые слова: языгковая личность- прагмати-кон- речевыге стратегии и практики.
E. V. Madalieva
Nizhny Novgorod, Russia PRAGMATICAL LEVEL OF THE LINGUISTIC PERSONALITY OF A POLITICIAN IN THE GENRE OF POLITICAL CONFESSION Abstract. The article is devoted to the analysis of the pragmatic level of the politician’s linguistic personality in the genre of political confession. Verbal means of speech manipulation, typical of this genre, are thoroughly examined. The material for the research is the autobiographical books by Boris Nemtsov «Confessions of a Rebel» and «The Provincial».
Key words: linguistic personality- pragmatical level- speech strategy and tactics.
Сведения об авторе: Мадалиева Евгения Владимировна, аспирант кафедры русской филологии и общего языкознания Нижегородского государственного лингвистического университете им. Н. А. Добролюбова.
Место работы: ЗАО «АЦ Фонд», отдел лингвистики.
Контактная информация: 603 155, Нижний Новгород, ул. Минина 31а.
e-mail: madalieva@inbox. ru.
About the author: Madalieva Evgeniya Vladimirovna, Post-graduate Student of the Chair of Russian Philology and General Linguistics of Nizhny Novgorod State Linguistic University n.a. N. A. Dobrolubov.
Place of employment: «AC Fond», JSC.
В настоящее время на книжном рынке появилось большое количество книг, написанных политическими деятелями. При этом многие из них определяют жанр своих книг как исповедь. Слово «исповедь» выносится в заглавие либо упоминается в аннотациях, или же авторы приписывают своим произведениям такое качество, как исповедальность. Понятие политической исповеди не соотносится с каноническим пониманием исповеди как религиозного таинства и литературного жанра, поэтому оно требует научного осмысления.
В традиционном литературоведении исповедью называется произведение, написанное от первого лица и наделенное хотя бы одной или несколькими из следующих черт: 1) в сюжете встречается много автобиографических мотивов, взятых из жизни самого писателя- 2) рассказчик часто представляет себя и свои поступки в негативном свете- 3) рассказчик подробно описывает свои мысли и чувства, занимаясь саморефлексией.
Словосочетание «политическая исповедь» является оксюмороном. Поскольку сфера политики отмечена манипулятивной спецификой, зачастую подлинная исповедь заменяется имитацией, ритуальным покаянием. Политики активно используют речевое воздействие для достижения своих целей. Политический дискурс отражает борьбу за власть. Это определяет особенности коммуникативных действий, основой которых является стремление воздействовать на интеллектуальную, волевую и эмоциональные сферы адресата. Речевое воздейст-
© Мадалиева Е. В., 2011
вие осуществляется посредством коммуникативных стратегий и тактик.
Рассмотрим прагматикон языковой личности политика на примере исповедей бывшего губернатора Нижегородской области, лидера оппозиционного объединенного движения «Солидарность» Бориса Ефимовича Немцова. Источниками речевого материала являются книги «Провинциал» (1997 г.) и «Исповедь бунтаря» (2007 г.).
Жанр политической исповеди определяет интенции автора. Основной коммуникативной целью является корректирование имиджа политика. Очевидно, что политические интересы автора требуют положительной презентации партии и самой личности лидера.
Так, Борис Немцов в своих книгах активно использует стратегию самопрезентации, т. е. представление себя в привлекательном, выгодном свете. Для этого он применяет ряд речевых тактик.
Тактика кооперации. Автор указывает на свою принадлежность к оппозиции, к демократам с помощью личного местоимения «мы»:
При этом он как бы и демократов не трогает, он нас не боится. Он считает, что за нами нет силы, нет людей. Это первое. Если за нами будет огромная сила, миллионы людей, тогда будет бояться [Немцов 2007].
^ Тактика размежевания. Б. Немцов противопоставляет себя:
— действующей власти: Я являюсь оппонентом, оппозиционером, как угодно можно назвать, нынешней власти в России [Немцов 2007]-
— чиновникам и конформистам: Я не так сильно люблю власть, чтобы адаптироваться к чекистам, коммунистам или националистам. Я к ним не адаптируюсь. Никогда! [Немцов 2007].
^ Тактика самооправдания. Борис Немцов указывает на свои ошибки, но находит для них объяснение и оправдание: Я был женат три раза. С точки зрения выстраивания политического имиджа это неправильно, но сердцу и телу не прикажешь. Я очень люблю всех своих детей и хорошо отношусь ко всем своим женам. Все дети, которые от меня родились, родились в любви [Немцов 2007].
^ Тактика самокритики. Автор делает акцент на том, что, как и любому другому простому человеку, ему свойственно совершать ошибки: Очевидно, что в 2003 году мы допустили ряд серьезных, роковых ошибок [Немцов 2007].
Одной из основных функций политического дискурса является агональная. В речи Бориса Немцова она реализуется прежде всего в стратегии дискредитации, которая является основной в противопоставлении «свои — чужие». Цель стратегии дискредитации — подорвать авторитет дискредитируемого объекта, унизить его, опорочить, очернить в глазах избирателей. Причем для речи Немцова характерна эксплицитная подача негативной информации о своих противниках. Данная стратегия реализуется в следующих тактиках:
^ Тактика открытого обвинения:
Путин попрал все фундаментальные ценности, за которые мы боролись.
Он [Путин] развернул вспять развитие России, уничтожив свободу слова, институт выборов, расправившись с политическими оппонентами [Немцов 2007].
На уровне языкового воплощения тактика обвинения реализуется прежде всего в употреблении номинаций с резко отрицательной окраской, оценочных эпитетов с отрицательным компонентом значения: вопиюще нелепый, немудрый, негосударственный, лживый, лицемерный.
^ Тактика осмеяния. Данная тактика реализуется с помощью следующих речевых ходов:
— использование метафоры: Партийное
образование под названием «Единая Россия& quot- - это динозавр, у которого тело большое, а мозг маленький [Немцов 2007]-
— языковая игра: Таким же хвостом головастика может стать «Справедливая Россия& quot-, которая образовалась в результате слияния «Партии жизни& quot- с «Партией пенсионеров& quot- и «Родиной& quot-. Иногда это образование так и называют — «партия РоЖи& quot- (Родина и жизнь) [Немцов 2007]-
— закавычивание, демонстрирующее иронию: Есть три грандиозных «достижения& quot- Путина, за которые страна его еще вспомнит недобрым словом [Немцов 2007].
Тактика разоблачения. Борис Немцов рассказывает читателям про личные мотивы, кото-
рыми был движим Путин во время теракта на Дубровке: Проблема заключалась в популярности. 'Ты представляешь, какая у тебя была бы популярность? А Лужков вообще превратился бы в стопроцентного кандидата на президентское кресло& quot-, — просто сказал Волошин. Я мог представить все что угодно, но чтобы Путин в момент, когда в центре Москвы взяты заложники, думал о чужих рейтингах и популярности — никогда [Немцов 2007].
Одна из основных целей политической коммуникации — убедить адресата согласиться с говорящим, с его мнением, принять его точку зрения.
Аргументация — это сложная и многогранная интеллектуальная деятельность, включенная практически во все сферы жизни человека, связанные с потребностью убеждения адресата в необходимости принятия выдвигаемого тезиса. В речи Бориса Немцова аргументативная стратегия конституируется на основе использования специфических аргументативных тактик. Как известно, в структуру операции аргументации входит выявление альтернатив разрешения ситуации, их сопоставление и оценка, а также выбор одной из них. Частотной в политической исповеди Немцова является тактика контрастивного анализа.
Тактика контрастивного анализа опирается на прием сопоставления. Сопоставление фактов, событий, результатов, прогнозов воспринимается адресатом как убедительные аргументы.
У нашего народа вера в чудо запредельная, именно поэтому для нас Пасха важнее, чем Рождество. Во всем протестантском мире Рождество — главный праздник, а у нас главный — Пасха, потому что это Воскресение Христово, чудо то есть [Немцов 1997].
В речи Немцова параметрами сопоставления являются прежде всего темпоральные отношения. Модель структуры фрагмента аргу-ментативного текста складывается из формы прошедшего времени (как несовершенного, так и совершенного вида) с прибавлением формы настоящего времени глагола:
Редко встретишь компанию, которая за углом распивает водку и закусывает плавленым сырком. А в «совке& quot- это было сплошь и рядом.
Очень быстро могущественный олигарх потерял в России и власть и деньги… Теперь сидит в Лондоне и кличет беду на голову Путина [Немцов 2007].
Встречается и иное сочетание временных характеристик — форма прошедшего времени (совершенного вида, реже — несовершенного вида) + форма прошедшего времени глагола совершенного вида:
Путин начинающий — это человек, который ввел самые низкие в Европе налоги, решил вековую проблему с землей, приняв Земельный кодекс, принял один из самых про-
грессивных трудовых кодексов, в принципе, позволяющий людям защищать свои права перед нанимателем… Кто такой президент Путин во второй части своего долгого правления? Это человек, который окончательно и бесповоротно ввел цензуру, лишил народ права избирать своих губернаторов, отменил выборы в одномандатных округах [Немцов 2007].
Интересен случай, когда в значении настоящего результативного употреблена форма прошедшего времени совершенного вида (перфектное значение): Сегодня многие разочаровались в Путине. А вот я никогда не поддерживал Путина [Немцов 2007].
Помимо соотношения временных форм глаголов характерным маркирующим признаком рассматриваемой аргументативной речевой структуры является использование дейктиче-ских элементов как средства сцепления частей аргументативного текста. На речевом уровне сопоставительные отношения выражаются оппозициями наречий раньше, тогда (в СССР) / теперь, сегодня, сейчас.
Раньше за бутылку водки решалось почти все, а сейчас уже нет [Немцов 2007].
В роли элементов оппозиции могут выступать и календарные словосочетания типа в 1998 году / сейчас:
Когда летом 2006 года из-за грубейших действий правительств в стране начались перебои с алкоголем в магазинах, ничего страшного не случилось… А вот когда в 1991 году на прилавках кончилась водка, у меня в Нижнем Новгороде мужики перекрыли улицу и переворачивали автобусы [Немцов 2007].
К числу аргументативных тактик относится также тактика указания на перспективу. Данная тактика направлена на то, чтобы выражать стратегические цели, позиции и намерения говорящего. Борис Немцов в своих исповедях, оценивая ситуацию в стране (политическую, экономическую), пытается дать прогноз развития событий в будущем. Указание на перспективу включает предлагаемое решение и предполагаемый результат. Результат, как правило, рассматривается после того, как в тексте фиксируется предлагаемое решение. Приведенные ниже примеры указывают на нежелательные результаты, поскольку выражения катастрофический, рост коррупции, подрывать авторитет, массовые волнения, срыв контрактов указывают на заведомые антиценности:
Дефицит газа к 2010 году станет катастрофическим [Немцов 2007]- Появится куча кремлевских прихлебателей, которые начнут оправдывать рост цен чем угодно: Америка мешает, враги кругом, шпионы — слова правды не услышишь [Немцов 2007]- Не будут строить жилье. Не будет новых рабочих мест. Цены на коммунальные услуги начнут стремительно расти. Будут расти цены на все. Замедлится рост поступлений в бюджет [Немцов 2007].
Характерна при этом категоричность вывода, отсутствие рефлексивов сомнения (возможно, можно предположить, как кажется, представляется и т. д.).
Перспектива может видеться и позитивной. По контрасту с негативной перспективой в таких высказываниях политики используют имена прилагательные и глаголы с положительным созидательным значением.
О базовых ценностях свободного, цивилизованного общества россияне задумаются позже [Немцов 1997]- А значит, волна будет распространяться все шире, а запрос на свободу расти [Немцов 2007].
Прогнозирование политиками развития событий бывает более убедительным, когда в высказывании указывается обусловленность перспективы определенными факторами. При этом на речевом уровне тактика указания на перспективу чаще всего выражается сложными условно-предположительными синтаксическими конструкциями: Если демократы и дальше останутся такими же атомизированными, то вероятность трансформации путинского режима в красно-коричневый очень высока [Немцов 2007]- Если не поменяется нынешняя политика монополизации всего & lt-… >- мы увидим ежегодную борьбу с дефицитом газа и ежегодное повышение цен на газ [Немцов 2007].
Таким образом, создание как положительной, так и негативной перспективы с помощью речевых средств осуществляется как через атрибутивность, так и на уровне синтаксических структур.
Иллюстративный тип аргумента считается одним из распространенных средств воздействия. Он имеет наглядную описательную форму. В отличие от факта, представляющего собой самодостаточное событие, из которого с неизбежностью вытекает правильность тезиса, пример — это только одно из ряда событий, любое из которого в равной мере подтверждает высказанную мысль. На речевом уровне тактика иллюстрирования вводится Немцовым дискурсивными словами например, как например, помню, так (в значении например), вот пример, которые могут начинать предложение, заканчивать его или оформляться союзами и частицами в роли коннектора (а вот): При Ельцине больше его самого мало кто пил. Помню, когда российские войска уходили из Германии, Ельцин пил весь день и в алкогольном азарте даже дирижировал оркестром [Немцов 2007]- Помню случай, который потряс меня до глубины души [Немцов 1997]- Например, в нашем обществе очень популярна идея, что Америка плетет заговор против России и что помогает Америке Англия [Немцов 2007]- Есть гораздо менее значительные вещи, которых я боюсь. Например, когда берут кровь из вены. Когда дают общий наркоз, особенно вначале. Или когда лечу зубы [Немцов 1997]- Но полностью отказаться от участия в светской
жизни я тоже не могу. Например, если приехала великая княгиня Леонида Георгиевна, то кажется невероятным, что я не буду с ней обедать. Она восприняла бы это как неуважение к российской истории [Немцов 1997].
Факты являются самым надежным аргументом доказательства, если они правильно подобраны и объективно отражают картину события. Наиболее убедительны в этом аспекте статистические данные. Например: Привожу пример. Когда Путин возглавил правительство, а затем и государство, бюджет России был 20 миллиардов долларов, а зарплата у врачей и учителей 100 долларов [Немцов 2007].
Итак, основой мотивационного уровня языковой личности политика является интенция корректировки своего имиджа, создание положительного образа. Для достижения данной цели автор использует стратегии самопрезен-тации (тактики кооперации, размежевания, самооправдания, самокритики) и убеждения (так-
тики контрастивного анализа, указания на перспективу, иллюстрирования). Агональная функция политического дискурса определяет частое обращение Бориса Немцова к стратегии дискредитации, которая выражается через тактики обвинения, критики, разоблачения, осмеяния.
ЛИТЕРАТУРА
Иссерс О. С. Коммуникативные стратегии и тактики русской речи / Омск. гос. ун-т. — Омск, 1999.
Караулов Ю. Н. Русский язык и языковая личность — М.: Наука, 1987.
Немцов Б. Е. Исповедь бунтаря. — М.: Партизан, 2007.
Немцов Б. Е. Провинциал, 1997.
Грамотей. http: //www. gramotey. com/books/
371 140 173 971. htm
Паршина О. Н. Российская политическая речь: Теория и практика. — М.: Изд-во ЛКИ, 2007.
Статью рекомендуют к публикации член редколлегии Э. В. Будаев
и проф. Т. В. Романова (Н. Новгород)

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой