Cooperation of female Lacy craft of northern territory (first half of XX-th century)

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Культура и искусство


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Известия Коми научного центра УрО РАН Выпуск 1 (5). Сыктывкар, 2011.
ИСТОРИКО-ФИЛОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ
УДК 908
КООПЕРАЦИЯ ЖЕНСКОГО КРУЖЕВНОГО ПРОМЫСЛА СЕВЕРНОГО КРАЯ (ПЕРВАЯ ТРЕТЬ ХХ в.)
Е.В. ДИАНОВА
Петрозаводский государственный университет, г. Петрозаводск dianowa@yandex. ru
Статья посвящена истории и развитию кустарных кружевных промыслов Северного края, начиная с последней четверти XIX в. до 30-х гг. ХХ в. Проанализированы материалы по промысловым занятиям северного крестьянства, о развитии кооперативного движения в области кружевоплетения. Изучено влияние кооперации на промыслы в условиях гражданской войны, военного коммунизма и НЭПа.
Ключевые слова: кружевоплетение, народные промыслы, кооперация
E.V. DIANOVA. COOPERATION OF FEMALE LACY CRAFT OF NORTHERN TERRITORY (FIRST HALF OF XX-TH CENTURY)
The paper is devoted to history and development of lacy handicrafts of Northern territory since last quarter of ХК till the 30-s of XX century. Materials on trade employment of northern peasantry, on development of co-operative movement in the field of lace-weaving are analyzed. Influence of cooperation on crafts in conditions of Civil war, military communism and the New Economic Policy is studied.
Key words: lace-weaving, national crafts, cooperation
Промысловые занятия северного крестьянства всегда вызывали интерес историков, экономистов, исследователей декоративного прикладного искусства и народной культуры. Первые работы по изучению северных народных промыслов, в том числе женских, появились еще в конце XIX — начале ХХ в. [1,2]. В 1920-е гг. о вологодских кружевных артелях печатались статьи в экономических журналах Русского Севера [3−5]. В настоящее время исследователи уделяют внимание организации деятельности кустарей, значению кустарных промыслов в крестьянских хозяйствах [6−8]. Немало работ посвящено традиционному женскому промыслу Вологодского края — кружевоплетению [9−11]. Данная статья пополняет список публикаций о вологодских кружевницах, в ней говорится о кооперации кружевного промысла в первые десятилетия ХХ в.
Возникновение кружевного промысла в Вологодском крае относится к 20-м гг. XIX в. В это время недалеко от Вологды в имениях помещиков крепостные девушки стали плести кружевные отделки к платьям, рубашкам и сорочкам. Кружевоплетение было быстро освоено женским населением Вологодской губернии. Началом распространения кружевного промысла считается 1874 год. За десять лет он охватил территорию с радиусом 50 верст от Вологды. В 1893 г. в Вологодской губернии кружевным промыслом занимались 4 тыс. мастериц. В 1900 г. число кружевниц составляло 20 тыс. чел. По
земским дворовым записям в 1901—1910 гг. была зарегистрирована 35 181 кружевница, а в 1912 г. -уже 40 тыс. женщин и девушек занималось круже-воплетением [4, с. 46- 9, с. 62].
На деревенских посиделках девушки и женщины с пением и шутками проводили за плетением кружев долгие зимние вечера, мерно и четко побрякивая своими коклюшками. Оборудование кружевного промысла было несложным: пяльцы, круглая подушка, на которую накладывается кружево- коклюшки, булавки, нитки. Пяльцы делались из тонких деревянных брусков, сколоченных наподобие лотков. Коклюшки вологодских кружевниц отличались особым изяществом и легкостью, их вырезали из прутьев жимолости. Орудия производства кружев были очень просты и сравнительно недороги, они могли быть изготовлены в любом крестьянском хозяйстве. Одни мастерицы наладили производство кружев из льняной фабричной или катушечной нитки, другие занимались изготовлением косынок и шарфов из черного и кремового шелка.
Причинами столь быстрого развития кружевоплетения были «растущий спрос на русские кружева и проведение Вологодско-Ярославской железной дороги, облегчившей их доставку в Россию», которые «дали громадный толчок развитию кружевного промысла. Крестьянки охотно переходили к этому занятию ввиду того, что плохие урожаи льна и проникнувшие в деревню дешевые
Известия Коми научного центра УрО РАН. Выпуск 1(5). Сыктывкар, 2011
фабричные материи сильно понижали заработки по обработке льна и приготовлению холста».
На первых порах развития промысла накидки, покрывала, салфетки, дорожки, занавески, передники, сухарницы, воротники и другие кружевные изделия крестьянки продавали на сельских базарах и ярмарках или на Вологодском базаре. Однако в начале ХХ в. «торговля кружевами на Вологодском базаре потеряла характер покупки от производителя». Это произошло потому, что деревенские кружевницы продавали свои кружева скупщикам. Как правило, скупщики принимали кружева «по безобразно низкой расценке», но перепродавали их «с некоторой пользой для себя». Рост оборотов по купле — продаже кружев вызвал к жизни новый вид скупщиков-капиталистов. Иногда кружево последовательно проходило через руки шести-семи лиц, прежде чем украсить платье петербургской дамы. Это занятие давало перекупщикам значительную прибыль, при этом сами кружевницы за свой труд получали довольно малое вознаграждение или терпели убытки.
Земские деятели обратили внимание на то, что перекупщики полностью подчинили своему влиянию кружевниц, поставив их в кабальную зависимость в деле снабжения их сырьем, нитками и полотном. Кроме того, зачастую кружевницы вынуждены были брать деньги в долг для покупки продуктов питания. «Мало-помалу, скупщик устанавливает меновую торговлю на кружево, уплачивая за него хлебом, мануфактурными и колониальными товарами и необходимыми для производства кружева сырыми материалами- долг за кружевницей растет, и она все более и более запутывается в сетях, расставленных ей». Находясь в полной зависимости от своего «благодетеля», кружевница была вынуждена переносить это терпеливо, иначе на другой же день ей пришлось бы оставить промысел и пойти по миру. Это стало результатом «страшной эксплуатации женского и детского труда, свившей себе прочное гнездо в кружевном промысле Вологодской губернии» [12].
В начале ХХ в. организация кружевного промысла находилась в ведении промыслового бюро Вологодского губернского земства, которое предприняло некоторые меры для исправления тяжелого положения мастериц. Такой выход земцы видели в кооперации кружевного промысла. Первые попытки внедрения кооперативных начал в промысел были предприняты земскими деятелями. В 1912 г. Вологодское общество сельского хозяйства открыло кружевной отдел, объединяя сбыт кружевных изделий, которые собирали на местах потребительские общества [4, с. 46−47]. Так был сделан первый шаг по защите кружевного промысла от грабежа скупщиков и перекупщиков.
В 1918 г. кооперация «подошла к решению практических вопросов на справедливых началах», и началось целенаправленное кооперирование кружевного и косыночного промыслов. В это время Вологодский кредитный союз при кредитных товариществах организовал кружевные отделы. 20 кредитных товариществ Вологодской губернии стали выполнять работы по снабжению мастериц нитками и другими материалами, они же организовывали
сбыт готовых кружевных изделий. Более 10 тыс. кружевниц получали материалы и сбывали свою продукцию через кредитные кооперативы. Такая же работа началась в Вологодском губсоюзе потребительских обществ и маслодельных артелях. В 19 171 919 гг. стали появляться кооперативные кружевные артели. К 1920 г. в Вологодской и СевероДвинской губерниях было зарегистрировано 16 кружевных артелей [13, 14].
В 1920 г. кружевным промыслом занималось до 50 тыс. женщин, из них в члены кружевных артелей входило 42 107 чел., т. е. 84% кружевниц было кооперировано. Кружевные артели входили в Се-веросоюз, Вологодский кредитный союз. Именно они осуществляли сбыт готовых изделий, которые сдавались заготовителям в первичных кооперативах. По подсчетам работников кооперации, «в 1919 г. было сдано кружевных изделий на сумму 6. 671. 337 руб., в 1920 г. — на 50. 873. 309 руб. Эти цифры, в связи с падением курса рубля, покажутся весьма незначительными. Но если мы возьмем цифры довоенного времени, то увидим, что кружевной промысел составлял большую часть в бюджете не только женщины, но и всего населения Вологодской губернии. Средний заработок женщины от кружевного промысла до войны равнялся 35 руб. золотом. При наличии материалов эти 50 тыс. кружевниц производили кружев на 2,7 млн руб. золотом. Цифра довольно внушительная, пожалуй, не много уступающая сумме выработанного и проданного через Северосоюз масла всей Вологодской губернии» [15].
Сбыт кружев осуществлялся на комиссионных началах. В кооперативной практике обычно крестьянину по приемке выдают ссуду под заклад товара до 75% его стоимости. Когда товар будет продан, кооператив из вырученных денег покрывал выданную сумму и весь излишек выручки за вычетом выданной вперед суммы также передавался крестьянину, удерживая небольшой комиссионный процент. Особенно в кооперативном сбыте был успешным союз Льноцентр, который объединял сельскохозяйственные товарищества и Северного края. Кооперация по сбыту не только увеличивала доход крестьянства, продавая продукты по более высоким ценам, но и оказывала большое влияние на его производство. Поэтому кооперация кружевного промысла мастерицам была выгодна [16].
В 1920 г. кустарно-промысловая кооперация была объединена с потребительской. После декрета о слиянии всех видов кооперации (1920 г.) кружевницы объединялись в кустарных отделах ЕПО. В Вологодском губернском союзе потребительских обществ была образована кустарно-промысловая секция. В годы распределительной политики военного коммунизма производительность труда кружевниц была низкой, так как свои изделия они сдавали заготовителям Наркомпрода.
В 1921 г. с переходом к НЭПу и с принятием декретов о восстановлении кустарно-промысловой и сельскохозяйственной кооперации кружевные артели получили новые возможности для своего развития. С введением сдельной оплаты выросла
Известия Коми научного центра УрО РАН. Выпуск 1(5). Сыктывкар, 2011
производительность труда мастериц, их доходы стали больше, увеличилось количество кружевных артелей. В 1921 г. насчитывалось 114 артелей, которые объединяли 38 тыс. членов. В связи с широким кооперированием кружевного промысла возникла потребность самостоятельного кооперативного союза кружевных артелей. В октябре 1921 г. был создан Вологодский союз кустарно-промысловых кооперативов, или «Артельсоюз». На 1 октября 1921 г. «Артельсоюз» объединял 58 кооперативов, в том числе 42 кружевных артели. В «Ар-тельсоюз» также вошли роговые, валяльные, сапожные, трикотажные и кузнечно-слесарные артели [4, с. 48, 52- 15].
Одной из самых крупных кружевных артелей губернии была Заднесельская артель кружевниц Кадниковского уезда. В этой артели на 1 октября 1923 г. баланс составлял 7 454 золотых руб., из них 5 435 золотых руб. — собственные средства. «Ар-тельсоюз» способствовал объединению разрозненных кустарей в артели. Так, в 1923 г. с его помощью были открыты артели кружевниц на разъезде Лумба и Кихтенская кружевная артель в Кадниковском уезде. В артелях были отмечены «хорошо налаженная работа, положительный баланс, запасы ниток». Они имели при себе лавки, в которых кружевницы могли приобрести рожь, муку, пшено, мануфактуру и другие товары [17, с. 56- 18, с. 15].
В середине 1920-х гг. в Вологодской губернии до 40% женщин-кустарок занималось кружевным промыслом. Вологодская губерния по числу кружевниц занимала первое место из девяти губерний СССР, в которых был развит кружевной промысел. Летом 1925 г. проведен сплошной учет сельских кустарей и ремесленников. В Вологодской губернии в это время действовало 48 кружевных артелей, в которые объединялись около 14 тыс. мастериц [3, с. 143].
В декабре 1926 г. во время проведения переписи населения также происходил учет кустарей. В этот период кружевным промыслом занималось 22 192 чел., или 38,1% всех кустарей. Перепись показала, что в Вологодской губернии подавляющая часть кустарей проживала в Вологодском и Кадни-ковском уездах, причем более половины из них были заняты кружевным промыслом. При этом в Кадни-ковском уезде промысел был сосредоточен в Заднесельской и Устьянской волостях, где кружевоплете-нием занималось 4 157 чел. В Вологодском уезде кружевной промысел преобладал в Шепяковской и Пригородной волостях, здесь было 3 552 кружевницы [19]. В середине 1920-х гг. кружевные артели входили в Вологодский союз кустарно-промысловых кооперативов «Артельсоюз» и Вологодский союз сельскохозяйственных кооперативов.
Кооперация много внимания уделяла культурно-просветительской работе. Одной из форм приобщения кооперированного крестьянства к культуре и просвещению были курсы, которые организовывали Вологодское центральное общество сельского хозяйства, Северосоюз и «Артельсоюз». За период с 1912 по 1922 г. были проведены курсы, на которых за 10 лет обучилось 4 019 чел., из них 1 428 женщин, т. е. 35,5% всех курсантов. В дорево-
люционный период программа курсов была направлена на получение элементарных знаний, расширение кругозора крестьянства и приобщение его к лучшим образцам мировой и отечественной художественной культуры. В 1920-е гг. программа курсов была политизирована и подчинена идеологической задаче НЭПа: превратить кооперацию в «столбовую дорогу к социализму». Поэтому в программы кооперативных курсов были включены такие вопросы, как: В. И. Ленин о кооперации- Кооперация в эпоху военного коммунизма- Развитие НЭПа в деревне и задачи кооперации. Эти вопросы изучались в первую очередь, затем шли специальные темы: Кооперация в области закупки и сбыта- Кооперативный кредит- Кооперативы в области коллективного земледелия- Кустарно-промысловая кооперация- Потребительская кооперация и др. [20].
Во время НЭПа широко обсуждалась проблема участия женщин в кооперативном движении. Было высказано мнение, что кооперация является наиболее доступной формой приобщения женщины к общественной работе, «той школой и горнилом общественности, через которую наиболее легко выкуется женщина — гражданка, женщина — строи-тельница лучшего будущего». В понимании кооперативных работников 1920-х гг. кооперация была «единственным источником» иного, нового деревенского быта, который обеспечит «духовное равноправие женщины» и сможет «помочь ей воспитать своих детей в новом духе» и «вывести в люди будущие «цветы жизни» [17, с. 11−12- 21, с. 35].
Следует отметить, что усилия кооператоров не пропали даром. Под воздействием кооперативной пропаганды менялось сознание крестьянок. Женщины, объединенные в кооперативы, для блага своих детей оказывали помощь школе и просвещению. Так, Заднесельская артель кружевниц, одна из самых крупных кружевных артелей Вологодской губернии, в 1923 г. выделила более 200 руб. на культурно-просветительские цели, из них 127,5 руб. было направлено на содержание трех местных школ [18, с. 15]. Такую же помощь школам оказывали и другие кружевные артели Северного края.
Кооперация «своей социализирующей ролью» не только гарантировала «общественное воспитание женщины в духе социалистических идей», но и способствовала росту материального благосостояния, появлению чувства социальной защищенности. Кооперирование женских кружевных промыслов углублялось, что нашло свое отражение в развитии кружевного промысла. В 1928 г. в Вологде была создана профессионально-техническая школа кружевниц, а в 1930 г. — Вологодский кружевной союз [9, с. 62].
Подводя итог, можно сказать, что кооперация оказала положительное влияние на крестьянские промыслы Северного края, в том числе на кружевоплетение. До революции кооперативные товарищества спасали кружевниц от кабальной зависимости и эксплуатации со стороны скупщиков. В годы гражданской войны и политики военного коммунизма кооперация смогла сберечь этот уникальный промысел от тотального разорения и уничтожения. В годы НЭПа кооперация поддерживала
Известия Коми научного центра УрО РАН. Выпуск 1(5). Сыктывкар, 2011
развитие мелкой кустарной промышленности в крае и обеспечивала занятость женского населения. Кооперация способствовала развитию и совершенствованию самого кружевоплетения, создавая условия для сбыта готовой продукции на внутренний и внешний рынок.
Литература
1. Вологодская губерния. Очерк кустарных промыслов по изделиям, собранным Вологодским Губернским Земством / Сост. по поручению губ. земства, чл. -секретарем Вологод. стат. ком. Ф. А. Арсеньевым. Вологда, 1882.
2. Внеземледельческие промыслы Вологодской губернии / Под редакцией А.Н. Масленико-ва. Издание Вологодского Губернского Земства. Вологда, 1903.
3. Вологодские кружевницы // Северное хозяйство, 1925. № 3.
4. Вологодский Артельсоюз на Всероссийской выставке (по выставочным материалам о состоянии кружевного промысла) // Кооперация Севера, 1923. № 14.
5. Смекалов В. Вологодская женщина и кооперация // Кооперация Севера, 1923. № 2−3.
6. Долинин В. М. Промыслы сельского и городского населения Вологодской губернии в конце XIX — начале XX века // История СССР, 1985. № 2. С. 154.
7. Куценко Н А. Из истории организации кустарных промыслов в Вологодской губернии// Русская культура на рубеже веков: Русское поселение как социокультурный феномен. Сборник статей. Вологда, 2002.
8. Саблин В. А. Промыслы и их роль в крестьянском хозяйстве Европейского Севера в 1910—1920-е годы // Русская культура нового
столетия: Проблемы изучения, сохранения и использования историко-культурного наследия: Сборник статей. Вологда, 2007.
9. Попова О. С., Каплан Н. И. Русские художественные промыслы. М.: Знание, 1984. 144 с.
10. Рехачев М. Вологодские кружева. Вологда, Областная книжная редакция, 1955. 80 с.
11. Фалеева В А Русское народное кружево. Л., 1983.
12. Внеземледельческие промыслы Вологодской губернии / Под редакцией А. Н. Масленико-ва. Издание Вологодского Губернского Земства. Вологда, 1903. [Электронный ресурс]: Режим доступа: http: //www. booksite. ru /ful-ltext/vne/zem/led/elc/hat/iye/index. htm- Заглавие с экрана. — На русском языке.
13. Кооперация Вологодской и Северо-Двинской губерний к началу 1919 г. Вологда, 1919. С. 24.
14. Кооперация Вологодской и Северо-Двинской губерний к началу 1920 года. Вологда, 1920. С. 7.
15. Северное хозяйство, 1925. № 3. С. 143.
16. Чаянов А. В. Краткий курс кооперации. М., 1925. С. 62−63.
17. Кооперация Севера, 1923. № 17−18.
18. Кооперация Севера, 1923. № 21.
19. Котляров Г. М. Мелкая и кустарная промышленность // Статистический сборник по Вологодской губернии за 1925−1927 годы. Вологда, 1929. С. 170.
20. Кооперация Севера, 1922. № 17−18- 1923. № 2−3. С. 24.
Статья поступила в редакцию 06. 09. 2010.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой