Исследование суицидального поведения подростков

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Психология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

© т. В. Маликова, А. С. Яурова
ГБоУ ВПо «Санкт-Петербургский государственный педиатрический медицинский университет» минздрава россии
Резюме. В большинстве развитых стран мира подростковый возраст признается как наиболее рискованный для формирования суицидального поведения, что делает очевидной актуальность исследования проблемы. Российские подростки чаще своих сверстников из других стран добровольно расстаются с жизнью. Мысли о суициде появляются у 45% девушек и 27% юношей. В статье рассмотрены индивидуально-личностные характеристики подростков с риском формирования суицидального поведения. Проведено сравнение индивидуально-личностных особенностей школьников с суицидальным поведением с подростками, употребляющими наркотические вещества.
Ключевые слова: подростковый возраст- саморазрушающее поведение- аддиктивное поведение- суицидальное поведение- виктимность- мотивация.
УДК: 616. 89−008. 441. 44:159. 96−053. 6/. 7
ИССЛЕДОВАНИЕ СУИЦИДАЛЬНОГО ПОВЕДЕНИЯ
подростков
ВВЕДЕНИЕ
Подростковый возраст, по мнению большинства исследователей различных научных школ и направлений, единогласно признается как наиболее критический в ряду возрастных периодов развития человека [3]. На данном этапе развития происходят изменения физиологического, психического, личностного и социального характера, причем зачастую они происходят неравномерно, то совпадая, то противореча друг другу [8]. Неравномерность развития в этот период придает остроту субъективным переживаниям в связи с наблюдаемыми личностью изменениями своего тела, статуса, системы отношений, возрастания ответственности [1].
В большинстве развитых стран мира подростковый возраст признается как наиболее рискованный для формирования суицидального поведения, что делает очевидной актуальность исследования проблемы. Российские подростки чаще своих сверстников из других стран добровольно расстаются с жизнью [10]. Согласно официальной статистике, в 2009 году в России покончили с собой 1379 юношей и 369 девушек в возрасте от 15 до 19 лет [12]. Мысли о суициде появляются у 45% девушек и 27% юношей [4]. Неравномерность завершенных суицидальных попыток у юношей и девушек объясняется тем, что юноши чаще используют такие способы суицидального поведения, летальность которых наиболее высока, в то время как среди девушек, по исследованиям авторов, занимающихся суицидальным поведением подростков, большее количество незавершенных суицидов [3]. Помимо этого, следует принять во внимание тот факт, что официальной статистикой не учитываются латентные суициды, а количество суицидальных попыток в несколько раз превышает число завершенных самоубийств [12].
Интерес подростков к суициду можно увидеть через просмотр пользователей сети интернет на сайтах, посвященных суицидальному поведению, причинам и способам самоубийств, число которых составляет десятки тысяч человек и основной контингент пользователей — это несовершеннолетние.
В связи с очевидной актуальностью поставленной проблемы нами была предпринята попытка выявить лиц подросткового возраста, имеющих риск формирования суицидального поведения, с целью изучения их индивидуально-личностных особенностей для разработки последующей психологической помощи и поддержки данного контингента.
МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ
Исследование проводилось в 2011—2012 годах в средних образовательных учреждениях Санкт-Петербурга (исследовано 60 подростков в возрасте 15−17 лет) и на базе наркологического отделения Детской инфекционной больницы № 3 Санкт-Петербурга (30 подростков).
В ходе исследования на основании методики экспресс-диагностики суицидального риска «Сигнал» (М. В. Зотов, В. М. Петрукович, В. Н. Сысоев) [6] и методики, позволяющей определить наличие и степень риска суицидального поведения, была выделена основная группа испытуемых (с риском суицидального поведения). Группу подростков с риском формирования суицидального поведения составили 14 чело-
ОРИГИНАЛЬНЫЕ СТАТЬИ
55
век, 8 девушек и 6 юношей, что соответствует 23% от всех опрошенных школьников. Среди 30 опрошенных наркозависимых выделено 9 человек с риском возникновения суицидального поведения, что соответствует 30% опрошенных от общего числа наркозависимых.
Для анализа индивидуально-личностных особенностей данной группы в ходе исследования были применены следующие методики:
• опросник суицидального риска (модификация Т. Н. Разуваевой) — методика «опросник антисуицидальных мотивов» (М. В. Олина) — «Семантический дифференциал» (Ч. Осгуд) —
• патохарактерологический диагностический опросник для подростков (ПДО) Н. Я. Иванова и А. Е. Личко-
• методика диагностики уровня субъективного ощущения одиночества Д. Рассела и М. Фер-гюсона-
• опросник «Потери и приобретения персональных ресурсов» (Н. Водопьянова, М. Штейн) —
• методика оценки эмоционального интеллекта (Н. Холл) —
• методика диагностики виктимности (О. О. Ан-дронникова) —
• опросник «Степень хронического утомления» (А. Б. Леонова).
При обработке данных были использованы следующие методы: сравнительный анализ, непараметрический критерий двух независимых переменных выборок и Манна-Уитни и корреляционный анализ г Пирсона.
ПОЛУЧЕННЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ
При факторизации исследуемых характеристик в группе школьников был выделен фактор индивидуально-личностных характеристик суицидального поведения, включающих в себя: уникальность (0,861), демонстративность (0,817), временная перспектива (0,782), аффективность (0,688), несостоятельность (0,679), управление своими эмоциями (-0,658), астено-невротические черты (0,602).
Анализ результатов исследования позволил выделить основные характеристики подростков с повышенным риском формирования суицидального поведения. Так, среди факторов, способствующих росту риска суицидального поведения, выделяются личностные факторы (методика Т. Н. Разуваевой), выраженность которых значительно превалирует у респондентов основной группы. При этом наблюдается снижение фактора антисуицидального риска. Подростки с риском формирования суицидального поведения оказываются незащищенными, у них не сформированы адаптивные стратегии совлада-
ния, слабо развита система межличностных связей, позволяющая использовать ближайшее окружение как ресурс для адаптации к стрессам: ответственность, эмоционально-личностные отношения с близкими, вера и т. п.
В структуре личности подростков с суицидальным риском выделяются такие качества, как демонстративность, аффективность, при этом они остро переживают ощущение собственной уникальности, «непохожести» на других на фоне чувства собственной несостоятельности (опросник суицидального риска в модификации Т. Н. Разуваевой). Подобное сочетание само по себе разрушительно для личности, оно формирует тревожность, снижает нервно-психическую устойчивость подростков [7]. Портрет испытуемых сочетается с выраженным хроническим утомлением (выраженный физический и когнитивный дискомфорт, снижение общего самочувствия, нарушения в эмоционально-аффективной сфере) (опросник «Степень хронического утомления» А. Б. Леонова).
Исследование выявило снижение показателей самомотивации, эмоциональной осведомленности, способности управления своими эмоциями (методика оценки эмоционального интеллекта Н. Холла). В этом случае есть вероятность появления суицидальных мыслей, намерений и, собственно говоря, действий суицидального характера как возможность снятия эмоционального напряжения и как способ выхода из конфликтной или фрустрирующей ситуации («аффективный» суицид) [1, 7, 9].
Исследование патохарактерологических черт испытуемых основной группы показало выраженность циклотимической акцентуации личности в сравнении с результатами контрольной группы. Наличие субдепрессивной фазы в структуре данной акцентуации также может способствовать формированию суицидальных мыслей [7, 9].
Оценка собственных достижений и разочарований подростков с риском суицидального поведения разбалансирована, что снижает адаптационные способности. У испытуемых более остро проявляется субъективное ощущение одиночества, возможно, это является результатом переживания собственной уникальности, о которой мы говорили выше, и как следствие — ощущение непонятости и отгороженности от социального мира. Они реже встречаются с друзьями за пределами образовательных учреждений, не склонны к проявлению активности в налаживании межличностных контактов.
Подростки с суицидальным риском демонстрируют склонность к разнообразным формам саморазрушающего поведения, у них повышенные показатели рискованного и провоцирующего пове-
дения на фоне демонстрации зависимости и беспомощности, что повышает уровень реализованной виктимности.
Сравнение внутри группы подростков с риском суицидального поведения выявило некоторые особенности, характерные для определенного пола. Так, для девушек более выраженными выступают демонстративные черты характера, в то время как у юношей отмечается преобладание сенситивных и шизоидных черт характера. Девушки склонны провоцировать агрессивные действия окружающих, избирая в них роль жертвы. Юноши демонстрируют гиперсоциальное поведение, провоцируя тем самым окружающих ровесников на агрессию по отношению к ним. Подростковый возраст — это период нарушения запретов, и те, кто демонстрируют конформное поведение, не находят поддержки в обсуждаемой возрастной группе. Это повышает показатель реализованной виктимности в группе юношей с риском суицидального поведения.
Картина суицидального поведения несовершеннолетних, употребляющих наркотики, представляет абсолютно иной профиль суицидальных наклонностей. Для них незначимым является понятие суицида как таковое, мотивов совершения суицидальных поступков у них нет, при этом можно говорить о снижении показателей антисуицидальных мотивов (выживание, умение справляться с ситуацией- ответственность перед самим собой). Значимым мотивом выступает лишь «Опасения относительно совершения суицида», что указывает на частое присутствие подобных мыслей о самоубийстве. Субъективное чувство одиночества, характерное для подростков с риском суицидального поведения, не является актуальным в группе наркозависимых.
Личностные факторы суицидального поведения наркозависимых менее выражены в сравнении с группой подростков с риском суицидального поведения, тем не менее в профиле факторов выделяется показатель аффективности и как результат — склонность к непосредственному эмоциональному реагированию в условиях воздействия стрессовых факторов и социальный пессимизм — как результат исключенности из социального мира, переживание собственной несостоятельности. Для них характерны выраженность показателя реализованной виктимности и склонность к самоповреждающему поведению.
Для наркозависимых подростков не являются значимыми обязательства и ответственность перед своей семьей, у них нет выраженного страха смерти, отсутствует страх перед самоубийством, их не волнуют социальные нормы: отсутствуют опасения получить негативную оценку собственной
личности или поведения со стороны окружающих. Кроме того, у них, как и следовало ожидать, снижены моральные установки — суицид не воспринимается как нечто греховное, за что можно получить возмездие. Невозможность конструктивного планирования будущего не позволяет наркозависимым подросткам полностью продумать и представить план совершения суицида (обратная связь временной перспективы с антисуицидальным мотивом «Опасения относительно совершения самоубийства» -0,430). Отрицательная концепция окружающего мира, восприятие его как враждебного блокирует ощущение внутренней силы, желание жить.
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Анализ индивидуально-личностных характеристик подростков с тенденцией к аутоагрессивному поведению [2] выявил наличие значимых различий в перечне ведущих факторов формирования суицидального поведения. Школьников с выявленным риском формирования суицидального поведения отличают особенности структуры личности [5], характерологические черты, выраженный кризис идентичности на фоне сложности в установлении межличностных контактов [11]. Суицид представляется им как способ осознанного избегания стрессовых и травматических ситуаций. В то время как среди наркозависимых подростков суицид представляет собой малосформированное импульсивное, неосознаваемое и соответственно бесконтрольное поведение.
Результаты исследования обращают наше внимание на актуальность проблемы профилактики суицидального поведения в подростковой среде, особенно в общеобразовательных школах — количество выявленных подростков с риском суицидального поведения — 23% от общего числа обследованных. В группу риска в основном попадают подростки с социально адаптивными формами поведения, они не нарушают установленного порядка, редко обращаются за помощью к окружающем, они как бы «варятся с собственном соку» — и, когда попадают в трудную жизненную ситуацию, оказываются предоставлены сами себе. Учителя и школьные психологи обычно большее внимание уделяют подросткам с проблемами адаптации, с асоциальным поведением, не обращая внимания на тихого, послушного ребенка.
ЛИТЕРАТУРА
1. Абрумова А. Г., Тихоненко В. А. Диагностика суицидального поведения: Методические рекомендации.- М., 1980.- 48 с.
2. Безчасный К. В. Аутоагрессивные феномены в эк-спертно-диагностической практике врача-психиатра // Вопросы психологии экстремальных ситуаций. — 2008. — № 4. — С. 29−32.
3. Вагин Ю. Р. Авитальная активность (злоупотребление психоактивными веществами и суицидальное поведение у подростков).- Пермь: Изд-во ПРИПИТ, 2001.- 292 с.
4. Гомзикова С. Россия остается страной самоубийц. -Свободная пресса, 30 января 2011 года. URL: http: //svpressa. ru/society/articLe/37 979/.
5. Змановская Е. В. Девиантология: (Психология отклоняющегося поведения): Учеб. пособие для студ. высш. учеб. заведений.- М.: Издательский центр «Академия», 2003.- 288 с.
6. Зотов М. В., Щелкова О. Ю. Системно-ситуационный подход к прогнозированию риска поведенческих расстройств // Вестник Южно-Уральского государственного университета. Серия психология, выпуск 14. — 2011. — № 29(246). — С. 24−34.
7. Исаев Д. Н., Шерстнёв К. В. Психология суицидального поведения. Методические рекомендации для студентов по спецкурсу «Суицидология». — Самара, 2000.
8. Кранц И. И. Пути обретения личностной и социальной идентичности в ранней юности // Журнал практического психолога. — 2006. — № 6. — С. 156−162.
9. Личко А. Е. Подростковая психиатрия: (Руководство для врачей).- Л., 1985.- 416 с.
10. Погодин И. А. Возрастные аспекты суицидального поведения / И. А. Погодин // Семейная психология и семейная терапия. — 2006.- № 3.- С. 108−115.
11. Савина О. О. Психологический анализ трансформации идентичности личности в подростковом и юношеском возрасте // Вестник Московского университета. Серия 14 психология. — 2011. — № 4. — С. 118−128.
12. Смертность российских подростков от самоубийств // Детский фонд ООН (ЮНИСЕФ), 2011. — 132 с.
RESEARCH OF SUICIDE BEHAVIOR OF TEENAGERS
Malikova T. V., Yaurova A. S.
¦ Resume. The adolescence considered to be the most risky period for suicide behavior. This is an actual problem. The Russian teenagers make a suicide more often than the contemporaries from other countries. Thoughts on a suicide appear at 45% of girls and 27% of young men. Individual and personal characteristics of teenagers with suicide risk are considered in article. We carried out comparison of individual and personal features of pupils with suicide behavior and the teenagers using narcotic substances.
¦ Key words: The teenage age- self-destroying behavior- addictive behavior- suicide behavior- victimization- motivation.
¦ Информация об авторах
Маликова Татьяна Владимировна — к. психол. н., доцент кафедры общей и прикладной психологии с курсом медико-биологических дисциплин, факультет клинической психологии. ГБОУ ВПО «Санкт-Петербургский государственный педиатрический медицинский университет» Минздрава России. 194 100, Санкт-Петербург, ул. Литовская, д. 2. Е-та^: Lotus_24@rambler. ru.
Malikova Tatyana Vladimirovna — Ph.D., Associate Professor Department of the general and applied psychology with a course of medicobiological disciplines. Saint-Petersburg State Pediatric Medical University of Health Ministry of Russia. 2, Litovskaya St., St. Petersburg, 194 100, Russian Federation. E-mail: Lotus_24@rambler. ru.
Яурова Александра Сергеевна — студентка 5 курса факультета клинической психологии. ГБОУ ВПО «Санкт-Петербургский государственный педиатрический медицинский университет» Минздрава России. 194 100, Санкт-Петербург, ул. Литовская, д. 2. Е-та^: shunishe@list. ru.
Yaurova Aleksandra Sergeyevna — Student of the 5 course at the faculty of the clinical psychology. Saint-Petersburg State Pediatric Medical University of Health Ministry of Russia. 2, Litovskaya St., St. Petersburg, 194 100, Russian Federation. E-mail: shunishe@list. ru.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой