Практика определения стороны входа пули в тонкую мишень в условиях неочевидности и её совершенствование

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

преподавателей и студентов. — Тбилиси: ВК КГБ СССР, 1991.
— 40 с.
7. Зарубицкий В. А. Деформация пули при прохождении через оконное стекло // Советская криминалистика на службе следствия: Сб. статей / ВНИИ криминалистики Про-куратуры СССР. — М.: Госюриздат, 1956. — Вып. 7. — С. 217−223.
8. Зырянов В. В., Корноухов В. Е. Криминалистическое оружиеведение и система экс-пертных методик // Курс криминалистики. Общая часть. — М.: Юрист, 2000. — П. 3 § 4 гл. 11. — С. 567−568.
9. Кальницкий А. Ф. Установление расстояния неблизкого выстрела из нарезного огнестрельного оружия по характеру деформации снаряда и разрушения преград // Экспертная техника: Актуальные вопросы экспертной практики судебно-баллистической экспертизы. — М.: ВНИИСЭ, 1986.
— Вып. 97. — С. 57−72.
10. Колкутин В. В. Судебно-медицинская характеристика огнестрельных повреждений, причинённых с неблизкой дистанции 5,6-мм безоболочечными свинцовыми пулями, имеющими различную скорость: (Экспериментальное исследование): Автореф. дис. … канд. мед. наук. — СПб., 1990. — С. 21.
11. Лунеев В. В. Преступность ХХ века. Мировые, региональные и российские тенденции. — М.: Изд-во НОРМА, 1999. — С. 222−232.
12. Светлаков Е. М. Следственный осмотр разрушенных преград и подготовка материалов на экспертизу. — Киев: РИО МВД УССР, 1970. — С. 9.
13. Сташенко Е. И. Способ расчёта скорости снарядов (пуль) на различных расстояниях от дульного среза оружия // Экспертная техника. — М.: ВНИИСЭ, 1981. — Вып. 69. — С. 19−21.
DETERMINATION OF THE DISTANCE OF A NON-CLOSE-RANGE BULLET SHOT THROUGH DEFORMATION AND FRAGMENTATION OF A ROUND IN THE TARGET
© 2011
G.E. Bakhtadze, candidate of law sciences, chief of department, senior assistant Military Prosecutor of Volga-Ural Military District, Colonel (Laws)
Military Prosecutor’s Office of Volga-Ural Military District, Samara (Russia)
Yu.V. Galitsev, candidate of medical sciences, professor of the chair «Practical education»
St. -Petersburg University of Russia’s MIA, St. -Petersburg (Russia)
Keywords: round (bullet) — target- shot- distance- deformation- fragmentation.
Annotation: the article is devoted to some little-studied but currently important criminalistic and medico-legal issues related to determination of the distance of a non-close-range bullet shot through the degree and character of the deformation as well as the bullet fragmentation at the interaction of the bullet with various objects/targets of biological and non-biological character.
УДК 343. 977+340.6 ББК 67. 99(2)94+58
ПРАКТИКА ОПРЕДЕЛЕНИЯ СТОРОНЫ ВХОДА ПУЛИ В ТОНКУЮ МИШЕНЬ В УСЛОВИЯХ НЕОЧЕВИДНОСТИ И ЕЁ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ
© 2011
Г. Э. Бахтадзе, кандидат юридических наук, начальник отдела, старший помощник военного прокурора Приволжско-Уральского военного округа, полковник юстиции
Прокурорский участок военной прокуратуры Приволжско-Уральского военного округа, Самара (Россия)
Ключевые слова: пуля- мишень- поясок (участки) обтирания- сторона входа пули в преграду. Аннотация: на основе анализа специальной литературы и экспериментальных исследований предложены новые способы определения стороны входа пули в тонкую преграду при выстрелах с неблизкой дистанции в условиях неочевидности, защищённые 7 патентами на изобретения.
Вопрос определения стороны входа пули в объекты-мишени, систематизированные и классифицированные нами в интересах практики [9, 10, 18], имеет длительную историю становления и развития, уходящую своими корнями в глубину веков. Примечательно, что необходимость его решения была законодательно закреплена, например, в ст. 183 Судебника «Законы царевича Вахтанга», составленного в 17 031 709 гг по результатам кодификации исторически действовавшего в Грузии права. В ч. 1 названной статьи, в частности, отмечалось: «Также, буде при засадной охоте в приречном лесу возникнет спор об убитом из ружья (звере), человек должен рассмотреть, кто выстрелил раньше и с той ли стороны попадание, — это тоже обнаружит (кто убил)…» [22].
К настоящему времени при сквозных огнестрельных повреждениях определение стороны входа пули в преграду обычно сводится к установлению локализации входного и выходного пулевых отверстий.
Известно, что при близкой дистанции стрельбы, когда на поражаемый объект действуют огнестрельный снаряд и дополнительные факторы выстрела (пороховые газы, копоть, порошинки и т. п.), достигающие преграду самостоятельно за счёт полученной в момент выстрела кинетической энергии, решение этого вопроса не представляет собой особых сложностей. Считается, что именно наличие следов близкого выстрела (отпечатка дульного конца оружия, специфической картины отложений копоти при выстрелах из оружия, имеющего тормоз-компенсатор с окнами, выраженного термического действия и т. д.) является одним из наиболее характерных признаков входного отверстия [21, 53].
В случаях неблизкой дистанции стрельбы, когда мишень поражается только огнестрельным снарядом, а дополнительные факторы выстрела достигают её с помощью его энергии и, как правило, обнаруживаются при взаимодействии их носителя с преградой, дифференциальная диагностика входных и выходных повреждений вызывает определённые трудности и производится с учётом перечисленных ниже признаков, характерных для входных отверстий. При этом сравнительное изучение исследуемых повреждений между собой (их формы, размеров и других особенностей) способствует решению данной задачи.
Одним из основных признаков входного пулевого отверстия при выстрелах с неблизкой дистанции следует считать наличие характерного дефекта ткани [1], по поводу образования которого Н. Н. Живодёров пишет, что, «попадая в тело человека, пуля, обладающая большой кинетической энергией, выбивает кусочек кожи, действуя как пробойник или дырокол» [20]. Впервые на эту особенность огнестрельной раны обратил внимание Н. И. Пирогов в своей книге «О путешествии по Кавказу», вышедшей в свет в 1849 году [32]. В дальнейшем П. П. Заблоцкий (1852), М. Ф. Кривошапкин (1858) и многие другие исследователи [29] подтвердили реальное существование этого факта. Однако только М. И. Райский и Н. Ф. Живодёров, экспериментально доказав постоянство дефекта ткани во входном пулевом отверстии, первыми предложили отсутствие выбитого пулей участка тела именовать «минусом ткани» [44].
Примечательно, что у выходных отверстий наблюдается несколько иная картина, имеющая свою специфику. Детальному её исследованию посвящена работа И. А. Концевич, в которой содержатся критерии разграничения входных отверстий от выходных при наличии и в тех, и в других «минуса ткани» [24].
М. И. Касьянов (1952), изучая зависимость гистологического состояния повреждений кожи у входных и выходных
огнестрельных ран от вида оружия, расстояния выстрела и направления раневого канала, подметил, что дефекты кожи имеют различную плоскостную форму [17].
В. В. Некрасов и К. М. Пантелеев, подтвердив данное обстоятельство, пояснили, что объёмная форма дефекта кожи в выходных ранах отличается друг от друга. Отметив, что при сквозных огнестрельных ранениях раневой канал в дерме (собственно коже) и частично в эпидермисе (надкожице) может приобретать конусообразную форму, обращённую своей вершиной в сторону полёта снаряда, они рекомендовали использовать эту особенность в качестве позитивного морфологического признака выходной огнестрельной раны [33].
Ю. В. Гальцев для изучения объёмной формы дефектов кожи в огнестрельных ранах на входе и выходе пули предложил оригинальные методы, основанные на применении полимерных масс и рентгенографии с прямым увеличением изображения объекта, а также теневое профилирование полученных слепков [17].
Теперь уже объективно доказано, что дефекты кожи во входных огнестрельных ранах имеют самую разную объёмную конфигурацию: усечённого конуса, песочных часов, кратера, воронки или другой более сложный вид. У выходных огнестрельных ран также наблюдается разнообразная форма дефекта, порой схожая с дефектами кожи на входных ранах, но отличающаяся тем, что их широкая часть всегда обращена внутрь тела [3].
При пулевых поражениях небиологических преград также образуется дефект («минус») ткани. Под ним фактически понимается «отсутствие части материала (вещества) поражённого объекта, выбиваемого снарядом (пулей) стрелкового огнестрельного оружия при скорости, близкой или превышающей скорость звука» [12].
Т. В. Аверьянова с соавторами, в частности, отмечает, что в «сухом дереве, фанере, картоне, железном листе размеры дефекта приблизительно соответствуют диаметру снаряда. В хрупких веществах (стекло, кирпич) они больше диаметра. Дефект может быть плохо или совсем неразличим при попадании пули в пластичный материал (резина, свежая кора дерева и т. п.)» [26].
Наличие специфического дефекта ткани при выстрелах с неблизкой дистанции в разных проявлениях присуще и входным пулевым отверстиям на предметах одежды и сходных с ними преградах в зависимости от структуры поражаемого материала, свойств огнестрельного снаряда, характеристики его внешней баллистики и условий взаимодействия [29]. Причём, характер краёв огнестрельных повреждений также может иметь определённое значение при решении рассматриваемого вопроса [27]. Так, в листовом железе края выходного отверстия выгнуты в сторону полёта пули. По направлению её движения ориентированы и волокна в древесных материалах. На стороне выхода в таких случаях могут быть отщепы частиц древесины и её поверхностное растрескивание [25, 41, 46]. В то же время применительно к огнестрельным ранам информационная значимость названного признака носит спорный характер и неоднозначно трактуется в специальной литературе [32, 55].
На предметах одежды и сходных с ними преградах степень его выраженности находится в прямой зависимости от свойств поражаемого материала, условий последующего обращения с ним, в том числе и связанных с его упаковкой и транспортировкой к месту производства соответствующей экспертизы [29]. По указанной причине многие исследователи, говоря о дифференциально-диагностических возможностях использования данного признака при определении сто-
1 2 3
Рис. 1. Схематическое изображение входного огнестрельного пулевого повреждения. Цифрами обозначены его фрагменты, необходимые для реализаоии способа определения стороны входа пули в програду по максимольной длине участка обтияан-я на лицевой поверхности мишени: 1 — участок обтиррния на лице-ой поверхности мишени- 2 — дефокт ткани- 3 — участок обтирания на изнаночной поверхности мишени- R — м-ксимальная длина учасбка обтирания на лицевой поверхности мишени- г — предельная длиня участка обтирания на её изнаночной стороне.
роны входа пули, проявляют известную осторожность [54].
Более весомую информацию в этом плане можно получить при обнаружении факта проталкивания пулей одного слоя одежды через другой. Особенно хорошо это заметно на одежде, «подбитой» ватой, кло1к которой 2вытягива3ется пулей по ходу её движения [56].
Сведения о наличии и локализации волокон одежды в огнестрельном раневом канале также могут быть использованы при решении данной проблемы [14, 23].
В отдельных случаях, связанных с установлением местоположения стрелявшего при больших дистанциях стрельбы,
а, следовательно, и стороны полёта пули, возможно применение знаний о предельной полётной дальности снарядов [51].
При определении направления пулевого канала многие специалисты учитывают величину и (форму огнестрельных повреждений, зависящих от свойств материала преграды -я самой пули, харуктеристики её внешней баллилтики, а также услоний их взаимодействия [29].
При известных обстоятельс-лах в качестве косвенно-ла признака, указыаающего на курс движеннія пули, можно использовать хорошо проллеживаемую почти всегда на рентгенограммах «дорожку» костных осколков, отходящую от кости к выходной ране [32].
Одним из наиболее ценных признаков входного пулевого отверстия на предметах одежды и сходных с ними преградах является поясок (ободок) обтирания (загрязнения, металлизации), как частный случай следа обтирания, представляющий собой наслоения копоти выстрела, металлических частиц, оружейного масла и других загрязнений в виде тонкого ободка тёмно-серого цвета, окаймляющего края огнестрельного повреждения со стороны входа пули в результате её взаимодействия с поражаемым объектом [29].
Тонкое кольцевидное осаднение по краям огнестрельной раны, именуемое в медико-криминалистической практике пояском осаднения, как правило, также указывает на её входное происхождение [17, 56].
В качестве дополнительных признаков входного повреждения может быть использован факт обнаружения по краям пулевого отверстия следов оружейного масла [16, 42] или частиц лака маркировочных и герметизирующего колец патронов к различным видам ручного огнестрельного оружия [43].
Дифференциально-диагностические признаки входных и выходных пулевых отверстий на коже и тканях одежды при выстрелах с неблизкой дистанции подробно описаны в специальной литературе и приведены в виде таблиц в работах многих авторов [32].
Пулевым огнестрельным повреждениям длинных трубча-
1 2 3
А
г
Ї.
Рис. 2. Схематическое изображение входного огнестрельного пулевого повреждения. Цифрами обозначены его фрагменты, необходимые для реализации способа определения стороны входа пули в преграду по максимальной ширине участка обтирания на лицевой по-верхноети мишеени:1 — учосток обтирания не лицевой поверхности мишени- 2 — дефект ткани- 3 — участок обтирания на изненочной поверхности мишени- Ю — максимальная ширина учестка обтирания на лицевой поверхности мишени- г — предельная ширина участка обтирания на её изнаночной стороне.
тых костей присуща своя индивидуальность (в виде своеобразного расположения трещин, дефектов костной структуры и характера обломков в области входного и выходного отверстий), по которой ещё Ф. К. Борнгаупт и А. А. Бобров определяли направление полёта пули, ссылаясь на наличие в области входных огнестрельных отверстий радиальных трещин, а в окружности выходных — продольных, поперечных и косых [13, 15].
Позже многие другие специалисты подтвердили правильность этих наблюдений [50].
Плоским костям также свойственны свои особенности. Пробоины в них имеют форму конуса, широкая часть которого обращена в сторону полёта пули [49].
Достоверно выявлены и отличительные признаки, позволяющие более точно дифференцировать в костях свода черепа входное огнестрельное повреждение от выходного [57].
Экспериментальными исследованиями С. Н. Матвеева [31], нашедшими отражение в работах Р. С. Белкина, Г. Л. Грановского, Ю. С. Сапожникова и некоторых других авторов [11, 19, 47], установлены особенности повреждений, указывающие на вектор перемещения силы, разрушившей стекло. Пулевые пробоины в нём имеют сходство с усечённым конусом (кратером, воронкой), которому свойственно расширение по ходу движения пули [2]. Причём граням стекла, прилегающим к радиальным и концентрическим трещинам, возникающим в окружности пулевой пробоины в результате выстрела, присущи свои особенности рельефа, содержащие достоверную информацию о стороне входа пули в стеклянную преграду [27, 28, 48].
Подтверждая факт расширения пробоины при огнестрельном поражении листового (оконного) стекла по ходу движения пули, Е. Р. Россинская также отмечает, что в листовом железе канал повреждения, наоборот, сужается [45].
Таким образом, проведённый анализ специальной литературы со всей очевидностью свидетельствует о том, что сейчас уже накоплен достаточный научно-практический опыт, позволяющий в подавляющем большинстве случаев правильно оценивать сторону входа в них пули.
Вместе с тем при выстрелах в однослойные мишени решение этого вопроса до настоящего времени вызывает определённые сложности, а в ряде случаев остаётся открытым. При их поражении с близкого расстояния проблем с определением входных пулевых отверстий, как правило, не возникает. Применительно же к случаям, когда такие мишени являются тонкими и практически не имеют пулевого канала, криминалистическая оценка стороны входа пули, особенно
2
3
1
2
3
1
Рис. 3. Схематическое изображение входного огнестрельного пулевого повреждения. ХиХрами обозначхны его фвагменты, необходимые для реализации способа определения стороны входа пули їв преграду по локалозации участков о бтиранхя на обеих поверхно стях мишени относительно дефекоа ткани: 1 — учасоок обтирания на лицевой поверхности мишени, обрамляющий большую часть дефекта ткани-2- дефект ткано- 3 — увасток обоирания на изнаночной поверхности мишени, берущие своё начало от трая дефекта ткани.
при вь-стролах с дальнего расстояния, сопряженч со значительными трудностями. Считается, что (без сопоставления с повреждением на ином объекте-мишени, возникшим под воздействием той же пули, решить вопрос в таких случаях практически невозможно. Формирование такого мнения во многом обусловлено тем, что практически все вышеописанные признаки не являются абсолютно специфическими, в связи с чем G. Strassmann (1934) и некоторые другие специалисты встали на путь отрицания их практического значения [29].
Так, при изучении огнестрельных повреждений на алюминии, латуни и стали M. Jauhari, J. Nigam, S. Chatterjee и P. Ghosh (1972), вопреки ожидаемому явлению — выгибанию краёв в сторону полёта пули, во многих случаях наблюдали обратную картину [52].
А. С. Лазари также отмечает, что «при выстреле в тело человека, покрытое одеждой, входные отверстия при близких дистанциях отличаются тем, что края ткани не втягиваются внухрь пулевого канала, овіс это часто наблюдается на других преградхх, а выворачиваются в сторону оружия» [30].
Итак, стороееу, с которой пуля входит в однослойные тчн-кие мишени при выстрхлах с дельней дивтанции в условиях: неочевидноати, практически не различают.
Вместе н '-тем с построением экспе. иментально-математической модели механизма чбразования следа обтирания [4−6, 8] и получением криминалистической характеристики огнестрельных повреждений однослойных предметов одежды и сходных с ними преград, причинённых под различными углами неблизких выстрелов [7, 8], нами установлено, что:
• поясок обтирания представляет собой всего лишь частный случай замкнутого следа обтирания, возникающего на лицевой поверхности поражённой преграды при определённых углах входа в неё пули. При выстрелах под углами 50 — 40 градусов и меньше этот поясок обтирания фактически исчезает. Вместо него на обеих сторонах объекта-мишени появляются участки обтирания, морфометрические признаки которых статистически значимо зависят от стороны и угла входа в неё пули-
• кольцевидный поясок обтирания вокруг дефекта ткани, характерный для выстрелов под углом 900 к поверхности преграды, при стрельбе под острым углом становится незамкнутым и как бы смещённым в сторону острого угла входа пули в поражаемый объект, а со стороны тупого угла — практически исчезает. Одновременно на внутренней поверхности мишени со стороны тупого угла входа пули появляется участок обтирания, который по сравнению с участком обтирания на наружной поверхности поражённой преграды, как прави-
Рис. 4. Схематическое изображение входного огнестрельного пулевого повреждения. Цифрами обозначены его фрагменты, необходимые для реализации способа определения стороны входа пули в преграду по наличию в контуре участка обтирвния на лицевой поверхнодти мишени информации о форме головной части пули: 1 — контур участка обтирания на лицевой поверхности мишени, носящий иаформа-цию о форме гововеой части пули-0 — дефект ткани- 3 — абрис удастка обоирания на изнаночной поверхнооти мишени.
ло, имеет постоянно меньоееош линейный размер и, являясь де-факто его своеобразным продолжением, составляет вкупе с ним одно целое-
• в отдельных случаях участок обтирания на изнаночной поверхности очень тонких тканевых преград (в частности, из полотняного переплетения) имеет значительно больший линейный размер (по сравнению с участком обтирания на наружной стороне) и вид поперечных полос («полосатый вид»). Этот факт, видимо, объясняется тем, что в момент продвижения пули сквозь такие мишени на поверхности «выхода» образуются многочисленные мельчайшие вертикальные складки, тесно прижатые друг к другу. Именно по их вершинам и происходит обтирание. После прохождения пули эти складки расправляются и участок обтирания, принимая вид поперечных полос, увеличивается в длину. В таких случаях обтирание на стороне «входа» пули неизменно имеет гомо-генндш цвет-
• по ширине участки обтирания на стороне «входа» пули всегда больше участков обтирания, расположенных на стороне её «выхода" —
• между границами участков обтирания на наружной и изнаночной поверхностях мишени у дефекта ткани неизменно имеедся часть повреждения, лишённая обтирания как на стороне «входа», так и на стороне «выхода» пули. Длина этой части повреждения и есть тот линейный размер, на который участок обтирания со стороны «входа» пули на лицевой поверхности мишени больше, чем участок обтирания на её изнанке-
• во всех случаях участок обтирания на наружной поверхности тканевой преграды обрамляет большую часть дефекта ткани по сравнению с обтиранием на изнаночной стороне мишени, берущим своё начало от противоположного края этого же дефекта-
• расстояние от центра дефекта ткани до самых удалённых границ участков обтирания с обеих сторон тканевых мишеней, как правило, тождественно-
• при выстрелах под острыми углами контуры участков обтирания на лицевых поверхностях преград могут носить информацию о головной части пули-
• концы радиально расположенных нитей, не изменяющих своё положение даже при значительных механических усилиях, указывают на центр дефекта ткани.
На основе выявленных закономерностей нами разработаны конкретные способы определения стороны входа пули в однослойную тонкую мишень по участкам обтирания в зоне огнестрельного повреждения при выстрелах с неблизкой дистанции в условиях неочевидности [8].
Суть первого способа [35] сводится к решению искомой
1 3
Рис. 5. Схематическое изображение входного огнестрельного пулевого повреждения. Цифрами обозначены его фрагменты, необходимые для реализации способа определения стороны входа пули в преграду по гомогенной окраске участка обтирания на лицевой поверхности мишени: 1 — участок обтирания на лицевой поверхности мишени, имеющий гомогенный цвет- 2 — дефект ткани- 3 — участок обтирания на изнаночной поверхности мишени, имеющей вид поперачных полос.
задачи па максимальной длине участка обтирания на лицавой поверхности мишени (рис. 1- нт всех рисуаасах направление полёта пули указано стрелкой).
В основе второго способ. [34] лежит установление стороны входа пули по наибольшей ширине участка обтирания на наружной поверхности мишени (рис. 2).
Третий способ заключается в решении указанной задачи по локализации участков обтирания на обеих сторонах преграды относительно дефекта ткани (рис. 3).
Четвёртый способ [39] реализуется при выявлении информации о форме головной части пули [37, 40], содержащейся в контуре участка обтирания на наружной поверхности мишени (рис. 4).
В рамках пятого способа [36, 38] сторона входа пули определяется по гомогенной окраске участка обтирания на лицевой поверхности исследуемого объекта (рис. 5).
Все пять способов не исключают, а дополняют друг друга. Они неоднократно использовались в научноисследовательской и практической работе, где давали стабильные положительные результаты. Их информативность, достоверность и научная новизна подтверждена 7 патентами на изобретения, внедрёнными в судебно-экспертную практику многих экспертных подразделений МВД, Министерства юстиции, Министерства здравоохранения и Министерства обороны Российской Федерации, а также в учебный процесс ряда вузов юридического профиля.
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
1. Авдеев М. И. Краткое руководство по судебной медицине. — М.: Медицина, 1966. — С. 92.
2. Аханов В. С. Криминалистическая экспертиза огнестрельного оружия и следов его применения: Учебник для вузов МВД СССР. — Волгоград: Науч. -исслед. и редак. -издат. отдел ВСШ МВД СССР, 1979. — С. 55.
3. Ахсанов Р. Н., Гальцев Ю. В., Гыскэ А. В. и др. Применение слепочных и рентгенографических методов исследования при диагностике огнестрельных ран // Судебномедицинская экспертиза огнестрельных повреждений: Материалы конф. 23−24 марта 1988 г. — Л.: Воен. -мед. акад. им. С. М. Кирова, 1988. — С. 11−12.
4. Бахтадзе Г. Э. Механизм образования пояска обтирания // Сборник Высших курсов КГБ СССР. — Тбилиси: ВК КГБ СССР, 1990. — № 1. — С. 85−95.
5. Бахтадзе Г. Э. О механизме образования пояска обтирания на преградах из однослойных тканевых материалов // Проблемы судебной баллистики: Сб. науч. трудов / Прокуратура Республики Грузия. — Тбилиси: Русское слово, 1992. — С. 21−30.
6. Бахтадзе Г. Э. Экспериментально-математическая модель механизма образования пояска обтирания // Информационно-методический сборник военной прокуратуры Приволжского военного округа. — Самара: ВП ПриВО,
2000. — Вып. 2. — С. 143−158.
7. Бахтадзе Г. Э. Криминалистическая характеристика огнестрельных повреждений, причинённых под различными углами выстрелов // Информационно-методический сборник военной прокуратуры Приволжского военного округа. -Самара: ВП ПриВО, 2000. — Вып. 2. — С. 159−169.
8. Бахтадзе Г. Э. Баллистика в борьбе с преступностью: Монография. — Самара: Изд-во Самар. гуманит. акад., 2005. -С. 93−137.
9. Бахтадзе Г. Э., Гальцев Ю. В. Систематизация и классификация объектов-мишеней пулевых повреждений // Проблемы судебной баллистики: Сб. науч. трудов / Прокуратура Республики Грузия. — Тбилиси: Русское слово, 1992. — С. 5−11.
10. Бахтадзе Г. Э., Гальцев Ю. В. Классификация объектов исследования (мишеней) со следами огнестрельных повреждений в судебной экспертизе // Актуальные проблемы современного уголовного процесса России: Сб. науч. статей / Самар. гос. ун-т. — Самара: Изд-во «Самарский университет», 2005. — С. 136−142.
11. Белкин Р. С. Криминалистическая энциклопедия. — М.: Изд-во БЕК, 1997. — С. 176.
12. Белкин Р. С. Криминалистика: Учебный словарь-справочник. — М.: Юристъ, 1999. — С. 104.
13. Бобров А. А. О механизме переломов трубчатых костей от действия пули и лечение огнестрельных переломов конечностей без повреждения суставов: Дис. … д-ра медицины. — М., 1880. — 248 с.
14. Бокариус К. Н. О волокнах одежды в огнестрельном раневом канале // Криминалистика и судебная экспертиза: Сб. науч. работ. — Харьков: Харьков. кн. -газет. изд-во, 1950.
— Вып. III. — С. 133−144.
15. Борнгаупт Ф. К. О механизме огнестрельных переломов больших трубчатых костей // Воен. -мед. журнал. — 1879.
— Сент. -окт. — С. 17−25.
16. Вахлис Б. И., Киричинский Б. Р. Новый фактор при исследовании огнестрельных повреждений: (Предварительное сообщение) // Криминалистика и научно-судебная экспертиза / КНИИСЭ. — Киев: Изд-во Киев. ун-та, 1949. — Сб.
3. — С. 87−91.
17. Гальцев Ю. В. Судебно-медицинское определение скорости пули по объёму причинённого ею огнестрельного повреждения: (Экспериментальное исследование): Дис. канд. мед. наук. — Л., 1986. — С. 22, 38−39, 60−62.
18. Гальцев Ю. В., Бахтадзе Г. Э. Классификация объектов-мишеней в судебной баллистике: Экспресс-информация. — Тбилиси: ВК КГБ СССР, 1991. — Вып. 1. — 12 с.
19. Грановский Г. Л. Основы трасологии: (Особенная часть). — М.: ВНИИ МВД СССР, 1974. — С. 225−226.
20. Живодёров Н. Н. Судебная медицина: Учебное пособие для вузов. — М.: ЮНИТИ-ДАНА, Закон и право,
2001. — С. 40.
21. Завадинская К. Е. Огнестрельные повреждения одежды // Криминалистика и научно-судебная экспертиза / КНИИСЭ. — Киев: Изд-во Киев. ун-та, 1949. — Сб. 3. — С. 282.
22. Законы Вахтанга VI: Перевод, введение, примечания, глоссарий и указатели Д. Л. Пурцеладзе // Памятники грузинского права. — Т. I. — Тбилиси: Мецниереба, 1980. — С. 154.
23. Кноблох Э. Медицинская криминалистика. — 2-е изд. — Прага: Гос. изд-во мед. лит., 1960. — С. 276−277.
24. Концевич И. А. Дефект ткани при огнестрельных повреждениях: Автореф. дис. … канд. мед. наук. — Киев, 1951. — 25 с.
25. Косоплечев Н. П. Осмотр места происшествия по делам, связанным с применением огнестрельного оружия: Пособие для следователей. — М.: Госюриздат, 1956. — С. 132−136.
26. Криминалистика: Учебник для вузов / Т. В. Аверьянова, Р. С. Белкин, Ю. Г Корухов, Е. Р. Россинская- под ред. Р. С. Белкина. — М.: Издат. группа НОРМА-ИНФРА^М., 1999. — Гл. 15. — С. 268.
27. Кубицкий Ю. М. Судебная баллистика: Учебное пособие для студентов ВЮЗИ. — М.: ВЮЗИ, 1956. — С. 73, 95−97.
28. Кустанович С. Д. Судебная баллистика. — М.: Госюриздат, 1956. — С. 324−326.
29. Кустанович С. Д. Исследование повреждений одежды в судебно-медицинской практике: Практическое руководство. — М.: Медицина, 1965. — С. 153−155, 158−160, 162.
30. Лазари А. С. Криминалистическое исследование оружия и следов его применения // Криминалистика: Учебник / Под ред. Е. П. Ищенко. — М.: Юристъ, 2000. — Гл. 12. — С. 221.
31. Матвеев С. Н. Судебное исследование разбитого и простреленного оконного стекла // Суд. -мед. экспертиза. — М.
— Л., 1931. — Кн. 15. — С. 24−30.
32. Молчанов В. И., Попов В. Л., Калмыков К. Н. Огнестрельные повреждения и их судебно-медицинская экспертиза: Руководство для врачей. — Л.: Медицина, 1990. — С. 4, 61−62, 68−69, 199, 201−202.
33. Некрасов В. В., Пантелеев К. М. О новом морфологическом признаке выходной огнестрельной раны // Суд. -мед. экспертиза. — М., 1985. — Т. 28, № 2. — С. 46−47.
34. Патент № 2 019 778 РФ, МПК5 Е 42 В 30/02, А 61 В 5/00. Способ определения стороны входа пули по участкам обтирания на обеих сторонах однослойной тканевой преграды / Г. Э. Бахтадзе, Ю. В. Гальцев, М. Р. Бахтадзе, В. Л. Симо-нишвили. — 4 с. // Бюллетень изобретений. — М., 1994. — № 17.
— Приоритет изобретения с 1 июля 1991 г.
35. Патент № 2 023 231 РФ, МПК5 Е 42 В 30/02, А 61 В 5/00. Способ определения стороны входа пули по участкам обтирания на обеих сторонах однослойной тканевой преграды / Г. Э. Бахтадзе, Ю. В. Гальцев, М. Р. Бахтадзе, Р. В. Баба-ханян. — 6 с.: ил. // Бюллетень изобретений. — М., 1994. — №
21. — Приоритет изобретения с 8 июля 1991 г.
36. Патент № 2 090 834 РФ, МПК6 Е 42 В 30/02. Способ определения стороны входа пули / Г Э. Бахтадзе. — 4 с. // Бюллетень изобретений. — М., 1997. — № 26. — Приоритет изобретения с 19 декабря 1994 г.
37. Патент № 2 092 785 РФ, МПК6 Е 42 В 35/00. Способ определения формы головной части пули по огнестрельному повреждению однослойной тканевой преграды / Г. Э. Бахтадзе. — 4 с. // Бюллетень изобретений. — М., 1997. — № 28. — Приоритет изобретения с 21 февраля 1995 г.
38. Патент № 397 РГ, МКИ5 Е 42 В 30/02, А 61 В 5/00. Способ определения направления полёта пули / Г. Э. Бах-тадзе. — 4 с. // Официальный бюллетень промышленной собственности Грузии. — Тбилиси, 1996. — № 3. — Приоритет изобретения с 30 декабря 1993 г.
39. Патент № 398 РГ, МКИ5 Е 42 В 30/02, А 61 В 5/00. Способ определения направления выстрела / Г. Э. Бахтадзе. -4 с. // Официальный бюллетень промышленной собственности Грузии. — Тбилиси, 1996. — № 3. — Приоритет изобретения с 27 января 1994 г.
40. Патент № 399 РГ, МКИ5 Е 42 В 30/02, А 61 В 5/00. Способ определения формы головной части пули по огнестрельному повреждению однослойной тканевой преграды / Г. Э. Бахтадзе. — 4 с. // Официальный бюллетень промышленной собственности Грузии. — Тбилиси, 1996. — № 3. — Приоритет изобретения с 27 января 1994 г.
41. Плескачевский В. М. Судебно-баллистические экспертные исследования на месте происшествия // Вопросы судебной экспертизы. — Баку: Азерб. НИИСЭ, 1974. — № 17.
— С. 53.
42. Попов В. Л., Исаков В. Д., Гомоной Ю. А Особенности отложения и выявления оружейного масла в пояске обтирания // Проблемы судебной баллистики: Сб. науч. трудов / Прокуратура Республики Грузия. — Тбилиси: Русское слово, 1992. — С. 16−20.
43. Попов В. Л., Калмыков К. Н., Исаков В. Д. Микрочастицы графита и лака как признаки входного огнестрельного повреждения // Проблемы судебной баллистики: Сб. науч. трудов / Прокуратура Республики Грузия. — Тбилиси: Русское слово, 1992. — С. 12−16.
44. Райский М. И., Живодёров Н. Ф. «Минус ткани» при огнестрельных повреждениях // Науч. тр. — Саратов: Саратов. гос. мед. ин-т, 1936. — Т. 1, ч. 3. — С. 159−209.
45. Россинская Е. Р. Криминалистика. Вопросы и ответы: Учебное пособие. — М.: ЮНИТИ-ДАНА, Закон и право, 1999. — С. 127.
46. Самончик А. Н. Осмотр и исследование следов выстрела // Сборник работ по криминалистике. — М.: НИИ милиции МВД СССР, 1958. — № 4. — С. 9, 17.
47. Сапожников Ю. С. Криминалистика в судебной медицине. — Киев: Здоров'-я, 1970. — С. 132−133.
48. Селиванов Н. А. Вещественные доказательства: (Криминалистическое и уголовно-процессуальное исследование). — М.: Юрид. лит., 1971. — С. 91.
49. Селиванов Н. А., Теребилов В. И. Первоначальные следственные действия. — 2-е изд., исправ. и доп. — М.: Юрид. лит., 1969. — С. 86.
50. Тиле В. А. Критический обзор учения о механическом действии современных пуль на ткани животного тела: Дис.. д-ра медицины. — СПб., 1894. — 167 с.
51. Тихонов Е. Н. Криминалистическое значение определения предельной дальности полёта снарядов для установления местоположения стрелявшего // Следственная практика / Всесоюз. ин-т по изуч. причин и разраб. мер предуп. преступности. — М.: Юрид. лит., 1983. — Вып. 138. — С. 69−79.
52. Фефилатьев А. В. Обзор зарубежной литературы по вопросам судебной баллистики (1968−1973 гг.) // Обзорная информация. — М.: ВНИИСЭ, 1975. — С. 12.
53. Черваков В. Ф. Экспертиза огнестрельного оружия и огнестрельных повреждений // Криминалистика: (Техника и тактика расследования преступлений): Учебное пособие. -М.: Юрид. изд-во НКЮ СССР, 1938. — С. 223−228.
54. Черваков В. Ф. Очерки судебной баллистики: Пособие для следователей. — М.: Госюриздат, 1953. — С. 140−141.
55. Эйдлин Л. М. О предпосылках к ошибкам и новых методах исследования в диагностике огнестрельных повреждений // Вопросы судебно-медицинской экспертизы: Сб. статей. — М.: Госюриздат, 1958. — Вып. 3. — С. 49.
56. Эйдлин Л. М. Огнестрельные повреждения: (Врачебное и криминалистическое распознавание и оценка). — 2-е изд., доп. и перераб. — Ташкент: Медгиз УзССР, 1963. — С. 104−109, 292−293.
57. Янковский В. Э., Шадымов А. Б. Особенности входного огнестрельного повреждения на плоских костях черепа
Вележев С. С.
ПРОБЛЕМА ПОИСКА МОДЕЛИ ЦИКЛИЧНОСТИ РАЗВИТИЯ
безоболочечной пулей при выстреле под углом 900 из малокалиберной винтовки ТОЗ-8 калибра 5,6 мм // Суд. -мед. экспертиза. — М., 1987. — Т. 30, № 3. — С. 7−10.
PRACTICE OF DETERMINING THE SIDE OF BULLET ENTERING A THIN TARGET IN THE CONDITIONS OF UNOBVIOUSNESS AND ITS IMPROVEMENT
© 2011
G. E. Bakhtadze, candidate of law sciences, chief of department, senior assistant Military Prosecutor
of Volga-Ural Military District, Colonel (Laws)
Prosecutor’s Section of Military Prosecutor’s Office of Volga-Ural Military District, Samara (Russia)
Keywords: bullet- target- smudge ring (areas) — a side of bullet entering a barrier. Annotation: on the basis of an analysis of special literature and some experimental studies, there have been suggested some new methods of determining the side of bullet entering a thin barrier when shooting at a non-close range in the conditions of unobviousness, defended by seven invention patents.
УДК 343. 81
ПРОБЛЕМА ПОИСКА МОДЕЛИ ЦИКЛИЧНОСТИ РАЗВИТИЯ ПЕНИТЕНЦИАРНОЙ СИСТЕМЫ РОССИИ
© 2011
С. С. Вележев, кандидат юридических наук, доцент кафедры «Государственно-правовые дисциплины»
Самарский юридический институт ФСИН России, Самара (Россия)
Ключевые слова: пенитенциарная система- реформирование УИС- цикличность развития- постнеклассическая научная парадигма- синергетика. Аннотация: рассмотрено современное состояние проблемы отсутствия научно-обоснованной модели цикличности развития пенитенциарной системы России. На основе анализа различных воззрений относительно цикличности развития социальных систем автор выдвигает идею о необходимости построения модели цикличности развития пенитенциарной системы на базе синергетики.
С определенной долей уверенности можно утверждать, что в настоящее время отечественная пенитенциарная система переживает кризис, при котором она не может уже соответствовать современным запросам российского общества. В связи с этим предпринимаются активные попытки его преодолеть и вывести пенитенциарную систему на качественно новый уровень, что предполагается достигнуть путем повышения эффективности работы учреждений и органов, исполняющих наказания, до уровня европейских стандартов обращения с осужденными и потребностей общественного развития- сокращения рецидива преступлений, совершенных лицами, отбывшими наказание в виде лишения свободы, за счет повышения эффективности социальной и психологической работы в местах лишения свободы и развития системы постпенитенциарной помощи таким лицам- гуманизации условий содержания лиц, заключенных под стражу, и лиц, отбывающих наказание в виде лишения свободы, повышение гарантий соблюдения их прав и законных интересов[1]. При этом следует обратить внимание на следующую особенность — в настоящий период реформирование пенитенциарной системы предполагается осуществить в том числе и под эгидой внедрения в ее практику научно-обоснованных предложений. В этой связи видные представители пенитенциарной науки бьются над решением вопроса: «Какой же должна быть пенитенциарная система России в будущем?». Учиты-
вая особенную значимость знания ретроспективы опыта ее функционирования, большое внимание со стороны ученых и руководства ФСИН России уделяется историческим аспектам развития пенитенциарной системы России, ярким свидетельством чему является комплексный план научного обеспечения деятельности ФСИН России на 2010 г [2] В тоже время нельзя не отметить тот факт, что в большинстве случаев научные исследования, посвященные истории пенитенциарной системы России, носят событийно-фактический характер, и лишь в исключительно редких случаях затрагиваются вопросы поиска ключевых закономерностей развития системы в целом. В тоже время именно знание основных закономерностей развития того или иного государственно-правового явления позволяет адекватно составляя прогноз предлагать оптимальные пути их развития. И пенитенциарная система не является исключением из правил. В подобном контексте исследования отечественной пенитенциарной системы особенное значение приобретают вопросы, связанные с выявлением цикличности ее развития, решение которого может сыграть существенную роль не только для развития пенитенциарной науки теоретической направленности, но и, что в большей степени важно, выявление основных циклов развития системы, ключевых моментов и причин возникновения ее кризиса, в перспективе позволит своевременно и адекватно реагировать на возникающие проблемы. При таком под-

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой