Практика применения ускоренного порядка рассмотрения уголовных дел судом в УПК РА (сравнительно-правовой анализ с законодательствами ряда европейских стран СНГ, США)

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 343. 1
ПРАКТИКА ПРИМЕНЕНИЯ УСКОРЕННОГО ПОРЯДКА РАССМОТРЕНИЯ УГОЛОВНЫХ ДЕЛ СУДОМ В УПК РА (СРАВНИТЕЛЬНО-ПРАВОВОЙ АНАЛИЗ С ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВАМИ РЯДА ЕВРОПЕЙСКИХ СТРАН СНГ, США)
© 2009
А. В. Курдова, кандидат юридических наук, доцент, доцент кафедры «Уголовное право и уголовно-процессуальное право» Российско-Армянского (Славянского) университета, Ереван (Армения)
Ключевые слова: ускоренный порядок- суд- стадия- законодательство- состязательность- вина- досудебный институт- соглашение- признание.
Аннотация: В последнее время в юридической литературе много пишется как о достоинствах, так и о недостатках упрощенного производства. Нет никакого основания считать, что упрощенное производство ведет к неполноценности уголовного производства. Процессуальная форма в нем играет ту же роль, что и в обычном процессе: обеспечение задач правосудия, соблюдение гарантий прав участников судопроизводства, в первую очередь обвиняемого. Изъятия, характеризующие ускоренное производство, вводятся законодателями исключительно с целью максимального ускорения, удешевления и упрощения порядка разрешения уголовных дел.
Законодательство любого государства проходит путь реформации на всех этапах своего развития, не говоря уже о тех странах, чье становление в качестве самостоятельного, независимого, демократического, правового государства имеет чуть более, чем пятнадцатилетнюю историю. В свете последних изменений особый интерес представляет Уголовно-процессуальный кодекс РА, который, начиная с 1998 г., конструктивно изменил назначение уголовного процесса и по сей день подвергается постоянному реформированию. В связи с проводимой в Республике Армения судебно-правовой реформой научно-правовая мысль Армении обратилась к законодательству зарубежных стран, чья система правосудия на данном историческом этапе является более сформировавшейся. Однако в процессе законотворческой деятельности молодого государства архиважным является умение соблюсти сбалансированный подход к заимствованию уголовно-процессуальных норм зарубежных стран с учетом уже сложившихся в национальном уголовно-процессуальном судопроизводстве институтов, и самое главное, с учетом правовых и социальных реалий. Поэтому преобразования УПК РА в первую очередь должны быть своевременными, обоснованными и системными.
Правовые системы стран СНГ на данный момент безусловно имеют свои особенности, но схожим для наших государств является общее политэкономическое, правовое прошлое, а значит, стартовый процесс становления в качестве независимых государств также был единым. Нас объединяют также и одинаковые проблемы в сфере уголовной юстиции: рост преступности, повышение роли правозащитных начал в области уголовной юстиции, гарантии защиты потерпевших от пре-
ступлений, громоздкость и необоснованная длительность сроков судопроизводства, наличие судебных ошибок и др. Этим объясняется тот факт, что все без исключения страны содружества включились в процесс гармонизации и унификации национальных законодательств и практики их применения. В связи с этим в научной юридической литературе был не раз поднят вопрос о том, являются ли происходящие перемены юридической аккультурацией без изменения основополагающих принципов и механизмов судопроизводства, или они связаны с изменением общей системы правовых взглядов в обществе и ведут к кардинальному изменению практики судопроизводства путем рецепции (переноса) западного уголовного процесса как культурного феномена с риском разрушения собственной культурно-исторической модели уголовного процесса [1].
Данная статья посвящена правовому институту, который нашел свое место в УПК РА сравнительно недавно, а именно ускоренному порядку рассмотрения уголовных дел судом в случае согласия обвиняемого, подсудимого с предъявленным обвинением. Цель исследования четко вырисовывается в названии статьи «Ускоренный порядок рассмотрения уголовных дел судом в УПК РА — дань моде или практическая необходимость?», т. е. уяснение степени обоснованности внедрения данного института в УПК РА путем обзора практики его применения в странах, откуда он был заимствован, своевременности его законодательного закрепления и механизмов, отвечающих за эффективность его применения. В процессе работы были рассмотрены положения об ускоренном производстве в законодательствах ряда западных и европейских стран, таких как Англия, Германия, Испания, Италия, США,
страны Прибалтики, а также страны СНГ включая, Республику Беларусь, Республику Молдова, Республику Казахстан, Республику Узбекистан и Российскую Федерацию.
Современные ученые, практикующие юристы сходятся во мнении, что уголовно-процессуальное законодательство должно быть ориентировано на ускоренные и упрощенные процедуры уголовного судопроизводства, сокращение судебного следствия по ряду бесспорных дел и т. д. [2] Причиной тому является увеличение потоков информации и недостаток времени и ресурсов на ее качественное восприятие. Не можем не согласиться с позицией члена Конституционного совета Республики Казахстан С. Бычковой о том, что при реализации любых новых правовых идей в уголовном процессе, который является правовым явлением и имеет теорию и практику, отрабатываемую веками, следует помнить, что они должны быть основаны на научных положениях. В обратном случае ставятся под сомнение перспективы формирования устойчивого уголовно-процессуального законодательства. Рискнем заявить, что бесконечный процесс реформирования УПК РА, имеющий место последние десять лет, является следствием научно необоснованного эксперимента над уголовной юстицией Армении.
С учетом изложенного представляется необходимым определить направления развития отечественного уголовного процесса, дав научно-обоснованные ответы на следующие вопросы: 1. Какова исторически сложившаяся форма отечественного уголовного процесса? 2. Каким должен стать наш уголовный процесс в перспективе, с учетом общемировых тенденций? 3. Какими целями и принципами следует руководствоваться при внесении изменений в УПК?
Прежде всего следует осознать роль принципа состязательности в УПК РА, дающего четкое определение и разграничение функций участников процесса, возможность его распространения на досудебные стадии процесса. Следует признать, что на практике этот принцип до сих пор не полностью реализован. В ч. 6 ст. 23 УПК РА, определяющей содержание состязательности и равноправия сторон, указано, что «стороны избирают в ходе уголовного судопроизводства свою позицию, способы и средства ее отстаивания самостоятельно и независимо от суда, других органов и лиц». Эта норма воспроизводит свободу личности распоряжаться своими процессуальными правами, предопределяющими возникновение, движение и окончание уголовного процесса. Не останавливаясь на этой проблематике подробно, так как соотношение принципа состязательности к вопросам законодательной регламентации ускоренного производства в уголовном процессе РА требует отдельного особого исследования, отметим лишь, что решение вопроса о типе уголовного процесса отразится и на гл. 45/1 УПК РА.
Вторым аспектом, достойным внимания, является вопрос о том, следует ли ускоренный порядок произ-
водства по уголовным делам распространять на досудебные стадии, или же он относится исключительно к стадии судебного разбирательства. В этой связи интерес представляют законодательство и правоприменительная практика европейских стран, таких как Германия, Италия, Франция, где обвиняемый по очевидным преступлениям небольшой степени тяжести незамедлительно предстает перед судом [3]. Практика европейских стран применения признания вины на предварительном расследовании показывает необходимость судебного контроля за данным процессом. По мнению российских ученых-юристов, допускать сделки о признании вины на предварительном расследовании возможно только после введения процедуры предварительного слушания дела [4]. Только в ее рамках, как показывает зарубежный опыт, можно гарантировать законность заключения сделок о признании вины и избежать возможных злоупотреблений, которых опасаются правоведы.
В УПК РА ускоренное производство распространяется исключительно на судебную стадию, в то время как данный институт, по нашему твердому убеждению, корнями уходит на досудебные стадии. Существующая мировая практика по применению ускоренного порядка рассмотрения дел свидетельствует о том, что именно на предварительном расследовании стороны в процессе приходят к обоюдному соглашению по существу дела. Безусловно, такой подход требует предусмотрения дополнительных механизмов процессуальных гарантий прав личности во избежание отступления от принципа законности, так как всякое упрощение уголовного судопроизводства ведет к сужению процессуальных гарантий прав сторон. Кроме того, следует также предусмотреть в законодательстве, что признание обвиняемым своей вины не должно освобождать следственные органы от полного установления обстоятельств дела во избежание осуждения невиновного по самооговору.
Ускоренный порядок рассмотрения уголовных дел на досудебных стадиях с марта 2007 г. предусмотрен в УПК Республики Беларусь, где по некоторым категориям дел органы дознания устанавливают обстоятельства совершенного преступления и личность лица, его совершившего, истребуют другие материалы, имеющие значение для рассмотрения дела в суде, после чего прокурор в течение 24 часов с момента поступления от органа дознания уголовного дела, законченного в порядке ускоренного производства, принимает соответствующее решение.
Уголовно-процессуальное законодательство Эстонии также пошло по пути упрощенного следствия. Глава 32 УПК Эстонии установила, что если в течение десяти дней с поступления сообщения или заявления о преступлении возможно выяснение обстоятельств совершения преступления и они выяснены, то в случаях с преступлениями третьей степени можно применить ускоренное производство. Что интересно, ускоренное производство в Эстонии не применяется по делам частного обвинения. К составленному следователем заклю-
чению по ускоренному производству прилагаются собранные следователем материалы, а также список лиц, подлежащих вызову в суд, и направляются прокурору. Прокурор рассматривает заключение по ускоренному производству и приложенные к нему материалы в течение пяти суток с момента их получения и принимает одно из следующих решений: 1) утверждает заключение по ускоренному производству и направляет заключение вместе с материалами в суд- 2) отказывает в возбуждении уголовного дела- 3) возвращает постановлением заключение по ускоренному производству и приложенные к нему материалы со своими указаниями для выяснения дополнительных обстоятельств в порядке ускоренного производства и устанавливает для этого срок до десяти дней- 4) возвращает заключение и материалы ускоренного производства для производства предварительного следствия. В случае возникновения во время судебного разбирательства необходимости выяснения дополнительных существенных обстоятельств, которые не могут быть выяснены в судебном заседании, суд вправе возвратить дело для производства предварительного следствия. В Эстонии всего 20% уголовных дел передаются в судебные инстанции для рассмотрения по существу, а почти 80% заканчиваются заключением соглашения о признании.
Следующим важным моментом является исследование понятия истины в уголовном процессе, точнее, вопроса о том, что есть предмет рассмотрения суда — обвинительное заключение как результат предварительного расследования или фактическая виновность лица. В рамках нынешней доктрины уголовно -процессуального права Армении обвинение, основанное на признании вины, должно подтверждаться также другими доказательствами по делу. В правовой теории существует две концепции к определению понятия истины по делу: согласно первой, вина обвиняемого подтверждается его признанием- согласно второй, виновность должна быть доказана не только признанием, но и объективными доказательствами. В зависимости от того, какой именно подход будет выбран, определится дальнейшее становление института ускоренного порядка рассмотрения уголовных дел судом.
Англо-саксонский уголовный процесс исходит из презумпции истинности. Однако положения, касающиеся континентальных сделок об упрощении процессуальных процедур, исходят из того, что объектом судебного исследования является не истинность признания обвиняемого, а правильность самой процедуры фиксации согласия обвиняемого с обвинительным заключением. Ускоренный порядок рассмотрения уголовных дел судом в УПК РА базируется на конституционных принципах правосудия, согласно которым лицо не может быть осуждено лишь на основе его собственного признания. Поэтому достижение соответствующих соглашений в уголовном процессе Армении может быть допущено только на стадии судебного разбирательства на основании обвинительного заключения. Тем не ме-
нее, нормы гл. 40 и 45/1 УПК РФ и РА определяют: стимул для обвиняемого выразить согласие с обвинительным заключением (его наказание в этом случае не будет превышать 2/3 максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершение преступления) — категории дел, по которым возможно применение согласительных процедур (дела, предусматривающие в качестве наказания не более 10 лет лишения свободы) — последовательный механизм согласительных процедур.
Действующие Уголовно-процессуальные кодексы РА и РФ в части ускоренного порядка рассмотрения дел судом включают в себя элементы, присущие как американской системе правосудия (сделки о признании вины), так и континентально-европейской системе («приказы» по уголовным делам небольшой и средней тяжести). Причина подобного смешения, возможно, состоит в попытке законодателя перенять весь имеющийся положительный опыт зарубежного законодательства. Но несмотря на это, положения об ускоренном производстве, закрепленные в гл. 40 и 45/1 соответственно УПК РФ и РА, вызывают много вопросов как в теории, так и на практике. Вопрос о том, каким должен быть «упрощенный» порядок судопроизводства в уголовном процессе, широко обсуждался в российской научной литературе последних лет [5].
Согласно ч. 5 ст. 375/3 УПК РА (ч. 5 ст. 316 УПК РФ), при применении ускоренного порядка рассмотрения дел судом последний не проводит исследование и оценку доказательств по делу в общем порядке. Таким образом, судебное следствие как один из этапов судебного разбирательства упрощается. При таком положении вещей неясным остается вопрос о необходимости предоставления подсудимому последнего слова. Из диспозиции статей 375/1- 375/3 УПК РА (ст. 314−317 УПК РФ) неясно, обязан ли суд предоставить подсудимому последнее слово, или нет. В ч. 1 ст. 375/1 УПК РА (ч. 1 ст. 316 УПК РФ) устанавливается, что судебное заседание по ускоренному порядку должно быть проведено в соответствии с требованиями, установленными гл. 41, 42, 44 и 45 УПК РА (35, 36, 38 и 39 УПК РФ). Известно, что последнее слово подсудимому предоставляется после проведения судебного следствия и прений сторон. Соответственно при отсутствии судебного следствия логичным будет предположение об отсутствии у подсудимого права на последнее слово. Не следует забывать о том, что при произнесении последнего слова у подсудимого имеется возможность высказать суду свое личное отношение к предъявленному обвинению, хотя бы он и согласился с ним полностью, что существенно может повлиять на мнение суда при постановлении приговора, просить у суда о снисхождении, выражая свое раскаяние, и самое главное, подсудимый может заявить ходатайство о проведении судебного разбирательства в полном объеме, так как сделанное им заявление было следствием угроз, заблуждения и т. д., что в соответствии с положениями ч. 3 ст. 375/1 УПК
РА (ч. 3 ст. 314 УПК РФ) является основанием для назначения судебного разбирательства в общем порядке.
В уголовно-процессуальном законодательстве также не разрешен вопрос о проведении прений сторон как этапа судебного разбирательства. Нам представляется, что прения сторон, участниками которых могут стать почти все участники процесса, после которых стороны наделены правом выступить с репликой, не будут способствовать снижению нагрузки судей и сокращению производства в суде. Если законодатель, закрепляя институт ускоренного порядка рассмотрения уголовных дел судом, в связи с согласием обвиняемого с предъявленным обвинением признал возможным упрощение судебного следствия по причине признания подсудимым своей вины, упростил процедуру рассмотрения вопроса о доказанности или недосказанности обвинения и квалификации преступления, ограничил диапазон суда в решении вопроса о мере наказания подсудимому (не может превышать 2/3 максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление), то в законе также должны быть приняты меры по упрощению такого этапа судебного разбирательства, как прения сторон.
В научной литературе предлагается ограничить случаи, при которых может применяться ускоренная процедура рассмотрения дела судом, исключив дела по обвинению несовершеннолетних, лиц, не владеющих языком судопроизводства. Сторонники же той точки зрения, что в современном уголовном процессе отсутствует воспитательное значение процесса, считают, что возраст обвиняемого — не помеха для применения ускоренного порядка рассмотрения уголовных дел. Более того, характеризуя подобные модели судопроизводства в зарубежных странах, российский автор И.Я. Фойниц-кий указывает, что для предупреждения вредного влияния на участвующих в деле подростков гласность судопроизводства, по общему правилу, исключена [6]. При рассмотрении уголовного дела в отношении несовершеннолетнего подсудимого в особом порядке судебного разбирательства не наблюдается каких-либо нарушений его прав и законных интересов. Во-первых, несовершеннолетнему в обязательном порядке предоставляется защитник, а во-вторых, при допросе несовершеннолетнего обязательно участие психолога или педагога.
Следующим важным положением является установление в УПК РА гарантий защиты прав и интересов потерпевшего при ускоренном порядке рассмотрения уголовных дел в суде. В отличие от УПК РФ, где особый порядок рассмотрения дел производится лишь с согласия государственного или частного обвинителя, потерпевшего [7], в УПК РА в ч. 1 ст. 375/1 достаточно, чтобы против такой процедуры не возражал обвинитель, т. е. прокурор (п. 22 ч. 1 ст. 6 УПК РА). Потерпевший даже не назван в числе участников разбирательства дела в ускоренном порядке. Если обвиняемый получает юридическую консультацию о последствиях ускоренного порядка судебного разбирательства и от адвоката,
участие которого обязательно, и от должностных лиц органов предварительного расследования, то потерпевший и частный обвинитель лишены этой «привилегии». Юридически неграмотному человеку трудно осознать тонкости уголовного процесса, у него может сложиться мнение о том, что справедливый суд над человеком, который в его глазах — уже преступник, попросту не состоится, что отсутствие судебного разбирательства, проводимого по общему порядку, не есть отсутствие правосудия, приговора и назначения наказания виновному [8]. Мы думаем, что такое дискриминационное отношение к потерпевшему, второму по концептуальной заинтересованности в исходе уголовного дела участнику процесса, неприемлемо.
В УПК РА и РФ не разрешен вопрос о самих переговорах между обвиняемым, его защитником и обвинителем. Ведь следует признать, что сторонами сделки о согласии обвиняемого с предъявленным обвинением являются обвиняемый, его защитник и обвинитель. Ниже будут приведены примеры из зарубежного законодательства о процедуре и форме заключения такой сделки, о полномочиях сторон сделки. В национальном же законодательстве этот вопрос не урегулирован, что создает немалые трудности в правоприменительной практике.
В английской и американской литературе отмечается, что разрешение дел в стадии судебного разбирательства с применением развернутых состязательных процедур — это скорее исключение, чем правило, и решающее значение часто имеют отношения обвиняемого и полиции в самом начале процесса, что разрешение дел в судах фактически выглядит не столько как процесс противоборства сторон, сколько как сотрудничество, осуществляемое между ними в определенных пределах [9].
Зарубежные институты уголовного процесса прошли большой путь становления и развития, в том числе институт сделок о признании вины. Активно действует и используется сделка о признании вины в уголовном процессе США. По свидетельству судей этой страны, отсутствие указанной формы судебного процесса привело бы к серьезным негативным последствиям, а именно: к неимоверному росту рабочей нагрузки на суды по рассмотрению дел, с которой они бы не справились [10]. Данный институт является органической частью американского уголовного процесса и применяется на практике более 150 лет. Как отмечал американский юрист Реймонд Моли, если в 1839 г. в штате Нью-Йорк 22% приговоров по уголовным делам были результатом «сделки о признании вины», то к 1869 г. 70% всех уголовных дел были разрешены подобным способом [11]. В настоящее время более 90% уголовных дел в США не проходят через процедуру судебного разбирательства [12]. Подобные соглашения сберегают время и ресурсы. Более того, «сделки» или «соглашения» о признании вины, помогая сохранить презумпцию невиновности и требование о допустимости доказательств, ос-
тавляют судебный процесс для тех немногих и важных дел, когда обвинение и защита не могут разрешить спор с помощью соглашения о признании вины.
«Сделка о признании вины» получила свое процессуально-правовое закрепление в Правиле 11 (пункт Е) Федеральных правил уголовного процесса в окружных судах США и рассматривается как контракт, который может быть заключен как в письменной, так и в устной форме. Пункт Е состоит из 6 частей, состоящих из подпунктов, которые детально регламентируют правило заключения подобного соглашения. Для той и другой формы существует специальная, оговоренная законом процедура оформления, которая производится клерком суда (помощник судьи, юрист-профессионал) в присутствии федерального судьи, обвиняемого, его защитника и обвинителя (прокурора), а в ряде случаев — и в присутствии потерпевшего. Согласно Правилу 11, если договоренность не достигнута, обвинитель не имеет права использовать на процессе заявления обвиняемого, которые им были сделаны во время обсуждения («сделка о признании вины»). В федеральных судах США, согласно Правилу 11 Федеральных правил уголовного процесса, «сделка о признании вины» обычно заключается в письменной форме. Соглашаясь на участие в сделке о признании вины как устно, так и письменно, обвиняемый тем самым отказывается от некоторых конституционных и процедурных норм. Самое главное — это отказ от права на суд присяжных, гарантированный ему поправкой VI к Конституции США. Соглашение о признании вины устраняет любые споры между обвинителем и защитой касательно вины обвиняемого. Соглашение просто заменяет вердикт присяжных о виновности.
Можно сказать и так, что «сделки о признании вины» являются средством избавиться от риска, который неизбежен в любом состязательном процессе. Общеизвестно, что любой судебный процесс не является совершенным методом обнаружения фактов. Многие факторы — профессиональное мастерство адвоката или прокурора, наличие свидетелей, отношение судьи, присяжных и даже простое везение — влияют на результат. Таким образом, заключая соглашение, каждая из сторон прежде всего заинтересована в ограничении присущего судебному процессу риска. Большинство соглашений о признании вины происходит после обвинительного заключения. Однако и подозреваемый может начать переговоры о соглашении до предъявления обвинения. Такое признание вины до предъявления обвинения бывает полезным, если прокурор хочет использовать подозреваемого для дачи им показаний против других преступников, предлагая, например, выдать главаря банды. В результате этого лицо, ставшее сотрудничать с обвинителем, может быть полностью освобождено от уголовной ответственности. В таком случае об обвинительном заключении не объявляется, и другие сообщники лишены возможности узнать о сотрудничестве подозреваемого с обвинением. Потерпевший играет принципиаль-
ную роль в вопросе о том, чтобы прокурор заключил «сделку о признании вины» с обвиняемым. Признание своей вины в уголовном процессе США автоматически влечет вынесение обвинительного приговора, и судебное исследование других (а значит и доказательств, представленных защитой) не производится. Более того, впоследствии факт признания своей вины обвиняемым прямо влияет на объем его прав на обжалование приговора и даже на определение наказания. Прежде чем начать подобное обсуждение с обвиняемым, прокурор обсуждает ряд вопросов с потерпевшим. Прокурор, исходя из своего практического опыта, реально объясняет ему сильные и слабые стороны обвинения, а также предположительно высказывает мнение о длительности процесса. Хотя потерпевший и не принимает окончательного решения, будет или не будет с обвиняемым заключена «сделка о признании вины», хорошей практикой считаются случаи, когда решение прокурора соответствует желанию потерпевшего.
Роль адвоката в процессе обсуждения сделки о признании вины во многом повторяет роль прокурора. Оценивая приемлемость сделки, защитник анализирует само обвинение, равно как и уголовное прошлое своего клиента. В США участие защитника обвиняемого в сделке на случай признания обвиняемым вины — одна из серьезных гарантий того, что признание обвиняемым вины является добровольным и осознанным. Роль защитника при признании вины состоит в том, чтобы проконсультировать обвиняемого относительно перспектив такого признания, делать ли его вообще, если делать, то в отношении всего обвинения или отдельных его пунктов. Безусловно, окончательное решение принимается самим обвиняемым.
Американские юристы отмечают, что на итог сделки о признании вины влияют три фактора: 1) степень тяжести преступления- 2) серьезность уголовного прошлого и 3) сила доказательств обвинения.
Сила доказательств обвинения по делу также является критическим фактором в принятии решения о сделке о признании вины. Чем слабее доказательства по делу, тем вероятнее уступки со стороны обвинителя в отношении меры наказания обвиняемого. Самые благоприятные сделки о признании вины с наибольшей вероятностью заключаются там, где прокурорская версия по делу самая слабая.
Роль суда в процедуре сделки о признании вины заключается в обеспечении гарантий справедливости и законности. Во-первых, суд может участвовать в самом процессе переговоров, чтобы гарантировать их справедливый результат. Во-вторых, суд обязан убедиться в том, что обвиняемый признает себя виновным не по причине угроз или обещаний. Как правило, он сам об этом прямо спрашивает обвиняемого. Результатом выполнения данной процедуры является акт суда, констатирующий, что заявление о признании себя виновным сделано обвиняемым добровольно, с полным пониманием выдвинутых против него обвинений и последст-
вий его заявления, а также, что заявление о признании вины вступает в силу.
Характерным для классической модели является то, что соглашение между прокурором и обвиняемым, его защитником может быть как в устной, так и в письменной форме — существует даже оговоренная законом процедура оформления, которая реализуется клерком суда в присутствии федерального судьи, обвиняемого, его защитника и потерпевшего. Предлагаться сделка может любой стороной в зависимости от собранных по делу доказательств, учитывая, что в американском уголовном процессе защитником полностью реализуется так называемое «параллельное расследование». При этом каждая сторона, оценивая свои шансы в суде, может отказаться от этой процедуры.
Применение соглашения о признании вины имеет целый ряд очевидных преимуществ. Прежде всего этот процессуальный институт позволяет существенно упростить процедуру рассмотрения уголовных дел, сэкономить силы и средства органов уголовной юстиции по расследованию преступлений и судебному разбирательству уголовных дел о преступлениях небольшой и средней тяжести, сократить разрыв во времени с момента совершения преступления до принятия по нему окончательного решения, сотрудничать обвиняемому или подсудимому с правоохранительными органами, получать от свидетелей необходимую информацию в случаях коррупции, трафика и по другим сложным уголовным делам, изобличить других участников преступления, быстро и с минимальными издержками раскрыть преступление, установить все обстоятельства его совершения.
В отличие от США страны Европы демонстрируют сдержанный подход к ускоренной процедуре. В современном германском уголовном процессе насчитывается 10 особых ускоренных форм. Возможность применения соглашений о признании вины зависит от того, превышает ли требуемое обвинителем наказание определенный законом размер (например, в Испании — не более шести лет тюремного заключения) или ставится в зависимость непосредственно от срока лишения свободы (в Италии — три года).
Различные формы сделок о признании вины используются и в ряде государств СНГ.
УПК РФ с 2002 г. предусмотрел особый порядок принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением, суть которого заключается в том, что при наличии согласия государственного или частного обвинителя и потерпевшего обвиняемый вправе заявить о согласии с предъявленным ему обвинением и «ходатайствовать о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства по уголовным делам о преступлениях, наказание за которое, предусмотренное УК РФ, не превышает десяти лет лишения свободы». Российский институт особого порядка судебного разбирательства гораздо ближе к европейскому варианту сделки о согласии с обвинени-
ем, чем к американской сделке о признании вины, хотя, безусловно, имеет свои специфические особенности, и поэтому говорить об отнесении конкретного вида упрощенного производства к тому или иному типу нельзя. Рассмотрение ходатайства подсудимого о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства начинается с изложения государственным обвинителем предъявленного подсудимому обвинения, а по уголовным делам частного обвинения — с изложения обвинения частным обвинителем. Судья обязан спросить у подсудимого, понятно ли ему обвинение, согласен ли он с обвинением и поддерживает ли свое ходатайство о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства, заявлено ли это ходатайство добровольно и после консультации с защитником, осознает ли он последствия постановления приговора без проведения судебного разбирательства. При участии в судебном заседании потерпевшего судья выясняет у него отношение к ходатайству подсудимого. При возражении подсудимого, государственного или частного обвинителя, потерпевшего против постановления приговора без проведения судебного разбирательства либо по собственной инициативе судья выносит постановление о прекращении особого порядка судебного разбирательства и назначении рассмотрения уголовного дела в общем порядке. Если судья придет к выводу, что обвинение, с которым согласился подсудимый, обоснованно, подтверждается доказательствами, собранными по уголовному делу, то он постановляет обвинительный приговор и назначает подсудимому наказание, которое не может превышать две трети максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление. Анализ доказательств и их оценка судьей в приговоре не отражаются.
Уголовно-процессуальный кодекс Республики Молдова определяет соглашение о признании вины как сделку между государственным обвинителем и обвиняемым или подсудимым, который дал согласие признать свою вину в обмен на сокращение наказания. Этот документ составляют в письменной форме с обязательным участием адвоката в случаях, когда речь идет о незначительных преступлениях, преступлениях средней тяжести и тяжких, если за совершение деяния предусмотрено наказание до 15 лет лишения свободы. Среди условий заключения соглашения можно выделить наличие желания обвиняемого или подсудимого сотрудничать с органами правопорядка, его отношение к совершенному преступлению, характер и тяжесть обвинения, чистосердечное признание и желание взять на себя ответственность за содеянное. Примечательно, что закон запрещает судебной инстанции участвовать в переговорах о признании вины. Обязанность суда — установить добровольность заключения соглашения, соблюдение законодательных требований и наличие достаточных доказательств, подтверждающих обвинение. В зависимости от этих критериев суд принимает или отклоняет соглашение о признании вины. В Молдове с момента введения этого института в УПК, в
общей сложности, заключением таких сделок завершились чуть более 600 уголовных дел, что в составляет 10% от общего числа рассмотренных в этот период уголовных дел.
В Республике Казахстан в целях упрощения и ускорения процедур дознания и предварительного следствия несложных преступлений с июля 2004 г. в УПК введён институт «сделки о признании вины». При заключении между прокурором и обвиняемым акта о согласии последнего с объемом предъявленного обвинения суд не вправе назначить более строгое наказание, чем предложено прокурором. Указанный акт является договором между прокурором и обвиняемым, при котором последний соглашается с объемом предъявленного обвинения и осуществляет сотрудничество с органами уголовного преследования взамен на смягчение наказания. При этом суд не вправе инициировать и участвовать в переговорах по данному вопросу, а также выходить за пределы предъявленного обвинения и назначать более строгое наказание, чем предусмотрено вышеназванным актом. Суд устанавливает, заключен ли данный акт в соответствии с законом, в присутствии защитника, а также имеются ли достаточные доказательства, подтверждающие обвинение. В зависимости от этих обстоятельств суд может принять или отклонить акт о согласии.
В УПК Республики Узбекистан закреплено, что судья по делам о преступлениях небольшой или средней тяжести на основе заявленного ходатайства подозреваемым, обвиняемым (подсудимым) или их защитниками при отсутствии возражений со стороны потерпевшего, а также с согласия прокурора, вправе утвердить достигнутое между ними соглашение о признании вины приговором". Соглашение о признании вины заключается в подавляющем большинстве случаев. Предусмотрена также многоступенчатая система контрольного механизма прокурора, вышестоящего прокурора и судебной инстанции.
Резюмируя вышесказанное, констатируем, что ни одно из исследуемых в данной работе законодательств не должно зеркально отражаться в УПК РА по той простой причине, что ни одним из них идеально не разрешена проблема равновесия таких начал в уголовнопроцессуальном праве, как первоочередность контроля преступности и обеспечение должной правовой процедуры. При реформировании института ускоренного порядка рассмотрения уголовных дел судом в отечественном уголовном процессе следует учитывать его особенность, связанную с ограничениями конституционных прав и свобод человека и гражданина. Поэтому все его преобразования должны осуществляться в правозащитном контексте при наличии оправданных, продуманных целей, достигаемых конституционными средствами.
В целом институт признания вины в истории уголовного процесса не является абсолютной новеллой. Признание издавна достигалось с помощью представления изобличающих доказательств в условиях состязательности и равноправия сторон. Признание вины правонарушителем и его сотрудничество с правоохранительными органами предполагало снисхождение при
назначении наказания. В средние века инквизиционный суд придавал признанию решающее значение, считал его «царицей доказательств». В годы Советской власти широкое распространение получила практика насильственного получения признания от инакомыслящих лиц как наиболее легкий путь расправы с ними. Поэтому ученым и практикующим юристам всегда надо помнить, что переоценка признания вины опасна. И если мы встали на путь упрощенных процедур в уголовном судопроизводстве, руководствуясь идеей разумного компромисса, следует как можно более детально, всесторонне и системно вносить и законодательно регламентировать любые новшества.
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
1. Бычкова С. Развитие уголовного процесса Республики Казахстан. 2007 г. С. 2.
2. Исмаилов Б. И. Теоретические аспекты использования институтов ускоренного порядка рассмотрения дел и «Сделок о признании вины» в правоприменительной практике зарубежных государств. 2007.
3. В Германии — «уголовный приказ», в Италии — «немедленное судебное следствие», во Франции — «немедленное представление подозреваемого перед судом».
4. Лазарева В. Новый УПК: особый порядок принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением // Уголовное право. 2002. № 2. С. 67−69- Халиков А. Вопросы, возникающие при особом порядке судебного разбирательства // Российская юстиция. 2003. № 1. С. 63−65- Трубникова Т. В. Упрощенные судебные производства в УПК РФ // Материалы международной научно-практической конференции, посвященной принятию нового УПК РФ. М., 2002. С. 191−192.
5. Дубинин А. Упростить судебный процесс // Российская юстиция. 1994. № 10. С. 15−16- Совет судей голосует за сделки о признании вины // Российская юстиция. 1998. № 6. С. 4−5- Махов В., Пешков М. Сделка о признании вины // Российская юстиция. 1998. № 7. С. 17−19- Тейман Стивен. Сделки о признании вины или сокращенные формы судопроизводства: по какому пути пойдет Россия? // Российская юстиция. 1998. № 10−11- Лазарева В. Легализация сделок о признании вины // Российская юстиция. 1999. № 5. С. 40−41- Милицын С. Сделки о признании вины: возможен ли российский вариант? // Российская юстиция. 1999. № 12. С. 41 -42- Петрухин И. Сделки о признании вины чужды российскому менталитету // Российская юстиция. 2001. № 5. С. 35−37- Михайлов П. Сделки о признании вины — не в интересах потерпевших // Российская юстиция. 2001. № 5. С. 37−38- Пономаренко С. С. Сделки о признании вины в российском уголовном процессе // Правоведение. 2001. № 5. С 131−135.
6. Фойницкий И. Я. Курс уголовного судопроизводства. Т. II. СПб.: Издательство «Альфа», 1996.
С. 507−508.
7. Дьяконова О. Г. «Сделки о признании вины» в уголовном процессе России / Сб. Новый уголовнопроцессуальный кодекс РФ и практика его применения / под ред. А. П. Гуськовой. Оренбург: ИПК ОГУ, 2002. С. 376.
8. Жеребятьев И. В. Некоторые проблемные вопросы рассмотрения уголовных дел в порядке Гл 40 УПК РФ. 2007.
9. Лубенский А. Уголовное правосудие в США: видимость и реальность// Советская юстиция. 1983. № 7.
10. Олдермен С. Б. Доклад. Сделка о признании вины в уголовном судопроизводстве штата Нью-Йорк. Нью-Йорк, 1998.
11. Moley Raymond. Politics and Criminal Prosecution. Minton, Balch, 1929.
12. Ежегодный доклад директора Административного управления судов США. 1990.
THE PRACTICE OF APPLYING ACCELERATED PROCEDURE IN THE INVESTIGATION OF CRIMINAL CASES IN THE CRIMINAL PROCEDURE CODE OF THE RA (COMPARATIVE LAW ANALYSIS ON THE LEGISLATIONS OF SEVERAL EUROPEAN COUNTRIES, CIS, USA)
© 2009
A. V. Kurdova, Candidate of Law Science, docent,
Associate Professor of the Chair «Criminal law and criminal procedure law» Russian-Armenian (Slavonic) University, Yerevan (Armenia)
Keywords. Accelerated procedure- court- stage- legislation- competing- guilt- pre trial- institute- agreement- and recognition.
Annotation. Lately in legal periodicals much has been written on the advantages and disadvantages of the simplified procedures. There is no basis to believe that the simplified procedure leads to the incompleteness of criminal procedure. The procedure form here plays the same role as in the ordinary case: provision of justice, the rights of the participants of legal proceedings and firstly that of the accused. Confiscation which is a characteristic of simplifying the procedure is being applied by the legislature establishment solely aimed at maximum acceleration, price reduction and simplification of the procedures of criminal cases.
LITERATURE
1. Bichkova S. The Development of Criminal Cases in the Republic of Kazakhstan, 2007. pg 2.
2. Ismailov B. I. The Theoretical Aspects of Utilization of Accelerated Procedures Institute in Legal Investigation and «deals of avowal of guilt» in Law Enforcement Practice of Foreign Countries. 2007.
3. In German — -penal command", in Italy — «immediate investigation in court», in France — «immediate presentation of the suspect to the court».
4. Lazareva V. New Criminal Procedure Code: Special Order of Adoption Court Verdict by the Agreement of the Accused to the Charge Brought against him // Criminal Law, 2002, № 2. pg. 67−69- Khalikov A. Issues Raising from the Special Order of Court Examination // Russina Justice. 2003. № 1. pg. 63−65- Trubnikova T. V. Legal Proceedings in Criminal Procedure Code of the Russian Federation // The materials of the international scientific-practical conference on the recognition of new Criminal Procedure Code of the Russian Federation. M., 2002. pg. 191−192.
5. Dublinin A. Simplifying Legal Process // Russian Justice. 1994. № 10. pg. 15−16- the council of judges votes for the deals of guilt avowal // Russian Justice. 1998. № 6. pg. 4−5, Makhov V., Peshkov M. The deal of the guilt avowal // Russian Justice. 1998. № 7. pg. 17−19- Theiman Steven. The deals of the guilt avowal or reduced forms of legal proceedings. Which road will Russia take? // Russian
Justice 1998. № 10−11- Lazareva V. Legitimating of the deals of the guilt avowal // Russian Justice. 1999. № 5. pg. 40−41- Militsin S. The deals of guilt avowal. Is Russian variant possible? // Russian Justice. 1999. № 12. pg. 41−42- Petrukhin I. The deals of guilt avowal are alien to the Russian mentality // Russian Justice. 2001. № 5. pg. 35−37- Mikhailov P. The deals of guilt avowal — not in the interests of victims // Russian Justice. 2001. № 5. pg. 37−38- Pona-marenko S.S. The deals of guilt avowal in Russian criminal case // Jurisprudence. 2001. № 5. p. 131−135.
6. Foinitskiy I.Y. Course of Legal Proceedings. T. II. SPb.: «Alpha» publishing house, 1996. p. 507−508.
7. Dyakonova O.G. «Deals of guilt avowal» in the Criminal Cases of Russia / New Criminal Proceedings Codex of the Russian Federation and the Practice of its Application / edited by A.P. Guskova. Orinburg, 2002. p. 376.
8. Zherebatyev I.V. Some Problematic Issues Connected with the Investigation of Criminal Cases in the Course of the Chapter 40 of Criminal Proceedings Code of the Russian Federation. 2007.
9. Lubenskiy A. Criminal Justice in the USA: Visibility and Reality // Soviet Justice. 1983. N 7.
10. Olderman S.B. Report — Deal of guilt avowal in legal proceedings of the state of New York. N.Y., 1998.
11. Moley Raymond. Politics and Criminal Prosecution. Minton, Balch, 1929.
12. Annual report of the director of the Administrative Management of Courts. USA, 1990.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой