Практика реализации моделей передачи органам местного самоуправления отдельных государственных полномочий субъектов Российской Федерации (на примере Республики Бурятия и Забайкальского края)

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 342. 5
ПРАКТИКА РЕАЛИЗАЦИИ МОДЕЛЕЙ ПЕРЕДАЧИ ОРГАНАМ МЕСТНОГО САМОУПРАВЛЕНИЯ ОТДЕЛЬНЫХ ГОСУДАРСТВЕННЫХ ПОЛНОМОЧИЙ СУБЪЕКТОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
(НА ПРИМЕРЕ РЕСПУБЛИКИ БУРЯТИЯ И ЗАБАЙКАЛЬСКОГО КРАЯ) © Мункуева Светлана Алексеевна
старший преподаватель Восточно-Сибирского государственного университета технологий и управления
Россия, 670 000, г. Улан-Удэ, ул. Каландаришвили, 16 E-mail: sveto4r@mail. ru
Развитие современной государственности предполагает реформирование местного самоуправления, что не может не представлять научный интерес. Законодательное совершенствование местного самоуправления, в том числе и института наделения органов местного самоуправления отдельными государственными полномочиями, представляет собой одну из актуальных объектов исследования современной юридической науки. В статье рассмотрены основные проблемы реализации отдельных государственных полномочий на уровне местного самоуправлении, предложены изменения в действующее российское законодательство. Ключевые слова, местное самоуправление, наделение органов местного самоуправления отдельными государственными полномочиями, совершенствование законодательства.
PRACTICE OF REALIZATION OF TRANSFER MODELS OF SOME STATE POWERS IN SUBJECTS OF THE RUSSIAN FEDERATION TO LOCAL SELF-GOVERNANCE ON THE EXAMPLE (OF THE REPUBLIC OF BURYATIA AND ZABAYKALSKY KRAI)
Munkuyeva Svetlana A.
Senior Lecturer, East Siberian State University of Technologies and Management 16, Kalanclarishvili, Ulan-Ude, 670 000, Russia
The development of modern statehood assumes reforming of local self-governance that can'-t but represent scientific interest. The legislative improvement of local self-governance including the institute of empowerment of local self-governance with some state powers represents one of the most actual objects of research in modern jurisprudence. The article considers the general problems of realization of some state powers at the level of local self-governance, the changes in the current Russian legislation have been proposed.
Keywords: local self-governance, empowerment of local self-governance with some state powers, improvement of legislation.
Институт наделения органов местного самоуправления отдельными государственными полномочиями имеет свою собственную историю и, что примечательно, для Республики Бурятия и Забайкальского края — исторически обусловленную, единую. Так, нами предлагается осуществить экскурс в эволюцию института наделения отдельными государственными полномочиями в субъектах Российской Федерации с характеристикой его современного состояния.
Республика Бурятия и Забайкальский край представляли собой единую губернию. В Забайкалье родовой уклад жизни населения оставался практически неизменным до XVII в. Главы родов — княз-цы — осуществляли управление. С присоединением данных территорий к Российскому государству князцам было разрешено оставить за собой государственные полномочия по сбору ясака, что стало первым примером передачи отдельных государственных полномочий на места в Забайкалье.
Основным и первым нормативным актом, закрепившим устройство самоуправления у бурят в Российском государстве, был Устав об управлении инородцев 1822 г. [11]. Данным актом было законодательно закреплено существовавшее родовое деление бурят и эвенков в виде степных дум, инородных управ, родовых управлений, которым в той или иной степени переданы некоторые государственные полномочия.
По уставу 1822 г. родовое управление — низшая ступень для улусов и стойбищ рода, насчитывавших не менее 15 семейств во главе со старостой, имевшим одного или двух помощников. Инород-
ная управа — средняя ступень, состоявшая из нескольких стойбищ и улусов или нескольких родовых управлений. Управой руководил голова, имевший в своем штате несколько выборных и письмоводителя. Степная дума — высшая административная единица, объединявшая несколько родов и включавшая несколько родовых управлений или инородных управ. Организационная структура степной думы состояла из главного родоначальника, его помощников и голов. Основными сферами деятельности родовых управлений и инородных управ были полицейские и судебные функции, которые стоит отнести к переданным государственным полномочиям. К вопросам же местного значения относились компетенции степной думы в области хозяйственной деятельности. Все инородческие начальники утверждались в должности губернатором, а главные родоначальники — генерал-губернатором
[14].
Основные направления будущих административных преобразований были сформулированы иркутским генерал-губернатором А. П. Игнатьевым в 1887 г. Он обозначил цель коротко и ясно как «обрусение инородцев», а император Александр III на полях проекта Игнатьева написал: «Да! Весьма пора» [12]. Именно предложения А. П. Игнатьева легли в основу «Временного положения о крестьянских начальниках» от 8 июня 1898 г., явившегося началом смены устоявшейся традиционной системы самоуправления бурят, а последовавшая волостная реформа привела к переводу кочевых бурят в оседлые [7]. Кроме того, в указанном акте было закреплено «полное подчинение местного управления аборигенами контролю царской администрации» [10], что еще раз говорит о существовании жесткой вертикальной формы взаимодействия органов государственной и местной власти, которая к тому историческому этапу развития государства является единственно возможной. Началась процедура унификации местного самоуправления, что непременно считается новой вехой в развитии местного самоуправления в Забайкалье, а также и института наделения.
Во второй половине XIX в. была проведена реформа местного самоуправления, сменившая родовое самоуправление бурят на волостные правления. Введение в действие Временного положения правительства «Об устройстве общественного управления и суда кочевых инородцев Забайкальской области» от 23 апреля 1901 г. [9] привело к упразднению должностей заседателей, голов (гулва), тайшей (глава степной думы), выборных. Согласно указанному нормативному акту были созданы крестьянские начальники, наделенные государством исключительными полномочиями: без ведома схода снимать волостного старшину, сельского старосту, налагать штраф, подвергать аресту крестьян, контролировать всю деятельность волостных учреждений. Управление на местах осуществлялось русскими дворянами, которых было слишком мало в Забайкалье [8]. Вышеуказанное положение наделило крестьянских начальников правом осуществлять контроль за деятельностью инородных управ. Таким образом, появился законодательно закрепленный государственный надзор за деятельностью местного самоуправления в Забайкалье. Однако не все роды приняли Временное положение и даже представители агинских, селенгинских и хоринских родов обратились к царю с просьбой восстановить юридическую силу Устава 1822 г., который не предусматривал государственного надзора за местным самоуправлением. Родовое самоуправление бурят было полностью ликвидировано, ей на смену пришла всероссийская система самоуправления того времени. Окончательно реформа местного самоуправления завершилась лишь к 1917 г.
История местного самоуправления бурят конца XIX — начала XX в. показывает, что наделять государственными полномочиями органы самоуправления было равносильно прекращению реформирования отдаленных районов Российского государства. Кроме того, за деятельностью местного самоуправления осуществлялся тотальный государственный контроль, что для того исторического момента было весьма оправданным шагом. Следовательно, исторически сложилась вертикальная модель взаимоотношений органов государственной власти и местного самоуправления.
В настоящее время в Республике Бурятия по вопросам организации местного самоуправления принято более 30 нормативных правовых актов и около 10 законопроектов готовятся к рассмотрению. Законов же, посвященных наделению отдельными государственными полномочиями, — 8. Практически каждый закон предусматривает наличие приложения в виде методики расчета субвенций для осуществления финансирования органов местного самоуправления, исполняющих данные полномочия. Кроме действующих законов существуют и подзаконные акты, способствующие осуществлению передачи государственных полномочий на места. Зачастую они носят обеспечивающий, организационный характер.
Конституция Республики Бурятия, устанавливая такие общепризнанные принципы организации местного самоуправления, как гарантированность (ст. 6−7), самостоятельность (ст. 6, ст. 107), органи-
зационная обособленность (ст. 6), закрепила и возможность передачи органам местного самоуправления отдельных государственных полномочий при условии передачи необходимых для реализации передаваемых полномочий материальных и финансовых средств (ст. 106) [1]. В связи с этим некоторые из полномочий органов государственной власти республики передаются на места.
Законом Республики Бурятия № 896-Ш от 7 декабря 2004 г. «Об организации местного самоуправления в Республике Бурятия» закреплена конкретизация института наделения отдельными государственными полномочиями в Бурятии [2]. В ст. 7 указанного закона закреплено, что «органы местного самоуправления могут наделяться отдельными государственными полномочиями Республики Бурятия на неограниченный срок либо, если данные полномочия имеют определенный срок действия, на срок действия этих полномочий». Соответственно, государственные полномочия, передаваемые муниципалитетам, бывают временными и постоянными, т. е. некоторые полномочия орган государственной власти республики может передать без указания сроков исполнения. Подобные полномочия будут осуществляться местными властями до тех пор, пока республиканские власти не дадут указаний по прекращению их исполнения и в законе республики о бюджете на очередной финансовый год не будет предусмотрено субвенций для их финансировании или будет вынесено судебное решение, предусматривающее прекращение осуществления муниципалитетами переданных им полномочий. Кроме того, наделение органов местного самоуправления муниципальных районов и городских округов отдельными государственными полномочиями Республики Бурятия осуществляется законом Республики Бурятия в соответствии с федеральным законом. Таким образом, республиканский законодатель указал законодательную форму передачи отдельных государственных полномочий муниципалитетам.
Порядок наделения органов местного самоуправления отдельными государственными полномочиями Республики Бурятия и Забайкальского края устанавливается законами данных субъектов РФ. При этом в данных субъектах РФ действовали специальные законы о порядке наделения отдельными государственными полномочиями органов местного самоуправления до 2009 г. На данный момент общего закона о порядке наделения в республике и крае не принято. Порядок передачи отдельных государственных полномочий определяется в специальных законах о передаче тех или иных полномочий исходя из норм конституции, устава и иных законов субъектов РФ соответственно, что порождает теоретические и практические проблемы. К примеру, не определены общие принципы, правила, пределы, порядок контролирования и меры ответственности за неосуществление или ненадлежащее осуществление переданных полномочий.
При исследовании порядка осуществления переданных отдельных государственных полномочий особое место занимает порядок действия законов Республики Бурятия, предусматривающих наделение органов местного самоуправления отдельными государственными полномочиями Республики Бурятия. Во всех данных республиканских законах указано, что они вводятся в действие ежегодно законом Республики Бурятия о республиканском бюджете на очередной финансовый год при условии, если законом Республики Бурятия о республиканском бюджете предусмотрено предоставление субвенций на осуществление указанных полномочий. На наш взгляд, действующие законы не могут прерывать свое действие и приобретать юридическую силу ежегодно. В данном случае корректнее и правильнее использовать в ст. 7 закона Республики Бурятия № 896-Ш «Об организации местного самоуправления в Республике Бурятия» не выражение «вводится в действие ежегодно… законом о бюджете на очередной финансовый год», а следующую формулировку «реализация законов», предусматривающих наделение теми или иными отдельными государственными полномочиями республики, осуществляется в случае, если предусматривается предоставление субвенции на их осуществление законом субъекта на очередной финансовый год". Предлагаемое перефразирование нормы закона республики применимо и к ФЗ № 131, а точнее к п. 7 ст. 19, в которой установлено, что «положения федеральных законов, законов субъектов Российской Федерации, предусматривающих наделение органов местного самоуправления отдельными государственными полномочиями, вводятся в действие ежегодно соответственно федеральным законам о федеральном бюджете на очередной финансовый год, законом субъекта Российской Федерации о бюджете субъекта Российской Федерации на очередной финансовый год предусмотрено предоставление субвенций на осуществление указанных полномочий».
В региональном бюджете создается республиканский фонд компенсаций для финансирования муниципалитетов, наделенных государственными полномочиями. Несмотря на наличие и функционирование республиканского фонда компенсаций для финансирования муниципалитетов, наделен-
ных государственными полномочиями в Народном Хурале, депутатом А. С. Скосырской впервые были озвучены следующие проблемы: «Действующие методики расчета субвенций являются несовершенными, они предусматривают объем бюджетных средств исходя из имеющихся в региональных бюджетах доходов, и не покрывают всех фактических затрат. Более того, поступают они в местные бюджеты с большим опозданием. В результате власти на местах вынуждены отвлекать собственные ресурсы для осуществления государственных полномочий в ущерб решению вопросов местного значения» [15]. В связи с этим было принято решение рекомендовать органам государственной власти при передаче полномочий предусматривать в методиках расчета субвенций все затраты, необходимые для исполнения органами местного самоуправления полномочий (на оплату труда, аренды помещений, оплату услуг связи, транспортных и коммунальных услуг, командировочные расходы и т. д.).
Кроме того, ранее было вынесено определение Верховного суда РФ от 12 апреля 2006 г. № 73-Г06−3 по делу о признании противоречащим федеральному законодательству закона Республики Бурятия от 27 декабря 2004 г. № 997-Ш «О наделении органов местного самоуправления муниципальных образований в Республике Бурятия государственными полномочиями в сфере предоставления жилищных субсидий за счет средств федерального бюджета гражданам, выезжающим (выехавшим) из районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей», в соответствии с которым оспариваемый закон республики был признан не соответствующим ФЗ № 131 в части отсутствия способа (методики) расчета нормативов для определения общего объема субвенций, предоставляемых местным бюджетам из бюджета субъекта Российской Федерации для осуществления соответствующих полномочий, порядка отчетности органов местного самоуправления об осуществлении передаваемых им государственных полномочий и порядка контроля органами власти за их осуществлением с указанием наименований контролирующих органов. Вместо этого п. 2 ст. 6 оспариваемого закона указывает, что порядок осуществления контроля устанавливается Правительством Республики Бурятия. Основанием для обращения в Верховный суд РФ стало не только противоречие республиканского законодательства, но и мера прокурорского реагирования на нарушение законодательства, т. к. с заявлением в суд обратился прокурор Республики Бурятия. В данном случае можно говорить и о мере прокурорского надзора в области передачи отдельных государственных полномочий в республике.
Прокуратурой Республики Бурятия также были предъявлены иски о защите прав учителей школ на получение вознаграждения за выполнение функций классного руководителя с учетом районного коэффициента и «северных» надбавок в 2009 г. [16]. Основанием проведения проверок органами прокуратуры Республики Бурятия стали факты занижения сумм выплат педагогическим работникам за выполнение функций классного руководителя. Установлено, что выплаты учителям производились без применения районного коэффициента и процентных надбавок, которые гарантированы трудовым законодательством лицам, работающим в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях. В республике повышенный районный коэффициент, применяемый при оплате труда, установлен в шести районах республики: в Баргузинском, Курумканском, Окинском районах в размере 1,3, в Баунтовском, Муйском, Северо-Байкальском районах и г. Северобайкальске в размере 1,7. Кроме этого во всех районах установлены «северные» надбавки. Однако в этих районах положенные коэффициенты на вознаграждение за выполнение функций классного руководителя не начислялись. В результате выплаченные учителям суммы занижены республиканскими и муниципальными органами образования почти в два раза. В интересах педагогов прокурорами предъявлено 122 исковых заявления к Министерству образования и науки Республики Бурятия и районным отделам образования о взыскании недоплаченных сумм на общую сумму 2,1 млн р., в настоящее время рассмотрено и удовлетворено 97 заявлений на 1,9 млн р. Кроме того, по представлению прокурора республики об устранении нарушений трудового законодательства Народным Хуралом Республики Бурятия внесены необходимые изменения в закон Республики Бурятия «О наделении органов местного самоуправления муниципальных районов и городских округов в Республике Бурятия отдельными государственными полномочиями в области образования» [13].
Постановлением Федерального арбитражного суда от 23 июля 2012 г. № А10−3947/2011 [4] было вынесено решение по иску муниципального унитарного предприятия «Городские маршруты» к Министерству финансов Российской Федерации, Министерству финансов Республики Бурятия о взыскании убытков в размере 18 961 317 р. 16 к., образовавшихся в результате разницы между экономически обоснованным и утвержденным тарифом на проезд в общественном транспорте за 2010−2011 гг., из которых в 2010 г. — 18 442 241 р. 76 к., в 2011 г. — 519 075 р. 40 к. Вследствие того, что в
республике установлен тариф ниже экономически обоснованного, местный бюджет в лице МУП «Городские маршруты» нес убытки, поэтому суд обязал органы власти республики предусматривать в бюджете субвенции для возмещения указанной тарифной разницы. Подобное судебное разбирательство происходило двумя днями позже вышеуказанного и не сложно догадаться, что Постановлением Федерального арбитражного суда от 25 июля 2012 г. № А10−33 89/2011 [5] исковое обращение было удовлетворено.
Несмотря на приведение республиканского законодательства в соответствие с федеральным законодательством, до сих пор остается проблема с финансированием осуществления переданных полномочий, что подтверждается судебными спорами. Во избежание подобных споров кажется очевидным осуществлять экономический подсчет расходов на осуществление переданных полномочий органами государственной власти совместно с органами местного самоуправления.
Глава 9 Устава Забайкальского края, принятого Законодательным собранием Забайкальского края 11 февраля 2009 г., законодательно урегулировала основы местного самоуправления в новом субъекте Российской Федерации [3].
Рассматриваемый нами институт передачи отдельных государственных полномочий субъекта РФ органам местного самоуправления урегулирован ст. 65 п. 6 Устава Забайкальского края: «органы местного самоуправления могут наделяться законом края отдельными государственными полномочиями с передачей необходимых для их осуществления материальных и финансовых средств. Реализация переданных полномочий подконтрольна органам государственной власти края». В следующем пункте Основного закона Забайкальского края установлено, что споры между органами государственной власти края и органами местного самоуправления разрешаются на основе согласительных процедур или в судебном порядке.
Следовательно, с учетом вышесказанного наделение отдельными государственными полномочиями органов местного самоуправления в Республике Бурятия и Забайкальском крае состоит из этапов: 1) законодательная инициатива, с которой может выступить представительный орган местного самоуправления, 2) передача субвенций для осуществления переданных полномочий, 3) непосредственное осуществление переданных полномочий местными властями под обязательным государственным контролем, 4) предоставление отчетности местных властей перед государственными органами, 5) прекращение переданных полномочий, 6) принятие закона субъекта о порядке наделения отдельными государственными полномочиями органов местного самоуправления. Отметим также, что непременным условием осуществления переданных полномочий является и возможность судебного разрешения возникающих споров между государственными и муниципальными властями.
В Забайкальском крае Законодательным собранием края ежегодно проводится анализ практики наделения отдельными государственными полномочиями. Так, в решении № 52 собрании представителей Агинского Бурятского округа от 24 сентября 2010 г. «О практике наделения органов местного самоуправления отдельными государственными полномочиями на территории Агинского Бурятского округа Забайкальского края» [6] подведены некоторые итоги и проблемы осуществления отдельных государственных полномочий, переданных на места. В указанном решении «одни проблемы связаны с задержкой финансирования из регионального бюджета, другие с его нехваткой, третьи с недостаточным методическим обеспечением переданных государственных полномочий». Так, в представленном акте указано, что субвенция по предоставлению компенсации части платы, взимаемой с родителей или законных представителей за содержание ребенка в образовательных организациях, и субвенция на выплату денежного вознаграждения за выполнение функций классного руководителя в 2010 г. поступили в бюджет муниципального района с задержкой на 1−2 месяца (Агинский район). Указанные задержки финансирования влекут меры прокурорского реагирования, материальную ответственность в соответствии с решениями судов — возникают расходные обязательства муниципальных районов, образующиеся не по их вине, но являющиеся обязательными для исполнения.
Литература
1. Конституция Республики Бурятия // Бурятия. — 1994. — 9 марта. — № 43.
2. Закон Республики Бурятия № 896-Ш от 7 декабря 2004 г. «Об организации местного самоуправления в Республике Бурятия» // Бурятия. — 2005. — № 49. — 24 марта- Официальный вестник. — № 15.
3. Закон Забайкальского края от 17. 02. 2009 N 125-ЗЗК «Устав Забайкальского края» (принят Законодательным собранием Забайкальского края от 11. 02. 2009) (ред. 07. 06. 2010 N 380-ЗЗК) // Забайкальский рабочий. — 2010. — 14апр.
4. Постановление Федерального арбитражного суда от 23 июля 2012 г. № А10−3947/2011 // Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа: [сайг]. -URL: http: //www. fasvso. arbitr. ru
5. Постановление Федерального арбитражного суда от 25 июля 2012 г. № А10−3389/2011 // Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа: [сайг]. — URL: http: //www. fasvso. arbitr. ru
6. Решение № 52 Собрании представителей Агинского Бурятского округа «О практике наделения органов местного самоуправления отдельными государственными полномочиями на территории Агинского Бурятского округа Забайкальского края» от 24 сентября 2010 г. -URL: http: //www. agiX2skoe. ru/Jf2ode/252.
7. Временное положение «О крестьянских начальниках в губерниях Тобольской, Томской, Енисейской и Иркутской» //Полное собрание законов Российской империи. — 1898. — 2 июня. — Т. XVIII, № 15 503.
8. Временное положение «Об устройстве общественного управления и суда кочевых инородцев Забайкальской области» от 23 апреля 1901 г. (№ 19 984) // Полное собрание законов Российской империи. Собрание III. — СПб.: Тип. II Отделения Собственной Его Императорского Величества канцелярии, 1903. — Т. XXI. — С. 254−256.
9. Высочайшее утвержденное временное положение «Об устройстве общественного управления и суда кочевых инородцев Забайкальской области» // ПСЗ-З. — 1904. — Т. 20, № 25 777.
10. Балданов С. С., Балданова, А. С. -Д. Из истории становления и развития правовой системы Бурятии: на примере степных дум // Проблемы правового регулирования федеративных отношений в России. — Улан-Удэ: Республиканская типография, 2004. — С. 41−48.
11. Полное собрание законов Российской империи (ПСЗ). — Собр. 1. — Т. XXXVTII, № 29 126. — С. 394−416.
12. История Усть-Ордынского Бурятского автономного округа. — М.: Прогресс, 1995. — С. 226.
13. Кислов Е. В. Доклад о положении с правами человека в Республике Бурятия в 2009 г. // Республиканский правозащитный центр. — URL: pandia. ru>-text/77/231/33 525. php
14. Реформа проводится бесповоротно… / Документы Национального архива Республики Бурятия о Волостной реформе в Забайкальской области. 1901−1904 гг. // Отечественные архивы. — 2008. — № 1. — С. 23.
15. Соболев К. Полномочия должны быть подкреплены финансами / Отдел по работе со СМИ Народного Хурала Республики Бурятия // Бурятия. — 2010. — 17 июля.
16. URL: http: //severobaikalsky. bur. sudrf. ru/modules. php? name=docum_sud&-id=59.
References
1. Konstitutsiya Respubliki Buryatiya [The Constitution of the Buryat Republic]. Buryatiya — Buryatia. 1994. March 9. No 43.
2. Ob organizatsii mestnogo samoupravleniya v Respublike Buryatiya [On organization of local self- government in the Republic of Buryatia], Law of the Buryat Republic No 896-III, enaced December 7, 2004. Buryatiya — Buryatia. 2005. No 49, March 24. Official Bulletin No 15.
3. Ustav Zabaikal'-skogo kraya [Consuetudinary of Zabaykalsky Krai], Law of Zabaykalsky Krai, enaced February 17, 2009 No 125-ZZK. Zabaikal'-skii rabochii — Zabaykalye worker. 2010, April 14.
4. Postanovlenie Federal'-nogo arbitrazhnogo suda [The decision of the Federal Arbitration Court] No A10−3947enaced 23 July, 2012. Federal'-nyi arbitrazhnyi sud Vostochno-Sibirskogo okruga — Federal Arbitration Court of the East Siberian District. Available at: http: //www. fasvso. arbitr. ru
5. Postanovlenie Federal'-nogo arbitrazhnogo suda [The decision of the Federal Arbitration Court] No A10−3389/2011, enaced 25 July, 2012. Federal'-nyi arbitrazhnyi sud Vostochno-Sibirskogo okruga — Federal Arbitration Court of the East Siberian District Available at: http: //www. fasvso. arbitr. ru
6. О praktike nadeleniya organov mestnogo samoupravleniya otdel'-nymi gosudarstvennymi polnomochiyami na territorii Aginskogo Buryatskogo okruga Zabaikal'-skogo kraya [On the practice of local governments empowering with certain State powers on the territory of Agin-Buryat district of Zabaykalsky Krai]. The decision of Agin-Buryat district representatives No 52, enaced September, 2010. Available at: http: //www. agiJf2skoe. ru/Jf2ode/252
7. О krest'-yanskikh nachal'-nikakh v guberniyakh Tobol'-skoi, Tomskoi, Eniseiskoi i Irkutskoi [On peasant chiefs in the provinces of Tobolsk, Tomsk, Yenisey and Irkutsk]. Temporary Regulation No 15 503, enaced June 2, 1898. Polnoe sobranie zakonov Rossiiskoi imperii — Complete Collection of the Russian Empire Laws. Vol. 18.
8. Ob ustroistve obshchestvennogo upravleniya i suda kochevykh inorodtsev Zabaikal'-skoi oblasti [On the Structure of public administration and the courts of nomadic aliens in Zabaikalye region]. Temporary Regulation No 19 984, enaced April 23, 1901. Polnoe sobranie zakonov Rossiiskoi imperii — Complete Collection of the Russian Empire Laws. 1903, Vol. 21. P. 254−256.
9. Ob ustroistve obshchestvennogo upravleniya i suda kochevykh inorodtsev Zabaikal'-skoi oblasti [On the Structure of public administration and the courts of nomadic aliens in Zabaikalye region]. Imperially approved temporary regulation No 25 777. Polnoe sobranie zakonov Rossiiskoi imperii — Complete Collection of the Russian Empire Laws. 1904. Vol. 20.
10. Baldanov S. S., Baldanova, A. S. -D. Iz istorii stanovleniya i razvitiya pravovoi sistemy Buryatii: Na primere stepnykh dum [From the history of formation and development of the legal system in Buryatia: on the example of
steppe dumas]. Problemy pravovogo regulirovaniya federativnykh otnoshenii v Rossii — Problems of legal regulation of federal relations in Russia. Ulan-Ude: Respublikanskaya tipografiya, 2004. — S. 41−48.
11. Polnoe sobranie zakonov Rossiiskoi imperii [Complete Collection of the Russian Empire Laws], Coll. 1. Vol. 38. No 29 126. P. 394−416.
12. Istoriya Ust'--Ordynskogo Buryatskogo avtonomnogo okruga [History of Ust-Orda Buryat Autonomous Okrug], Moscow: Progress, 1995. P. 226.
13. Kislov E. V. Doklad o polozhenii s pravami cheloveka v Respublike Buryatiya v 2009 g. [Report on the state of human rights in the Republic of Buryatia in 2009]. Respublikanskii pravozashchitnyi tsentr — Republican Human Rights Center. Available at: pandia. ru>-text/77/23 l/33 525. php
14. Reforma provoditsya bespovorotno… Dokumenty Natsional'-nogo arkhiva Respubliki Buryatiya o Volostnoi reforme v Zabaikal'-skoi oblasti [Reform is being carried out irrevocably … Documents of the Buryat Republic National Archives on rural municipalities reform of Zabaykalsky Krai. 1901−1904]. Otechestvennye arkhivy — Domestic archives. 2008. No 1. P. 23.
15. Sobolev K. Polnomochiya dolzhny byt'- podkrepleny finansami [Powers must be backed up by financial]. Buryatiya — Buryatia. 2010, July 17.
16. http: //severobaikalsky. bur. sudrf. ru/modules. php? name=docum_sud&-id=59

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой