Cтруктурные и лексико-семантические особенности тюрко-монгольских репрезентаций в древнетюркском и якутском языках (послелоги и служебные слова)

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК. 811. 512. 1
СТРУКТУРНЫЕ И ЛЕКСИКО-СЕМАНТИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ТЮРКО-МОНГОЛЬСКИХ РЕПРЕЗЕНТАЦИЙ В ДРЕВНЕТЮРКСКОМ И ЯКУТСКОМ ЯЗЫКАХ (ПОСЛЕЛОГИ И СЛУЖЕБНЫЕ СЛОВА)
© 2010 Г. Г. Левин
канд. филол. наук, доцент каф. якутского языка e-mail: Levger@yandex. ru
Северо-Восточный федеральный университет им. М. К. Аммосова
В статье в сравнительном плане рассматривается взаимосвязь якутского и древнетюркского языков в отдельно взятой лексико-семантической группе «послелоги и служебные слова». В качестве сравнительного материала использованы лексические рефлексы восточно-тюркских и монгольских языков. Анализируются количественностатистические и структурно-семантические особенности лексических параллелей. Определяется устойчивость и изменчивость структурных оформлений основ и характер изменчивости лексических значений рефлексов в конкретных структурных типах.
Ключевые слова: лексико-семантические группы, тюркские и монгольские языки, якутский язык, послелоги и служебные слова.
Как известно, в тюркских языках только незначительная часть послелогов является общетюркскими, большинство из них имеют арабское или персидское происхождение. Большая часть послелогов относится к новообразованиям и встречается в отдельных тюркских языках. Также частицы как часть речи в тюркских языках представляют собой сравнительно новую грамматическую категорию, занимающую промежуточное положение между модальными словами и аффиксами. В древнетюркских памятниках очень мало слов, употребительных в функции союзов. В тюркском праязыке союзы как оформленная часть речи не существовали. В этой связи сравнительное изучение послелогов, частиц и союзов имеет много трудностей и спорных моментов. Некоторые вопросы сравнительного исследования послелогов, частиц и союзов якутского языка были рассмотрены в работах О. Н. Бетлингка [Бетлингк 1990: 416−419], Н. Е. Петрова [Петров 1963: 6−17- 1978: 79−81], Г. В. Попова [Попов 1986: 67], Г. Г. Левина [Левин 2001: 155−158]. Однако вопросы общего количества параллелей в служебных словах, количества тюрко-монгольских репрезентаций, критерии устойчивости и изменчивости структурных типов, лексических значений тюрко-монгольских рефлексов в древнетюркском и якутском языках еще остаются изученными слабо.
В качестве сравнительного материала привлечены лексические параллели алтайского, тувинского, хакасского, уйгурского, киргизского языков из тюркской группы, средне-монгольского, письменно-монгольского, халха-монгольского, бурятского языков из монгольской группы. По локальным особенностям рунических памятников материал древнетюркского языка разделен на 3 группы: а) орхонские надписи, б) енисейские эпитафии, в) восточно-туркестанские рукописные тексты.
Количественно-статистическая характеристика
В текстах памятников древнетюркской письменности всего обнаружено 14 послелогов и служебных слов, из них 9 [ОС-3/ДС-6] (64,2%) единиц имеют
параллели в якутском языке. Количественное соотношение параллелей в отдельных видах древнетюркских памятников таково: в орхонских надписях из 12 основ в якутском языке лексические рефлексы имеют 8 (66,6%) единиц, в енисейских эпитафиях из 5 отмечается 4 (80%), в восточно-туркестанских рукописных текстах из 7 выявляется 7 (100%) параллелей.
Односложные корни
VC: орх., уйг (рун.) од 'перед, раньше' // як. аan 'начало', ср.: алт., хак., кирг. од '-перед, передняя часть, сторона чего-л. '-, тув. од '-правый'-, уйг. од '-верх, лицо, лицевая сторона- цвет- цвет лица, вид'-, монг. omno '-перед'-, ср. -монг. emune '-впереди'-, п. -монг. emune '-впереди'-[Поппе 1924: 38].
CV: орх. tа, уйг (рун.) dа 'усилит. выдел. частица' // як. dа 'усилит. выдел. частица', ср. алт. tа '-союз й, хак. dаа = tаа '-част. придает оттенок усиления'-, тув. dаа '-част. усилит. и, даже'-- отриц. обор. ни'-, кирг. dа 'союз. соед. и, также, тоже- 2. союз. уступ. (с предшествующей условной формой) хотя и, даже если и, кто бы ни, что бы ни', уйг. tа частица '-до, вплоть до'-.
CVC: орх., ен., уйг (рун.) tag 'подобно, как, равный' = ен. tед, tig 'равный, соответствующий по силе величине' // як. t-ад 'равный', ср.: алт. tеg '-равный, ровный, одинаковый'-, хак. tin '-равный, одинаковый, ровный, ровно'-, тув. deg '-равный, одинаковый- равно, одинаково'-, кирг. tеg 'равный- ровня', уйг. tEg '-равный, одинаковый, соответственный- // ровно, одинаково- поровну'-, монг. tag§ '-равный- ровный- четный '-, бур. tan (g) '-равно, одинаково- наравне, поровну- середина чего-л.- половина чего-л. '-, ср. -монг. tang '-прямой, равный'-.
Двухсложные корни
VCVC: орх., ен., уйг (рун.) ucun 'для, ради, чтобы, по причине' // як. иhин 'для, ради', ср.: алт. ucun (диал. ucun) '-за, из-за, ради, для, по причине, чтобы'-, хак. ucun '-за, из-за, ради, для, по причине, чтобы'-, тув. uzun '-по причине, вследствие, потому что, так как, ради'-, кирг. ucun 'послелог, выражающий цель или причину для, ради, из-за, по причине- чтобы', уйг. ucun '-послелог для- того, чтобы- ради, из-за- ввиду- того, что, за, монг. ucir '-случай, обстоятельство, положение (вещей, дел) — причина'-, бур. u§ ar '-случай, обстоятельство- положение вещей- причина, основание'-, ср. -монг. ucir, п. -монг. ucir (a) '-причина'- [Lessing 1960: 859].
CVCV: 1) орх., уйг (рун.) jаnа 'снова, опять' // як. saga 'вновь, снова'- кирг. жаш 'опять, еще, снова, вновь, повторно', уйг. jаnа '-еще, опять, снова'-- 2) орх., уйг (рун.) jama 'еще, также' // як. amia 'опять, снова, еще раз'- уйг. jEnE '-еще, опять, снова, вновь'- (УРС [1968], 786), ст. -монг. jama '-еще, также'-- 3) орх. sаju, уйг (рун.) sаjin '-всякий, каждый'- // як. aаji 'каждый, каждому, в каждом', ср.: алт., кирг. sаji'-n '-каждый'-, хак. sаj '-каждый, всякий'-, уйг. sajqi '-диал. давешний, упомянутый, тот, о котором шла речь- прежний'-.
CVCV: ен. tagi 'еще' // як. dagani 'да', ср.: алт. daa '-хотя'-, хак. taa '-и, также, даже'-, тув. dagin '-еще'-, кирг. dagi 'союз и, еще, также, опять', уйг. tagi '-диал. еще'-, монг. daqin '-еще'-, бур. daqin '-1. наречный послелог 1. опять, снова, вторично, повторно- 2. атр. при отгл. сущ. вторичный, повторный- редко новый'-, ср. -монг. daqi '-еще, снова, опять, тем более'-, п. -монг. daqi '- еще, снова, опять, тем более '-.
VCCVC: орх., ен. // як. оrduk 'больше, более- излишек, остаток', ср.: алт., тув. аШ^ хак. аЛщ '-излишек, избыток, лишний, свыше, больше- лучше'-, кирг. артыш I
'превышение, излишек', уйг. аіІ^Е '-1. лишний, излишний, превышающий- // больше, свыше- избыток, излишек'-, ср. -монг. artuq '-больше'-.
Слова, не имеющие в якутском языке параллелей Односложные основы
VC: орх. ok 'же, именно, лишь, только', алт., кирг. ок '-же, именно'-, хак. оq '-же, именно'--
CV: орх. mu '-вопросительная частица'-, алт. ba, хак. pa, тув. be, кирг. Ьї, уйг. ma '-вопросительная частица ли'-, ср. -монг. mi '-конечная вопросительная частица'- (Haenisch, 1939, 98).
VCV: уйг (рун.) azu '-или'-, тув. azi'- '-союз. или'-.
Двухсложные основы
CVCV: ен. jbrra 'межд. увы'.
CVCVC: орх. tugul 'не, не только', ср.: кирг. tugul 'отриц. не', монг. duur '-быть полным, совершенным'-, бур. duran '-полный'-, ср. -монг. du'-uren '-быть полным, совершенным'- (Lewicki, 1949, 53), п. -монг. duguru '-быть полным, совершенным'- (Lessing, 1960, 278).
Как видно, в древнетюркских письменных памятниках абсолютное количество якутских репрезентаций выявляется в текстах восточно-туркестанских памятников. Данный показатель в орхонских и енисейских текстах заметно ниже.
Количественный анализ тюрко-монгольских лексических рефлексов представляется в нижеследующих таблицах:
Таблица 1
Количественная характеристика якутских параллелей по отношению к тюркским и монгольским рефлексам
Языки Количество соответствий (%) Общая сумма (%)
ДТП ЯКУТСКИЙ ЯЗЫК 3/6=9
ДС ТС
Алтайский 3(100) 4(75) 7(77,7)
Хакасский 3(100) 4(75) 7(77,7)
Тувинский 2(66,6) 3(50) 5(55,5)
Киргизский 3(100) 5(83,3) 8(88,8)
Уйгурский 3(100) 5(83,3) 8(88,8)
Монгольский 2(66,6) 2(33,3) 4(44,4)
Бурятский 1(33,3) 2(33,3) 3(33,3)
Средне -монгольский 2(66,6) 4(75) 6(66,6)
Письменно- монгольский 1(33,3) 2(33,3) 3(33,3)
Количественная характеристика тюркских рефлексов по отношению к древнетюркским формам
ДТЯ К о л и ч е с т в о с о о т в е т с т в и й (%)
Всего ДС/ТС Алтайский Хакасский Тувинский Киргизский Уйгурский
ДТП 5/9=14 5/4(64,2) 5/4 (64,2) ¾(50) 5/6(78,5) 4/5(64,2)
ОП 5/7=12 5/3(66,6) 5/3 (66,6) 3/3(50) 5/5(83,3) 4/4(66,6)
ЕП ¼=5 1/3(80) 1/3 (80) 1/3(80) 1/3(80) 1/3(80)
ВТП ¾=7 3/2(71,4) 3/2 (71,4) 2/1(42,8) 3/3(85,7) 3/3(85,7)
Таблица 3
Количественная характеристика монгольских рефлексов по отношению к древнетюркским формам
ДТЯ К о л и ч е с т в о с о о т в е т с т в и й (%)
Всего ДС/ТС Монгольский язык Бурятский язык Средне- монгольский язык Письменно- монгольский язык
ДТП 5/9=14 2/3(35,7) 1/3 (28,5) 3/5(57,1) 1/3(28,5)
ОП 5/7=12 2/2(33,3) ½ (25) ¾(58,3) ½(25)
ЕП ¼=5 ½(60) ½ (60) 1/3(80) 0/2(40)
ВТП ¾=7 2/1(42,8) 1/1 (28,5) 2/2(57,1) 1/1(28,5)
Количественный анализ показывает, что к якутскому языку близко стоят из тюркской группы языков киргизский, уйгурский, из монгольской группы языков -средне-монгольский языки (табл. 1). Здесь нужно заметить, что в средне-монгольском языке средний процент якутских репрезентаций выше, чем в тувинском языке. Данное явление, по всей видимости, объясняется тем, что якутский и средне-монгольский языки когда-то имели очень тесный контакт.
Большое количество якутских лексических параллелей встречается во всех тюркских языках, а также в халха-монгольском языке в односложных, а в среднемонгольском языке в двухсложных основах. Данный показатель в бурятском и письменно-монгольском языках равен как в односложных, так и в двухсложных основах.
Из таблиц 2, 3 видно, что по количеству лексических рефлексов к
древнетюркскому языку близко находится киргизский язык (78,5%). Следует заметить, что высокий процент киргизских репрезентаций отмечается в орхонских и восточнотуркестанских текстах, в енисейских эпитафиях данный показатель равен во всех трех группах письменных памятников. В этом отношении из монгольской группы языков заметно выделяется средне-монгольский язык.
Структурно-семантическая характеристика
Древнетюркские основы представлены структурными типами: ОС: VC-2, СУ-2, СУС-1- ДС: УСУ-1, УСУС-1, СУСУ-5, УССУС-1, СУСУС-1. Распределение якутских рефлексов по структурным типам выглядит следующим образом: ОС: УС-1, СУ-1, СУС-1- ДС: УСУС-1, СУСУ-4, УССУС-1.
Из выявленных 9 [3/6] древнетюркско-якутских рефлексов совпадение
структурного типа лексемы выявляется в 7 (77,7%) основах, в том числе в ОС-3
(33,3%), в ДС-4 (66,6%). Сходство структуры древнетюркских параллелей в других тюрко-монгольских языках преставляется следующим образом: в алтайском из 9 [5/4] в 7 [5/2] (77,7%), в хакасском из 9 [5/4] в 7 [5/2] (77,7%), в тувинском из 7 [¾] в 6 [3/3] (85,7%), в киргизском из 11 [5/6] в 10 [5/5] (90,9%), в уйгурском из 9 [4/5] в 9 [4/5] (100%), в монгольском из 5 [2/3] в 1 [0/1] (20%), в бурятском из 4 [1/3] в 2 [0/2] (50%), в средне-монгольском из 8 [3/5] в 5 [¼] (62,5%), в письменно-монгольском из 4 [1/3] в 2 [0/2] (50%).
Как видим, абсолютное количество лексических рефлексов, идетичных с древнетюркскими параллелями, наблюдается в уйгурском языке. Данный показатель в киргизском языке чуть ниже. Более отдаленную позицию занимают якутский, алтайский, хакасский языки. В этом плане из монгольских языков более близко к языку древнетюркских памятников находится средне-монгольский язык.
В якутском языке изменения структуры лексических параллелей выявляются в следующих основах: ДС: др. тюрк. sаju // aаji- др. тюрк. 1а0 // як. ёа^аш. Структурные изменения в якутских основах произошли: а) при выпадении в аунлауте ^]: aаji- б) при появлении специфического аффикса -ш: ёа^аш.
Количественный анализ конгруэнтности структурных оформлений тюркомонгольских рефлексов по отношению к якутским формам представляется таким образом: в алтайском из 7 [¾] в 5 [3/2] (71,4%), в хакасском из 7 [¾] в 5 [3/2] (71,4%), в тувинском из 5 [2/3] в 4 [2/2] (80%), в киргизском из 8 [3/5] в 6 [3/3] (75%), в уйгурском из 8 [3/5] в 6 [3/3] (75%), в монгольском из 4 [2/2] в 1 [0/1] (25%), в бурятском из 3 [½] в 1 [0/1] (33,3%), в средне-монгольском из 6 [2/4] в 2 [0/2] (33,3%), в письменно-монгольском из 3 [½] в 2 [0/2] (66,6%).
На основе этих данных можно сказать, что якутскому языку наиболее близки из тюркской группы языков — тувинский и древнетюркский языки, из монгольской группы языков — письменно-монгольский язык. Более отдаленную позицию занимают, соответственно, алтайский, хакасский, халха-монгольский, бурятский, среднемонгольский языки.
Сравнительный анализ семантических особенностей послелогов и служебных слов древнетюркского и тюрко-монгольских языков показывает, что по отношению к древнетюркским корреспонденциям высокий показатель устойчивости лексических значений (УЛЗ) основ отмечается в киргизском, хакасском, уйгурском языках. Абсолютное количество лексических рефлексов с УЛЗ наблюдается в тувинском языке. В группе монгольских языков высокий показатель УЛЗ послелогов и служебных слов выявляется в средне-монгольском и халха-монгольском языках. В якутском и письменно-монгольском языках УЛЗ послелогов и служебных слов выявляется в односложных, а в остальных тюрко-монгольских языках в двухсложных основах.
Высокий процент параллелей с УЛЗ отмечаются в следующих структурных типах: в якутском языке: ОС: УС-0(1), СУ-1(1), СУС-1(1) — ДС: УСУС-1(1), СУСУ-3(4), УССУС-1(1), в алтайском языке ОС: УС-2(2), СУ-Ц2), СУС-1(1) — ДС: УСУС-1(1), СУСУ-1(2), УССУС-1(1), в хакасском языке ОС: УС-2(2), СУ-2(2), СУС-1(1) — ДС: УСУС-1(1), СУСУ-1(2), УССУС-1(1), в тувинском языке СУ-2(2), СУС-1(1) — ДС: УСУ1(1), УСУС-1(1), СУСУ-1(1), УССУС-1(1), в киргизском языке УС-2(2), СУ-1(2), СУС-1(1) — ДС: УСУС-1(1), СУСУ-3(3), УССУС-1(1), СУСУС-1(1), в уйгурском языке ОС: УС-0(1), СУ-2(2), СУС-1(1) — ДС: УСУС-1(1), СУСУ-3(3), УССУС-1(1), в монгольском языке УС-1(1), СУС-1(1) — ДС: УСУС-0(1), СУСУ-1(1), СУСУС-0(1) в бурятском языке СУС-1(1) — ДС: УСУС-0(1), СУСУ-1(1), СУСУС-0(1), в средне-
монгольском языке УС-0(1) СУ-1(1), СУС-1(1) — ДС: УСУС-0(1), СУСУ-2(2), УССУС-1(1), СУСУС-0(1), в письменно-монгольском языке УС-0(1) — ДС: УСУС-0(1), СУСУ-1(1), СУСУС-0(1).
В якутском языке семантические изменения наблюдаются в следующих лексических единицах: ЗЛИ: CVCV: др. тюрк. Іа^ї 'еще' // як. ёа^аш 'да'- НЛИ: VC: др. тюрк. од 'перед, раньше' // як. аап 'начало'.
В тюрко-монгольских языках семантические изменения обнаруживаются: а) в тюркских языках: ЗЛИ: CVCV: др. тюрк. Іа^ї 'еще' // алт. ёаа '-хотя'-, хак. 1аа '-и, также, даже'-- НЛИ: VC: др. тюрк. од 'перед, раньше' // уйг. од '-верх, лицо, лицевая сторона- цвет- цвет лица, вид'-- CV: др. тюрк. ёа 'усилит. выдел. частица' // алт. 1а '-союз и^кирг. ёа 'союз. соед. и, также, тоже'-:
б) в монгольских языках: ЗЛИ: др. тюрк. исип 'для, ради, чтобы, по причине' // монг. исіг '-случай, обстоятельство, положение (вещей, дел) — причина'-, бур. и§ аг '-случай, обстоятельство- положение вещей- причина, основание'-, ср. -монг. исіг, п. -монг. исіг (а) '-причина'-- CVCVC: др. тюрк. 1: и§ и1 'не, не только'// монг. duur '-быть полным, совершенным'-, бур. duran '-полный'-, ср. -монг. du'-uren '-быть полным, совершенным'-, п. -монг. dиgиrи '-быть полным, совершенным'-- НЛИ: VC: др. тюрк. од 'перед, раньше' // ср. -монг. етипе '-впереди'-, п. -монг. етипе '-впереди'-.
В якутском языке семантические изменения отмечаются в следующих структурных типах: ЗЛИ: СУСУ-1(4), НЛИ: VC-1(1). В других тюрко-монгольских языках данный показатель выглядит так: в алтайском языке ЗЛИ: СVCV-1(2), НЛИ: СУ-1(2), в хакасском языке ЗЛИ: СУСУ-1(2), в киргизском языке НЛИ: CV-1(2), в уйгурском языке НЛИ: VC-1(1), в монгольском языке ЗЛИ: УСУС-1(1), СУСУС-1(1), в бурятском языке ЗЛИ: УСУС-1(1), СУСУС-1(1), в средне-монгольском языке ЗЛИ: УСУС-0(1), СУСУС-0(1), НЛИ: УС-1(1), в письменно-монгольском языке ЗЛИ: УСУС-1(1), СУСУС-1(1) — НЛИ: УС-1(1).
Сравнительный анализ семантических особенностей послелогов и служебных слов якутского и тюркских и монгольских языков показывает, что по отношению к якутским параллелям высокий показатель УЛЗ наблюдается в древнетюркском и тувинском языках. В этом плане из монгольских языков наиболее близок среднемонгольский язык.
По отношению к якутским лексическим единицам семантические сдвиги имеют следующие тюрко-монгольские основы: а) в тюркских языках (якутские формы даны по структурным видам древнетюркских аналогов*): ЗЛИ: СУСУ: як. ёа^аш 'да', ср.: алт. ёаа '-хотя'-, хак. 1аа '-и, также, даже'-, тув. ёа? т '-еще'-, кирг. ёа§ 1'- 'союз и, еще, также, опять', уйг. Іа^і '-диал. еще'-- НЛИ: УС: як. ааш 'начало', ср.: алт., хак., кирг. од '-перед, передняя часть, сторона чего-л. '-, тув. од '-правый'-, уйг. од '-верх, лицо, лицевая сторона- цвет- цвет лица, вид'-- СУ: як. ёа 'усилит. выдел. частица // алт. 1а '-союз и'-, кирг. ёа 'союз. соед. и, также, тоже'-- б) в монгольских языках: ЗЛИ: УСУС: як. иhин 'для, ради'// монг. учир исіг '-случай, обстоятельство, положение (вещей, дел) — причина'-, бур. и§ аг '-случай, обстоятельство- положение вещей- причина, основание'-, ср. -монг. исіг, п. -монг. исіг (а) '-причина'-- СУСУ: як. ёа^аш* 'да' // монг. дахин '-еще'-, бур. дахин '-1. наречный послелог 1. опять, снова, вторично, повторно- 2. атр. при отгл. сущ. вторичный, повторный- редко новый'-, ср. -монг. daqї '-еще, снова, опять, тем более'-, п. -монг. daqi '- еще, снова, опять, тем более'-- монг. daqin '-еще'-, бур. daqin '-1. наречный послелог 1. опять, снова, вторично, повторно- 2. атр. при отгл. сущ. вторичный, повторный- редко новый'-, ср. -монг. daqї '-еще, снова, опять, тем более'-, п. -монг. daqi '- еще, снова, опять, тем более '-- НЛИ: УС: як. ааш 'начало'// монг. отпо '-перед'-, ср. -монг. етипе '-впереди'-, п. -монг. етипе '-впереди'-
Устойчивость структурно-семантической канвы тюрко-монгольских параллелей в отношении якутских параллелей характеризуется таким образом: в орхонских текстах — 2/3 [3/5] (62,5%), в енисейских эпитафиях — ½ [1/3] (75%), в восточнотуркестанских текстах — 2/2 [¾] (57,1%) — в тюркских языках: в алтайском — ½ [¾]
(42,8%), в хакасском — 2/2 [¾] (57,1%), в тувинском — 2/2 [2/3] (80%), в киргизском -1/3 [3/5] (50%), в уйгурском — 2/3 [3/5] (62,5%), в монгольских языках: в монгольском — 0/0 [2/2] (0%), в бурятском — 0/0 [½] (0%), в средне-монгольском — 0/1 [2/4] (25%), в письменно-монгольском — 0/0 [½] (0%).
Как видно, высокий процент устойчивости структурно-семантической канвы тюркско-монгольских рефлексов отмечается в тувинском языке и языке енисейских надписей. В этом плане из монгольских языков наиболее близок средне-монгольский язык. Устойчивость фоносемантической канвы (абсолютная идентичность рефлексов) параллелей по отношению к якутским репрезентациям наблюдается в следующих формах: СУ: як. ёа 'усилит. выдел. частица' // уйг (рун.) ёа 'усилит. выдел. частица'- СУС: як. Шд 'равный' // уйг. 1Ед '-равный, одинаковый, соответственный'-.
Таким образом, в данной тематической группе отмечается тесный контакт между тюркскими и монгольскими языками. Анализ количественно-структурных и структурно-семантических особенностей тюрко-монгольских служебных слов и послелогов выявляет, что к якутскому языку ближе всего расположены из тюркской группы — древнетюркский, тувинский языки, из монгольской группы — среднемонгольский язык. К текстам древнетюркской письменности, соответственно, близко находятся киргизский, уйгурский и средне-монгольский языки.
Список условных сокращений
Условные обозначения памятников
орх. — орхонские памятники ен. — енисейские памятники уйг (рун.) — восточно-туркестанские памятники
Языки и диалекты
алт. — алтайский язык
бур. — бурятский язык
д. -тюрк. — древнетюркский язык
кирг. — киргизский язык
инд. — индигирский (говор якутского языка)
монг. — халха-монгольский язык
ср. -монг. — средне-монгольский язык
тув. — тувинский язык
п. -монг. — письменно-монгольский язык
уйг. — уйгурский язык
хак. — хакасский язык
Прочие сокращения
У — гласный С — согласный ОС — односложный ДС — двусложный
ЗЛИ — заметные лексические изменения НЛИ — незначительные лексические значения
Библиографический список
Бетлингк О. Н. О языке якутов. Новосибирск: Наука, 1990. 646 с.
Левин Г. Г. Лексико-семантические параллели орхонско-тюркского и якутского языков (В сравнительном плане с алтайским, хакасским, тувинским языками). Новосибирск, 2001. 190 с.
Петров Н. Е. Служебные имена и послелоги в якутском языке: автореф. дис. … канд. филол. наук. Л., 1963. 17 с.
Петров Н. Е. Частицы в якутском языке. Якутск, 1978. 300 с.
Попов Г. В. Слова «неизвестного происхождения» якутского языка: (сравнительно-историческое исследование). Якутск, 1986. 147 с.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой