Практика защиты несовершеннолетних от насилия в семье: достаточны ли возможности полиции?

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ДИДРИХ М.П., didrix81@mail. ru Кафедра правовой подготовки сотрудников органов внутренних дел- Тюменский институт повышения квалификации сотрудников Министерства внутренних дел Российской Федерации, 625 049, г. Тюмень, Амурская, 75
DIDRIKH M.P., didrix81@mail. ru Chair of legal training of law enforcement officers- Tyumen Advanced Training Institute of the Ministry of the Interior of the Russian Federation, Amurskaya St. 75, Tyumen, 625 049, Russian Federation
ПРАКТИКА ЗАЩИТЫ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ ОТ НАСИЛИЯ В СЕМЬЕ: ДОСТАТОЧНЫ ЛИ ВОЗМОЖНОСТИ ПОЛИЦИИ?
Реферат. Насилие сопровождает жизнь значительного количества российских детей, несмотря на развитую современную систему их правовой охраны. Отчасти причиной этого выступает моральное обоснование и принятие насилия в качестве метода воспитания детей. Критикуется сложившаяся практика воспитания детей, в основу которого положен метод физического принуждения. Рассмотрены различные проблемы оперативно-служебной деятельности подразделений по делам несовершеннолетних, осуществляющих защиту интересов детей от семейного насилия. Констатируется явная ограниченность (недостаточность) предоставленных полиции действующим законода-тельством полномочий в области охраны несовершеннолетних от насилия в семье, что не позволяет эффективно и, самое главное, превентивно работать с проблемными семь-ями. Сложившееся положение не соответствует одному из основных направлений дея-тельности полиции — защите личности, общества, государства от противоправных посягательств. Предлагается перевести применение семейного насилия (побоев) в категорию дел публичного обвинения (в том числе, если пострадала только мать ребенка) — делегировать полномочия органов опеки и попечительства по экстренному изъятию детей в ситуации угрозы их жизни и здоровью социальным службам экстренного реагирования- предоставить сотрудникам полиции право инициировать лишение родительских прав- дополнить ст. 316 УК РФ положением, устанавливающим ответственность за укрывательство совершенных в отношении несовершеннолетних преступлений- обязать медицинские организации предоставлять сотрудникам полиции сведения о психическом здоровье граждан, имеющих несовершеннолетних детей и состоящих на профилактическом учете в полиции- законодательно закрепить перечень оснований обязательного лечения от алкогольной или наркотической зависимости лица, имеющего несовершеннолетних детей.
Ключевые слова: несовершеннолетний, семейное насилие, жестокое обращение, частное обвинение, инспектор по делам несовершеннолетних, служба экстренного реагирования, органы опеки и попечительства, лишение родительских прав, полиция.
ON THE ISSUE OF SUFFICIENCY OF POLICE POWERS IN THE FIELD OF PROTECTING MINORS FROM DOMESTIC VIOLANCE
Abstract. Each day numerous Russian children become victims of cruel treatment, though our system of child protection is regarded as rather developed. Violence is morally substantiated and accepted as a method of children upbringing in our country. The existing practice of upbringing, basing on the method of physical forcing, is criticized. Different problems of the official activities of juvenile divisions, providing protection of children from domestic violence, are considered. According to the effective legislation police has restricted (insufficient) powers in the field of protecting minors from domestic violence, which doesn'-t allow police officers to conduct effective and preventive work with problem families. The current situation contradicts one of the main police functions — to protect life, liberty, property, human rights and internal security. Some proposals on solving this problem are made: to refer using of violence (beating) to the category of cases of public prosecution (also when mother of the child is the only victim) — to delegate guardianship agencies'- powers to take children from family in situations dangerous to their life and health to social emergency services- to empower police officers to initiate the termination of parental rights- to add the provision, imposing responsibility for covering up crimes committed against minors, to the Article 316 of the RF Criminal Code- to obligate medical facilities to provide police officers with information on mental health of citizens, having children and being put on preventive register- to fix the list of grounds for providing compulsory medical treatment for alcohol or drug abusers having children.
Keywords: minor, domestic violence, cruel treatment, private prosecution, juvenile inspector, emergency services, guardianship agencies, termination of parental rights, police.
© 2015 LS& amp-LP. Open Access. This article is distributed under the terms of the Creative Commons Attribution-NonCommercial 4.0 Internationa! License (http: //creativecommons. Org/licenses/by-nc/4. 0/legalcode).
Насилие, в том числе и внутрисемейное, является древним явлением в жизни различных народов. По данным исследований, каждый год более тридцати миллионов детей подвергаются физическому, сексуальному и психологическому насилию [1, с. 366]. Проблема насилия над детьми также имеет давние исторические корни. До определенного исторического периода общественного развития родственно-семейное насилие считалось допустимым, а физическое наказание детей на Руси было самым обычным, вполне нормальным способом воспитания. О методах воспитания детей в то время говорят русские пословицы и поговорки: «Воспитывать кнутом и пряником», «Больше тумаков — меньше дураков» и т. д. А в памятнике средневековой русской культуры «Домострой» содержится следующий совет родителям: «И не жалей, младенца поря: если прутом посечешь его, не умрет, но здоровее будет, ибо ты, казня его тело, душу его избавляешь от смерти…» [2, с. 451]. Лишь в конце эпохи Возрождения ребенок стал признаваться как великая ценность. Таким образом, в своем развитии человечество не сразу пришло к пониманию того, что ребенок — тоже полноценный член общества, а не собственность своих родителей или тех, кто их заменяет.
В настоящее время отношение к детям существенно изменилось, и, конечно, в лучшую сторону. Ребенок уже с рождения считается полноценным членом общества, и его жизнь охраняет Конвенция ООН о правах ребенка, принятая в 1989 году. По действующему российскому законодательству насилие в отношении детей запрещено. Согласно Конституции Российской Федерации (1993 г.) никто (в том числе и дети) не должен подвергаться насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению (ч. 2 ст. 21), а детство находится под защитой государства (ч. 1 ст. 38). 25 августа 2014 года была принята Концепция государственной семейной политики в Российской Федерации на период до 2025 г. *, в которой одним из при-
* Концепция государственной семейной политики в Российской Федерации на период до 2025 г.: утв. Распоряжением Правительства Рос. Федерации от 25 авг. 2014 г. N 1618-р. URL: http: //www. garant. ru/products/ipo/prime/doc/ 70 627 660/#review
оритетных направлений государственной семейной политики признаны «восстановление традиционных семейных ценностей… прочности семьи и любви к детям». Кроме того, физические наказания детей и жестокое обращение с ними запрещены Уголовным кодексом РФ (далее — УК РФ) (ст. ст. 116, 156 и др.) и Семейным кодексом РФ (далее — СК РФ), ч. 1 ст. 65 которого гласит о запрете причинения вреда физическому и психическому здоровью детей, их нравственному развитию при осуществлении родительских прав.
Действующий У К РФ предусматривает ответственность за следующие преступления в отношении несовершеннолетних (которые прямо заявлены или могут быть расценены как насильственные), совершенные со стороны членов семьи: убийство матерью новорожденного ребенка (ст. 106 УК РФ) — заведомое оставление без помощи лица, находящегося в опасном для жизни или здоровья состоянии и лишенного возможности принять меры к самосохранению по малолетству (ст. 125 УК РФ) — вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления совершенное с применением насилия или с угрозой его применения (ч. 3 ст. 150 УК РФ) — вовлечение несовершеннолетнего в систематическое употребление (распитие) алкогольной и спиртосодержащей продукции, одурманивающих веществ, в занятие бродяжничеством или попрошайничеством, совершенное лицом, достигшим восемнадцатилетнего возраста, с применением насилия или с угрозой его применения (ч. 3 ст. 151 УК РФ) — неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего, соединенное с жестоким обращением с ним (ст. 156 УК РФ).
Кроме того, ряд составов преступлений общеуголовной направленности в отношении несовершеннолетних содержится в разных главах УК РФ в соответствии с объектами посягательства (например, составы преступлений, предусмотренных п. «д» ч. 2 ст. 126 «Похищение несовершеннолетнего» и п. «д» ч. 2 ст. 127 «Незаконное лишение свободы в отношении заведомо несовершеннолетнего», помещены в главу 17 УК РФ- составы преступлений, предусмотренных п. «а» ч. 3 ст. 131 «Изнасилование несовершеннолетней» и п. «б» ч. 4 ст. 131 «Изнасилование потерпевшей,
не достигшей четырнадцатилетнего возраста», помещены в главу 18 УК РФ).
По примеру европейских стран, в которых детям уже в младших классах школы объясняют их права и сообщают номера телефонов, по которым они могут позвонить, если их обижают родители или любые другие взрослые, подобные мероприятия проводятся и в нашей стране, в частности, с сентября 2010 г. в России работает детский телефон доверия с единым общероссийским номером 8−800−2000−122.
Тем не менее, несмотря на наличие достаточно развитой системы правового регулирования, в том числе законодательного запрета на применение насилия в отношении несовершеннолетних, насилие продолжает присутствовать в жизни огромного количества российских детей. Более того, на сегодняшний день, к сожалению, насилие над детьми превратилось в уже вполне обычное явление.
Так, за 8 месяцев 2015 г. в г. Тюмени 245 детей стали жертвами преступлений, в том числе 133 преступления были сопряжены с применением различных форм насилия. В частности, три ребенка стали жертвами убийц (ст. 105 УК РФ), пятьдесят детей пострадали от побоев (ст. 116 УК РФ), еще трое стали жертвами изнасилований (ст. 131 УК РФ), 18 — жертвами насильственных действий сексуального характера (ст. 132 УК РФ). В масштабах Тюменской области статистика такова: 781 ребенок пострадал от преступных действий, в том числе 545 преступлений имели насильственный характер, жертвами побоев стали 309 детей, 6 детей были убиты, 120 — стали жертвами различных форм сексуального насилия. Из общего количества детей, ставших жертвами преступных посягательств, 53 ребенка пострадали от противоправных действий собственных родителей (иных законных представителей)*.
Различают четыре основных формы насилия над детьми и пренебрежения их интересами: физическое, сексуальное (развращение), психическое (эмоциональное) насилие, пренебрежение основными нуждами ребенка (моральная жестокость).
* Сведения о преступлениях в отношении несовершеннолетних по всем линиям за 8 месяцев 2015 г. // Архив И Ц УМВД России по Тюменской области.
По некоторым данным отечественных социологов, современная российская семья — самая агрессивная в истории России. К сожалению, многие родители педагогически неграмотны, вследствие чего ими применяются недопустимые методы воспитания, отрицательно сказывающиеся на формировании личности ребенка (к числу таких методов можно отнести побои, унижение, оскорбление, безмерную критику, порой доводящую детей до самоубийств, и т. п.). Судебная и следственная практика имеет много примеров использования родителями «педагогических приемов», которые можно квалифицировать как насилие. Многие родители уверены, что преимущественно физические наказания детей являются эффективной формой их воспитания. Иначе говоря, значительной частью российского общества разделяется мнение о правомерности внутрисемейного насилия над ребенком, а именно о телесном наказании ребенка как о законном и правильном способе его воспитания. Обществом разделяется также мнение о том, что-то, как родители обращаются со своими детьми, взаимоотношения супругов, — это личное дело семьи, а вмешательство государства в семейно-бытовую сферу не только не приветствуется, но и вредит устоям семьи. Большинство людей уже привыкли, даже смирились или стараются не замечать жестокого обращения с детьми, пренебрежения их интересами, эксплуатации.
На обсуждение проблемы насилия над детьми, как и в целом насилия против личности, до недавнего времени было наложено своего рода табу. До сих пор многие считают недопустимым вмешательство в чужие семейные отношения. В связи с этим интересны данные социологического опроса, в ходе которого респондентам был задан вопрос: «Что Вы предпримете, если окажетесь свидетелями жестокого обращения с ребенком?». Треть опрошенных сказали, что не будут вмешиваться в происходящее, считая это внутренним делом семьи, а также, что родители лучше знают, как им поступать со своими детьми [3]. А побои жен, детей люди относят к части «семейных отношений». И даже если за соседней дверью кричат: «Убивают!», далеко не каждый вмешается или хотя бы вызовет полицию. При этом ответствен-
ность за такое бездействие (которое можно назвать преступным равнодушием) для граждан в российском уголовном праве не предусмотрена.
Как справедливо заметил Рэй Брэдбери, «У людей теперь нет времени друг для друга». Это вполне применимо и к современному российскому обществу. В связи с этим крайне показателен случай, произошедший 25 июля 2015 г. в Нижнем Новгороде. Тогда в одной из квартир были убиты топором и расчленены шестеро малолетних детей в возрасте от 1 года до 6 лет и их беременная мать, Ю. В. Зайцева, 1983 г. р., (в совершении преступления обвиняется отец семейства, больной шизофренией, -О.П. Белов, 1963 г. р.), а слышавшие крики о помощи соседи даже не вызвали полицию ни во время скандала, ни после него. И только после того, как 3 августа 2015 г. в полицию обратились обеспокоенные родственники погибшей женщины, сотрудники полиции вскрыли квартиру и обнаружили останки тел жертв преступления [4]. Были возбуждены уголовные дела по ч. 3 ст. 293 УК РФ в отношении шести сотрудников Отдела полиции N 5 УМВД России по г. Нижнему Новгороду, которые за последние пять лет, как выяснилось, рассмотрели 13 заявлений Ю. В. Зайцевой и ее родственников с жалобами на насилие, но не приняли мер и не предотвратили гибель целой семьи.
При этом данный случай не является уникальным, и в практике полиции подобного рода семей, в которых насилие в разных его формах является неотъемлемой, привычной частью жизни, — тысячи. Сотрудники полиции, непосредственно сталкивающиеся в своей повседневной служебной деятельности с семейным насилием, — это в первую очередь инспекторы по делам несовершеннолетних и участковые уполномоченные полиции.
По состоянию на 20 августа 2015 г. штатная численность отделений по делам несовершеннолетних УМВД по г. Тюмени составила 76 единиц, из которых деятельность 11 сотрудников не связана с обслуживанием территории. Таким образом, фактически в городе Тюмени с населением в 129 275 несовершеннолетних работают лишь 65 инспекторов по делам несовершеннолетних. Нагрузка на одного инспектора составляет 1 989 человек. За 8 месяцев 2015 г. инспекторами ПДН раскрыто 89
преступлений, из них 47 — в отношении несовершеннолетних, в том числе 17 преступлений были связаны с нанесением побоев (ст. 116 УК РФ) и 2 — с жестоким обращением с несовершеннолетними (ст. 156 УК РФ)*.
В г. Тюмени по состоянию на 20 августа 2015 г. работало 216 участковых уполномоченных полиции, которыми за 8 месяцев текущего года выявлено 1 421 преступление, из них 302 — преступления, совершенные на бытовой почве, в том числе по ст. 116 УК РФ (побои) — 173. В результате так называемого «домашнего» насилия в г. Тюмени за анализируемый период 8 человек погибли на месте преступления, 39 человек получили дома травмы, оцененные впоследствии как тяжкий вред здоровью (ст. 111 УК РФ), 7 из них от полученных травм скончались в стенах медицинских учреждений**.
К сожалению, случай, аналогичный нижегородскому, вполне мог и по-прежнему может произойти в любом другом городе России. Можно выделить несколько причин этого.
1. Рассматриваемые дела являются так называемыми делами «частного обвинения» (см. ст. 20 УПК РФ), а значит, возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего и прекращаются за примирением сторон, что в большинстве случаев и происходит. Как справедливо отмечено в Указании МВД России от 25. 08. 2015 г. N 1/6818 «О дополнительных мерах по организации служебной деятельности», страх потерять семью, зависимость от супруга, опасения за свою жизнь и жизнь детей вынуждают женщин идти на примирение с обидчиком и отказываться от своих первоначальных намерений наказать его. А если заявление от потерпевшей стороны не поступает либо потерпевшая меняет свое решение и пишет «отказ», то даже тот факт, что соседи обратились в полицию, не является основанием для привлечения виновного лица к административной или уголовной ответственности. Количество раз, когда можно писать такие «отказы», законом не ограничено.
* Сведения о результатах деятельности участковых уполномоченных полиции за 8 месяцев 2015 г. // Архив И Ц УМВД России по Тюменской области.
** Там же.
Так, 21 марта 2015 г. на пульт оператора 02 в городе Тюмени поступило сообщение от гр. X., 1985 г. р., о том, что она и трехлетний сын были избиты кочергой ее мужем Ч., 1979 г. р. В ходе предварительной проверки в порядке ст. 144 УПК РФ было установлено, что гр. Ч. не только действительно применял физическую силу к малолетнему сыну в период времени с 19 по 21 марта 2015 г., ненадлежащим образом исполнял свои обязанности по его воспитанию, допуская жестокое обращение с ним, но и ранее, в течение года, неоднократно наносил побои и жене, и сыну. Более того, за нанесение своему сыну Д. телесных повреждений он уже был осужден по ч. 1 ст. 116 УК РФ к исправительным работам сроком на 6 месяцев. В ходе проверки было установлено, что с мая 2014 г. по март 2015 г. мать несовершеннолетнего, гр. X. и иные лица (ее родственники) 8 раз обращались в Отдел полиции N 7 УМВД России по г. Тюмени с заявлениями по фактам семейных скандалов и нанесения телесных повреждений*, трижды сама X. обращалась в медицинские организации после побоев, в том числе с переломом носа и ушибом позвоночника. Данную семью участковые уполномоченные полиции хорошо знали, неоднократно посещали, но каждый раз (кроме одного случая, когда было возбуждено уголовное дело) принимали по материалам проверок решения об отказе в возбуждении уголовного дела, поскольку каждый раз после обращения в полицию X. отказывалась от подачи заявления на уголовное преследование, просила прекратить проверки, собственноручно писала заявления о том, что претензий к мужу не имеет, и продолжала проживать с ним, подвергая опасности себя и двух своих малолетних детей. И это несмотря на то, что Ч. был трижды судим, в том числе в течение 12-ти лет отбывал наказание в местах лишения свободы за убийство. Безнаказанность привела к тому, что Ч. стал жестоко обращаться и с малолетним сыном, избивать его. К счастью, в данном
* Материалы проверок КУСП N 7059 от
02. 05. 2014 г., КУСП N 12 232 от 23. 07. 2014 г., КУСП N 9781 от 14. 06. 2014 г., КУСП N 17 023, 17 025 от 09. 10. 2014 г, КУСП N 1705 от
29. 01. 2015 г., КУСП N 1713 от 30. 01. 2015 г., КУСП N 2396 от 11. 02. 2015 г. // Архив ОП-7 УМВД России по г. Тюмени.
случае женщина и ребенок остались живы: X., написав заявление на мужа о фактах истязания (ст. 117 УК РФ) и жестокого обращения с несовершеннолетним (ст. 156 УК РФ), забрала детей и ушла от него. В настоящее время Ч. находится под подпиской о невыезде, ведется предварительное расследование**.
2. Сотрудники полиции не обладают полномочиями на изъятие несовершеннолетних детей из семьи даже в случае, если детям угрожает опасность или они стали жертвами насилия в семье. Согласно ст. 77 СК РФ таким правом наделены только органы опеки и попечительства (которые в отличие от полиции не работают в ночное время, в выходные и праздничные дни, когда случается большинство происшествий), если усмотрят наличие угрозы для жизни и здоровья ребенка.
Несмотря на отсутствие полномочий на уровне федерального законодательства, ранее в г. Тюмени была многолетняя (на наш взгляд, положительная) практика немедленного изъятия детей из семьи инспекторами ПДН вместе с сотрудниками службы экстренного реагирования, которые комиссионно, на месте определяли наличие или отсутствие признаков угрозы для жизни и здоровья ребенка в каждой конкретной ситуации. Эта практика применялась с 2007 года и основывалась на местном акте — Положении о социальной службе экстренного реагирования «Ребенок и семья» (СЭР) в городе Тюмени. Сотрудники данной службы круглосуточно выезжали в семьи по информации граждан или сотрудников полиции о наличии признаков семейного неблагополучия или насилия над ребенком в семье. В частности, за 7 месяцев 2015 г. сотрудниками СЭР совместно с сотрудниками полиции из семей в связи с угрозой жизни и здоровью города Тюмени было изъято 108 детей, которые затем были помещены в государственные учреждения (в том числе 4 ребенка изъяты из семьи в связи с совершением преступления в отношении их со стороны родителей). Однако после «прогремевшей» в июне 2015 года истории с изъятием трех детей 2, 5 и 8 лет из многодетной семьи Ш. в Тюмени такая практика изъятия полностью прекращена. Напомним: дети из семьи Ш. были изъяты
** Уголовное дело N 20 150 242 577 // ОД ОП-7 УМВД России по г. Тюмени.
сотрудниками СЭР совместно с полицейскими 27 августа 2014 г., поскольку на момент посещения семьи мать в очередной раз находилась в состоянии алкогольного опьянения, отец дома отсутствовал (при этом семья с 2008 г. состояла на учете в полиции как неблагополучная), дома были антисанитарные условия, дети искусаны клопами, продукты питания отсутствовали. В итоге дети были спасены, а вот действия сотрудников полиции признаны неправомерными, поскольку ни полицейские, ни сотрудники СЭР не имели по закону полномочий на изъятие детей из семьи, даже невзирая на то, что всеми надзорными органами не оспаривался факт нахождения детей в социально опасном положении, в ситуации угрозы для жизни и здоровья [5].
Таким образом, даже в случае выявления ситуации семейного насилия дети должны быть оставлены сотрудниками полиции в этих семьях до прибытия туда сотрудников органов опеки и попечительства, что далеко не всегда возможно сразу. А будут ли на следующий день эти дети еще живы и здоровы? Откроют ли вообще двери данной квартиры сотрудникам органов опеки? (А проникновение в жилое помещение, как известно, позволено только полиции и строго ограничено пределами, указанными в статье 15 Федерального закона «О полиции"*). Из сложившейся ситуации мы видим следующий выход:
1) необходимо делегировать полномочия органов опеки и попечительства на экстренное изъятие детей в ситуации угрозы для жизни и здоровья сотрудникам СЭР. В частности, в г. Тюмени это можно осуществить посредством заключения между органами опеки и попечительства и Центром социальной помощи семье и детям «Мария» договора в соответствии с Постановлением Правительства Российской Федерации от 18 мая 2009 г. N 423 «Об отдельных вопросах осуществления опеки и попечительства в отношении несовершеннолетних граждан"**-
2) необходимо организовать круглосуточные службы экстренного реагирования по всей России, в каждом городе, поскольку жизнь и здоровье ребенка не
* О полиции: федер. закон от 7 февр. 2011 г. N З-ФЗ // Собр. законодательства Рос. Федерации. 2011. N 7. Ст. 900.
** Рос. газ. 2009. 27 мая.
должны зависеть от места его проживания, права ребенка должны одинаково защищаться на территории всей страны. В настоящее время подобные службы действуют в отдельных городах России (Курган, Тобольск, Тюмень, Омск, Челябинск).
3. Деятельность сотрудников полиции по противодействию семейному насилию осложнена высокой латентностью преступлений на бытовой почве в отношении детей. Существующая официальная статистика далека от фактических цифр.
Так, по городу Тюмени за 8 месяцев 2015 г. зарегистрировано всего 302 преступления на бытовой почве, из них 189
— в отношении женщин и 19 — в отношении несовершеннолетних детей***. 19 детей
— жертв семейного насилия при населении по городу Тюмени в возрасте от 0 до 17 лет в 129 275 несовершеннолетних — цифра, далекая от реальности. Для сравнения: за 8 месяцев 2014 г. было зарегистрировано 424 преступления на бытовой почве. Вызывает сомнение то, что в текущем году случаев семейного насилия стало меньше. Скорее, люди стали реже обращаться за защитой от семейного насилия в полицию, и в том числе потому, что уже после 1−2 вызовов полиции осознали, что реальной помощи не получают.
4. Отсутствие полномочий на инициирование процесса лишения родительских прав. Сотрудники полиции могут лишь направить сообщения «иным субъектам профилактики» — органам опеки, комиссиям по делам несовершеннолетних, прокуратуре, Центру помощи семье и детям «Мария» (г. Тюмень), в которых могут изложить факты и высказать свои предложения. А принимать решение, инициировать процесс лишения родительских прав может только один из родителей, иной законный представитель (например, бабушка, которой официально предоставили временную опеку, чего на практике добиться крайне сложно), органы прокуратуры или органы опеки и попечительства. В г. Тюмени указанные уполномоченные органы крайне редко выходят в суд с такого рода исками, в том числе и в отношении родителей, уже совершивших преступления в отношении
*** Сведения о результатах деятельности участковых уполномоченных полиции за 8 месяцев 2015 г.
детей. Поэтому есть такие семьи, в которых родители злоупотребляют алкоголем, не занимаются воспитанием детей или даже совершают в отношении их преступления (остающиеся латентными). Об этих семьях хорошо известно и участковому уполномоченному, и инспектору по делам несовершеннолетних, однако они не в силах что-либо изменить.
Конечно, такие семьи посещаются и участковыми уполномоченными полиции, которые проводят с родителями профилактические беседы, и инспекторами по делам несовершеннолетних, которые, помимо бесед, уполномочены составлять в отношении родителей административные протоколы по ч. 1 ст. 5. 35 КоАП РФ (если нет признаков преступления). Так, за 8 месяцев 2015 г. инспекторами ПДН отделов полиции N 1−8 УМВД России по г. Тюмени проведено 529 рейдовых мероприятий по проверке неблагополучных семей. В целях предупреждения семейного неблагополучия и безнадзорности несовершеннолетних с начала года инспекторами ПДН города Тюмени к административной ответственности привлечено 1 145 родителей, не исполняющих обязанности по содержанию, воспитанию и обучению несовершеннолетних детей*. Однако, во-первых, санкция по данной статье — предупреждение или ничтожно малый штраф — от 100 до 500 рублей (на практике в большинстве случаев выносят предупреждение). А во-вторых, в жизни ребенка это фактически ничего не изменит. Он также останется в данной семье, будет жить в тех же самых условиях, поэтому чаще всего всей правды ребенок не расскажет сотруднику полиции, даже в отсутствие родителей. Исходя из практики, можем утверждать, что чем старше ребенок, тем меньше вероятность того, что он будет свидетельствовать против своих родителей.
Дополнительным негативным фактором является и то, что ответственность за несообщение о возможном преступлении в отношении несовершеннолетнего в семье, «за бездействие» для граждан в российском уголовном праве отсутствует. На наш взгляд, целесообразно рассмотреть вопрос о введении уголовной ответствен-
* Сведения о результатах деятельности участковых уполномоченных полиции за 8 месяцев 2015 г.
ности за укрывательство преступлений, совершенных в отношении детей.
В связи с этим интересно отметить, что в правовых системах зарубежных стран, причем не только европейских, такой состав уже давно присутствует. Например, в уголовном законе ЮАР имеется состав «Недонесение о преступлениях (правонарушениях) на сексуальной почве против детей» («Failure to report sexual offence against children»). Раздел 54 (1) Закона ЮАР о поправке N 32 от 2007 года предусматривает, что лицо, знающее о совершении преступления на сексуальной почве в отношении ребенка, должно незамедлительно сообщить об этом в полицию [6]. В российском уголовном законодательстве аналогичная специальная норма отсутствует. Согласно У К РФ наказывается только «заранее не обещанное укрывательство особо тяжких преступлений» (ст. 316 Ук РФ). А в связи с тем, что российский законодатель не демонстрирует единого подхода к уголовно-правовой оценке преступного насилия в отношении несовершеннолетних, относя насильственные преступления против несовершеннолетних к различным категориям преступлений (от небольшой тяжести до особо тяжких), становится понятно, что далеко не каждое укрывательство преступлений в отношении несовершеннолетних является уголовно наказуемым. Еще в 2012 году Следственный комитет РФ выступал с инициативой о дополнении существующей ст. 316 УК РФ («Укрывательство преступлений») нормами, устанавливающими уголовную ответственность за укрывательство совершенных в отношении несовершеннолетних преступлений [7], однако поправки так и не были приняты.
5. Сотрудники полиции не получают своевременно от медицинских организаций информацию, необходимую для эффективной организации служебной деятельности по противодействию семейному насилию над детьми.
В частности, даже если родитель, оказывающий отрицательное влияние на своего ребенка, уже состоит у инспектора по делам несовершеннолетних на профилактическом учете, узнать, имеет ли данный человек психическое заболевание (что может существенно повлиять на характер работы с семьей), сотрудник полиции не
сможет до тех пор, пока данный гражданин не совершит преступление и в отношении его не будет возбуждено уголовное дело. В иных случаях на запросы сотрудников тюменской полиции из Центра психического здоровья или Тюменской областной клинической психиатрической больницы приходят ответы-отказы со ссылкой на медицинскую тайну и ч. 1 ст. 13 Федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации"*. В связи с этим своевременно выявить психически нездорового родителя, определить степень его опасности для ребенка и для окружающих в целом сотрудник полиции не имеет возможности. В случае с нижегородским убийством, например, теперь уже не важно, состоит ли на учете отец, обвиняемый в убийстве шестерых детей.
Кроме того, в России в настоящее время наркологическая медицинская помощь, в том числе все виды лечения для больных наркоманией и алкоголизмом, в соответствии с законами «О психиатрической помощи населению и правах граждан при ее оказании"** и «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», осуществляется добровольно. На лечение требуется согласие самого пациента, кроме случаев, когда он совершил преступление. Принудительное лечение осуществляется только в качестве замены наказания за совершение преступления (принудительные меры медицинского характера), то есть пока родитель, злоупотребляющий алкоголем или употребляющий наркотики, не совершит преступление, в том числе в отношении своего ребенка, — на лечение против его воли сотрудник полиции отправить не имеет права, то есть превентивно законодательство в этой части также не работает. Все, что может сотрудник полиции в данном случае, — это направить соответствующую информацию в медицинские организации, ожидая реагирования. На наш взгляд, в законе необходимо установить перечень случаев, когда лечение от алко-
* Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации: федер. закон от 21 нояб. 2011 г. N З23-Ф3 // Собр. законодательства Рос. Федерации. 2011. N 48. Ст. 6724.
** О психиатрической помощи населению и правах граждан при ее оказании: закон Рос. Федерации от 2 июля 1992 г. N 3185−1 // ВСНД и ВС РФ. 1992. N 33. Ст. 1913.
гольной или наркотической зависимости лица, имеющего несовершеннолетнего ребенка, будет возможно до совершения им противоправного деяния (преступления) и без его согласия — с согласия родственников либо по инициативе прокуратуры (в интересах детей). Также необходимо детально разработать механизм исполнения такого лечения.
Таким образом, резюмируя вышесказанное, можно сделать вывод о том, что полномочия сотрудников полиции в области уголовно-правовой охраны несовершеннолетних от насилия в семье, предоставленные законом, слишком ограничены и не позволяют им эффективно, а главное — превентивно, то есть до того, как случится самое страшное, — работать с такими семьями.
Исходя из изложенного выше предлагаем:
1. Внести изменения в ст. 20 УПК РФ, и если в семье имеется ребенок, то случаи применения семейного насилия (побоев), даже если били не ребенка, а его мать, отнести к категории дел публичного обвинения.
2. Сформировать круглосуточные службы экстренного реагирования в каждом городе Российской Федерации. Сотрудникам СЭР должны быть делегированы полномочия органов опеки и попечительства на экстренное изъятие детей в ситуации угрозы для жизни и здоровья. Для этого будет достаточно заключения договора между органами опеки и попечительства и центром социальной помощи семье и детям в соответствии с Постановлением Правительства Российской Федерации от 18 мая 2009 г. N 423.
3. Предоставить сотрудникам полиции (которые, как и органы прокуратуры, наделенные законом данным правом, являются правоохранительными органами) право на инициирование процесса лишения родительских прав. Это потребует внесения изменений в Семейный кодекс РФ.
4. Реализовать на практике законодательную инициативу Следственного комитета РФ и дополнить существующую ст. 316 УК РФ («Укрывательство преступлений») нормами, устанавливающими уголовную ответственность граждан за укрывательство совершенных в отношении несовершеннолетних преступлений.
5. Внести изменения в законы «о психиатрической помощи населению и правах граждан при ее оказании» и «об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», которые обязали бы медицинские организации предоставлять сотрудникам полиции сведения о психическом здоровье состоящих на профилактическом учете в
полиции граждан, имеющих несовершеннолетних детей. кроме того, в этих же законах необходимо установить перечень случаев, когда лечение от алкогольной или наркотической зависимости лица, имеющего несовершеннолетних детей, будет возможно до совершения им противоправного деяния (преступления) и без его согласия.
Список литературы
1. Ганджи П. Исследование семейных факторов, влияющих на насилие над детьми со стороны родителей // Молодой ученый. 2013. N 7. С. 366−368.
2. Владимирский-Буданов М. Ф. Обзор истории русского права. Ростов н/Д: Феникс, 1995. 640 с.
3. Родители и дети. Насилие над детьми в семье // Российская газета. 2014. 28 июля.
4. Иванов А. Арестован подозреваемый в убийстве детей в Нижнем Новгороде // Российская газета. 2015. 6 авг.
5. Тюменский омбудсмен Галина Калюжная прокомментировала нашумевшую историю с изъятием малышей из семьи Шадриных // Комсомольская правда. 2015. 23 июня.
6. Snyman C. Criminal Law. Fifth Edition. Durban: LexisNexis, 2008. 625 p.
7. Следственный комитет РФ предлагает ввести уголовную ответственность за укрывательство насилия над детьми [Электронный ресурс] // Гарант: инф. -правовой портал. URL: http: //www. garant. ru/news/430 505/ (дата обращения: 20 авг. 2015 г.).
References
1. Gandzhi P. Issledovanie semeynykh faktorov, vliyayushchikh na nasilie nad det'-mi so storony roditeley [The research of the family factors affecting child abuse by parents]. Molodoy uchenyy — The young scientist, 2013, no. 7, pp. 366−368.
2. Vladimirskiy-Budanov M.F. Obzor istorii russkogoprava [An overview of the history of Russian law]. Rostov-on-Don, Feniks Publ., 1995. 640 p.
3. Roditeli i deti. Nasilie nad det'-mi v sem'-e [The Parents and the children. Violence against children in the family]. Rossiyskaya gazeta — Russian newspaper, 2014, 28 July.
4. Ivanov A. Arestovan podozrevaemyy v ubiystve detey v Nizhnem Novgorode [The suspect in the murder of children in Nizhny Novgorod is arrested]. Rossijskajagazeta — Russian newspaper, 2015, 6 August.
5. Tyumenskiy ombudsmen Galina Kalyuzhnaya prokommentirovala nashu-mevshuyu istoriyu s iz& quot-yatiem malyshey izsem'-i Shadrinykh [Tyumen Ombudsman Kalyuzhnaya, Galina commented on our-mawsoo the story of the removal of children from Shadrin'-s family]. Komsomol'-skaya pravda — Komsomol truth, 2015, 23 June.
6. Snyman C. Criminal Law. Fifth Edition. Durban: LexisNexis, 2008. 625 p.
7. Sledstvennyy komitet RFpredlagaet vvesti ugolovnuyu otvetstvennost'-za ukryvatel'-stvo nasiliya nad det'-mi [The investigative Committee of the Russian Federation proposes to introduce criminal liability for concealment of child abuse]. Available at: http: //www. garant. ru/news/430 505/ (Accessed 20 August 2015).

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой