Практики как средство различения: исследование компьютерного опыта пожилых людей

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Социология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 316. 34
ББК 60. 524. 224. 56 + 60. 542. 18
О. В. Сергеева, В. А. Парамонова
ПРАКТИКИ КАК СРЕДСТВО РАЗЛИЧЕНИЯ:
ИССЛЕДОВАНИЕ КОМПЬЮТЕРНОГО ОПЫТА ПОЖИЛЫХ ЛЮДЕЙ*
Волгоградский государственный университет
E-mail: sergeyeva. olga@mail. ru, paramonova69@yandex. ru
Статья представляет результаты социологического исследования, проведенного с использованием лейтмотивных интервью с пожилыми пользователями компьютера в Волгограде. Обсуждение результатов осуществляется с опорой на идеи французского социолога науки и техники Б. Латура.
Ключевые слова: пожилые люди, компьютер, эйджизм, Бруно Латур.
O.V. Sergeyeva, V.A. Paramonova
PRACTICES AS A WAY OF SOCIAL DIFFERENCE:
STUDYING COMPUTER EXPERIENCE OF ELDERLY
Volgograd State University
We undertook a sociological study aimed at revealing and explaining real life computing of elderly. We describe and discuss the nature of home computer use in terms of Actor Network Theory (B. Latour). We see practices in which older people create new every day life by adopting computer.
Keywords: elderly people, computer, ageism, Bruno Latour.
Введение
Компьютерный опыт представителей старших возрастных групп все еще остается неизвестным. Явления цифровой культуры — блог-гинг, хактивизм, онлайновые романтические отношения, компьютерные игры — устойчиво ассоциируются с молодежью. Но, по данным ВЦИОМ, 33% пожилых людей пользуются компьютером [3], и это является основанием, чтобы собрать как можно более подробные данные об их компьютерных практиках.
В том, как звучит в общественных дискуссиях тема пожилых людей и новых информационных технологий, просматривается идеология эйджизма, то есть социальное и культурное давление на людей на основе их возраста. Сегодня цифровая культура пожилых подлежит общественной огласке только с точки зрения особых проблем — отставания и возрастных сложностей, что значительно сужает представление о реальных процессах и влияет на мнение о самих себе у тех, «кому за…».
Стоит задуматься о взаимном влиянии эй-джизма и развития технологий. Эйджизм играет важную роль в том, как разрабатываются, популяризируются и продвигаются новинки техники, а это является фактором, воздейст-
Исследование выполнено при финансовой поддержке РГНФ в рамках научно-исследовательского проекта РГНФ «Пожилой человек за компьютером: исследование повседневных практик представителей „третьего возраста“ в Волгоградской области», проект № 11−13−34 006а/В.
вующим на их принятие людьми старших возрастных групп. В то же самое время появляющиеся технологии могут рассматриваться как силы, способствующие ослаблению представлений эйджизма.
Авторы хотели бы увидеть особенности социальных обстоятельств, способствующих или замедляющих приобщение к компьютеру людей от 60 лет и старше. Эти люди по сравнению с представителями более молодых поколений имели гораздо более скудные возможности для освоения новых информационных технологий на своих рабочих местах. Каков их путь к компьютеру? Что они могут сказать о произошедших в их жизни изменениях? Ответы на эти вопросы авторы пытались найти, проводя глубинные интервью с волгоградцами «третьего возраста».
Статья представляет итоги эмпирического исследования, но в самом начале работы излагаются идеи научного подхода, наиболее продуктивного для анализа полученных данных и в целом для изучения возраста и технологий.
Новая социология техники
Авторы социально-философских концепций техники всегда были заинтересованы меняющимся положением людей по отношению к их изобретениям. Но, как кажется, точка зрения французского социолога Б. Латура демонстрирует наивысшую степень вышеупомянутого интереса, поскольку обращается к пересмотру
тех оснований, полагаясь на которые интеллектуалы прошлых столетий обосновывали понятие человека и машины.
Будучи социологом науки и техники, Б. Ла-тур связан с французской школой антропологии техники, которая основывается на определенных теоретических и методологических принципах. Это прежде всего внимание к телесности действий с использованием каких-либо инструментов. Навыки, проявляющиеся в том, каким образом мы что-либо делаем или чем-либо пользуемся, концентрируют в себе не только физические и умственные ресурсы, но и социальные и культурные. Технические приборы социально представлены, поскольку физические навыки оперирования ими тесно связаны с социальными и культурными обстоятельствами жизни [4, с. 52].
В работах «Относительно технического посредничества» и «Надежда Пандоры», Б. Латур доказывает, что сущность технологии заключается в отклонении (ёаеёаНоп). Стоит обратить внимание, что автор пишет не о сущности человека и не о сущности машины/механизма, а о технологии. В центре такой трактовки технологии находится то, что сущность не рассматривается как нечто предустановленное и неизменное, а выступает как функция, включающая человеческие и нечеловеческие действия. В этом состоит фундаментальный поворот во взгляде на технологии. Слово «ёаеёаИоп» в переводе с греческого означает «нечто изогнутое, отклонившееся от прямой линии, ловко придуманное, красиво и экономно сделанное» [5, с. 31]. Формируя представление об изменениях с помощью технологии, как это понимает Б. Латур, необходимо иметь в виду, что технологии основываются (держатся) на маневре, который делает любой актор для достижения цели. Критическим в понимании позиции французского социолога является то, что актор (человек и не-человек), технологическое устройство и цель -все преобразованы процессом действия. Все отклоняются от ровного устойчивого порядка, все немного изменяются. В своем понимании отклонения Б. Латур игнорирует простое различие между актором/агентом/целью.
В эссе «Относительно технического посредничества» Б. Латур характеризует свое видение темы человека и человеческой субъективности в сравнении с тем, как это трактуется в гуманитарном знании: «Если мы стараемся понять технику, исходя из предположения, что
психологические способности и качества людей раз и навсегда зафиксированы, мы не сдвинемся в понимании того, как созданы технические приборы и как они используются» [5, с. 44]. Мнение, высказываемое Б. Латуром, идет вразрез с традиционным представлением о человеческой природе, овеянной идеей святости человеческого духа и тела, оно идет вразрез с тем представлением, которое строится на абсолютном разделении человека и механизма. Осмысляя человека и человеческую природу, Б. Латур пишет: «Вы — человек с ружьем в руках. Сущность есть существование, существование есть действие. Если я определяю Вас как того, кто имеет оружие, и рядом ассоциаций, в которые Вы вступаете, когда Вы используете оружие (когда Вы стреляете из ружья), то получается, что Вы изменены оружием. Больше или меньше, в зависимости от значения других ассоциаций, которые связаны с Вами, но все-таки Вы изменены влиянием ружья в Ваших руках» [5, с. 40].
Б. Латур не встает ни на сторону человека, ни на сторону механизма, рассматривая процесс выстрела из ружья. Для него изменяется не только человек под влиянием ружья в руках, но также и ружье и первоначальная цель. Согласно мнению ученого, действие совершается ни каким-либо одним участником социотехноло-гической сборки (монтажа), но выполнение действия распределяется между человеческими и нечеловеческими акторами и медиаторами -проводниками в самом полном смысле этого слова: «Основные движущие силы действия предстают в новом свете как распределенные и вложенные в ряд практик, вся сумма которых может выполняться, только если мы уважаем посредническую роль всех актантов, мобилизованных в списке» [5, с. 58].
Если придерживаться данной точки зрения, то нельзя допустить представлений о том, что есть некая сущность человека, которая может быть рассмотрена вне социотехнической ситуации проживания и действия. Б. Латур пишет: «Нет никакого смысла в том, чтобы думать, что люди могут, как считают, существовать как люди без того, чтобы вступить в общение с тем, что разрешает и позволяет им существовать (то есть действовать)» [5, с. 45].
В книге «Нового времени не было», которую считают наиболее сложным философским текстом Б. Латура, объясняется, как эта позиция соотносится с суждениями о гуманизме, и особенно с современным кризисно-критиче-
ским видением отношений между человеком и техникой. Б. Латур сопротивляется обвинениям в антигуманизме, спрашивая: «Как могли бы машины угрожать anthropos’у? Он создал их, он вложил в них самого себя, он наделил их составные части подобием со своими собственными членами, свое собственное тело он конструирует вместе с ними. Каким образом могли бы ему угрожать объекты? Все они представляли собой квазисубъекты, циркулирующие внутри коллектива, который они тем самым очерчивали» [1, с. 100].
В концепции Б. Латура дается голос вещам, техническим приборам, устройствам, которым человек делегирует выполнение необходимых действий. Такая точка зрения расширяет возможности анализа многих реалий нашего тех-нологизированного настоящего.
Гипотезы
В данном исследовании авторы стремятся выяснить содержательное наполнение компьютерных практик пожилых людей. Какие действия, говоря словами Б. Латура, разделяются пожилыми с таким техническим устройством, как компьютер? Именно по пользовательским практикам осуществляется различение внутри номинальной социальной группы «пожилые люди», тем самым следуя логике современной социологии, предполагающей анализ вещей и практик как средств структурирования общества, то есть создания и воспроизводства устойчивых различий.
Предположения сводятся к следующему:
— те представители «третьего возраста», кто владеет компьютером, демонстрируют типичные поведенческие паттерны, свойственные всем пользователям компьютера — увлеченность открывающимися возможностями, позитивную оценку происходящих изменений, стремление осваивать все новые функции устройства-
— поколенческие различия проявляются не в способах оперирования компьютером, а в путях приобщения к этому устройству.
Данные и методы
В 2011 году проведен сбор лейтмотивных интервью у пожилых жителей Волгограда. Первоначально отбор информантов был нацелен на людей от 60 лет и старше, но в ходе полевой работы в выборку были включены волгоградцы от 55 лет и старше. Это объясняется тем, что в организациях, работающих с пожи-
лыми людьми, где проходил сбор информации, собирались люди по формальному возрасту старости, то есть с 55 лет.
Было проведено 21 интервью, в ходе которых продолжительность разговора колебалась от 30 до 90 минут. Выборка в проекте формировалась методом «снежного кома», доступ к информантам обеспечивался либо через личные социальные сети исследователей, либо через районные центры социального обслуживания и клубы пожилых людей. Надо заметить, что с весны 2011 года активизировалась специализированная социальная работа по обучению компьютерной грамотности пожилых волгоградцев. В настоящее время в городе есть бесплатные компьютерные курсы для людей «третьего возраста».
Лейтмотивное интервью задавало только направление разговора с информантами, поэтому этот метод дал в руки авторов обширные рассказы, показывающие специфику видения явления глазами самих участников.
Обсуждение результатов исследования
Наблюдение компьютерных практик людей старших возрастных групп позволяет обнаружить новый маркер «нестарых пожилых». Для «нестарых пожилых» компьютер является важным средством поддержания социальной активности, которая может быть связана с профессиональной занятостью, дружескими и общественными коммуникациями, с поиском и отслеживанием необходимой информации, с досугом. Вот, как говорят о себе информанты:
«Я вот прихожу с работы, мы, значит, поужинаем, посмотрим „Давай поженимся“, новости послушаем, волгоградские новости послушаем, потом — „Пусть говорят“, и то смотрим, какая тематика там… И где-то часов в 9 вечера я уже сажусь за компьютер и часов до 11» (Римма Николаевна, 71 год).
«Дома пользуюсь (компьютером) при приготовлении, предположим, каких-то блюд, при подготовке ко дню рождения, к празднику. Посмотришь, какие салаты там. Если начинаю читать книгу, то я выйду на автора, мне интересно прочитать о нем. Если посмотрю какой-то фильм, я тоже ищу. Или до фильма. Тоже мне интересно. Вот пользуюсь в какие моменты. Ну, если что-то заболело, тоже смотришь. Потом вышла в „Одноклассники“, сама зарегистрировалась там» (Виктория
Викторовна, 65 лет).
«У меня — игры… я в „Дьявола“ играю („Diablo“ — культовая компьютерная игра в стиле hack and slash, изданная в 1996 г.). Ролевая игра. Она давнишняя, старая. Она начиналась еще на пентиумах. … Она трехуровневая игра. И я поставил перед собой задачу все три уровня пройти» (Генрих Семенович, 73 года).
«У меня больше двадцати пяти друзей по интернету. Я с ними общаюсь, переписываюсь и т. д. (А есть те, кого Вы в реальной жизни не видели, не знаете, с кем познакомились через интернет?) Конечно, конечно! Вот я, допустим, напечатала в блоге свои стихи, а мне на стихи пришли отзывы. И написали, что нам понравилось то, то, то, то. И я в благодарность могу… набрала, допустим, эту фамилию и эту картинку и написала: „Марина, спасибо Вам за Вашу оценку моих стихов и т. д.“ И мы начали общаться, переписываться» (Галина Николаевна, 70 лет).
Акцентирование внимание на новых технологиях, включенных в повседневность, позволяет сломать устойчивый стереотип эйджизма и раскрыть социальное конструирование ролевых ожиданий от людей в возрасте. Современная идеология старения определяет старость хронологически, по возрасту выхода на пенсию. При выделении на основе такого подхода социальной группы стариков отступает на второй план высокая степень социальной неоднородности данной группы. Как отмечает Е. Ф. Мо-левич, социально-демографическая группа стариков в современных условиях приобретает статус номинальной, то есть чисто статистической группы, что исключает наличие у нее какой-либо общей содержательно-функциональной сущности [2, с. 62]. Материал исследования показывает действительную неоднородность людей, объединенных возрастом.
От всех других пожилых на основании любого пользовательского опыта была отделена группа «нестарых пожилых», но и внутри этой группы можно провести границы по способу использования компьютера. В данном случае интересным разделителем выступает включенность в он-лайн. Выход в интернет и освоение компьютерно-опосредованной коммуникации привносит в жизнь любого человека динамизм, проявляющийся в скорости получения и обмена информацией, дает ощущение глобальной открытости и досягаемости. Те пожилые, кто пользуется интернетом, ощущают радикальные перемены в социальных взаимодействиях. Лю-
ди, не прибегающие к компьютерно-опосредованной коммуникации, полагаются на функции компьютера, которые он отбирает у уже существующих медиа, которые более традиционны и понятны. Например, игры, чтение книг, просмотр фильмов, прослушивание радио и аудиозаписей — все эти действия были известны, компьютер лишь объединяет их в одном устройстве, тем самым интенсифицируя деятельность пользователя.
Материал собранных интервью оспаривает широко распространенное социальное представление о консерватизме всех пожилых. Пользующиеся компьютером, названные авторами «нестарые пожилые», открыты изменениям. Их встроенность в современные социальные взаимодействия служит основой для оптимизма и положительной оценки новых технических возможностей.
«Завел электронный почтовый ящик не так давно, наверное, года два назад, и доволен как-то так я, очень доволен. Ноутбук я пока себе не приобрел, но желание есть такое» (Борис Петрович, 61 год).
«А вообще вот как с сестрой сядем и говорим „боже мой, какое счастье, ну какое счастье, ну вот я еду в транспорте, я тебе могу позвонить, и из другого города… да купи хлеба, да как у тебя дела“. Пару слов сказал — это вообще., это замечательно!» (Виктория Викторовна, 65 лет).
«Люди становятся, во-первых, ближе друг к другу через интернет-знакомства. У них какие-то общие интересы и что-то еще — это мне нравится. Второе то, что становятся более грамотные — это тоже мне нравится» (Галина Николаевна, 70 лет).
Важнейшая категория, фиксируемая авторами в материалах интервью и позволяющая развивать концепцию пожилого человека-пользователя — это «дети и внуки как проводники в жизнь с компьютером». Именно дети подталкивают к освоению компьютера. Это может происходить прямо: дети отдают свой или дарят новый компьютер, помогают разобраться, учат. Это может происходить латентно: дети переезжают в другой город, дети говорят на компьютерном жаргоне и о компьютерных возможностях или проблемах, и пожилые родители чувствуют себя исключенными.
Представители старших возрастных групп подключаются к проверке возможностей компьютера на этапе его активной доместикации.
Когда персональный компьютер становится домашним средством коммуникации и будничная жизнь семьи во многих своих проявлениях задействует компьютер (досуг, получение житейской информации, общение с родственниками), тогда и пожилые люди начинают входить в со-циотехнические системы, образованные с помощью компьютера. Хотя, естественно, наряду с этим среди людей «третьего возраста» есть группа тех, кого освоить компьютер заставила профессия и продолжающаяся работа. Характерные черты этой группы — относительно меньшее количество лет (это люди от 55 до 60 лет), а также принадлежность к какому-либо информационно зависимому виду деятельности (преподаватели, библиотекари и т. п.).
Заключение
Скорость жизни в современном мире продолжает набирать обороты, изменяя темп и правила общения между людьми. В процесс коммуникации постоянно входят новые научные разработки, и социология техники Б. Лату-ра дает возможность учитывать вклад материальных предметов в воспроизводство окружающей реальности. Более того, перенося внимание в анализе социальных взаимодействий на способы соединения с техническим устройством, социолог перестает транслировать столь устойчивую идеологию эйджизма, концентри-
рующуюся на возрастных изменениях, связанных со старением. Благодаря социальному различению групп через вещи в практиках взгляду социолога открываются отнюдь не естественные возрастные границы, а действительно социальные. Эти социальные границы обусловлены статусными и ролевыми ожиданиями от пожилых, открытостью и заинтересованностью современных организаций в тех, «кому за… «, общественным дискурсом. Пожилые люди -чрезвычайно неоднородная группа, внутри которой есть по-настоящему динамичные, активные, что и позволяет открыть исследование компьютерного опыта.
БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК
1. Латур, Б. Нового Времени не было. Эссе по симметричной антропологии / Б. Латур- науч. ред. О. В. Хар-хордин. — СПб.: Изд-во Европейского ун-та в С. -Петербурге, 2006. — 240 с.
2. Молевич, Е. Ф. К анализу сущности и формы социальной старости / Е. Ф. Молевич // Социологические исследования. — 2001. — С. 61−64.
3. Персональный компьютер: тридцать лет спустя // Пресс-выпуск ВЦИОМ. — 2011. — № 1815. — Режим доступа: http: //wciom. ru/index. php? id=159&-page=8. — 2011. — 14 декабря. (Заглавие с экрана).
4. Bray, F. Gender and Technology / F. Bray // Annual Review of Anthropology. — 2007. — Vol. 36. — P. 37−53.
5. Latour, B. On Technical Mediation — Philosophy, Sociology, Genealogy / B. Latour // Common Knowledge. — 1994. -№ 3.2. — Р. 29−64.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой