Практики родительства и заботы о детях в семьях

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Социология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 316. 74:37
ПРАКТИКИ РОДИТЕЛЬСТВА И ЗАБОТЫ О ДЕТЯХ В СЕМЬЯХ © Ф. Б. Бурханова*, Р. Р. Мухамадиева
Башкирский государственный университет Россия, Республика Башкортостан, 450 074 г. Уфа, ул. Заки Валиди, 32.
Тел.: +7 (347) 273 38 23.
E-mail: flura@ ufanet. ru
В статье анализируются результаты опроса родителей несовершеннолетних детей, проведенного в Башкортостане в 2011 г., раскрываются особенности различных аспектов ухода и воспитания: уход за детьми дошкольного возраста, вовлечение детей в трудовую деятельность, деньги в жизни детей, прививаемые ценности и методы воспитания, наказания и некоторые другие.
Ключевые слова: родительство, воспитание, социализация, несовершеннолетние дети
Актуальность темы. Воспитание детей в семьях всегда является актуальной проблемой общества, так как оно во многом определяет то, какими будут будущие поколения, носителем каких ценностей и норм они станут, что принесут во взрослую жизнь. Процессы в российском обществе последних двадцати лет способствовали расшатыванию, ослаблению социализационной роли семьи.
В настоящее время недостаточно надежных данных о том, как воспитываются дети, каковы практики родительства и заботы. Особенно ощутим недостаток данных на региональном уровне. Одним из основных средств восполнения недостатка таких данных являются социологические исследования. В последние годы интерес исследователей к проблемам воспитания, социализации и заботы о несовершеннолетних детях все более растет, проведены общероссийские исследования [1−6]. Исследования в Башкортостане на эту тему имеют единичный характер, чаще всего затрагивают только некоторые аспекты воспитания в семье [7, 8].
Эмпирическая база, характеристика опроса. В 2010—2011 годах в рамках работы над Докладом о развитии человеческого потенциала, который посвящен семье, Институт социально-политических и правовых исследований АН РБ провел методом стандартизованного интервью опрос родителей, воспитывающих несовершеннолетних детей (до 18 лет).
Задачами опроса родителей являлись: 1) дать характеристику реальным практикам семей по воспитанию и заботе о детях- 2) охарактеризовать включенность отцов и матерей в процесс воспитания детей- 3) выявить зависимость практик родительства от уровня жизни, места проживания, состава семьи и других характеристик семьи. Выборка являлась республиканской, населенные пункты, в которых проходил опрос, отобраны во всех семи социально-экономических подрайонах республики. Отбор респондентов осуществлялся по квоте: место жительство (городские/сельские населенные пункты) — число детей- полная/неполная семья. В полных семьях отбор отца и матери чередовался (половину квоты составили женщины, половину
— отцы). Отбор домохозяйств в населенных пунктах осуществлялся шагом на маршруте.
Число опрошенных родителей составило 721 человек, из которых отцы — 42. 7%, матери — 57. 3%. Доля семей с обоими родителями — 80%, с одним родителем — 20%. Проживают в городах, включая Уфу -63%, в сельских населенных пунктах — 37%. В ходе интервью собраны сведения о 1093 несовершеннолетних детях, воспитывающихся опрошенными.
Анкета для родителей, согласно задачам исследования, включала следующие блоки: 1) Состав семьи и данные о респонденте- 2) Посещение детьми детского сада, яслей- 3) Учеба детей- 4) Занятия детей в кружках и секциях- 5) Летний отдых детей- 6) Здоровье детей- 7) Помощь детей родителям в домашнем хозяйстве- 8) Помощь детей членам семьи на их работе и работа за плату- 9) Распределение обязанностей по уходу и воспитанию детей- 10) Помощь родственников в уходе и воспитании детей- 11) Ценности и воспитание- 12. 1) Участие отцов/матерей в воспитании детей от предыдущих отношений, не проживающих совместно- 12. 2)
Участие отцов в воспитании детей (вопросы для одиноких матерей) — 13) Уровень жизни семьи.
Первичные данные были сформированы в две отдельные информационные базы — родителей и детей, что позволило получить сведения как о родителях, так и о детях. Особенностью обработки информации является то, что данные о детях подсчитаны к общему количеству детей, оказавшихся в базе (для одномерных таблиц) и к количеству детей некоторых групп (для двумерных таблиц).
Приведем лишь некоторые данные, полученные в исследовании, обозначим некоторые проблемные темы, в которых сформированы вызовы как самой семье и другими институтам социализации, так и современной социальной и семейной политике.
Уход за детьми дошкольного возраста. Нашла эмпирическое подтверждение неудовлетворенность потребности семей в детских дошкольных учреждениях, что конечно вполне ожидаемо. Не охвачены организованными формами ухода около 46% детей. Большинство детей, не посещающих ясли или детский сад, находятся дома с неработающей матерью (61. 7%). По-прежнему велика роль бабушек и дедушек, под их присмотром воспитывается каждый
* автор, ответственный за переписку
пятый ребенок (22. 4%). Помогают в уходе за дошкольниками также старшие дети (4%), другие члены семьи и не родственники (12. 0%).
Ответы на вопрос о причинах непосещения ребенком организованных форм ухода показали, что почти у каждого пятого ребенка дошкольного возраста ситуация нахождения дома вынужденная: у 17% родители не смогли получить место в яслях/садике, еще около 3% не могут оплачивать ясли садик или няню. При этом все же следует указать, что не мала доля тех детей, которые находятся под присмотром матери потому, что семья может позволить ей не работать и заниматься воспитанием детей (27. 8%). Еще для пятой части детей (22. 4%), по словам их родителей, нет необходимости посещать детские учреждения или нанимать няню, так как с функциями ухода и воспитания справляются другие члены семьи.
Вынужденное непосещение ребенком детского дошкольного учреждения способно создавать трудности для работающего родителя в части сочетания ухода и работы. Не исключительность таких трудностей подтверждается исследованием: 4% детей часто и 19. 5% изредка родители берут на свою работу. Данные цифры заставляют задуматься о масштабах проблемы: вместе это каждый пятый ребенок до 6 лет включительно.
У родителей, чьи дети посещают ясли, садик или воспитываются няней, выявлен высокий уровень удовлетворенности бытовыми условиями содержания детей, процессом воспитания и самими воспитателями. Так, средний балл, выставленный за бытовые условия, в которых дети находятся в дошкольных учреждениях или в других организованных формах ухода, составил 4.3 (оценки «хорошо» и «отлично» составили 83. 5%) — средний балл за воспитание — 4.5 («хорошо» и «отлично» -86. 7%) — за знания, умения и навыки, которые даются детям, — 4.2 балла («хорошо» и «отлично» -83%) — оценка персонала (воспитателей, нянь и др.)
— 4.5 балла («хорошо» и «отлично» — 91. 7%).
Детский труд. Один из важных вопросов семейного воспитания — трудовое воспитание. Возможны четыре варианта вовлечения несовершеннолетних детей в труд: помощь взрослым членам семьи в домашнем хозяйстве- помощь взрослым членам семьи на их работе- найм на оплачиваемую работу- эксплуатация детского труда (когда взрослые привлекают детей к выполнению работы за деньги, которые в последствии присваивают себе).
Ситуация с участием детей в домашнем труде, согласно ответам родителей, вполне благополучная: 88. 5% детей от 7 лет и старше лет помогают в выполнении домашней работы. К самым распространенным видам работ относятся: уборка по дому (самостоятельная или в виде помощи) — 78%- поход в магазин за продуктами или другими покупками — 75. 5%- мытье посуды — 67. 3%- работа в саду или в огороде -56%- приготовление или помощь в приготовлении
еды — 38%. Кроме того, дети стирают или помогают стирать белье, гладят или помогают гладить белье, а в частных домах также убираются во дворе, ухаживают за скотиной и ходят за водой. Помогают постоянно и часто 60. 7% детей, время от времени — 32. 4%, иногда, изредка и очень редко — 7% детей.
Затраты времени на помощь в домашней работе очень различны, разброс ответов родителей весьма существенен, кроме того, 16. 6% затруднились дать определенный ответ. Заметим, что ответы на вопросы, связанные с затратами времени, почти всегда представляют определенную трудность для респондентов. Дополнительную трудность в данном опросе составляло то, что респондентам приходилось говорить не о собственных затратах времени, а о затратах других людей — собственных детей. В этом случае оба родителя могли давать не очень точные ответы, отцы могли быть менее компетентными по сравнению с матерями и могли давать более приблизительные оценки. Поэтому достоверность замеров времени, осуществленных на основе ответов опрашиваемых, может вызвать определенную критику. Представляется, что при анализе полученных данных следует учитывать их характер и сложности методического плана, которые влияют на точность.
Тем не менее, по полученным данным, чаще всего дети тратят на работу в домашнем хозяйстве в неделю: 1−3 часа — 25. 5% ответов, 4−6 часов -18. 1% и 7−9 часов — 16. 2%, остальные — или менее часа (2. 5%) или более 9 часов (21%). Расчет средних затрат в неделю дал цифру — около 8 часов, или примерно один час или немногим более одного часа в день.
Данные о второй форме вовлечения детей в труд — помощи взрослым на их работе, таковы: в течение последних 12 месяцев каждый седьмой ребенок (15%) помогал своим родителям или родственникам на работе. Больше всего такая помощь оказывалась матери (60. 6%), далее идут отцы (43. 4%), бабушки и дедушки (34. 3%) и другие члены семьи (10. 1%). Для каждого пятого ребенка (21. 9%) из числа тех, кто оказывал помощь на работе взрослым членам семьи, эта помощь была постоянной или почти постоянной, две трети (64. 6%) оказывали помощь время от времени, по необходимости, помощь остальных (13. 5%) имела разовый характер.
Причины помощи несовершеннолетних детей взрослым членам семьи на их работе разные, но главная причина — «взрослый нуждался в помощи» (каждый третий ответ, 34,7%). Далее идут ответы: «ребенок хотел помогать, не рассчитывая на деньги» (30,7%) и «ребенок хотел помогать, чтобы получить деньги» (21,8%). Самой малозначимой причиной (16,8%) использования взрослыми членами семьи труда детей на своей работе было названо желание воспитывать в детях трудолюбие.
Время, которое дети тратили на помощь родителям или другим взрослым на их работе, в среднем
составляет 4.7 часов в неделю, модальное значение (наиболее часто встречающийся ответ) — 2 часа, каждый третий помогавший ребенок (35%) был занят на работе взрослых 1−2 часа в неделю.
Третья форма участия детей в возрасте до 18 лет в трудовой деятельности — выполнение работы по найму за плату — также практикуется. Оценка доли таких детей, как показало интервью, требует осторожного отношения к полученным ответам респондентов. Несмотря на то, что вопрос задавался предельно ясно, без двусмысленности, часть респондентов не всегда адекватно его понимала, подразумевая под работой детей за плату помощь в домашнем хозяйстве или на работе взрослых.
Вопрос формулировался таким образом: «Сейчас некоторые несовершеннолетние дети нанимаются на временную работу за плату и выполняют ее в свободное от учебы время (разносят газеты, раздают рекламные бланки и т. д.). Скажите, а из Ваших детей кто-нибудь выполнял работу за плату за последние 12 месяцев?» Далее при положительном ответе, надо было уточнить имя ребенка, который имел оплачиваемую работу и задать о его работе еще несколько вопросов. Ответ «да, выполнял (а)» получен в отношении 19. 7% детей. Из них 52% составляют девочки и 48% - мальчики, что свидетельствует о равной степени вовлеченности детей обоего пола в трудовую деятельность. Чаще всего ответы о наличии работы за плату давали родители в отношении детей в возрасте 14−17 лет (более 75%).
Выполнявшаяся работа связана со сферами торговли, рекламы, бытовых и информационных услуг, строительства. Вот некоторые ответы на открытый вопрос «Что конкретно делал ребенок на своей работе за плату?»: «продавал продукты», «продавала косметику», «работал в магазине», «работала продавцом», «продавала вещи», «записывал ценники на товарах», «торговал», «промоутер», «курьер», «раздавал листовки», «раздавал квитанции», «клеил объявления», «разносила почту», «работал на автомойке», «набор текстов, распечатка, сканирование, ксерил», «печатал на компьютере», «работа с документами», «кассир в клубе», «мыла полы в детском лагере», «посадка, полив, прополка овощей», «грузчик», «строительные работы», «работал на стройке», «уборка территории».
Косвенным свидетельством отсутствия элементов эксплуатации детского труда в опрошенных семьях являются ответы родителей о том, как были потрачены заработанные деньги. Ответ «деньги полностью отданы Вам, родителям» не был выбран совершенно. У 75. 7% детей деньги были потрачены полностью на собственные нужды, 18. 6% детей поделились своими доходами с родителями («часть денег потрачена на свои нужды, часть отдана родителям»).
Таким образом, в исследовании удалось получить эмпирические данные о том, что детский труд за плату существует. Он мало видим посторонним
взглядом, мало замечаем. Скорее всего, это труд в секторе неформальной занятости, с оплатой по серым схемам, занятость носит временный, периодический или разовый характер. Труд, как правило, мало квалифицированный. Требуются дополнительные исследования, чтобы более надежно оценить как особенности самого явления, так и его масштабы, но первые данные по теме детского рыночного труда заставляют ставить много вопросов, связанных с социальной политикой, социальной защищенностью вовлеченных в труд детей и подростков, условиями их труда, их здоровьем и т. д. Есть и такой аспект — время детей. Какова сегодня суммарная трудовая загруженность детей с учетом учебы, помощи родителям в домашнем хозяйстве, помощи на работе взрослым и рыночной занятости?
Тесно связан с темой детского труда такой аспект исследования — деньги и несовершеннолетние дети. Данные позволяют утверждать, что в условиях сформированных рыночных отношений и ценностей деньги стали достаточно сильным мотиватором поведения детей в семье и вне ее, и что особенно важно, — в достаточно раннем возрасте.
Подтверждают это, такие, данные:
• Ведущей причиной, по которой дети имели работу за плату, является «стремление заработать собственные деньги» — 68%- (экономическая нужда семьи в дополнительном заработке — «приходилось работать, чтобы материально поддержать родителей, семью» — отмечена лишь у 6. 2% детей) —
• Помогали своим родителям или взрослым членам семьи на их работе, потому что хотели заработать деньги — 22% детей-
• Больше трети (38. 4%) детей получили денежное вознаграждение за помощь родителям на работе-
• 75% работавших детей имели возраст 1417 лет, но в исследовании оказались дети моложе 14 лет, о которых родители сказали, что они работали за плату.
Мнение родителей о том, с какого возраста у детей должны быть свои деньги, очень разнородно, минимальный называвшийся возраст 3−5 лет, максимальный — 19−20 лет. Последний ответ, по сути, является отрицанием необходимости «детям» иметь свои деньги, поскольку в 19−20 лет человек официально считается совершеннолетним. По частоте выборов на первом месте находится возраст 78 лет, на втором — 9−10 лет. Средний возраст при расчете столь разнородных данных составил 11−12 лет. Чуть более половины респондентов считают, что дети должны иметь собственные деньги в возрасте до 12 лет включительно, а вторая половина -старше 12 лет.
Отвечая на вопрос «Даете ли Вы и/или другие члены семьи Вашему ребенку/детям деньги на личные расходы?», сказали «да, даю (даем)» 64. 8% опрошенных. Увеличение доли положительных
ответов связано с ростом возраста детей, воспитывающихся в семье, возрастает доля положительных ответов и при исключении из базы тех родителей, у которых имеются дети дошкольного возраста.
Родителями используются преимущественно три модели выдачи денег: «даем по мере того, как ребенок просит и такую сумму, которую просит» (45. 2%) — «даем еженедельно примерно одну сумму» (37. 4%) — «даем ежемесячно примерно одну сумму» (14. 3%) — «другое» (3%).
Следует сказать, что суммы денег, которые родители называли как выдававшиеся детям для их нужд, весьма различаются, поэтому расчет средних сумм не очень показателен. Еженедельно выдаваемые суммы денег варьируют от 10−20 рублей (как правило, даются детям младшего возраста) до 1500 рублей (выдаются старшим детям). При этом половина респондентов выдают до 120 рублей, а другая половина — больше 120 рублей. Ежемесячные суммы денег варьируют от 25 рублей до 3−5 тысяч рублей, чуть больше половины респондентов дают детям до 500 рублей, а вторая половина — больше 500 рублей. Суммы денег, которые выдаются по мере потребностей ребенка, составляют в месяц от 10−20 рублей до 3−5 тысяч, половина респондентов дают не более 260 рублей, а другая половина — более 260 рублей.
Методы воспитания, наказания. Одним из актуальных вопросов, обсуждающихся в последние годы в обществе, является вопрос о применении в отношении детей различных наказаний. Высказываются различные точки зрения, начиная от полного одобрения применения различных методов наказаний, до полного неприятия их как способа воспитания. Вопросы применения наказаний в семье в контексте общественного дискурса насилия над детьми прибрели особую остроту.
Анкета включала небольшое число вопросов по этому сюжету. Но ответы даже на это небольшое число вопросов дают основание сделать вывод -воспитательное воздействие в нашей семье не мыслится без наказаний, в том числе и физических. Никогда не наказывают детей только 17% родителей. Считают, что физически наказывать ребенка «совершенно необходимо» — 17. 5%, вместе с теми, кто считает, что это «вполне допустимо», они составляют 25. 5% родителей.
Таблица 1
Ответы родителей на вопрос «Наказываете ли Вы своего ребенка/детей?»
Ответы %
Да, часто 3. 2
Иногда, время о 43. 2
времени
Очень редко 36. 4
Никогда 17. 1
Всего 100
Спектр наказаний, которым подвергаются дети, широк, от психологических, моральных — до физи-
ческих: от «ругала, выражала недовольство», «закричала, прикрикнула» — до «шлепала рукой», «шлепала ремнем», «ударила каким-нибудь предметом». Ответы на вопрос «Скажите, пожалуйста, за последний месяц, когда Ваш ребенок/дети не слушался или совершал поступки, которые Вы не одобряли, что Вы делали из перечисленного?» показали, что на первом месте психологические или моральные наказания (например, ругает и выражает недовольство каждый второй, кричит, прикрикивает каждый пятый, не разговаривает с ребенком какое-то время после его проступка почти каждый седьмой). На втором месте лишения ребенка чего-либо (не разрешают общаться, играть с другими детьми, лишают развлечений, игр, просмотра телепередач, занятий на компьютере, не разрешают идти на улицу, во двор, применяют другие ограничения). Физические наказания (шлепки рукой, ремнем, удары каким-нибудь предметом) практикуют примерно 19% родителей, то есть почти каждый пятый.
Подчеркнем, что полученные данные, вероятно, должны быть скорректированы в большую сторону из-за возможной некоторой не искренности респондентов, ведь получены эти данные от родителей. Эта корректировка необходима даже при том, что в опросе была применена специальная методика, которая повышает правдивость, искренность опрашиваемых при выборе ответов, отражающих заведомо социально неодобряемое поведение.
И в этой проблемной зоне содержится мощный вызов социальной, семейной политике в области формирования ценностей ненасилия и ненасильственных форм взаимодействия вообще и взаимодействия детей и взрослых, в том числе. Поскольку ясна связь: насилие в обществе порождает насилие в семье и наоборот.
Ценности, которые родители формируют у детей. Получены интересные данные, отражающие позитивные тенденции. Есть признаки того, что религиозные ценности уже намного более прочно вошли в семейное воспитание, чем это было даже лет 10 назад, не говоря уже о более ранних периодах трансформации общества. Это, безусловно, связано со сменой поколений родителей. Многие сегодняшние родители несовершеннолетних детей росли в условиях смены ценностей, что отразилось на их собственных ценностях и на том, какие ценности они прививают своим детям.
Очень сильным индикатором, отражающим более прочное вхождение религиозных ценностей в семейное воспитание, является посещение детьми мечетей, церквей, других религиозных храмов. Сказали, что дети ходят в них вместе с родителями или самостоятельно регулярно — 4%, изредка — 47% респондентов. И это сильно коррелирует с посещаемостью храмов самими родителями.
Одна из проблемных зон в части формирования ценностей (при этом больше проблемных для общества, чем для семьи) — ориентированность ро-
дителей на получение их детьми высшего образования. 92% родителей сказали, что хотели бы, чтобы их ребенок/дети получили в будущем высшее образование. Эта ориентация сегодня ни от чего не зависит: доходов, места жительства, образования родителей и других факторов. И это не смотря на очевидные проблемы трудоустройства, на противоречия между спросом и предложением на рынке труда и т. д. И здесь сформирован также вызов политике в сфере образования и политике в области труда и занятости.
Участие отдельно проживающих отцов в воспитании детей. В российской семье давно существует проблема низкой вовлеченности отцов в воспитание детей. Ответы одиноких матерей, полученные в рамках республиканского опроса родителей, показали устойчиво низкий уровень участия отдельно проживающих отцов в воспитании детей. Об этом свидетельствуют все индикаторы участия отцов в воспитании: наличие встреч с ребенком, их частота, выплаты алиментного содержания, практикуемые формы материальной помощи, наличие контактов матерей с отцом по вопросам содержания, здоровья и воспитания ребенка и другие.
Так, не встречается со своим ребенком каждый второй отец (52. 8%). При этом каждая пятая женщина основной причиной отсутствия встреч отца с ребенком назвала свое нежелание. Чаще всего встречи происходят в семье матери, где проживает ребенок (55. 4%), реже в семье отца (14. 3%) или в семье близких родственников, как правило, бабушек и дедушек ребенка (10. 7%). Не получает алименты на детей почти каждая вторая (48%), не советуются с отцом ребенка по вопросам его воспитания половина женщин. Отвечая на вопрос «Хотите ли Вы, чтобы отец ребенка больше принимал участия в его воспитании, чем сейчас?» 40% ответили «скорее не хочу» и «определенно не хочу». Ответы на открытый вопрос о причинах, по которым женщины не хотят, чтобы отцы принима-
ли большее, чем сейчас, участие в воспитании ребенка, показали широкий спектр проблем, связанных с отдельно проживающими отцами. Это и алкоголизм («пьет», «имеет пристрастие к алкоголю»), нетрудоустроенность и нежелание работать («отец безработный», «он не хочет работать»), плохие межличностные отношения между отцом и матерью ребенка («неприязнь к мужу, плохие воспоминания о прошлом», «напряженные отношения» и т. п.). Некоторые женщины высказывали мнение, что могут справиться с воспитанием ребенка в одиночку, без помощи отца, некоторые говорили, что их бывший мужчина не достоин воспитывать своего ребенка, другие опасаются плохого влияния и даже вреда со стороны отца.
Проект выполнен при финансовой поддержке РГНФ, грант № 10−03−84 322а/У.
ЛИТЕРАТУРА
1. Гурко Т. А. Брак и родительство в России. М.: Институт социологии, 2008. 325 с.
2. Гурко Т. А. Родительство: социологические аспекты. М.: Центр общечеловеческих ценностей, 2003. 164 с.
3. Дементьева И. Ф. Социализация детей в семье: теории, факторы, модели. М.: Генезис, 2004. 232 с.
4. Корчагина И. И., Прокофьева Л. М. Взаимоотношения родителей и детей: условия семейной социализации // Семья в центре социально-демографической политики? Сб. аналитических статей/ Отв. ред. О. В. Синявская. М.: Независимый институт социальной политики, 2009. С. 47−72.
5. Социальная политика и мир детства в современной России. / под. Ред. Е. Р. Ярской-Смирновой и Е. П. Антоновой. М.: Вариант, 2009. 279 с.
6. Работа и семья в жизни женщин с детьми дошкольниками: опыт города Москвы. / Под ред. О. Б. Савинской. М.: Вариант, 2008. 192 с.
7. Женщины с детьми: положение и социальные проблемы в трансформирующемся обществе / Под ред. Д. М. Гилязит-динова, Е. К. Миннибаева, Ф. Б. Латыповой. Уфа: Изд-во «Восточный университет», 2003. 212 с.
8. Алексеева Э. Р., Алексеев А. А. Региональный опыт формирования института патронатной семьи (по материалам Республики Башкортостан). Уфа: ИСЭИ УНЦ РАН, 2009. 148 с.
Поступила в редакцию 12. 04. 2012 г. После доработки -18. 04. 2012 г.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой