Д. А. Милютин и «Записка, приготовленная для военного министра к совещанию, происходившему в Зимнем дворце, о том, соглашаться ли или нет на мир» 19 декабря 1855 г

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК: 355. 232. 6:94(47) ББК: 63.3.
Габелко Д. Е.
Д.А. МИЛЮТИН И «ЗАПИСКА, ПРИГОТОВЛЕННАЯ ДЛЯ ВОЕННОГО МИНИСТРА К СОВЕЩАНИЮ, ПРОИСХОДИВШЕМУ В ЗИМНЕМ ДВОРЦЕ, О ТОМ, СОГЛАШАТЬСЯ ЛИ ИЛИ НЕТ НА МИР» 19 ДЕКАБРЯ 1855 Г.
Gabelko D.E.
D.A. MILYUTIN AND «MEMORANDUM ABOUT THE AGREEMENT FOR PEACE
FOR MINISTER OF WAR TO THE MEETING IN THE WINTER PALACE»
DECEMBER 19, 1855
Ключевые слова: генерал-майор Д. А. Милютин, военно-теоретическая записка, совещание в Зимнем дворце.
Key words: Major-General D.A. Milutin, military-theoretical Note, the meeting of the Winter Palace.
Аннотация
Статья раскрывает работу генерал-майора Д. А. Милютина над Запиской, приготовленной для военного министра князя В. А. Долгорукова к совещанию, происходившему в Зимнем дворце, о том, соглашаться или нет на мир от 19 декабря 1855 г. Основное внимание автор уделяет анализу содержания Записки. Кроме того, показано историческое заседание в Зимнем дворце.
Abstract
Paper shows the work of Major-General D. Milutin over a Note, prepared for Defense Minister Prince V.A. Dolgorukov for the meeting, held at the Winter Palace that agree or disagree on the world of 19 December 1855. The focus of the author gives the analysis of contents of the Note. In addition, attention is paid to the work of the historic meeting at the Winter Palace.
В сентябре 1848 года скончался известный военный историограф, генерал-лейтенант
А.И. Михайловский-Данилевский, по высочайшему повелению официально занимавшийся описанием войн, которые вела Россия в новейшее время. Он только что приступил к описанию войны 1799 года в царствование императора Павла I. Для продолжения работы, военный министр князь А. И. Чернышев остановил свой выбор на профессоре Императорской военной академии полковнике Д. А. Милютине. 26 октября 1848 года он был назначен состоять «для особых поручений» при военном министре с оставлением в звании профессора Военной академии1.
В результате длительной и кропотливой работы Милютин создал оригинальный научный труд, озаглавленный «История войны России с Францией в царствование императора Павла I в 1799 году». Эта монография выдвинула его в число видных ученых-историков, он был удостоен полной Демидовской премии, избран членом-корреспондентом Академии наук, получил звание доктора русской истории от Петербургского университета.
В августе 1853 года Милютин получил приказание «исполнять личные поручения» военного министра князя В. А. Долгорукова «касательно военных приготовлений». Теперь он проводил большую часть дня в канцелярии Военного министерства или в
1 ОР РГБ Ф. 169. Карт. 84. Ед. хр. 34. Л.2.
2 Милютин, Д. А. История войны России с Францией в царствование императора Павла I в 1799 году. Т. 1−5. — СПб., 1852−1853.
3Милютин Д. А. Воспоминания. 1843−1856 / Под ред. Л. Г. Захаровой. — М.: ТРИТЭ, 2000. — С. 199.
департаменте Генерального штаба за изучением дел и по временам являлся к князю Долгорукову. Только изредка, по воскресным и праздничным дням, удавалось навещать семью. Так продолжалось на протяжении всей Крымской (Восточной) войны.
В сентябре 1853 года Милютин находился в составе военно-походной канцелярии его императорского величества во время свиданий и переговоров императора Николая I с австрийским императором Францем-Иосифом и прусским королем Фридрихом-Вильгельмом IV в Ольмюце, Варшаве и Потсдаме. После большого смотра войскам, во дворце, государь представил королю Фридриху-Вильгельму свою свиту, удостоив Милютина особенно благосклонным вниманием, представив как автора «Истории войны 1799 года».
В данной статье мы отметим только отдельные аспекты деятельности Милютина в период Крымской войны. Ему было поручено редактирование сообщений с театра войны для печати, он готовил Записки военно-исторического характера («Краткий очерк войн России с Турцией с 1769 по 1829 гг.». Декабрь 1853 г.), составлял различные Записки военно-политического характера о распределении наших боевых сил к предстоящей военной кампании («О распределении русских войск по трем военным театрам». Июнь 1854 г., «Двоякая точка зрения на выступление наше из Дунайских княжеств». 28 июля 1854 г., «Предстоящее распределение войск на театре войны». 29 июля 1854 г., «Об организации партизанской войны на случай вторжения австрийских войск». 15 августа 1854 г., «Проект зимней экспедиции, на случай если бы неприятель утвердился на острове Аланд». Август 1854 г., «О мерах на случай военных действий на Кавказе». Сентябрь 1854 г., «Соображения относительно обороны берегов Балтийского моря». 29 сентября 1854 г. и др.), являлся делопроизводителем Особого комитета Великого князя Александра Николаевича о мерах защиты берегов Балтийского моря, выполнял «особые случайные поручения» («О военных действиях в 1854 году». Начало 1855 г. и др.).
На протяжении всей войны Милютин успешно исполнял возложенные на него обязанности. Работал он быстро, продуманно, с необыкновенной усидчивостью и Записки, которые выходили из-под его пера, отличались новизной и неординарностью решения проблемы при их применении на практике. Военный министр князь В. А. Долгоруков и сам государь высоко ценили его работу, 11 апреля 1854 года «за отличие по службе» Милютин получил чин генерал-майора и 17 апреля 1855 года назначен в свиту его императорского величества1, 11 апреля 1856 года награжден орденом Станислава 1-й степени и 26 августа 1856 года темно-бронзовой медалью в память войны 1853−1856 гг. 2
В октябре 1855 года Венский кабинет снова поднял вопрос об открытии переговоров
о мире. 4 (16) декабря 1855 года австрийский посол в Петербурге граф Эстергази (17 841 866) представил министерству иностранных дел депешу графа К. Ф. Буоля (1797−1865), министра иностранных дел Австрии, с предложением начать переговоры о мире на основании новых
5 пунктов: 1) отмена русского покровительства Дунайским княжествам и отказ России от южной Бессарабии с устьем Дуная- 2) установление свободы судоходства по Дунаю- 3) нейтрализация Черного моря и ликвидация военных сооружений на его берегах- 4) замена русского покровительства православному населению Турции коллективными гарантиями всех великих держав. Пятый пункт резервировал за великими державами право предъявлять России «на общую пользу Европы особенные условия сверх четырех прежних"3.
16 (28) декабря в Вене уполномоченные Франции, Англии и Австрии подписали протокол, в котором постановили обозначенные в пяти пунктах условия предъявить России в форме ультиматума со сроком ответа до 27 декабря (8 января) 1856 года. Таким
1ОР РГБ Ф. 169. Карт. 84. Ед. хр. 34. Л. 3.
2Шилов, Д. Н. Государственные деятели Российской империи: Главы высших и центральных учреждений. 1802−1917. Библиографический справочник. — 2-е изд. испр. и доп. — СПб., 2002. — С. 467.
3 Тарле, Е. В. Крымская война: В 2-х томах. — СПб.: Наука, 2011. Т. 2. Приложения. — С. 492−493.
образом, Австрия, по согласованию с Англией, предъявила России ультиматум, непринятие которого должно было повлечь за собой деятельное участие её в войне на стороне союзников.
Вот что записал Милютин в своем «Дневнике» о тех событиях: «Момент был критический. Прежде, чем дать ответ, государь счел нужным выслушать мнение лиц, пользовавшихся доверием его. Назначено было 20-го числа вечером совещание, к которому были приглашены: великий князь Константин Николаевич, князь Михаил Семенович Воронцов, граф А. Ф. Орлов, граф
П. Д. Киселев, граф Д. Н. Блудов, граф Нессельроде и князь Долгоруков. Накануне того дня, при обычных моих вечерних занятиях у военного министра, он заговорил со мною о нашем затруднительном положении и наших военных средствах. Разбирая вопрос о возможности продолжения войны, мы оба пришли к грустному заключению, что при наших истощенных средствах продолжать упорную войну, без всяких шансов на лучший оборот дела значит -окончательно губить страну и в конце концов подчиниться условиям мира еще более тяжелым, чем в настоящий момент. Князь Долгоруков пожелал, чтобы высказанные соображения я набросал письменно, в виде программы к предстоящему на следующий день совещанию. Так как откровенное заявление военного министра несомненно должно было более всего повлиять на решение вопроса, имевшего для России громадную важность, то полагаю составленную мною для князя Долгорукова записку привести здесь в полном её объеме"1.
19 декабря Записка к совещанию в Зимнем дворце была подготовлена. Черновой автограф «Записки, приготовленной для военного министра к совещанию, происходившему в Зимнем дворце, о том, соглашаться ли или нет на мир», хранится в архиве Д.А. Милютина2. Записка состоит из введения и 9 пунктов. Во введении Милютин осветил международное положение. По его мнению, если сверх теперешних врагов мы будем иметь против себя еще Австрию, Швецию, а может быть и всю Г ерманию, то придется одновременно защищаться и с моря и с сухого пути, продолжая войну против нападения огромных неприятельских флотов ив то же время начав новую сухопутную войну. Чтобы решить вопрос — возможно ли продолжить с некоторым вероятием успеха подобную борьбу против целой Европы, необходимо выяснить, какими средствами мы располагаем сейчас и надолго ли этих средств хватит. Если взять всю численность наших армий, распределенных на всех театрах войны, то общая цифра довольно грозная, но мы не должны обольщать себя этой цифрой, необходимо беспристрастно «отдать себе отчет в том, каковы эти армии и могут ли они действительно равняться с теми свежими, устроенными армиями европейскими, которые будем иметь против себя?"3
В первом пункте анализируется состав нижних чинов армии. В ходе трех кампаний 1853, 1854 и 1855 годов силы наших армий возросли по сравнению с мирным временем в «чрезвычайной соразмерности» и, несмотря на огромные потери, понесенные войсками в это время на полях сражений, от болезней и напряженных трудов, наличный состав и «доныне поддерживается». Но результат этот поддерживается усиленным набором и призывом ополчения. Поэтому в настоящее время в составе наших армий наибольшее число составляют рекруты и ратники. Милютин указывает, что от некоторых корпусов сохранились только кадры, в которые вливаются еще необученные рекруты. Ополчение, хотя и слито с полками действующей армии, не может равняться с регулярными войсками. Еще меньше можно полагаться на части ополчения, которые только что призваны.
Во втором пункте Милютин рассматривает офицерский состав армии. Он пишет, что при таком составе частей необходимо принять во внимание число офицеров. Поэтому вновь сформированные войска не могут быть в весьма короткое время обучены и устроены надлежащим образом, «при самых напряженных трудах, при самых строгих
1Милютин, Д. А. Воспоминания. 1843−1856 / Под ред. Л. Г. Захаровой. — М.: ТРИТЭ, 2000. — С. 404−407.
2 ОР РГБ Ф. 169. Карт. 20. Ед. хр. 41. Л. 1−4.
3 Там же. Л. 1.
мерах невозможно создать хорошо обученное войско, когда в некоторых частях не достает офицеров даже для командования ротами"1.
В третьем пункте автор пишет, что для увеличения армий необходимо было прибегать к самым усиленным средствам. В течение трех лет Россия выставила более 800 тысяч рекрутов и ратников, все число людей в государстве, несущих рекрутскую повинность, составляет 1 800 000 человек. Из этого видно, что источник дальнейшего пополнения наших армий почти истощен и что едва ли возможно еще в течение нескольких лет пополнять армии в той соразмерности, как это делалось в последние три года. В случае продолжения войны силы наши должны неизбежно уменьшаться. Следовательно, чем дольше будет длиться война, чем больше будет умножаться число наших врагов, тем ближе мы будем к истощению, и тем меньше будет надежды на благоприятный оборот дела.
В четвертом пункте Милютин обращается к материальным средствам, от которых зависит устройство армии и возможность поддержания долговременной войны и отмечает, что у России нет сейчас возможности мериться в этих средствах с «неистощимым обилием их в Западной, промышленной Европе. Война застигла нас в такое время, когда мы только еще готовились к перевооружению наших войск». Мы не имеем возможности и в несколько лет снабдить нашу армию таким усовершенствованным оружием, какое имеют враждебные армии.
Кроме того, наши войска недостаточно обучены стрельбе из-за поспешности, с которой рекруты готовятся к поступлению в армию, от непрерывных передвижений войск и перехода людей из одних частей в другие, а главное, от недостаточного количества боеприпасов для учебной стрельбы.
Пятый пункт посвящен проблеме производства пороха. Милютин пишет, что во время войны израсходовано такое огромное количество пороха и снарядов, особенно во время обороны Севастополя, что меры, принимаемые к увеличению производства заводов, оказались недостаточными. Он отмечает, что в мирное время на всех пороховых заводах производилось от 60 до 80 тысяч пудов пороха, в 1854 году было 150 тысяч, в 1855 — 300 тысяч, в будущем производство это может быть увеличено, но мы не можем быть уверены, что впредь не встретится недостатка в порохе в случае новой осады. Тем более, что сама выделка пороха может быть приостановлена из-за недостатка запаса серы и селитры, так как в случае общей войны возможность привезти материалы из-за границы совсем прекратится3.
В пункте шестом автор исследует снабжение армии продовольствием и отмечает, что это также становится все более затруднительным по причине истощения ближайшей к театру войны территории. В южной России некоторые губернии уже поставили все, что могли и на будущее не в состоянии доставить ни продовольствие, ни перевозочные средства. По отдаленности внутренних источников от театра войны все нужное для армии будет обходиться дороже и ляжет тяжелым бременем на всю Россию.
В пункте седьмом, к указанным затруднениям Милютин присоединяет несовершенство путей сообщения, которое затрудняет подвоз продовольствия и передвижение войск. Вместе с тем при обороне огромного протяжения наших берегов против неприятельского флота стратегический расчет основывается на быстроте передвижения войск.
Пункт восьмой посвящен анализу финансового положения России. Ведение войны требовало огромных финансовых средств, военный бюджет на следующий год в 300 миллионов рублей, обязательно возрастет еще больше, если война приобретет большие размеры. Если найдутся источники для покрытия таких громадных расходов, то нельзя рассчитывать, что такие пожертвования окупятся более выгодными условиями мира.
1 ОР РГБ Ф. 169. Карт. 20. Ед. хр. 41. Л. 1.
2 ОР РГБ Ф. 169. Карт. 20. Ед. хр. 41. Л. 2.
3 ОР РГБ Ф. 169. Карт. 20. Ед. хр. 41. Л. 3.
Можно опасаться, что после нескольких еще лет войны, истощив последние силы и средства России, мы вынуждены будем согласиться на условия, еще более тяжелые, чем в настоящее время.
В последнем девятом пункте Милютин высказывает свое мнение о высшем командном составе армии и подчеркивает, что нужно «сознаться откровенно, как это ни прискорбно, что в случае распространения размеров войны мы неизбежно встретим еще большие, чем до сих пор, затруднения в выборе опытных и способных военачальников для командования всеми армиями и отдельными корпусами на разных театрах войны"1.
Эта Записка была полностью опубликована в «Воспоминаниях», потому что она имела важное значение для решения вопроса о мире. Д. А. Милютин, генерал и профессор, географ и статистик, хорошо знал состояние армии и социально-экономическое положение России. Все это позволило ему создать объективную Записку, где он, рассмотрев материальные и военные средства страны и армии, приходит к выводу о необходимости соглашаться на мир, так как можно опасаться, что истощив последние силы и средства «мы вынуждены будем согласиться на условия, еще более тяжелые, чем в настоящее время».
20 декабря 1855 года в Зимнем дворце, в кабинете Александра II, собрались высшие государственные сановники, которые должны были решить важный для России вопрос о войне и мире. Заседание было секретным, протокол не вели. Однако сведения о его работе в литературе есть. В 1882 году было опубликовано исследование известного экономиста и статистика А.П. Заблоцкого-Десятовского (1809−1881 гг.), посвященное жизни и
деятельности графа П. Д. Киселева. Автор раскрывает некоторые подробности этого совещания, записанные в «Дневнике» графа Павла Дмитриевича: «20 декабря (1855 г.), в 8 часов вечера была собрана конференция для обсуждения предложений Австрии о предварительных статьях мира. Конференцию, под председательством Государя, составляли В. К. Константин Николаевич, князь Воронцов, граф Орлов, граф Киселев, граф Блудов, князь Долгоруков и гр. Нессельроде. Все за исключением графа Блудова, высказались за мир, … военный министр доказал с очевидностью затруднение и опасение насчет исхода войны"3. Дальше читаем: «…не отвергая предложений, прочитанных
Е.И.В., надо действовать с осторожностью, исправить с нашей точки зрения условия, которые не могут быть приняты, исходя из начала, уже допущенного — нарушения территории и более справедливого установления нейтрализации Черного моря и последствий из того вытекающих, как для прибрежных, так и для других держав. Я прибавил, что если союзники искренно желают мира, они примут наши исправления, если нет — тогда будет воля Божия"4. После предложений Государя «исправить» условия мира, присутствующие выступали еще один раз: «Граф Орлов говорил в том же смысле. Князь Воронцов пошел далее, сказавши, что если наши предложения будут отвергнуты союзниками, то надо будет принять и подписать их условия и не рисковать новой кампанией.
В. К. Константин Николаевич заявил, что если кампания 1856 г. и могла бы быть начата, то, что останется делать в 1857 г., когда затруднения только увеличатся? Князь Долгоруков объяснив затруднения, высказался за мир, если его можно заключить прилично. Гр. Блудов не высказывался ни за мир, ни за войну"5.
В ночь на 1 января 1856 года из Вены была получена телеграмма о несогласии Австрии на предложенные Россией изменения в основных условиях. В «Дневнике» П. Д. Киселева записано: «Во вторник, 3-го января, была созвана вновь, в 8 часов вечера, в кабинете Государя конференция, которую составляли: В. К. Константин Николаевич,
1 ОР РГБ Ф. 169. Карт. 20. Ед. хр. 41. Л. 4.
2Заблоцкий-Десятовский, А. П. Граф П.Д. Киселев и его время. Т. 1−4. — СПб., 1882.
3 Заблоцкий-Десятовский, А. П. Граф П.Д. Киселев и его время. Т. 1−4. — СПб., 1882. Т. 4. — С. 3.
4Там же. С. 4.
5Там же. С. 5.
графы: Нессельроде, Орлов, Киселев, Блудов, барон Мейендорф и князь Долгоруков. Решено было не отвергать переговоров о мире"1.
В 1941—1943 гг. вышла богатая фактическим материалом двухтомная монография историка Е. В. Тарле «Крымская война», где он пишет о совещаниях в Зимнем дворце, положив в основу рассказа письмо бывшего посланника России в Вене барона П. К. Мейендорфа (1796−1863), который присутствовал только на втором совещании и не упоминает о выступлении князя В.А. Долгорукова2.
В 1937—1939 гг. издана военно-патриотическая эпопея С.Н. Сергеева-Ценского «Севастопольская страда», посвященная Крымской войне 1853−1856 гг. Глава вторая Эпилога романа посвящена важному моменту в истории России — принимать условия мира, которые диктуют союзники или продолжать войну. В центре событий совещание высших государственных сановников в Зимнем дворце 20 декабря. Речь министра государственных имуществ графа П. Д. Киселева здесь полностью совпадает с текстом его «Дневника», только отредактирована писателем. Речь военного министра В. А. Долгорукова, в изложении автора, в основном совпадает с содержанием Записки Д. А. Милютина: «Мнение князя Долгорукова, военного министра, на которого ссылается Киселев, сводилось к тому, что Россия не в состоянии перевооружиться во время войны, как это удалось сделать державам-союзницам Англии и Франции благодаря их высокой технике, что Шостенский пороховой завод с его конным приводом не в состоянии конкурировать с заграничными заводами, где работают паровые двигатели- что огромные расстояния и плохие условия транспорта воздвигают непреодолимые препятствия по снабжению армии- что нет не только достаточного количества селитры для увеличенного выпуска пороха, но нет даже и нужного числа портных, чтобы сшить мундирную одежду- что нет возможностей для фабрикации ружей точного боя- что даже сапоги, даже полотно — все это поставляется для нужд армии ценой больших усилий, всегда не вовремя и очень
4
плохого качества.».
Таким было участие Д. А. Милютина в решении важного для России вопроса о войне и мире в Крымской войне на совещании у Государя в Зимнем дворце. 18 (30) марта 1856 года был подписан Парижский мирный договор. Крымская война закончилась. В стране приступили к проведению целого ряда кардинальных реформ социально-экономического и военно-политического характера.
Библиографический список
1. Заблоцкий-Десятовский, А. П. Граф П.Д. Киселев и его время. Т. 1−4. — СПб., 1882.
2. Милютин, Д. А. История войны России с Францией в царствование императора Павла I в 1799 году. Т. 1−5. СПб., 1852−1853.
3. Милютин, Д. А. Воспоминания. 1843−1856 / Под ред. Л. Г. Захаровой. — М.: ТРИТЭ,
2000.
4. ОР РГБ Ф. 169. Карт. 20. Ед. хр. 41. Л. 1−4.
5. ОР РГБ Ф. 169. Карт. 84. Ед. хр. 34. Л.2.
6. Сергеев-Ценский, С. Н. Севастопольская страда: В 3-х т. — М.: Советский писатель,
1950.
7. Тарле, Е. В. Крымская война: В 2-х томах. — СПб.: Наука, 2011.
8. Шилов Д. Н. Государственные деятели Российской империи: Главы высших и центральных учреждений. 1802−1917: Библиографический справочник. — 2-е изд. испр. и доп. СПб., 2002.
1Там же.
2 Тарле, Е. В. Крымская война. Т. 2. — С. 423−426.
3
Сергеев-Ценский, С. Н. Севастопольская страда: В 3-х т. — М.: Советский писатель, 1950.
4Сергеев-Ценский, С. Н. Севастопольская страда. Т. 3. — С. 694−695.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой