Даосские храмы и ритуально-богослужебная практика в современном Китае

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Культура и искусство


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 299. 513
Е. И. Варова
ДАОССКИЕ ХРАМЫ И РИТУАЛЬНО-БОГОСЛУЖЕБНАЯ ПРАКТИКА В СОВРЕМЕННОМ КИТАЕ
Освещена значимость даосских храмов и ритуально-богослужебной практики в современном Китае. На основе исследования выявлена значимость религиозного института даосизма в китайском обществе. Рассматриваются основные черты ритуально-богослужебной практики на Тайване.
Ключевые слова: Китай, даосизм, даосские храмы, общество, ритуально-богослужебная практика, медитация, алтарь
This article deals with the significance of Taoist temples, ritual and liturgical practice in modern China. The research has revealed the importance of the religious Institute of Taoism in Chinese society. The basic features of the ritual and liturgical practice in Taiwan are explored.
Keywords: China, Taoism, Taoist temples, society, ritual and liturgical practice, meditation, altar
Одна добрая мысль водворит согласие в целом мире.
Одна крупица чистоты сердца
будет источать благоухание целую сотню веков.
Хун Цзычен
История культуры Китая вызывает давний и устойчивый интерес исследователей. В XXI в. он еще более увеличивается, ибо к прошлому Китая обращаются для объяснения новой роли, которую это государство и его культура начинают играть в современном мире. Именно сейчас, когда в отечественной синологии наметилась тенденция переосмысления целого ряда исторических явлений, особенно актуальна выработка новых подходов к месту и роли религии в современном обществе [2, с. 6].
Отношения с обществом — одна из наиболее актуальных проблем, стоящих перед любым религиозным институтом. Определение места и роли даосизма в современном китайском обществе достаточно широко дискутируется на страницах общественных и научных изданий, в выступлениях государственных деятелей и представителей даосских кругов. По мнению известного даосского деятеля Чень Лянь-шэна, жизненные силы даосизма непосредственно зависят от участия его в жизни общества, а самоизоляция в монастырях «может лишить его будущего». Сторонники такого взгляда придают большое значение
процессу создания даосских организаций и активной общественной деятельности последователей даосизма [1, с. 88].
История изучения даосизма в России имеет давние традиции, берущие начало в трудах Н. Я. Бичурина и П. Цветкова — представителей российской духовной миссии в Пекине. Их работы послужили фундаментом даологических исследований целой плеяды отечественных китаеведов [Там же, с. 5].
Необходимость оценки роли и места даосизма в современном китайском социуме осознана в мировом китаеведении уже давно. Так, еще в 1969 г. на первом международном симпозиуме по изучению даосизма данный вопрос фигурировал в намеченной программе исследований (составитель Х. Уэлч). При этом обращалось внимание как на исследования, связанные с трансформацией даосизма в условиях становления и развития капиталистических отношений и проникновения европейской культуры в Китай в XIX в., так и на изучение истории даосизма и его особенностей в странах дальневосточного региона (прежде всего в КНР) в настоящее время [3, с. 250].
Даосизм был и остается одним из наиболее распространенных национальных философско-религиозных учений. На основе даосских идей сложились многие формы верований, но не менее значителен вклад даосизма и
105
его идеологии в оформление программ и организаций тайных обществ. Все это обуславливало двойственное отношение к даосизму в политическом руководстве страны. Поэтому процесс создания в Китае даосской ассоциации растянулся на весьма значительное время. Подготовка началась в 1953 г., одновременно с организацией буддийской и исламской ассоциаций, но организационая конференция была проведена лишь в апреле 1957 г.
В 1980 г. была проведена конференция Китайской ассоциации последователей даосизма, после которой работа ее активизировалась. При крупных храмах Пекина и Шанхая было организовано обучение патриотически настроенных верующих, решивших посвятить свою жизнь проповеди даосского учения. В настоящее время в различных крупных даосских религиозных центрах страны проводятся реставрационные работы. Даосская ассоциация обретает международные связи [3, с. 188].
О социальных функциях даосизма в старом Китае можно судить по его роли в жизни современных сельских общин на Тайване. Существование ряда общин немыслимо без непосредственного руководства даосскими наставниками, которые выполняют широкий круг функций. Многие храмы, в которых практикуют даосские жрецы, не являются собственно даосскими, а представляют собой святилища народной синкретической религии. Это обстоятельство, в частности, затрудняет ведение достоверной статистики по даосизму [Там же, с. 207].
Храмы в Китае, как правило, посвящались сразу многим богам, причем объектом поклонения в них часто выступали группы божеств. Наибольшей популярностью пользовались композиции из персонажей. Три легендарных основателя китайской цивилизации -Фуси, Шэньнун и Хуан-ди, триада «счастливых звезд» (божества счастья, чинов и долголетия), различные вариации триады верховных даосских божеств. На Тайване в XX в. Сложилось новое трио божеств, в которое входят популярнейший персонаж народного
пантеона Гуань-ди, Бог очага Цзаошэнь и легендарный даосский маг Люй Дунбинь.
Религиозная деятельность храмов имела два основных аспекта. Обычно храмы находились под покровительством избранного круга лиц — подчас даже одного-двух семейств, -принадлежавших к влиятельной верхушке местного общества. Покровительство храмам было мощным средством укрепления престижа верхов местного общества и остается таковым на Тайване и среди китайцев ЮгоВосточной Азии [6, с. 155−156].
Важной частью храмовой ритуальной практики даосов являются особые формы медитации. Помещение для медитации обычно располагается с восточной стороны храма. Медитативная практика осуществляется на основании большого числа канонических пособий. Параллелизм медитации и литургии подкрепляется архитектурой храма, символика различных частей которого отображает представления даосов об устройстве космоса [3, с. 207].
В древнем трактате Дао Дэ Цзин сказано: «Дао пусто, но в применении неисчерпаемо. О глубочайшее!» [7, с. 11]. Поскольку Дао нельзя понять сознанием, даосы стремятся достичь определенного мистического состояния путем дыхательных и иных упражнений. Лао-Цзы говорил: «Будь неподвижен, как гора, и текуч, как большая река». Таким образом, получается, что благодаря медитации можно прийти к просветленному состоянию [9, с. 74].
В философском даосизме медитация — это процесс «отрешения», описанный Чжуан-цзы как «сидение и забывание», во время которого медитирующий устраняет различия между собственным я и вечным потоком Дао. Через медитацию индивидуум может постичь неизведанное бытие, которое стирает все противоположности, и таким образом перейти от одностороннего, эгоцентрического видения к целостному, недискурсивному видению само-порождающегося и самозавершающегося космоса. Ритуалы религиозного даосизма служат одинаковой цели — связи с Дао. Многие из них были установлены первыми даосскими школа-
106
ми. Школа «Небесных наставников» составила основу для последующего развития ритуалов в современном Китае [5, с. 98]. Институт даосского монашества и даосские монастыри возникли только в VII — VIII вв. Но и после этого даосская традиция продолжала варьироваться в локальных и региональных организационных формах, не имея единой церковной организации и стандартной степени институциализации [4, с. 248]. Даосы выступали в роли своеобразных архимагов, мастеров общения с божествами. В этой роли они служили — а на Тайване служат и сегодня — в храмах локальных божеств [9, с. 270].
Алтарь храма в разных школах может оформляться по-разному, но, как правило, располагается под изображением божества. На алтаре (в порядке удаления от изображения божеств) размещаются светильник — символ негасимого света Дао и «золотой пилюли» бессмертия (цзинь дань) — две свечи — символ Солнца и Луны, а также человеческих глаз как внешних каналов сознания- пять мисок с плодами, символизирующими пять элементов (у син) — курильница с тремя благовонными палочками, означающими три мировые субстанции: семя — цзин, пневму — ци и дух — шэнь. Эти предметы даосского храма знаменуют путь к соединению с Дао, начинающийся с упорядочения и соединения внутренних энергий тела/личности.
Выделяют несколько видов богослужений. Главные из них имеют по преимуществу календарный характер. «Церемонии, сопряженные с очищением» (чжай цзяо, от чжай -'пост, очищение' и цзяо — 'богослужебная церемония') — особо торжественные и длительные, продолжаются много дней. Они совершаются, как правило, в честь особо чтимых «прежденебесных» (сянь тянь) божеств или, в случаях крайней необходимости, как молебен. Среди них одно из важнейших мест занимает ритуал «космического возрождения», выполняемый каждые 60 лет, т. е. единожды в течение одного календарного цикла. На Тайване такие ритуалы совершаются в каждом городе и селении. «Очищение», предваряющее собст-
венно богослужение, предполагает не только пост и плотское воздержание, но и определенные обряды, в том числе освящение места для проведения церемонии [3, с. 208].
Испытания, пережитые даосизмом в ХХ в., отразились на экономической жизни монастырей. Ассоциация последователей даосизма проводит значительную работу по организации новых форм ее деятельности — производственной и предпринимательской, направленной на развитие системы самообеспечения монастырей. Наибольшее распространение получили организация туризма на знаменитых даосских горах и в известных храмах Китая, открытие малых предприятий, торговых точек, гостиниц, чайных, земледелие и животноводство. Подобных примеров много. Доходы от хозяйственной деятельности идут в первую очередь на восстановление и реставрацию даосских монастырей, создание условий для нормальной религиозной деятельности. В целом, говоря об административно-хозяйственном устройстве и внутреннем распорядке даосских монастырей, следует отметить следующий факт: являясь центрами даосской традиции и культуры, они сохраняют исторически сложившуюся внутреннюю структуру и одновременно эффективно адаптируются к стремительно меняющимся современным условиям [1, с. 61−62].
Важнейшей сферой деятельности даосизма в современном Китае является охрана природы. На доктринальном уровне она обусловлена самоценностью основного принципа проявления благой мощи Дэ — категории естественности. Природа рассматривается даосами как ее образ, воплощенный в этом мире. «Мудрый… отвечая колебаниям жизни, считает своим учителем природу…» [Там же, с. 97].
Даосизм, для которого, по словам К. М. Скиппера (1982), характерна «исключительная преемственность и непрерывность традиции», во многом сохранил свою жизнеспособность и основные положения доктрины и в настоящее время. Поэтому он остается мощным фактором, воздействующим на культуру и идеологию Китая и других стран Дальнего Востока [3, с. 250].
107
В настоящее время открытые даосские храмы контролируются даосской ассоциацией. Большинство храмов было разрушено во время культурной революции, и лишь немногие вновь открылись в последнее время, некоторые стали музеями, и лишь часть продолжает вести религиозную деятельность [10, с. 191].
Таким образом, следует признать, что религиозный институт даосизма является неотъемлемой составляющей современного общества КНР. В силу доктринальных особенностей и нравственно-этических традиций он продолжает оказывать существенное влияние на различные стороны жизни китайского общества. Го -сударство заинтересовано в сотрудничестве с даосскими религиозными кругами, оно стремится использовать их авторитет и влияние как фактор социальной стабильности и высокого национального самосознания. Даосские орга-
низации в свою очередь укрепляют внеконфес-сиональные связи для адаптации своего социального института в современных условиях.
Вместе с тем даосизм не может быть усвоен современной «модернистской» цивилизацией в его традиционном виде. Но очевидно и то, что сегодня его былая замкнутость серьезно поколеблена, даосские наставники получили немыслимые прежде возможности для распространения своих знаний и методов совершенствования. Ясно, что такая переориентация повлечет за собой разительную перемену общественного лица даосизма: либо он как самостоятельная традиция отомрет, либо станет составной частью глобальной цивилизации будущего. Так или иначе «открытие» даосизма и даосских монастырей для цивилизации, парадоксальное, предуготованное нынешним духовным состоянием общества явление.
1. Вэнь Цзянь Даосизм в современном Китае / Вэнь Цзянь, Л. А. Горобец. — СПб.: Петербургское Востоковедение, 2005. — 160 с.
2. Горбунова, С. А. Буддийские объединения в истории Китая XX в. (10−90-е годы): информ. бюл. № 2 / С. А. Горбунова. — М.: Печат. -множит. лаборатория ИДВ РАН, 1998. — 164 с.
3. Духовная культура Китая: энцикл.: в 5 т. / гл. ред. М. Л. Титаренко- Ин-т Дальнего Востока. — М.: Вост. лит., 2006. — [Т. 2:] Мифология. Религия / ред. М. Л. Титаренко и др. — 2007. — 869 с.: ил. (в пер.)
4. Кравцова, М. Е. История культуры Китая / М. Е. Кравцова. — 3-е изд., испр. и доп. — СПб.: Лань, 2003. -416 с., ил. — (Мир культуры, истории и философии).
5. Китай. Земля небесного дракона: Культура- Философия- Религия и др. / под ред. Э. Л. Шонесси- пер. с англ. А. П. Романова. — М.: БММ, 2006. — 256 с.
6. Крюков, М. В. Этническая история китайцев в XIX — начале XX века / М. В. Крюков, В. В. Малявин, М. В. Софронов, Н. Н. Чебоксаров. — М.: Наука: Вост. лит., 1993. — 413 с.
7. Лао-Цзы. Дао Дэ Цзин / Лао-Цзы. — М.: Медков С. Б., 2012. — 192 с.
8. Малявин, В. В. Китайская цивилизация / В. В. Малявин. — М.: ИПЦ «Дизайн. Информация. Картография»: Астрель: АСТ, 2001. — 632 с.
9. Уиткомб, В. Современный Китай / Ванесса Лайд Уиткомб, Майкл Бенсон- пер. с англ. И. В. Павловой. -М.: АСТ: Астрель, 2006. — XVI, 318, [2] с.: ил.
10. Энциклопедия современной китайской культуры / под ред. Эдварда Л. Давис. — Лондон: Нью-Йорк, 2005. — 1105 с.
Сдано 31. 05. 2013
108

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой