Правило stare decisis как основа судебного правотворчества в США

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 340. 142(73)
Е. А. Петрова
Правило stare decisis как основа судебного правотворчества в США
В статье рассматриваются особенности действия правила прецедента (stare decisis) в американской правовой системе. Подчеркивается, что в США оно строго применяется только по вертикали и обусловливается спецификой судебной системы США, а также наличием федерального права и права штатов.
In the article the specific features of the stare decisis rule at the American legal system are observed. It is underlined that at the USA this rule has only vertical strict effect according to the American court system structure and to the existing of federal and state law.
Ключевые слова: правило stare decisis, прецедент, правовая система США, судебная система, судебное правотворчество.
Key words: stare decisis rule, precedent, American legal system, court system, judiciary lawmaking.
Правило (доктрина) stare decisis («стоять на решенном») является базовым принципом прецедентного права, превратившим судей в главных «творцов» права, а их решения — в основной источник права. Доктрина прецедента была унаследована правом Соединенных Штатов Америки от своего «прародителя» — права английского. Перенесенная на благодатную американскую «почву» первыми английскими переселенцами, она пустила в ней глубокие корни, однако в силу целого ряда факторов (исторических, политических, юридических и др.) применение данной доктрины на американском континенте с самого начала отличалось определенной спецификой, сохраняющейся и по настоящее время.
Смысл правила stare decisis (правила прецедента), как подчеркивается в американской литературе, наилучшим образом отражает латинское выражение, из которого был заимствован этот термин: «stare decisis et non quieta movere», что в переводе означает «стоять на решенном и не отступать от устоявшихся положений» [1, с. 142]. Оно заключается в обязанности суда
© Петрова Е. А., 2015
246
рассматривать прошлые решения как руководство для разрешения подобных дел в будущем. Это означает, что те юридические правила, которые использовались судом ранее при рассмотрении дела с аналогичными фактами, должны применяться и впоследствии при разрешении правовых споров [18, р. 130]. Следование доктрине прецедента изначально рассматривалось в США как наиболее целесообразное, так как делало право более предсказуемым, стабильным, справедливым и эффективным. Предсказуемость обеспечивается за счет того, что правило stare decisis позволяет лицу заранее узнать, как будет решено его дело. Благодаря следованию предыдущим решениям право становится более стабильным. Как отмечал судья Л. Брэндис, принцип stare decisis является весьма мудрым, «так как во многих делах гораздо более важно, чтобы соответствующая норма права была установлена, чем чтобы она была установлена правильно» [17, р. 302]. Правило прецедента делает право справедливым, так как обеспечивает разрешение одинаковых дел одинаковым образом, что, в свою очередь, ограничивает свободу судейского усмотрения. Наконец, данное правило повышает эффективность судебной деятельности, поскольку судьям не приходится каждый раз начинать с самого начала поиск всех подлежащих применению норм.
Принцип stare decisis не имеет законодательного закрепления и действует фактически в качестве правового обычая [3, с. 7]. При этом в США данный принцип строго применяется лишь по вертикали, т. е. связывает суды решениями только вышестоящих судов («vertical» stare decisis) [11, р. 14]. Так называемое «горизонтальное» действие правила прецедента («horizontal» stare decisis), предписывающее судьям следовать прежним решениям своего суда, никогда не было в США, в отличие от Англии, безусловно обязательным [9, p. 65]. Таким образом, фактически только вышестоящие суды создают обязательные прецеденты и осуществляют тем самым правотворческую деятельность. Нижестоящие суды обязаны следовать соответствующим прецедентам вышестоящих инстанций, даже если с их точки зрения они являются неправильными [14, p. 15]. Решения самих нижестоящих судов являются лишь убеждающими. «Убеждающим» («убедительным») решениям судьи могут следовать (если убедятся в их «разумной обоснованности»), а могут и не следовать («persuasive stare decisis effect») [9, p. 65]. Соответственно специфика действия доктрины stare decisis в Соединенных Штатах напрямую связана с особенностями организации американской судебной системы: иерархией судов и их юрисдикцией.
247
Судебная система США в силу федеративного устройства государства состоит из двух «частей»: федеральной судебной системы и судебных систем штатов. При этом общефедеральная система не является вышестоящей по отношению к судам штатов- все эти системы являются самостоятельными и независимыми [8, с. 123]. Фактически в США действует 51 (даже 52, если считать округ Колумбия) судебная система. Несмотря на существование некоторых местных отличий и технических деталей, в принципе и федеральная судебная система, и судебная система штатов представляют собой аналогичную пирамиду судов. В основании судебной пирамиды находятся суды первой инстанции (trial courts). Средний уровень образуют апелляционные суды среднего звена (courts of appeals), а на вершине — высший апелляционный суд (верховные суды — supreme courts).
С учетом специфики структуры американской судебной системы можно выделить следующие особенности действия доктрины прецедента в США. Во-первых, вышестоящими судами, решения которых в соответствии с правилом stare decisis образуют обязательные прецеденты, фактически выступают только апелляционные суды, которые и осуществляют тем самым правотворческую деятельность [18, р. 131]. На федеральном уровне таковыми являются Верховный суд США и федеральные апелляционные суды (при этом решения Верховного суда обязательны для всех нижестоящих федеральных судов, а решения каждого федерального апелляционного суда — для нижестоящих судов, относящихся к его апелляционному округу). Решения одного федерального апелляционного суда не являются обязательными прецедентами для другого федерального апелляционного суда и выступают для него лишь как убедительные. И хотя чаще всего данные суды следуют решениям друг друга, в принципе возможны ситуации, когда один и тот же «федеральный вопрос» по-разному решается в разных апелляционных судах. Окончательное слово в этом случае будет принадлежать Верховному суду США [9, р. 176]. Аналогично на уровне штатов обязательные прецеденты создают апелляционные суды штатов, как промежуточные (если они есть), так и верховные. Естественно, прецеденты верховного суда будут иметь иерархический приоритет над прецедентами апелляционного суда среднего звена. Решения судов первой инстанции (как федеральных, так и штатов) имеют лишь убеждающую силу [15, р. 105].
Во-вторых, принцип stare decisis в качестве обязательного действует лишь в пределах компетенции отдельного штата. Следовательно, прецеденты, создаваемые апелляционными судами одного штата, не являются обя-
248
зательными для судов других штатов, однако выступают для них как убедительные, т. е. последние будут следовать им, только если убедятся в их «разумной обоснованности» [9, р. 65]. Как правило, суды одного штата обращаются к прецедентам, созданным судами другого штата, лишь в случае отсутствия собственных решений по спорному вопросу, причем используют они при этом прецеденты высшей судебной инстанции другого штата, так как её решения являются окончательными и служат бесспорным доказательством существования соответствующей нормы общего права штата [15, р. 108−110].
В-третьих, учитывая, что федеральная судебная система и судебные системы штатов являются независимыми и имеют по общему правилу юрисдикцию в отношении разных категорий дел, прецеденты, создаваемые федеральными судами, не являются обязательными для судов штатов и наоборот (здесь фактически вообще не встает вопрос об иерархическом приоритете, так как решения касаются разных категорий дел). Исключение составляют лишь прецеденты, вынесенные по делам, относящимся к совпадающей юрисдикции (concurrent jurisdiction), когда федеральные суды рассматривают споры, основанные на праве штатов («diversity cases»), и наоборот, когда суды штатов разрешают споры, основанные на федеральном праве (содержащие «federal question»). На данные случаи установлены особые правила.
Так, конгресс в одном из своих актов определил, что федеральные суды при решении дела, основанного на праве штата, должны, если иное не предусмотрено Конституцией, договором или статутом США, следовать праву штата [19]. Учитывая данное положение, а также традиционный принцип коллизионного права, предусматривающий, что судопроизводство должно осуществляться по процессуальным нормам того суда, который рассматривает дело, были выработаны следующие правила: когда федеральный суд рассматривает дело, основанное на праве штата, он должен применять нормы материального права соответствующего штата, хотя при этом может руководствоваться федеральными процессуальными нормами- когда суд штата рассматривает дело, основанное на федеральном праве, он должен руководствоваться нормами федерального материального права, хотя при этом может применять процессуальные нормы, действующие в данном штате, если они не противоречат федеральному праву [9, р. 32, 190−192]. Причем изначально данные правила толковались Верховным судом ограничительно (дело Swift v. Tyson), в результате чего под термином «право» («law»), используемом в законе Конгресса в отношении штатов, понимались только статуты [22]. Из
249
этого следовало, что федеральные суды при решении дела, основанного на праве штата, должны применять только статутное, но не общее (прецедентное) право штата, которое, следовательно, не носило для них обязательного характера. Устанавливалось, что федеральные суды должны «с полным доверием и уважением» («full faith and credit» [16, p. 14]) относиться к решениям судов штатов, но не обязаны им следовать. Тем самым поддерживалась идея существования федерального общего права, создаваемого в первую очередь Верховным судом США, который исходил из того, что именно он должен устанавливать единообразие в праве. Как подчеркивал американский ученый Г. Гилмор, дело Swift v. Tyson предоставило «прекрасную возможность для Верховного суда США сделать большой скачок в сторону достижения цели создания единого национального права» [2, с. 191].
Однако в известном деле Erie R. Co. v. Tompkins (1938 г.) Верховный суд пересмотрел свою позицию, установив, что федеральные суды в таких случаях должны следовать «всему праву штатов» как статутному, так и общему («правило Erie»): «За исключением вопросов, регулируемых федеральной Конституцией или законами Конгресса, право, которое следует применить в тех или иных случаях, является правом отдельного штата. Вопрос о том, сформулировано ли это право легислатурой штата в статуте или в решении Высшего суда штата, не касается федеральных властей» [20]. Следовательно, когда федеральные суды рассматривают дело, основанное на праве штата, прецеденты соответствующего штата являются для них обязательными (естественно, речь идет о прецедентах высших судов штатов, так как именно им принадлежит последнее слово в вопросе о том, что представляет собой право штата). В этом решении Верховный суд указал, что «единого федерального общего права не существует в сфере торгового права», что было многими расценено как отрицание существования федерального общего права в целом. Однако до сих пор решение по делу Erie R. Co. v. Tompkins воспринимается неоднозначно и вопрос о существовании федерального общего права остается открытым [12, р. 895−1017].
В американской литературе обращается внимание на то, что федеральные суды, в отличие от судов штатов, непосредственно подпадают под действие федеральной Конституции, закрепляющей принцип разделения власти, в соответствии с которым все правотворческие полномочия принадлежат конгрессу. Поэтому создание ими обязательных прецедентных норм противоречит Конституции США. Как правило, федеральное общее право охватывает лишь определенные сферы, в отношении которых конгресс прямо
250
указывает, что они должны быть урегулированы нормами федерального общего права (полностью или для устранения пробелов в федеральном статутном праве) — или сферы, имеющие явный, особый федеральный интерес, при отсутствии соответствующих федеральных статутов (например, международные отношения, морское право, обязательства федерального правительства и т. п.) [9, р. 34−35]. М. Филд, которая провела исследования в сфере федерального общего права, полагает, что «кроме случаев толкования федерального законодательства, которые не составляют „чистого прецедентного права“, федеральное прецедентное право создается судами как федеральными, так и штатов, если вопрос не урегулирован федеральными положениями — Конституцией или актами конгресса» [2, с. 191]. Таким образом, при рассмотрении дел, основанных на федеральном праве, суды (федеральные и штатов) должны руководствоваться в первую очередь федеральным статутным правом и лишь в определенных случаях (как правило, при пробеле в законодательном регулировании) нормами федерального общего права.
Учитывая вышеизложенные правила, можно уточнить действие принципа stare decisis в отношениях между федеральными судами и судами штатов: суды штатов связаны решениями федеральных судов (а именно Верховного суда США как окончательной инстанции) лишь по вопросам, относящимся к федеральному праву- федеральные суды связаны решениями судов штатов (а именно высших судов) лишь по вопросам, относящимся к ведению штатов, если данные решения не противоречат праву федерации [11, р. 43−46]. При этом особая роль в развитии принципа прецедента и «унификации» общего права в США принадлежит Верховному суду США, поскольку его решения рассматриваются как «контролирующий авторитет», т. е. как обязательный прецедент, который не может быть поставлен под сомнение или игнорирован любым нижестоящим судом [4, с. 103].
Говоря о «горизонтальном» действии доктрины stare decisis в США, следует ещё раз подчеркнуть, что оно носит гораздо менее жесткий характер, чем в Англии. Профессор А. Л. Гудхарт как-то заметил: «Английский судья — раб прошлого и деспот будущего, он связан решениями своих предшественников и связывает поколения судей, которые будут ему наследовать» [6, с. 242]. Судьи вышестоящих судов США никогда не считали себя «рабами» своих предшествующих решений. Верховный суд США в своих решениях не раз обращал внимание на то, что доктрина stare decisis не означает «механической формулы следования позднейшему решению» [21]. В деле Hertz v. Woodman (1910) Суд ещё раз подчеркнул, что при тенденции к
251
постоянству и единообразию в решении дел принцип stare decisis не является неизменным- необходимо ли следовать решению — этот вопрос зависит всецело от усмотрения суда [2, с. 19].
Так, вышестоящий суд может решить, что тот или иной его «руководящий» прецедент больше не может применяться по какой-то причине (техническое несовершенство нормы, социальные изменения и т. п.), отменить его и создать новый прецедент. Только в XX в. Верховный суд США открыто пересмотрел около 150 своих конституционных доктрин [7, с. 16]. Именно в конституционном праве правило stare decisis всегда применялось с наименьшей жесткостью. Основная причина этого, по мнению исследователей, состоит в том, что при разрешении конституционных конфликтов судьи считают себя обязанными следовать прежде всего положениям самой Конституции, а не предшествующим прецедентам её толкования [5, с. 131]. Получившая же распространение в начале XX в. социологическая юриспруденция подвела «теоретическую» базу под обоснование свободы судейского усмотрения и в целом смягчения принципа незыблемости прецедента. Так, Б. Кардозо писал: «Если норма, после того как она действительно была проверена опытом, признана несовместимой с представлением о справедливости или с социальным благополучием, не должно быть ни малейшего колебания в том, чтобы это откровенно признать и полностью от нее отказаться» [4, с. 108]. Л. Брэндис в своем мнении по делу Washington v. W. С. Dawson and Co. отмечал, что связанность судей их предшествующими решениями является «обычным и мудрым правилом действия, но не является всеобщим и непреклонным требованием» [24]. В 1947 г. в решении по делу United States v. United Mine Workers Франкфуртер высказался в отношении Верховного суда: «Даже данный суд может сказать свое последнее слово только на какое-то ограниченное время. Он не состоит из непогрешимых людей и может ошибаться… Суд могут просить о пересмотре его решения, и такие просьбы время от времени были успешными в течение всей его истории» [23]. Как подчеркивают американские юристы, «у судей должна быть возможность пересматривать свои прежние прецеденты, в противном случае мы должны были бы придерживаться даже тех решений, которые вынесены по ошибке или не отвечают изменившимся обстоятельствам и образу мыслей» [10, р. 530].
Однако ограниченная сфера применения правила прецедента не означает полного отказа от него. Даже судьи Верховного суда признают, что пренебрежительное обращение со своими предшествующими решениями
252
подрывает престиж суда и всей правовой системы США. Поэтому открытый пересмотр старых прецедентов происходит не так уж часто (тем более что большая гибкость общего права позволяет избегать этого), и доктрина stare decisis, по замечанию профессора Ф. Истербрука, еще может определять «стратегическое поведение» судей [4, с. 109]. И хотя в современной американской юридической литературе всё чаще пишут о наступлении «эпохи статутов» («statutory age») [13, p. 555], пришедшей на смену «золотому веку» прецедентного права, унаследованный из английского права принцип stare decisis, а точнее его американская версия, по-прежнему остается одним из фундаментальных начал правовой системы США.
Таким образом, мы рассмотрели специфику действия правила прецедента, лежащего в основе американского судебного правотворчества, обусловленную в первую очередь федеративным устройством США и более гибким, чем в Англии, отношением судей к предшествующим решениям.
Список литературы
1. Бернам У. Правовая система США. — М., 2006.
2. Богдановская И. Ю. Прецедентное право. — М., 1993.
3. Богдановская И. Ю. Судебный прецедент — источник права? // Гос-во и право. — 2002. — № 12.
4. Жидков О. А. Верховный суд США: Право и политика. — М., 1985. — С. 103.
5. Никифорова М. А. Роль прецедента в конституционном праве США // Сов. гос-во и право. — 1980. — № 9. — С. 131.
6. Саидов А. Х. Сравнительное правоведение. — М., 2009. — С. 242.
7. Соединенные Штаты Америки: Конституция и законодательные акты / сост. В. И. Лафитский. — М., 1993.
8. Шумилов В. М. Особенности общего права США // США. Канада: Экономика, политика, культура. — 2003. — № 2.
9. Burnham W. Introduction to the Law and Legal System of the United States. -St. Paul, 2011.
10. Dunn P.H. How Judges Overrule: Speech Act Theory and the Doctrine of Stare Decisis // The Yale Law Journal. — 2003. — Vol. 113.
11. Fine T.M. American Legal Systems: A Resource and Reference Guide. — Cincinnati, 1997.
12. Lund P. The Decline of Federal Common Law // Boston University Law Review. — 1996. — Vol. 76.
13. Madden M.S. The Vital Common Law: Its Role in a Statutory Age // University of Arkansas at Little Rock Law Journal. — 1996. — Vol. 18.
14. Mehren A.T. Law in the United States: A General and Comparative View. -Deventer- Boston, 1989.
253
15. Neumann R.K. Legal Reasoning and Legal Writing: Structure, Strategy, and Style. — Boston- N. Y.- Toronto, 1994.
16. The Constitution of the United States. — Washington, 1987.
17. The Supreme Court A to Z: A Ready Reference Encyclopedia / ed. by E. Witt. -Washington, 1993.
18. West'-s Encyclopedia of American Law. — Vol. 8. — St. Paul, 1998.
19. The Rules of Decision Act, 28 U.S.C. § 1652.
20. Erie R. Co. v. Tompkins, 304 U.S. 64 (1938).
21. Helvering v. Hallock, 309 U.S. 106 (1940).
22. Swift v. Tyson, 41 U.S. 1 (1842).
23. United States v. United Mine Workers, 330 U.S. 258 (1947).
24. Washington v. W. С. Dawson and Co., 264 U.S. 219 (1924).
254

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой