Оборот электронных денежных средств: гражданскоправовые вопросы

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ТРИБУНА МОЛОДОГО УЧЕНОГО
Оборот электронных денежных средств: гражданско-правовые вопросы
КОРОСТЕЛЕВ Максим Анатольевич, аспирант ИЗиСП
Развитие электронной торговли и высокая стоимость банковских услуг постоянно подталкивают коммерсантов к поиску эффективных способов расчетов, которые позволяли бы успешно обслуживать так называемые микроплатежи (платежи на небольшие суммы). Такой способ был найден и технически реализован в виде электронных денег. Для осуществления расчетов с использованием электронных денег нет необходимости проводить через банк каждую операцию. В обмен на переданные лицом, желающим воспользоваться электронными деньгами, и помещенные на банковский счет денежные средства эмитируется и предоставляется этому лицу эквивалент переданных денежных средств — электронное средство платежа, которое обращается внутри определенной платежной среды (поскольку закон не дает название такой среды, назовем ее системой перевода электронных денег1). Организация этой системы напоминает систему банковских безналичных расчетов, однако технически и юридически отличается от нее. В рамках данной платежной среды ее участник может покупать за эмитированные электронные
1 Учитывая терминологию Федерального закона от 27 июня 2011 г. № 161-ФЗ «О национальной платежной системе», использовать для обозначения этого явления термин «платежная система», ставший традиционным в литературе для описания данных отношений, стало некорректно, поскольку в указанном Законе под ним понимаются другие отношения.
деньги товары и услуги, переводить электронные деньги другим участникам, а также совершать иные действия, разрешенные правилами платежной среды. Пока совершаются расчеты электронными деньгами, деньги лиц, приобретших электронные деньги, остаются без движения. После завершения расчетов участник платежной среды, например организация, принимающая электронные деньги за продаваемые товары и услуги, может вывести полученные электронные деньги из платежной среды, в частности, путем перевода на свой банковский счет, конвертируя тем самым электронные деньги в обычные деньги, или другими предусмотренными способами.
Экономия на цене расчетных услуг достигается за счет минимального участия банка в расчетах: при вводе денежных средств в систему в целях эмиссии электронных денег денежные средства помещаются на банковский счет и остаются без движения- при выводе электронных денег из системы они «погашаются» путем конвертации в наличные или безналичные деньги. Вместо обработки банком каждого платежа, совершенного в целях покупки товаров или услуг определенного продавца, банк обрабатывает только одну операцию, когда продавец выводит все полученные платежи в электронных деньгах из системы и переводит их на свой банковский счет.
Федеральный закон от 27 июня 2011 г. № 161-ФЗ «О национальной платежной системе» (далее — Закон № 161-ФЗ) впервые в истории российской юриспруденции урегулировал обращение электронных денег. Он дал определение понятия «элек-
тронные деньги» и определил основные «правила игры» эмитентов электронных денег, которых стал именовать операторами электронных денежных средств, до этого основывавших свою деятельность на общих диспозитивных нормах гражданского законодательства.
Под электронными денежными средствами Закон № 161-ФЗ понимает «денежные средства, которые предварительно предоставлены одним лицом (лицом, предоставившим денежные средства) другому лицу, учитывающему информацию о размере предоставленных денежных средств без открытия банковского счета (обязанному лицу), для исполнения денежных обязательств лица, предоставившего денежные средства, перед третьими лицами и в отношении которых лицо, предоставившее денежные средства, имеет право передавать распоряжения исключительно с использованием электронных средств платежа». Далее делается исключение: «Не являются электронными денежными средствами денежные средства, полученные организациями, осуществляющими профессиональную деятельность на рынке ценных бумаг, клиринговую деятельность и (или) деятельность по управлению инвестиционными фондами, паевыми инвестиционными фондами и негосударственными пенсионными фондами и осуществляющими учет информации о размере предоставленных денежных средств без открытия банковского счета в соответствии с законодательством, регулирующим деятельность указанных организаций».
Появление в российской практике и с недавнего времени в российском законодательстве института электронных денег породило ряд гражданско-правовых вопросов, нуждающихся в исследовании.
Чем являются электронные деньги по своей правовой природе? Электронные деньги своей правовой природой весьма схожи с безналич-
ными деньгами. Основное отличие в том, что электронные деньги учитываются не на банковском счете, а на так называемом виртуальном счете в системе перевода электронных денег. В соответствии с п. 4 ст. 7 Закона № 161-ФЗ оператор электронных денежных средств учитывает денежные средства, предоставленные клиентом, путем формирования записи, отражающей размер обязательств оператора электронных денежных средств перед клиентом в сумме предоставленных им денежных средств (далее — остаток электронных денежных средств).
Но все же электронные деньги и безналичные деньги — не тождественные понятия, несмотря на то, что безналичные деньги могут учитываться и передаваться посредством электронных каналов связи2. С. Овсейко пишет по этому поводу следующее: «…неправильно рассматривать электронные деньги как разновидность безналичных денег. … Безналичные деньги существуют в виде записей на банковских счетах, тогда как электронные деньги не учитываются на банковских счетах клиентов. Сумма покрытия, которую вносит в банк клиент, приобретающий электронные деньги, отражается не на персональном счете данного клиента, а на сборном счете, на который зачисляются средства, за счет которых будут погашаться все электронные деньги, выпущенные данным банком"3. В прак-
2 В финансово-экономических исследованиях некоторых государственных учреждений Европейского Союза ранее (до принятия Директивы Европейского Союза 2000/46/ЕС) был принят подход, согласно которому термин «электронные деньги» включал в себя безналичные деньги, передаваемые по электронным каналам связи.
3 Помимо этого С. Овсейко указывает на
следующие отличия электронных денег от безналичных денег: первые с точки зрения бухгалтерского учета — объект, а последние — отражение, первые не персонифицированы, тогда как последние персонифици-
тике стало принято называть счет, который ведет оператор электронных денежных средств, «электронным кошельком» или виртуальным счетом.
Электронные деньги являются так называемым предоплаченным финансовым продуктом, т. е. их эмиссия требует денежного обеспечения (предоплаты).
Поскольку электронные деньги появляются в качестве объекта гражданских прав в результате создания «двойника» денежных средств, переданных лицом эмитенту, с точки зрения гражданского права электронные деньги — это право требования владельца электронных денег к их эмитенту (оператору по переводу электронных денег) об их погашении (обмене на наличные или безналичные деньги). Здесь есть некий парадокс, который заключается во внутренней противоречивости природы электронных денег: с одной стороны, это средство платежа, с другой — обязательство, подлежащее исполнению в обычных (неэлектронных) деньгах. Объяснить его возможно только через аналогию с другими видами денег: когда-то банкноты также рассматривались как обязательства, подлежащие оплате металлической монетой, а безналичные деньги — как обязательства, погашаемые полноценными (металлическими или бумажными) деньгами4.
По мнению А. Я. Курбатова, по правовой природе виртуальные денежные единицы в своей определенной совокупности представляют собой долговой документ. Его передача означает лишь предпосылку для осуществления расчетов при выводе средств из электронной платеж-
рованы, при расчетах первыми расчеты производятся между должником и кредитором, при расчетах последними — между банком должника и банком кредитора (Овсейко С. Юридическая природа электронных денег // Юрист. 2007. № 9).
4 См.: Овсейко С. Указ. соч.
ной системы"5. По мнению С. Овсейко, наиболее адекватно объясняющей правовую природу электронных денег является точка зрения, основанная на юридической фикции (электронные деньги — эквивалент реальных денег), которая, однако, не исключает договорный (обязательственно-правовой) элемент во взаимоотношениях сторон.
С. Овсейко отмечает: «…однозначно решить вопрос о соотношении вещной (признать обязательства-файлы, являющиеся ЭД (электронными деньгами. — М. К.), объектом права собственности) или обязательственной (рассматривать их лишь как право требования (приказ) к банку-эмитенту) составляющей в юридической природе ЭД затруднительно хотя бы по той причине, что в отечественном гражданском праве до сих пор этот вопрос однозначно не решен и для более традиционных финансовых инструментов, например ценных бумаг. Можно только отметить двойственность информации как объекта права собственности и как права требования к третьему лицу (банку-эмитенту)"6.
Подобные мысли высказывались им в то время, когда в законодательстве России институт электронных денег никак не был урегулирован. В настоящее время после принятия Закона № 161-ФЗ не остается сомнений в том, что «электронные денежные средства» все-таки являются «денежными средствами», закон однозначно придал им такой правовой режим. Также это означает, что обязательство, предметом которого являются электронные деньги, является денежным обязательством. Закон № 161-ФЗ также прямо дает этому подтверждение, говоря в п. 17 ст. 7 о моменте прекращения денежного обязательства плательщика пе-
5 Курбатов А. Я. Правовое регулирование электронных платежных систем по законодательству Российской Федерации. Доступ из СПС «КонсультантПлюс».
6 Овсейко С. Указ. соч.
ред получателем средств — при наступлении окончательности перевода электронных денежных средств.
Следует отметить, что позиция законодателя в вопросе признания электронных денежных средств как права требования «деньгами» (денежными средствами) не идет вразрез с доктриной гражданского права. Так, согласно Л. Г. Ефимовой «функции денег может выполнять любой имущественный актив. Например, до прекращения размена на золото банкноты и государственные кредитные билеты выражали обязательство их эмитента и одновременно выполняли функции денег. Схожая ситуация складывается и на сегодняшний день в отношении кредитовых остатков на клиентских счетах… При этом запись на счете выполняет функции денег. Однако в отличие от банкнот и государственных кредитных билетов прошлого века современные безналичные деньги не являются ценными бумагами и не имеют вещественной формы"7. Сфера оборота электронных денег, конечно, уже, чем сфера оборота наличных и безналичных денег, поскольку они изначально были созданы в качестве удобного средства платежа и выполняют прежде всего эту функцию, однако, например, сокращение применения наличных денег8 в обороте не дает никому оснований не считать банкноты и монеты деньгами.
Если электронные деньги явля-ются правом требования, их передача (перевод) должна осуществляться в порядке уступки права требования (цессии)? Принятие указанной правовой природы электронных денег не означает, что их пере-
дача (переход) осуществляется в порядке цессии. Безналичные деньги также считаются правом требования. Так, Л. А. Новоселова считает их «абстрактным, безусловным и не ограниченным сроком правом требования к банку о выдаче (выплате) по первому требованию денег (правом на деньги), зафиксированным посредством бухгалтерских записей, ведущихся бан-ком"9. Вместе с тем Л. А. Новоселова предлагает рассматривать «перемещение безналичных средств по банковским счетам клиентов… в качестве особого порядка передачи прав, отличного от общегражданской уступки прав требования (цессии), а возникающие при осуществлении такой передачи обязательства с участием банков (расчетные обязательства) — как обособленные от основной сделки, по которой производится платеж"10. Эту мысль нельзя не признать правильной.
Очевидно, что переход таких прав требования, как электронные деньги, подчиняется особым правилам, а именно правилам расчетов, как и в отношении безналичных денег, и не осуществляется в порядке цессии. В настоящее время расчеты в форме перевода электронных денежных средств составляют самостоятельную форму расчетов11. Ни один суд не применял и не применяет к расчетам электронными деньгами, как и к расчетам безналичными деньгами, нормы о цессии, а руководствуется соответствующими нормами гл. 46 «Расчеты» ГК РФ и подзаконными актами Банка России.
Являются ли электронные деньги законным платежным средством? Законное платежное средство — это предмет, служащий
7 Ефимова Л. Г. Банковские сделки: пра- 9 Новоселова Л. А. Проценты по денеж-во и практика. М., 2001. С. 204. ным обязательствам. 2-е изд. М., 2003. С. 17.
8 В некоторых развитых странах (Шве- 10 Новоселова Л. А. Проблемы гражданско-
ция, Сингапур) доля наличных денег в общем правового регулирования расчетных отно-
обороте денег составляется лишь 3−6%. Во шений: дис. … д-ра юрид. наук. М., 1997. С. 7.
многих странах, в том числе в России, уста- 11 См. п. 1.1 Положения о правилах осу-новлен предельный размер расчетов налич- ществления перевода денежных средств, ными деньгами юридическими лицами. утв. Банком России 19 июня 2012 г. № 383-П.
средством погашения обязательств во всех случаях невозможности их исполнения12. Законным платежным средством в России является рубль. Возникает вопрос, являются ли электронные деньги, выраженные в рублях, законным платежным средством.
Подходы разных государств к этому вопросу могут различаться в зависимости от национального законодательства. Например, по мнению Банка Англии, электронные деньги не являются законным платежным средством13. Банк разъяснил, что законным платежным средством в Англии и Уэльсе являются банкноты и монета, тогда как банковские депозиты и электронные деньги не являются законным платежным средством. Однако нормы о законном платежном средстве, как указал банк, имеют небольшое практическое применение в повседневности, поскольку, если в договоре указан способ расчетов сторон (например, банковский перевод, электронные деньги), такой способ расчетов становится обязательным для сторон в силу договора и стороны имеют право на судебную защиту по закону.
До принятия Закона № 161-ФЗ многие юристы также не считали (и не считают) электронные деньги «деньгами» в смысле закона, и для них, соответственно, вопрос о законном платежном средстве не стоит (некоторые ученые-юристы отождествляют понятия «законное платежное средство» и «деньги» между собой, однако мы полагаем, что в государстве всегда существуют деньги, не являющиеся законным платежным средством, например иностранная валюта).
Так, по мнению М. Шахуняна, «электронные деньги (ЭД), а точнее электронные платежи, представляют
12 См.: Лунц Л. А. Деньги и денежные обязательства в гражданском праве. 2-е изд. М., 2004. С. 35.
13 URL: http: //www. whatdotheyknow. com/
request/is_electronic_money_actually_leg.
собой оплату товаров и услуг третьим лицам, совершаемую покупателем через электронную платежную систему при помощи средств, учитываемых на пользовательском счете в платежной системе… следует говорить об электронных платежах, а не электронных деньгах. Электронные платежи по своей экономической сущности скорее относятся к инструментам, то есть лишь техническим средствам проведения расчетов, а не к деньгам как таковым. ЭД можно рассматривать только как эквивалент национальной валюты, поскольку они не являются законным платежным средством, обязательным к приему по нарицательной стоимости на всей территории государства. Они обращаются при условии добровольного согласия участников системы. Кроме того, электронные платежные системы не осуществляют эмиссию, во всяком случае, не должны этого делать"14. Такая позиция относительно признания электронных денег платежами была распространена в соглашениях российских платежных систем с пользователями после принятия Федерального закона от 3 июня 2009 г. № 103-ФЗ «О деятельности по приему платежей физических лиц, осуществляемой платежными агентами», когда в отсутствие иного позитивного регулирования операторы электронных денежных средств пытались обеспечить хоть какую-нибудь легальную основу своей деятельности, кроме общих дис-позитивных норм гражданского законодательства. Однако позже в соглашениях вновь произошла переквалификация отношений по поводу электронных денег.
А. Я. Курбатов также не относит электронные деньги («виртуальные денежные единицы») к деньгам. В числе причин этого он указывает следующее. Во-первых, каждый эмитент использует собственные виртуальные денежные единицы. Во-вторых, об-
14 Шахунян М. Кошелек или веб-суррогат? // эж-Юрист. 2010. № 24.
ращение электронных денег ограничено рамками платежной системы, тогда как деньгами можно погасить любое денежное обязательство. В-третьих, виртуальные денежные единицы являются предоплаченны-ми финансовыми продуктами, т. е. их создание в свою очередь само требует обеспечения (при их вводе в электронную платежную систему требуется уплата денег). В-четвертых, расчеты электронными деньгами могут носить обезличенный (анонимный) характер, т. е. получатель не всегда может идентифицировать плательщика (если плательщик не проходил процедуру идентификации личности), тогда как при безналичных расчетах идентификация личности плательщика необходима15.
Таким образом, электронные деньги, выраженные в российских рублях, с одной стороны, не могут считаться законным платежным средством в России, поскольку они про-изводны от наличных и безналичных денег, которые необходимы как для их эмиссии, так и для погашения (платеж ими не может быть окончательным). Но, с другой стороны, в Налоговый кодекс РФ внесены изменения, позволяющие налоговым органам взыскивать налоги, сборы и другие обязательные платежи за счет электронных денежных средств лица (ст. 46, 48). Тот факт, что электронные деньги отныне могут приниматься в казну государства напрямую, видимо, свидетельствует о том, что электронные деньги стали законным платежным средством, а платежи ими — окончательными.
Составляет ли эмиссия электронных денег деятельность по приему вкладов? Учитывая вышеуказанные выводы относительно различной правовой природы безналичных и электронных денежных средств, принятие оператором денежных средств в целях эмиссии электронных денежных средств не составляет деятельности по приему
15 См.: Курбатов А. Я. Указ. соч.
вкладов, отношения сторон в данном случае не регулируются договором банковского вклада.
В соответствии с п. 1 ст. 7 Закона № 161-ФЗ при осуществлении безналичных расчетов в форме перевода электронных денежных средств клиент предоставляет денежные средства оператору электронных денежных средств на основании заключенного с ним договора. Закон не уточняет, о каком конкретно договорном типе идет речь, однако очевидно, что договор об эмиссии электронных денежных средств не относится ни к одному из договорных типов, указанных в ГК РФ, и составляет самостоятельный тип договора.
Вследствие этого законодатель вывел электронные денежные средства из-под действия Федерального закона от 23 декабря 2003 г. № 177-ФЗ «О страховании вкладов физических лиц в банках Российской Федерации».
Следует отметить, что в Директиве 2009/110/ЕС Европейского парламента и Совета Европы от 16 сентября 2009 г. содержится следующий подход: средства, полученные оператором электронных денежных средств, не составляют вкладов, однако они должны быть обменяны на (обращены в) электронные деньги без задержки.
Библиографический список
Ефимова Л. Г. Банковские сделки: право и практика. М., 2001.
Курбатов А. Я. Правовое регулирование электронных платежных систем по законодательству Российской Федерации. Доступ из «КонсультантПлюс».
Лунц Л. А. Деньги и денежные обязательства в гражданском праве. 2-е изд. М., 2004.
Новоселова Л. А. Проблемы гражданско-правового регулирования расчетных отношений: дис. … д-ра юрид. наук. М., 1997.
Новоселова Л. А. Проценты по денежным обязательствам. 2-е изд. М., 2003.
Овсейко С. Юридическая природа электронных денег // Юрист. 2007. № 9.
Шахунян М. Кошелек или веб-суррогат? // эж-Юрист. 2010. № 24.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой