Демографический фактор как основа модернизации России

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Медицина


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

В.Г. Доброхлеб
ДЕМОГРАФИЧЕСКИЙ ФАКТОР
КАК ОСНОВА МОДЕРНИЗАЦИИ РОССИИ
(Статья подготовлена при поддержке РГНФ, грант № 12−02−312 «Модернизация и человеческий потенциал России: социально-экономический аспект»)
Демографический фактор, рассматриваемый как в количественном, так и качественном аспектах, лежит в основе инновационного роста. В современной России экономическая и социальная компоненты развития не только противостоят друг другу, но сохраняется ситуация, при которой социальная составляющая тормозит и блокирует экономические преобразования. Эти процессы сказываются прежде всего на демографическом состоянии страны.
Динамика воспроизводства населения
В начале первого десятилетия XXI в. в абсолютном большинстве российских регионов наблюдалась естественная убыль населения. Наибольшие потери пришлись на 1999 г., когда сокращение численности превысило 0,9 млн человек. В 2005 г. началось поступательное улучшение демографических показателей. Если сравнить рождаемость в 2006 г. и в последующие 6 лет, т. е. до 2012 г., то видно, что за этот период родилось на 1380 тыс. детей больше, чем при сохранении показателей 2006 г. Пик рождений в период 2007—2012 гг. пришелся на 2010 г., когда родилось на 310 тыс. младенцев больше, чем до начала действия новых законодательных мер. В 2012 г. число новорожденных превысило показатели 2005 г. на 287 тыс.1. По рождаемости на 1000 человек населения в 2012 г. РФ вплотную приблизилась к уровню 1990 г. По мнению ученых2, показатели рождаемости выглядят прилично. Например, в Японии суммарный коэффициент рождаемости составляет 1,3, в Германии и Италии — 1,4, в Испании — 1,5, в России — 1,62. Смертность превышает рождаемость только в Японии. В других странах при низких показателях рождаемости наблюдается небольшой прирост населения из-за иной картины в области смертности населения.
Смертность как составляющая процесса воспроизводства населения оставалась вплоть до 2005 г. очень высокой. С 2007 г. началось ее заметное сокращение (с 14,6%о до 13,3%о в 2012 г.), однако уровень младенческой смертности у нас выше в 2−2,5 раза, а смертность для всех возрастов примерно на 48% больше, чем в развитых странах. В государствах с сопоставимой возрастной структурой населения смертность на 1000 жителей составляет 9%. Если бы в России эти показатели были на уровне европейских, то только в 2012 г. удалось бы сохранить примерно 600 тыс. жизней. Проблема усугубляется тем, что почти половину общего числа умерших (48%) у нас составляют люди трудоспособного возраста.
110
В динамике процесса воспроизводства населения России можно выделить три периода: первый совпал с 1992—1997 гг. и отмечен нарастанием депопуляции, для второго — 1998−2005 гг. — характерна наиболее высокая убыль, третий период — с 2006 по 2012 гг. — период существенного сокращения смертности и роста рождаемости. Еще в 2005 г. естественная убыль населения составляла -847 тыс. человек. В ноябре 2012 г. произошло изменение тренда: получен некоторый прирост населения за счет превышения рождаемости над смертностью, составивший +4,6 тыс. человек. Однако в декабре 2012 г. прирост населения снова стал отрицательным (-2,5 тыс.). Отметим, что впервые за последние 20 лет рождаемость сравнялась со смертностью, хотя ситуация остается неопределенной. Существенное отставание от развитых стран в области снижения смертности естественно сказывается на показателях ожидаемой продолжительности жизни (ОПЖ). В 2009 г. разрыв составлял 15,2 года для мужчин и 8,7 лет для женщин. Сохраняется и территориальный разброс показателей продолжительности жизни, который в 2010 г. составлял более 22 лет для мужчин и 17 лет для женщин. В 2011 г. ОПЖ несколько увеличилась, однако разрыв в сравнении с экономически развитыми странами остается высоким. Например, в Германии для мужчин ОПЖ составляла 78,0 лет, а в РФ лишь 64 года. Для женщин ожидаемая продолжительность жизни в этот период в РФ 75,6 лет, в Германии — 83,0 года3.
Устойчивой зависимостью является низкий уровень жизни и ее низкая продолжительность. Однако не во всех развитых субъектах РФ экономический рост реализовался в продолжительности жизни населения4.
Главным для нашей страны остается вопрос об устойчивом преодолении депопуляции5.
Модернизация демографических процессов определяет современный тип и режим естественного воспроизводства населения. В отношении рождаемости во втором десятилетии XXI в. следует иметь в виду следующие обстоятельства6:
1) созданная в 1980−90 гг. демографическая волна подняла число родившихся в 1983—1987 гг. до 2,4−2,5 млн в год, а в 1996—2001 гг. эти показатели снизились до 1,2−1,3 млн в год. В связи с этим в 2020 г. численность женщин репродуктивного возраста, как ожидается, будет меньше сегодняшней почти на 5 млн-
2) распространение более высокого возраста матери в модели рождаемости, что происходило все первое десятилетие текущего века-
3) увеличение числа новорожденных в 2007—2012 гг. отчасти связано со сдвигом тайминга рождений и полной реализацией репродуктивных установок населения, а вовсе не с увеличением потребности в детях-
4) процесс демографического старения продолжает оказывать влияние на социально-демографическую структуру общества, в том числе на ее семейную составляющую.
111
Высокая смертность как социальный вызов
В анализе смертности основного внимания требует темп ее сокращения и изменение структуры. В России за последние 10 лет смертность от сердечнососудистых заболеваний снизилась в 1,5 раза. В 2012 г. от болезней системы кровообращения умерли 55% общего числа, от новообразований — второй по значимости причины смертности — 15%. Однако еще 10 лет назад в отдельных странах смертность от болезней кровообращения, благодаря успехам в этом направлении, переместилась на 2-е место. По мнению А. Г. Аганбегяна, чтобы выйти на уровень развитых стран даже десятилетней давности, необходимо снизить смертность от сердечнососудистых заболеваний в 3,3 раза.
Что препятствует решению этих проблем? Первое и самое существенное — это переход от здравоохранения к коммерциализации медицинских услуг, когда определяющим является не сохранение здоровья человека, а доход потребителя, позволяющий оплатить услуги. Снизилась доступность медицинской помощи. Сокращение сети больниц привело в 2011 г. к уменьшению на треть (32%) числа коек на душу населения. Свернута сеть районных больниц в сельской местности, произошел демонтаж амбулаторно-поликлинических учреждений. Доступность медицинской помощи в АПУ на селе резко сократилась по сравнению с городом. Резко уменьшилось строительство больниц. В 2010 г. при сокращении числа больниц вдвое из оставшихся 41,8% зданий больничных учреждений и АПУ находились в аварийном состоянии или требовали реконструкции или капитального ремонта. Из-за удаленности лечебных учреждений 38 млн человек оказались лишены своевременной медицинской помощи. Произошло расслоение регионов по душевому расходу на здравоохранение. Как отмечают исследователи, «реальность России, не имеющая ничего общего с социальной системой и экономическими возможностями европейских стран, неизбежно сделает рынок медицинских услуг механизмом апартеида"7. Между тем высокий уровень смертности тормозит экономическое развитие нашей страны.
Здоровье как качественная характеристика
Сегодня все большее значение приобретают качественные характеристики населения: здоровье, образовательно-квалификационный потенциал, уровень социальной сплоченности, солидарности. Состояние индивидуального здоровья в России (впрочем, как и популяционного) характеризуется нисходящей динамикой с ежегодным падением в пределах от 0,05 балла при общем резерве сегодня чуть выше 3. Интенсивность снижения потенциала здоровья детей существенно выше средней тенденции: здоровье детей ниже здоровья родителей, а состояние внуков, т. е. детей наших детей, — еще плачевнее. Член-корреспондент РАН Н.М. Рима-шевская8 сделала обоснованный вывод о том, что сегодня проблемы
112
заболеваемости перемещаются с групп престарелых в группы детей и молодежи, которые, вступая в фертильный возраст, воспроизводят больных. Больные рожают больных так же, как бедные бедных. Общество все глубже втягивается в некую социальную воронку нездоровья. Среди причин подобных трендов решающее значение имеет биологический фон развития прежде всего здоровье родителей. Особенно велико влияние отклонений в состоянии женщин во время беременности, что напрямую связано со здоровьем детей, главным образом в период раннего детства. Наличие анемии, которой страдают от 30 до 40% будущих матерей, приводит к рождению детей с ослабленным иммунитетом9.
Анализ существующей ситуации позволяет сделать следующие выводы:
• необходимо различать количество рождений и качество новорожденных-
• динамика смертности и динамика здоровья, имея высокую корреляцию, отличаются трендом: при росте количества родившихся возможно частичное ухудшение здоровья, что ведет к росту инвалидности-
• каждое последующее поколение оказывается менее здоровым, чем предыдущее-
• генетическая уязвимость новых поколений, здоровье которых не улучшается в течение жизненного цикла-
• снижение трудовой мотивации из-за сверхзанятости, вызванной низкой оплатой труда10.
Важнейшие факторы здоровья нации
Анализ социально-экономических факторов, определяющих здоровье, показывает, что в их основе лежит материальная обеспеченность населения, масштабы бедности и социальной поляризации:
• генетическая уязвимость новых поколений, здоровье которых не улучшается в течение жизненного цикла-
• снижение трудовой мотивации из-за сверхзанятости, вызванной низкой оплатой труда-
• доминирование экономических целей развития (увеличение темпов роста национального богатства) над гуманитарными ценностями (ценность индивидуального человека), что заставляет конвертировать здоровье в доход-
• 10% работающих получают заработок ниже прожиточного минимума (ПМ), более 40% работников не могут обеспечить своим заработком себя и своего ребенка на уровне не ниже ПМ-
• вопреки утверждениям официальной статистики доля семей за границей бедности — более 30%-
• социальная поляризация продолжает нарастать и составляет сегодня 1: 17-
113
• минимальная оплата труда в России в 5−7 раз ниже, чем в Европе, и в 10 раз ниже, чем в США.
По среднему варианту демографического прогноза Росстата, общий коэффициент рождаемости к 2025 г. снизится до 9,1%ои. Оптимистический прогноз основан на совмещении двух разнонаправленных задач: переходе к экономике, основанной на знаниях, и фактическом преобладании модели двух-трехдетной семьи в России. Последнее требует изменения социальной роли женщины в репродуктивном возрасте, которое отчасти происходит под влиянием властных структур. Для примера сошлемся на установление материнского (семейного) капитала (МСК).
Анализ эффективности использования МСК позволяет сделать два вывода: во-первых, сдвиги относительно увеличения рождаемости есть, но они весьма малы: произошло увеличение вторых рождений и уменьшение доли нерожавших женщин- во-вторых, в МСК не учитываются многие факторы, в том числе трудовая занятость женщин репродуктивного возраста.
Причины смены социальной парадигмы
Смена парадигмы социальной политики, включающей демографическую и семейную (пронаталистскую), обусловлена следующими причинами:
1) жизнеспособность нации характеризуется низкими показателями ожидаемой продолжительности жизни, ухудшением здоровья, в том числе беременных женщин, детей и молодежи, высоким уровнем смертности-
2) уменьшение численности детей и молодежи непосредственно вызывает трудности инновационной модернизации экономики и реализации нового уклада хозяйственной жизни, основанного на быстрой смене технологий-
3) необходимость всесторонней поддержки семьи как узлового социального института снижает фрустрацию и социальную нестабильность, выступает опорой становления «частного» человека.
Поскольку матримониальные, репродуктивные, самосохранитель-ные процессы, как правило, формируются в семье, при решении проблем воспроизводства населения принципиальная роль принадлежит семейным структурам. Их динамика в России характеризуется:
• ростом доли неполных семей из-за возросшего числа разводов, внебрачной рождаемости и овдовения-
• сокращением доли многодетных семей, переход к семьям, состоящим из 2 и 3 человек-
• уменьшением среднего числа детей в семье-
• ростом удельного веса сложных семей, супругов или матерей с детьми, проживающих совместно с родителями и / или другими родственниками из-за жилищных проблем12.
114
Грамотная социально-демографическая политика основана на глубоком и системном изучении семейной структуры населения. Так, в период 1939—2010 гг. наблюдалась долговременная тенденция сокращения среднего размера семьи. В 2010 г. она была зафиксирована на отметке 3,1 человека. В большей степени это коснулось сельского населения, средний размер семей которого за указанный период уменьшился на 23%.
Демографическая структура населения выступает определяющей компонентой социально-экономического развития. При ее анализе на макроуровне выделяются наиболее общие тенденции и закономерности демографической динамики, на микроуровне — уровне семьи (домохозяйства) раскрывается потенциал, выявляются возможности адаптироваться за счет многообразных внутренних и внешних связей.
В этих обстоятельствах решающими направлениями радикального маневра в области социальной политики становятся следующие:
1) активизация демографических действий, включая реформирование объема, структуры и порядка выплат МСК-
2) разработка комплекса программ, направленных на укрепление здоровья всех возрастных групп-
3) кратное увеличения оплаты труда с учетом того, что рост доходов позволит гражданам активно участвовать в финансировании социальных мероприятий13, что является распространенной практикой в развитых странах.
Перемены, охватывающие все типы демографического поведения, ведут к смене типа воспроизводства населения. Сущность демографического перехода состоит в воссоздании новой парадигмы смены поколений людей — стабилизации рождаемости и снижении смертности, что ведет к увеличению продолжительности жизни новых поколений.
Демографическая модернизация к концу ХХ в. в России осталась незавершенной14. Но нельзя не видеть, что в начале 1990-х гг. в стране начался обратный эпидемиологический переход. Его вызвали деградация структуры экономики под влиянием либеральных представлений («рынок решает все») — ухудшение социальной структуры, отразившейся на резком расслоении населения и росте числа бедных- качественное ухудшение социальных институтов, в том числе в сфере здравоохранения. Появились иные, отличные от советского периода механизмы роста смертности и деградации ее качественной структуры. Основным источником потерь «стало нарастание маргинальных слоев населения и увеличение преимущественно в них рисков смертности от экзогенных и внешних причин"15. Из всех условий демографической модернизации важнейшим является создание благоприятной среды развития человека.
115
Примечания
1 Информация о социально-экономическом положении России. 2012 г.: январь-декабрь (опубликовано 25. 01. 2013 г.). http: //www. gks. ru/bgd/free/B1200/IssW-WW. exe/Stg/dk12/8−0. htmInformatsiya o sotsialno-ekonomicheskom polozhenii Ros-sii. 2012 g.: yanvar-dekabr (opublikovano 25. 01. 2013 g.).
2 Аганбегян А. Г. Преодоление депопуляции в России. Впервые за последние 20 лет рождаемость сравнялась со смертностью // Экономически стратегии. 2013. № 2. Aganbegyan A.G. Preodolenie depopulyatsii v Rossii. Vpervye za poslednie 20 let rozhdaemost sravnyalas so smertnostyu // Ekonomicheski strategii. 2013. № 2.
3 Демографический ежегодник России. 2012 г. http: //www. gks. ru/wps/wcm/connect/ rosstat_main/rosstat/m/statistics/publications/catalog/doc_113 767 420 9312Demografi cheskiy ezhegodnik Rossii. 2012 g.
4 Демографическое настоящее и будущее России / под ред. В. Ф. Колбанова, Л. Л. Рыбаковского. М.: Экон-информ, 2012. С. 104−106.
Demograficheskoe nastoyashchee i budushchee Rossii / pod red. V.F. Kolbanova, L.L. Rybakovskogo. M.: Ekon-inform, 2012. S. 104−106.
5 Римашевская Н. М., Доброхлеб В. Г. Три направления совершенствования демографической и семейной политики в современной России // Народонаселение. 2013. № 1.
Rimashevskaya N.M., Dobrokhleb V.G. Tri napravleniya sovershenstvovaniya demo-graficheskoy i semeynoy politiki v sovremennoy Rossii // Narodonaselenie. 2013. № 1.
6 Россия: модернизация системы управления обществом. Социальная и социальнополитическая ситуация в России в 2011 г. М.: ИСПИ РАН, 2012.
Rossiya: modernizatsiya sistemy upravleniya obshchestvom. Sotsialnaya i sotsialno-politicheskaya situatsiya v Rossii v 2011 g. M.: ISPI RAN, 2012.
7 Братчиков С., Кара-Мурза С. От здравоохранения к продаже медицинских услуг // Экономически стратегии. 2013. № 2.
Bratchikov S., Kara-Murza S. Ot zdravookhraneniya k prodazhe meditsinskikh uslug // Ekonomicheski strategii. 2013. № 2.
8 Римашевская Н. М. Дети и молодежь новой России // Народонаселение. 2012. № 3.
Rimashevskaya N.M. Deti i molodezh novoy Rossii // Narodonaselenie. 2012. № 3.
9 Состояние здоровья беременных, рожениц, родильниц и новорожденных. URL: http: //www. gks. m/wps/wcm/connect/rosstat/rosstatsite/main/population/healthcare/# Sostoyanie zdorovya beremennykh, rozhenits, rodilnits i novorozhdennykh.
10 Величковский Б. Т. Жизнеспособность нации. Взаимосвязь социальных и биологических механизмов в развитии демографического кризиса и изменении здоровья населения России. М.: РАМН, 2012. С. 217−218.
Velichkovskiy B.T. Zhiznesposobnost natsii. Vzaimosvyaz sotsialnykh i biologicheskikh mekhanizmov v razvitii demograficheskogo krizisa i izmenenii zdorovya naseleniya Rossii. M.: RAMN, 2012. P. 217−218.
116
11
12
13
14
15
Демографический прогноз до 2030 г. http: //www. gks. ru/free_doc/new_site/popula-
tion/demo/progn3. htm
Demograficheskiy prognoz do 2030 g.
Семья с детьми в современной России: экономический и социальный портрет / под ред. Л. Н. Овчаровой, Л. М. Прокофьевой. М.: ИСЭПН РАН, 2008. С. 83. Semya s detmi v sovremennoy Rossii: ekonomicheskiy i sotsialnyy portret / pod red.
L. N. Ovcharovoy, L.M. Prokofevoy. M.: ISEPN RAN, 2008. P. 83.
Аганбегян А. Г. Нужна ли России смена парадигмы социально-экономического развития? // Экономическая политика. 2012. № 6.
Aganbegyan A.G. Nuzhna li Rossii smena paradigmy sotsialno-ekonomicheskogo raz-vitiya? // Ekonomicheskaya politika. 2012. № 6.
Демографическая модернизация России. 1900−2000 / под ред. А. Вишневского.
M.: Новое издательство, 2006. С. 11.
Demograficheskaya modernizatsiya Rossii. 1900−2000 / pod red. A. Vishnevskogo. M.: Novoe izdatelstvo, 2006. P. 11.
СеменоваВ.Г. Обратный эпидемиологический переход в России. М.: ЦСП, 2005. С. — 240−241.
Semenova V.G. Obratnyy epidemiologicheskiy perekhod v Rossii. M.: TsSP, 2005. P. 240−241.
117

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой