Демократия в системе ценностных ориентаций интеллигенции

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Социология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ДЕМОКРАТИЯ В СИСТЕМЕ ЦЕННОСТНЫХ ОРИЕНТАЦИЙ ИНТЕЛЛИГЕНЦИИ
Т.М. Жиганова
Волгоградская академия госслужбы ул. Гагарина, Волгоград, Россия, 8 400 131
Цель работы — интерпретировать восприятие демократии в сознании интеллигенции в России в 1990—2007 гг. Эмпирическая основа статьи — вторичный анализ анкетного опроса «Реальная Россия: социальная стратификация современного российского общества" — опроса «Элиты и будущее России: взгляд из регионов" — анализ итогов мониторингов общественного мнения в Волгоградской области.
Интеллигенция — большая социальная группа, обладающая статусом, реальными ролями и позициями в обществе, ресурсами влияния и интересами. Она занята в сфере высококвалифицированного умственного труда, обладает групповой идентичностью. С точки зрения экономического статуса интеллигенция неоднородна. Она включает в себя интеллектуальные элиты (часть «верхнего среднего» класса — политконсультантов, видных деятелей науки и культуры, руководителей СМИ и пиар-бизнеса), «массовую» интеллигенцию («средний и низший» средний классы), а также малоимущие и маргинализированные слои. В политическом отношении интеллигенция также разнородна (весь спектр ориентации от анархизма до правого радикализма). Что же позволяет говорить о сохранении интеллигенции в постсоветской России? На наш взгляд, ее функции создателя и распространителя «символического капитала» (в терминах П. Бурдье) [7], коммуникатора между массами и правящими элитами.
В рамках выборок социологических опросов интеллигенция может быть ограничена 13−15% респондентов, занятых квалифицированным трудом, имеющих высшее образование, относящих себя к интеллигентам. Элитная и массовая часть группы соотносятся примерно 1: 3 по численности, отчетливо различаются по доходам и политическим восприятиям.
Для изучения ориентации и их компонентов (интересов и ценностей, обобщенных установок на объекты и ситуации, повседневной предрасположенности к определенному поведению) оптимальна модель Б. З. Докторова [2. С. 9]. Она включает две оси координат: «открытость/сопротивление инновациям» и «индивидуализм/коллективизм». Идеологически первую ось выражает деление на либералов и консерваторов, вторую — на правых и левых. Либералы предпочитают свободу, а консерваторы — порядок. Для левых приоритетны социальная справедливость и равенство возможностей, для правых — индивидуальная свобода и права человека.
Вместе с тем комплексы политических ориентации не очерчены жестко в массовом сознании. Перечисленные приоритеты имеют неисчислимое множество толкований и разновидностей. Например, нельзя отрицать, что ценности демократии по происхождению и социальной базе либеральны.
В России демократию последовательно и рационально поддерживает только интеллектуальное меньшинство, «импортируя» ценности и стереотипы восприятия политики из западной социокультурной системы. Слабость самостоятельных ресурсов либерализма в России во многом предопределена узкой социальной базой (средний класс — не более 25% населения, а предпринимательством занято до 5% интеллигентов) [8. С. 401, 405−406]. Подавляющее большинство интеллигентов занято в государственном секторе экономики.
Сравним три «замера» массового сознания интеллигенции: в начале 1990-х, в конце десятилетия и в 2005—2007 гг. Первый опрос был проведен Фондом «Общественное мнение» в конце 1993 г. (выборка N = 1500). Его итоги первично интерпретировали Б. Г. Капустин и И. М. Клямкин [9]. Опрос принес неожиданные результаты. Последовательными либералами сочли себя лишь 4% респондентов (чаще всего — члены правящей элиты, специалисты с высшим образованием). Среди них был 21% либералов по сравнению с 13% в остальной части опрошенных. Уже в начале постсоветских реформ резкая критика советского прошлого не приводила в сознании либералов к демократической позитивной программе будущего. Сторонники либерализма проявляли приверженность идеям законности, духовности, прогресса, личной и экономической свободы чаще остальных респондентов. Парадоксально, но ориентации толерантности, демократии, честного труда имели одинаковую популярность в обеих группах респондентов. И совсем уж нетипично для либерализма низкое уважение к безопасности (42% в группе сторонников либерализма сравнительно с 48% остальных респондентов), к справедливости (20% против 37%), к личному достоинству (7% против 13%) [9. С. 87].
Полагаем, что причины такого восприятия — в диспозиции основных идейных ориентаций начала 1990-х гг. Тогда либерализм воспринимался в массовом сознании как обобщенная, эмоциональная альтернатива советскому коммунизму. Поэтому раскол первоначальной социальной базы либерализма стал неизбежным по мере рыночных реформ, нисходящей мобильности «массовой» интеллигенции уже к середине 1990-х гг.
Второй опрос проводился Российским независимым институтом социальных и национальных проблем в рамках мониторинга отношения к реформам (1992 — весна 2000 гг.) [10- 55, 59, 61, 63]. Количество респондентов колебалось от 1180 до 2200 в 12 экономических регионах страны.
Руководитель проекта М. К. Горшков сделал вывод, что в сознании россиян сосуществуют две системы ценностей. Первая, постиндустриальная индивидуалистическая, охватывает 25−30% опрошенных. Вторая, традиционалистская и коллективистская, — 35−40%. Остальную часть населения составляет группа с противоречивым, «раздвоенным» набором ориентации [10. С. 363]. Характерно, что этот раскол в 2000 г. проявлялся и среди интеллигенции. «Адаптанты», положительно оценивавшие реформы, чаще всего представлены среди бизнесменов (68%), студентов (38%), гуманитарной и творческой интеллигенции (37%). Напротив, инженерно-техническая интеллигенция оказалась среди «дезадаптантов» реформ [10. С. 332].
По итогам мониторинга РНИСНП можно предположить, что в обществе быстро идет трансформация ориентаций. С 1998 г. наметился явный рост этатистских, государственно-консервативных настроений. Впрочем, либеральный тренд сохранился за счет смены поколений и размывания «социалистических» ориентации. Последние приобретали все более несбыточный, ретроспективно-ностальгический характер.
Третий социологический опрос проводился центром «РОМИР-Мониторинг» в конце 2004 — начале 2005 гг. (пропорциональная выборка 15 000 человек, 58 субъектов Федерации) [8]. Ценностные ориентации интеллигентов (15% всей выборки) оценивались по восприятию идей «свобода», «общественная справедливость», «равенство» и др. Восприятие свободы интеллигентами подчеркнуто экономическое (на первом месте возможность заниматься любимым делом, 65,9% ответов о свободе). Возможность открыто выражать мнение приоритетна в 43,7% ответов о свободе- получать любую информацию — в 25,1%- выбирать органы власти всех уровней — в 14,8% [8. С. 101]. Идея «сильной власти» в сознании интеллигента преобладает над свободой выборов и участия в политической жизни.
Идеал государственной власти в России связывается большинством интеллигентов с «порядком». 80% респондентов полагает, что власть должна в первую очередь обеспечивать порядок, а лишь 15% отдают главенство соблюдению прав человека [8. С. 102]. Справедливость в обществе для интеллигентов — прежде всего «равенство всех перед законом» (53,7% ответов), «сильная и справедливая власть» (17,3%). Таким образом, консервативные ориентации распространены больше либеральных, хотя и не противопоставляются жестко.
Выбор между либерализмом и социал-демократией виден по предпочтениям: «важнее свобода» (30−36% ответов) или «важнее равенство» (43- 49%) ответов). Примечательно, что уровень доходов интеллигентов почти не влияет на ось «порядок-свобода», но заметно воздействует на ось «свобода-равенство» [8. С. 103].
В целом же политические ориентации интеллигентов близки средним по всей совокупности социальных групп. Наиболее распространены взгляды в духе консервативного либерализма, что проявляется и в «центристском консенсусе» 2000-х гг. Поддержка либеральных партий — СПС и «Яблока» — в большей мере проявляется в высшем имущественном слое интеллигентов, а также среди жителей крупных городов.
Либеральные ориентации проявляют 31,5% респондентов «РОМИР-Монито-ринга», 44,7% из них последовательны в своих взглядах. Их можно разделить на либертарианцев (6,1% респондентов, в том числе 8,6% последовательных) и либеральных консерваторов (25,4% респондентов, в том числе 36,1% последовательных) [8. С. 401−402]. Либертарианцы предпочитают полную свободу личности и государство, обеспечивающее свободу- равенство всех граждан перед законом- подлинную демократию- одобряют предпринимательство. Либеральные же консерваторы сочетают одобрение свободы с государством, обеспечивающим порядок. Они — сторонники сильной и справедливой власти, равенства всех перед законом, подлинной демократии, личных прав и свобод. Положительная оценка бизнеса сочетается в их сознании с идеей «справедливого» распределения доходов.
Важны взаимосвязи между либеральными ориентациями и социальным статусом интеллигентов. В начале 2005 г. среди работников интеллектуального труда высшей квалификации либертарианцы составили 8%, а либеральные консерваторы — 45,4% опрошенных. В слое работников средней квалификации либертарианцев 9,5%, а либеральных консерваторов — 42,1%. Среди малоквалифицированных работников — соответственно 10,4% и 41,2%, а среди студентов и учащихся — 18,2% и 44%. Итак, наиболее либертарианские взгляды демонстрирует низкостатусная молодежь, что, возможно, объясняется временем и условиями ее социализации.
Итак, демократия в сознании российской интеллигенции воспринимается позитивно, но более деполитизированно, чем всеми респондентами. На первые места ставится возможность заниматься любимым делом, открыто выражать мнение и получать любую информацию. Идеал государства связывается большинством интеллигентов со «справедливым порядком», который обеспечивает равенство всех перед законом, «сильную и справедливую» власть. И напротив, интеллигенты реже общества в целом одобряют равенство доходов.
Интеллигенция разделена на сторонников либерального восприятия демократии, социал-демократии, консерватизма. Но эти комплексы восприятий «взаи-монакладываются», не ведут к рациональному партийному выбору. Так, идеал «сильного государства, обеспечивающего порядок», разделяют 80% респондентов. Уровень доходов почти не влияет на выбор между консерватизмом и либерализмом, зато отчетливо выражает деление на социал-демократов и либералов.
«Центристский консенсус», отчетливо выраженный в России в 2000-х гг., вбирает в себя противоречивые установки: поддержку сильной власти, порядка, стабильности, свободы и равенства, сильного государства — защитника прав и свобод человека и законности. Такое «состояние умов» свидетельствует о начальной стадии консолидации демократии в России, о силе традиций государственного патернализма.
В постсоветский период в сознании интеллигенции сложился комплекс либеральных ориентации, проявляемый 30−40% респондентов. Но этот комплекс неоднороден. Преобладает вид ориентации консервативного либерализма. В сознании интеллигенции сохраняются также социалистический и консервативно-этатистский комплексы ориентации. Это можно объяснить инерционностью стереотипов сознания, их преемственностью (особенно среди пожилого поколения, массового слоя в сравнении с элитным, среди провинциалов).
Перспективы консолидации демократического сознания в России связаны с поиском идей и институтов, укорененных в общественной реальности- с коренным изменением типа стратификации интеллектуалов.
ЛИТЕРАТУРА
[1] Бурдье П. Социальное пространство и генезис классов // Социология политики. — М., 1993.
[2] Докторов Б. З. Россия в европейском социокультурном пространстве // Социологический журнал. — 1994. — № 4.
[3] Капустин Б. Г. Либеральные ценности в сознании россиян // Полис. — 1994. — № 1.
[4] Лапин Н. И. Как чувствуют себя, к чему стремятся граждане России // Мир России. — 2003. — № 4.
[5] Реальная Россия: Социальная стратификация современного российского общества / Рук. проекта М. Тарусин. — М., 2006.
[6] Российские элиты в зеркале социологии: Информационно-аналитические материалы. — Ростов н/Д, 2007.
[7] Шестопал Е. Б. Психологический профиль российской политики 1990-х. — М., 2000.
[8] Юрьев А. И. Политическая психология. — СПб., 1998.
[9] Ядов В. А. Стратегия социологического исследования: описание, объяснение, понимание социальной реальности. — М., 1998.
[10] Kitchelt H. Formation of Party Cleavages in Post-Communist Democracies // Party Politics. — 1995. — № 1(4).
DEMOCRACY AS PART OF VALUES OF THE INTELLECTUALS
T.M. Zhiganova
Volgograd Academy of Public Service Gagarina str., Volgograd, Russia, 8 400 131
The article analyses values of the intellectuals (intelligentsia) in Russia in regard to democracy basing on the data of sociologic research of 1992−2007. The article is based on the secondary analysis of such surveys as «True Russia: Social Stratification in Modern Russian Society" — «Elites and Future of Russia: Regional Perception» and public opinion monitoring in Volgograd Region.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой