Правовое регулирование прав на монастырские земли в Российской империи в ХІХ - начале ХХ в

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ТЕОРИЯ И ИСТОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
УДК 346. 7(47) «1801/1917»: 340. 132. 233:2−788
В. Н. Буренин
Правовое регулирование прав на монастырские земли в Российской империи в Х! Х — начале ХХ в.
В статье рассматриваются вопросы правового регулирования прав на монастырские земли в Российской империи в ХК — начале ХХ в. Отмечается специфика владельческого права монастырей на земельные участки.
In the article questions of legal regulation of the rights for monastic lands in the Russian Empire in XIX — the beginning of the XX centuries are considered. Specifics of the possessory right of monasteries for the land plots are noted.
Ключевые слова: Российское государство, церковные организации, монастыри, права на земельные угодья, права владения.
Key words: Russian State, church organizations, monasteries, rights for land grounds, rights of possession.
Секуляризационная политика Российского государства в отношении церкви на начальном этапе синодального периода до XIX в. предопределила основные шаги в отношении церковных имуществ, особенно недвижимых, которые были выведены из-под церковного управления и переданы государству как номинальному владетелю всех земель.
Целью секуляризационной политики Российской империи на начальном этапе стало в первую очередь обращение в государственную собственность земельных угодий монастырей и других церковных организаций, вместе с проживающими на этой земле крестьянами. Наиболее отчетливо это можно проиллюстрировать данными статистики, согласно которым, при императрице Елизавете, когда монастыри еще оставались полноправными владельцами своих угодий, по ведомостям 1754 г., за архиерейскими домами и монастырями в 20 тыс. населенных пунктов империи значилось чуть больше
© Буренин В. Н., 2015
851 тыс. душ мужского населения Согласно ревизским документам 1762 г., в церковном распоряжении находилось уже свыше миллиона душ мужского пола крепостных и зависимых крестьян (почти десятая часть всего податного населения). По ходу реформирования более 910 тыс. из них, вместе с монастырскими вотчинами, были переведены в ведение Коллегии экономии.
Так, с принятием императорского Указа от 26 февраля 1764 г. начался процесс фактической ликвидации значительной части монастырей, а оставшиеся были разделены на три класса и установлена штатная норма монашествующих (в мужских монастырях первого класса до 33 монахов, в женских -от 52 до 101 монахини- только лавры могли иметь большую численность). В итоге количество монастырей в Российской империи значительно уменьшилось. Так, историк Н. Н. Лисовой сообщает, что при секуляризации 1764 г. было закрыто 589 (118) обителей, а в последующий период, до конца ХУШ в. — еще 43 (8)2. Надо отметить, что количественная оценка оставшихся церковных учреждений у различных исследователей не сходится. Так, в одних источниках количество монастырей указывается — 4833, в других — 479 (91)4- встречается упоминание о 473 сохранившихся монастырях, из которых 312 переводились на казенный штатный оклад, а 161 оставался на собственном содержании5- есть указание на 452 и даже 396 незакрытых монастырей6- в ряде исследований говорится, что штатных монастырей в Великороссии осталось лишь 226 (159 мужских и 67 женских), а около 150 было «выведено за штат», т. е. оставлено на содержание за счет паствы и собственного труда7.
Кроме уменьшения числа монастырей, значительно сократилась и величина земельных угодий монастырей и архиерейских домов. Так, по данным церковных исследователей, величина земельных угодий церкви уменьшилась на 8,5 млн десятин, но по 29 губерниям в последней четверти ХУШ в. в цер-
1 См.: Монашество и монастыри в России: Х1-ХХ века: Исторические очерки / отв. ред. Н. В. Синицына. М.: Наука, 2002. С. 194, 220.
2 Там же. С. 199.
3 См.: Прошин Г. Г. Черное воинство: (Русский православный монастырь. Легенда и быль). М.: Политиздат, 1988. С. 76.
4 См.: Андроник (Трубачев), игумен, Бовкало А. А., Фёдоров В. А. Монастыри и монашество: 1700−1998 гг. // Православная энцикл.: Русская православная церковь. М.: Церк. -науч. центр Православная энцик., 2000. С. 328.
5 См.: НикольскийН.М. История Русской церкви. М.: Политиздат, 1983. С. 203.
6 Смирнов М. Ю. Динамика религиозных организаций в дореволюционной России // Гос-во, религия, церковь в России и за рубежом. 2010. № 3. С. 18.
7 См.: Комисаренко А. И. Ликвидация земельной собственности феодального духовенства в России // Феодализм в России / отв. ред. В. Л. Янин. М.: Политиздат, 1987. С. 168−170- Монаше-
ство и монастыри в России. С. 199- Никишина Е. А., Макальская М. Л. Финансовое обеспечение
деятельности православных религиозных организаций. М.: Дело и Сервис, 2008. С. 25.
10
ковном владении сохранялось еще до 700 тыс. десятин. К концу века доход государства от секуляризации достиг 3 млн р., церковь лишилась самостоятельного распоряжения годовым доходом почти в 1,5 млн р. (по курсу 2008 г. это составило бы 4 млрд р.), из которых половина уходила в государственную казну, а остальная сумма выделялась на содержание духовенства согласно установленным штатам8.
Тем не менее, нельзя утверждать, что Русская православная церковь была полностью лишена своих владений, поскольку она даже номинально продолжала оставаться владельцем многочисленных угодий. Стоит учитывать особенности той исторической эпохи, связанной с существенным разрешением границ Российской империи. Так, к концу правления Екатерины II размеры империи почти удвоились, что привело к увеличению числа поданных, исповедующих православие. Российская православная церковь того периода состояла из 35 епархий, где служило 84 тыс. человек белого духовенства, было свыше 21 тыс. храмов, 488 (102) монастырей и 12,3 тыс. монашествующих9. В царствование Павла I число монастырей несколько выросло: было восстановлено 29 упраздненных и открыто 20 новых монастырей 10. Как уже отмечалось при императоре Павле I, незаслуженно причисляемом к гонителям всего русского, возобновилось наделение монастырей земельными владениями (пахотными, луговыми, лесными) — их норма возрастает от 30 до 150 десятин на монастырь.
Последующие российские императоры не уменьшали, а наоборот, увеличивали право монастырей на приобретение новых земельных владений. Так, с 1805 г. монастырям было дано право приобретать недвижимость -имения11, с тем условием, что это будут ненаселенные земли. В отношении церковных имений на национальных окраинах Российской империи правительство в XIX в. продолжало политику секуляризации. Так, император Николай I указом от 25 декабря 1841 г. забрал в казну церковные имения, перешедшие еще в конце XVIII в. к России от Польши, в губерниях: Витебской, Могилевской, Виленской, Гродненской, Минской, Подольской, Волынской и Киевской. Взамен были назначены денежные штатные оклады. В 1841 г. последовало распоряжение об отобрании в казну всех населенных зе-
8 См.: Андроник (Трубачев), игумен, Бовкало А. А., ФёдоровВ.А. Указ. соч. С. 327.
9 См.: Цыпин В., прот. Русская православная церковь в синодальную эпоху: 17 001 917 гг. // Православная энцикл.: Русская правосл. церковь. С. 132.
10 См.: Андроник (Трубачев), игумен, Бовкало A.A., Фёдоров В. А. Указ. соч. С. 329.
11 См.: Морозан В. В. Экономическое положение Русской православной церкви в конце XIX — начале XX в. // Нестор: ежекварт. журн. истории и культуры России и Восточной Европы. 2000. № 1. С. 313.
мель, находившихся во владении монастырей в западных губерниях Российской империи, 20 июля 1842 г. было утверждено Положение об обеспечении православного духовенства в западных губерниях Российской империи. В 1852 г. были изъяты в казенное управление недвижимые церковные имения в Грузии, обращенные в государственную собственность в 1869 г. В 1871 г. подобные меры были распространены на Имеретию и Гурию, в 1880 г. — на Мингрелию. На содержание духовенства были назначены высокие штатные оклады, духовные ведомства Грузии, Имеретии, Гурии и Мингрелии получили сумму, равнявшуюся арендным доходам с отобранных имений12.
В этот же период, начиная со второй четверти XIX в., начинает активно формироваться земельное законодательство. Проведение законодательных реформ середины XIX в. упорядочило многие вопросы землевладения, которые до этого регулировались специальными указами и постановлениями в режиме «ручного управления». Общее законодательное регулирование земельных правоотношений было сосредоточено в Своде законов Российской империи 1832 г.
Право собственности на землю для всех категорий собственников определялось как «право на все произведения на поверхности ее, на все, что заключается в недрах ее, на воды, в пределах ее находящиеся, и, словом, на все ее принадлежности» (ст. 424)13. Право земельной собственности могло быть неполным, т. е. подвергаться различного рода ограничениям в рамках частного участия, общего участия, сервитутов и т. д. Земельное имущество относилось к категории недвижимого имущества, состоящего из «благоприобретенного» и «родового» имущества. Благоприобретенным, в частности, считалось: выслуженное или пожалованное имущество- имущество, купленное от родственника, у которого оно было благоприобретенным- имущество, нажитое собственным трудом и промыслом (ст. 397). К родовому имуществу относилось недвижимое имущество, приобретенное от родственников в результате наследования по закону (ст. 399).
Что касается монастырского землевладения, то по его вопросам был специально принят в 1842 г. «Свод законов межевания"14, согласно которому отдельным причтам приходских церквей полагалось от 33 до 99 десятин земельных угодий, в зависимости от площади земельной собственности при-
12 См. Дорская А. А. Церковь и правовое регулирование имущественных отношений: История вопроса. URL: in. prihod. ru/users/9/409/editor_files/file/. pdf
13 СЗРИ [электрон. ресурс]. Т. 10. Ч. 1. Свод законов гражданских. URL: www. runivers. ru/lib/book7372/388 208/
14 СЗРИ [электрон. ресурс]. Т. 10. Ч. 3. Законы межевые. URL: www. runivers. ru/lib/book7372/388 208/
12
надлежавшей всем местным прихожанам. В дополнении к ст. 462 Свода указывалось, что в селениях казенных, имеющих земли, сверх установленной 15-десятинной пропорции, а также при горных и соляных заводах, полагалась тройная пропорция земли, а именно 99 десятин. Где казенные крестьяне имели только от 12 до 15 десятин земли, там на церковь полагалось 66 десятин. Где у крестьян во владении было от 8 до 12 десятин, там на церковь полагалась полуторная пропорция, а именно 49,5 десятин, если же крестьяне имели менее 8 десятин, там устанавливалась пропорция по усмотрению министра государственных имуществ. Определяемая положением пропорция земли назначалась на один причт. Если же при церкви находилось два или три причта, то на каждый определялась особая пропорция.
Рассматривая земельные владения Русской православной церкви, следует учитывать их деление на две категории церковного землевладения: земли монастырские и приходские. Монастыри всегда испытывали меньшую нужду в луговых, пахотных и лесных владениях, поскольку монахам законодательно запрещалось самостоятельно возделывать землю, а только с привлечением наемного труда, что и обусловило широкое распространение арендных взаимоотношений с церковными землями. В то же время, к лицам, отказавшимся от мирских благ и добровольно избравшим аскетический образ жизни, правительство Российской империи проявляло большую щедрость и большее внимание, чем к белому приходскому духовенству, которое, будучи обремененным большими семьями, чаще испытывало потребность в материальной помощи. Так, за период с 1836 по 1861 гг. около 170 монастырей получили более 16 тыс. десятин леса и более 9 тыс. пахотной и луговой земли15.
Отдельно рассматривались вопросы землевладения неправославных конфессий — католической, лютеранской, исламской и буддистской, правовое регулирование которых было сосредоточено в ч. 1 т. 11 Свода законов Российской империи «Уставы духовных дел иностранных исповеданий». Надо отметить, что собственный годовой бюджет католической церкви в империи в 1917 г. составил 4,9 млн р. (и 1,5 млн р. вспомогательного капитала Духовной коллегии). В общей сложности к 1917 г. Римско-католическая церковь в России имела недвижимость на сумму 12 млн р. и денежные вклады в российских банках более 8 млн р. 16. Что касается ислама, то к началу XX в. на
15 Ершов Б. А. Церковное землевладение русской провинции в XIX веке // Общество. Среда. Развитие. Серия «История и современность». СПб.: ЦНИТ «Астерион», 2010. № 4. С. 38−42.
16 См.: Лиценбергер О. А. Римско-католическая церковь в России: история и правовое положение. Саратов: Поволжская Акад. гос. службы, 2001. С. 187−188.
13
территории империи существовало четыре окружных Духовных управления мусульман (Таврическое, Оренбургское, Закавказское — суннитские, еще одно Закавказское — шиитское). В европейских губерниях мусульмане составляли около 4%, в Закавказье — до трети, в Средней Азии — 90% местного населения. Всего, без Хивы и Бухары, на 1912 г. числилось 26 279 мечетей, 24 321 приход и 45 339 лиц духовного звания17. В одной только Казанской губернии к 1917 г. действовало 1152 мечети и 2648 мулл. На Северном Кавказе и в Закавказье мусульманские служители составляли в среднем 2−2,5% местного населения, исповедующего ислам18. Некоторые подсчеты указывают, что в конце XIX в. среди принадлежавших к десяти коренным северокавказским горским народам «работников умственного труда» (чиновничество, учителя, врачи и пр.) чуть меньше трети (31,3%) было из числа служителей культа19. В Дагестане, например, к 1913 г. насчитывалось свыше 10 тыс. духовных лиц (мулл, кадиев и пр.), в 800 мусульманских школах училось 7,5 тыс. слушателей- вместе с семьями эта среда составляла около 50 тыс. чел., или 5% населения. Здесь же действовало более 1700 мечетей, имевших 13 тыс. десятин вакуфной земли- а всего во владении мусульманских общин Дагестана на 1913 г. было зарегистрировано 63 985 десятин, т. е. 5% земельных угодий области20.
По размерам земельных владений в тот период особо выделялись 9 монастырей: Соловецкий Преображенский мужской владел 66 тыс. десятин земли- Молченская Печерская Софрониева мужская пустынь Курской епархии владела 28 250 десятин земли, Григорьево-Бизюков мужской монастырь Херсонской епархии — 25 963 десятин- Темниковская Саровская Успенская мужская пустынь Тамбовской епархии — 24 тыс. десятин- Кожеозерский мужской монастырь Архангельской епархии — 17 626 десятин- Могилевский Успенский женский монастырь Тверской епархии — 13 872 десятин- Алексан-дро-Невская лавра — 13 090 десятин земли- Троицкий Зеленецкий мужской монастырь Петербургской епархии — 10 526 десятин- Флорищева Успенская мужская пустынь — 10 тыс. десятин. В общей сложности этим монастырям
17 См.: Ислам в Российской империи. М.: Академкнига, 2001. С. 27, 32, 33.
18 См.: Садур В. Г. Мусульмане в СССР: история и современность // На пути к свободе совести / сост. и общ. ред. Д. Е. Фурмана и о. Марка (Смирнова). М.: Прогресс, 1989. С. 431.
19 См.: Бекижев М. М. Национальная интеллигенция Северного Кавказа в первые годы пролетарской диктатуры (1918−1922 гг.) // Интеллигенция и революция: XX век / отв. ред. К. В. Гусев. М.: Наука, 1985. С. 232.
20 См.: БобровниковВ.О. Вакф в Дагестане: из вчерашнего дня в завтрашний? // Ислам и право в России. Вып. 2 / сост. и ред. И. Л. Бабич, Л. Т. Соловьева. М.: РУДН, 2004. С. 156- Ибрагимова П. А. Судьба вакуфной собственности в Дагестане (процесс развития и трансформации) // Гос-во и религия в Дагестане. 2003. № 2 (5). С. 108.
14
принадлежало 209 337 десятин, т. е. 28,2% монастырских земель в Европейской России21.
Пахотная, луговая и огородная монастырская земля по большей части сдавалась в аренду, а отчасти возделывалась силами наемных рабочих. По данным на 1887 г. площадь сдававшейся в аренду монастырской земли составляла 63,5 тыс. десятин, т. е. 10,7% общей ее площади в Европейской России22.
А. В. Рожина отмечает, что в результате проведенной секуляризации церковных земель, монастыри, как наиболее крупные и независимые церковные учреждения, были лишены основного источника дохода, тем самым они были поставлены в экономическую зависимость от государственного содер-жания23. Несмотря на то что монастыри продолжали иметь внутреннюю хозяйственную самостоятельность, их внешняя экономическая деятельность, т. е. экономические взаимоотношения с другими субъектами гражданского оборота, строго контролировались не только синодально-епархиальными властями, но и различными государственными структурами. В связи с этим с конца XVIII в., вследствие нехватки денежного содержания, получаемого от государства, многие монастыри существовали в основном за счет пожертвований частных лиц, денежных средств от реализации церковной атрибутики -икон и свечей, а также получали прибыль от сдачи в аренду земельных угодий, выделенных им государством или приобретенных по другим гражданско-правовым основаниям. К концу XIX — началу XX в. благосостояние большинства монастырей Российской империи обеспечивалось не за счет доходов от своих земельных владений, а главным образом за счет ведения финансово-экономической деятельности, процентов с вкладов.
Своеобразной характеристикой материального состояния православной церкви в преддверии советского периода можно считать документальные данные о национализации церковной и монастырской собственности, осуществлявшейся в 1917—1921 гг. Из отчета наркомата юстиции РСФСР о национализации монастырского имущества следует, что к осени 1920 г. у монастырей было изъято капитала на сумму 4 247 667 520 р., крестьянам передано 827 540 десятин монастырских землевладений, национализированы принадлежавшие монастырям 84 завода, 1112 доходных домов, 704 гостиницы и подворья, 277 больниц и приютов, 602 скотных двора, 436 молочных
21 Зыбковец В. Ф. Национализация монастырских имуществ в Советской России (19 171 921 гг.). М.: Наука, 1975. С. 113−197.
22 Монашество и монастыри. С. 229.
23 См.: Рожина А. В. Доходы монастырей Вологодской губернии в конце XVIII — начале XX в. // Изв. Алтайского гос. ун-та. 2012. № 4. С. 180−183.
15
ферм, 311 пасек. Общая сумма средств, конфискованных у организаций православной церкви (без расположенных на Кавказе, в Украине и Сибири), на 1922 г. составила 7 150 р. 24
Принципиально новое отношение к земельной собственности возникло в России в связи с совершением социалистической революции. Советская власть уже в первом своем документе — Декрете о земле от 26 октября 1917 г. решила проблему церковного имущества самым кардинальным образом. Вся земля отчуждалась безвозмездно, обращалась во всенародное достояние. Конституция РСФСР 1918 г. объявила землю, леса, недра и воды объектом исключительной государственной собственности и общенародным (национальным) достоянием (ст. 3). Изложенная норма была позднее воспроизведена в Конституциях СССР 1936 г. и 1977 г.
Таким образом, в качестве выводов можно отметить следующее:
1. Целью секуляризационной политики Российского государства периода империи на этапе Х1Х-ХХ вв. стало окончательное закрепление на законодательном уровне земельных владений монастырей и других церковных учреждений в качестве государственной или казенной собственности вместе с проживающими на этой земле крестьянами. Тем самым окончательно подрывалась возможность экономической самостоятельности церкви и ее независимости от государства.
2. В результате проведенной секуляризации церковных земель к середине XIX в. монастыри, как наиболее крупные землевладельцы и потому независимые от власти церковные учреждения, нередко выступавшие в оппозиции к власти светской, были лишены основного источника дохода. Взамен государство построило систему окладов духовных служащих, тем самым они были поставлены в экономическую зависимость от государственного содержания, что лишало их какой-либо самостоятельности. При этом монастыри самостоятельно определяли только свою внутреннюю монастырскую хозяйственную деятельность, однако их внешняя экономическая деятельность, т. е. экономические взаимоотношения с другими субъектами гражданского оборота, строго контролировались различными государственными структурами. В связи с этим с конца ХУШ в. многие монастыри существовали в основном за счет пожертвований частных лиц, денежных средств от реализации церковной атрибутики — икон и свечей, а также получали прибыль от сдачи в аренду земельных угодий, выделенных им государством или
24 См.: Смирнов М. Ю. Динамика религиозных организаций в дореволюционной России // Гос-во, религия, церковь в России и за рубежом. 2010. № 3. С. 23.
16
приобретенных по другим гражданско-правовым основаниям. При этом монастырям, как и другим церковным учреждениями, было запрещено самостоятельно обрабатывать землю, под предлогом необходимости уделять больше внимания делам духовным, чем земным.
3. К концу XIX — началу XX в. благосостояние большинства монастырей Российской империи обеспечивалось не за счет доходов от своих земельных владений, а главным образом за счет ведения финансово-экономической деятельности, процентов с вкладов. Иными словами, понимая возможность изъятия земельных владений государством, церковь выбрала иной путь увеличения материального благосостояния, не связанный с землевладением.
4. Также можно утверждать, что, предоставляя монастырям и другим церковным учреждениям право на приобретение земельных наделов сверх установленных норм, государство, тем не менее, не признавало такие земли неотъемлемой собственностью церкви, оставляя за собой право реквизиции и таких земельных участков для собственных нужд. Из этого следует, что государство рассматривало монастырские земли неотъемлемой частью государственного имущества, т. е. фактически государственной собственностью, переданной на время под управление церковному учреждению, но под строгим государственным контролем, без права свободного распоряжения. Здесь нашел свое подтверждение тезис о «симбиозе государства и церкви», в котором последняя признавалась частью государственного аппарата, наделенного определенной функцией — поддержанием необходимого идеологического и морального настроя в обществе. По сути можно утверждать о переходе церкви из состава общественных организаций в современном понимании, в разряд государственного учреждения, наделенного определенной государственной функцией и обеспеченного государственным имуществом для выполнения указанной государственной функции. Это, по нашему мнению, представляет несколько иной взгляд на тезис «симбиоза церкви и государства», столь популярный в настоящее время.
Список литературы
1. Андроник (Трубачев), игумен, Бовкало А. А., Фёдоров В. А. Монастыри и монашество: 1700−1998 гг. // Православная энцикл.: Русская православная церковь. -М.: Церк. -науч. центр Православная энцикл., 2000. — С. 328.
2. Бобровников В. О. Вакф в Дагестане: из вчерашнего дня в завтрашний? // Ислам и право в России. Вып. 2 / сост. и ред. И. Л. Бабич, Л. Т. Соловьева. — М.: РУДН, 2004. — С. 156.
3. Водарский Я. Е. Землевладение Русской православной церкви и ее хозяйственно-экономическая деятельность (XI — начало ХХ в.) // Рус. православие: вехи истории / науч. ред. А. И. Клибанов. — М.: Политиздат, 1989. — С. 553.
4. Дорская А. А. Цикличность истории российского права (на примере правового режима имущества религиозного назначения) // История гос-ва и права. — 2013. — № 6. — С. 43−45.
5. Ершов Б. А. Церковное землевладение русской провинции в XIX веке // Общество. Среда. Развитие. Сер. История и современность. — СПб.: Астерион, 2010. -№ 4. — С. 38−42.
6. Зыбковец В. Ф. Национализация монастырских имуществ в Советской России (1917−1921 гг.). — М.: Наука, 1975. — С. 113−197.
7. Ибрагимова П. А. Судьба вакуфной собственности в Дагестане (процесс развития и трансформации) // Гос-во и религия в Дагестане. — 2003. — № 2 (5). -С. 108.
8. Комисаренко А. И. Ликвидация земельной собственности феодального духовенства в России // Феодализм в России / отв. ред. В. Л. Янин. — М.: Политиздат, 1987. — С. 168−170.
9. Лиценбергер О. А. Римско-католическая церковь в России: история и правовое положение. — Саратов: Поволжская Акад. гос. службы, 2001. — С. 187−188.
10. Монашество и монастыри в России. — С. 199.
11. Никишина Е. А., Макальская М. Л. Финансовое обеспечение деятельности православных религиозных организаций. — М.: Дело и Сервис, 2008. — С. 25.
12. Сборник законов межевых (Т. 10, ч. 3 [Свода законов] по изд. 1857 г.): испр. по Продолжению 1872 г. и доп. узаконениями др. томов Свода, с добавлением решений Сената и Гос. совета, положениями и инструкциями об отдельных межеваниях и положением о землемеро-таксаторских классах. — СПб.: изд. Н. А. Дементьева, 1874. — С. 324.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой