Десять лет исследованиям русской старожильческой деревни Ананьино

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Вестник Омского университета. Серия «Исторические науки». 2015. № 4 (8). С. 230−234.
УДК 930
А. А. Крих, И. В. Чернова
ДЕСЯТЬ ЛЕТ ИССЛЕДОВАНИЯМ РУССКОЙ СТАРОЖИЛЬЧЕСКОЙ ДЕРЕВНИ АНАНЬИНО*
Рассматривается история изучения одного из старейших русских сельских поселений на территории Среднего Прииртышья — деревни Ананьино. За десять лет исследований к изучению археологического памятника Ананьино-I были привлечены специалисты по изучению тканей, изделий из камня и стекла, антропологи, карпологи, зоологи, геодезисты и этнологи. Полученные научные результаты позволят в дальнейшем провести масштабную реконструкцию истории и культуры локальной группы русских сибиряков XVII—XX вв.
Ключевые слова: русское старожильческое население Сибири- Ананьино- археологический памятник.
А. А. Krikh, I. V. Chernova
TEN YEARS OF RESEARCH OF THE OLD-RUSSIAN VILLAGE ANANYINO
The article discusses the history of the study of one of the oldest Russian rural settlements in the territory of the Middle Irtysh Region — Ananyino Village. During the ten years of research to the study of archaeological sites Ananyino-1 were involved specialists in the study of the textiles, articles made of stone and glass, anthropologists, carpologists, zoologists, ethnologists and geodesists. These research results will conduct in future an large-scale reconstruction of the history and culture of the local group of Russian Siberians in XVII-XX centuries.
Keywords: first Russian population in Siberia- Ananyino village- archaeological site.
Деревня Ананьино — одно ранних русских сельских поселений на территории Среднего Прииртышья. Упоминание об этой деревне мы находим в одной из самых ранних дозорных книг Тарского уезда, датированной 1623/1624 годом. Ананьино входила в число 32 русских деревень, расположенных на подведомственной территории пограничного города Тары. Деревня находилась на берегу одноименного озера, имевшего татарское название Айяк. Озеро является старицей реки Иртыш и располагается в двух километрах от его восточного берега. Озеро с Ир-тышом соединялось через речки Пятую и Ананьевку. Русская деревня на Ананьином озере была основана поблизости от татарских юрт Рухлар (Верхние юрты), Речап, Аптиш и
Атак (рис.). Поселение просуществовало до конца 70-х гг. XIX в.
Территория с местом расположения деревни неоднократно привлекала внимание сибирских археологов. Как отмечает С. С. Тихонов, несмотря на то, что «в этом районе археологи работали довольно часто, но на пойменные участки, тем более на „поздние“ памятники, внимания не обращали» [1, с. 363]. Занимаясь исследованием населенных пунктов русских и татар, описанных Г. Ф. Миллером во время его путешествия по Иртышу 1734 г., С. С. Тихонов в 2004 г. производил разведывательные работы по правому берегу реки Иртыша от реки Зимовной до села Екатерининского, во время которых и была зафиксирована деревня Ананьино. А уже
* Работа выполнена при финансовой поддержке РГНФ, проект № 14−31−1 023 «Культура, система жизнеобеспечения и этносоциальная история деревни Ананьино в XVII—XIX вв. (по археологическим, письменным, этнографическим источникам и результатам естественно-научных исследований)».
© Крих А. А., Чернова И. В., 2015 230
Десять лет исследованиям русской старожильческой деревни Ананьино
Фрагмент карты Тарского уезда 1825 г. [14]
в 2005 г. им была опубликована первая статья, посвященная этой деревне, которая была написана по материалам археологической разведки [1]. Поэтому с 2005 г. ведет свое начало история исследований русской старожильческой деревни Ананьино.
Летом 2005 г. под руководством Л. В. Татауровой, которая к этому моменту уже имела опыт археологических исследований русских старожильческих населенных пунктов (Бергамак-I и Изюк-I), были проведены первые работы на памятнике Ананьи-но-I. За шесть лет раскопок (2005, 2010−2011, 2013−2015 гг.) были исследованы два усадебных комплекса, разделенные частоколами и включающие пять трехчастных изб-связей. На кладбище изучено 58 погребений — 24 взрослых и 34 детских [2, с. 429]. Итоги полевых археологических исследований излагались Л. В. Татауровой в серии небольших заметок, иллюстрированных фотографиями с раскопа, в материалах итоговых сессий Института археологии и этнографии СО РАН в 2010—2014 гг.
К исследованию полученных археологических материалов привлекались специалисты по изучению тканей, изделий из камня
и стекла, антропологи, карпологи, зоологи и геодезисты. Исследование изделий из камня показало, что ассортимент находок состоял из скребков, скобелей, грузил, кресал, кремней, жерновов, точильных брусков и др. Была проведена их классификация, осуществлен анализ сырья, способов его обработки и выявлены возможные источники происхождения изделий [3]. На основе изученных материалов И. В. Толпеко пришла к выводу о распространенности ручного мукомолия в качестве домашнего производства [4].
Стеклянные бусы из Ананьино-I анализировались в составе общей коллекции подобных находок из других памятников Омского Прииртышья (Изюк-I, Локти-I). Особый интерес у исследователей вызвала редкая находка — половина стеклянного шара, поскольку даже в слоях крупных городских центров России стеклянные шары единичны [5, с. 41].
Сургутским археологом Т. Н. Глушковой были проанализированы фрагменты тканей, сохранившиеся благодаря соседству с металлическими предметами — нательными крестами. Большая часть тканей была атрибутирована как холст, остальные как шер-
231
А. А. Крих, И. В. Чернова
стяное полотно. Тонкая ткань из некрученого шелка полотняного переплетения определена как тафта. Почти все ткани местного производства. Шелковая ткань имела восточное происхождение — китайское или среднеазиатское [6].
Сотрудниками Института экологии растений и животных УрО РАН (г. Екатеринбург) О. М. Короной, А. Е. Некрасовым и Д. А. Явшевой были проведены исследования археологического материала памятника Ананьино-I, позволяющие охарактеризовать хозяйственные занятия населения. Остеологические остатки, идентифицированные А. Е. Некрасовым и Д. А. Явшевой, свидетельствуют о доминирующем значении животноводства, с преобладанием в стаде крупного рогатого скота и акцентом на разведении свиней [7, с. 361]. Значительный процент (около 20%) изученного остеологического материала составили остатки диких животных, преимущественно зайца и косули, и что указывало на большое значение охоты в хозяйственной жизни русского населения изучаемого памятника [7, с. 362].
Карпологический анализ более 20 тыс. плодов и семян 59 таксонов растений, проведенный О. М. Корона, позволил установить, что население деревни Ананьино выращивало рожь, овес, ячмень и просо. В отдельную группу культивируемых растений была выделена конопля. Присутствие огромного количества остатков плодов конопли на территории исследуемого памятника объяснено тем, что ее выращивали для получения масла или волокна. К группе пищевых отнесены остатки дикорастущих растений, таких как малина и земляника. Самой многочисленной по числу таксонов и по количеству остатков оказалась группа сорных растений, что, по мнению О. М. Корона, было обусловлено изменением вида хозяйственной деятельности населения [8].
Материалы могильника Ананьино-I были проанализированы сотрудником лаборатории антропологии и этнологии Института проблем освоения Севера С О РАН
С. М. Слепченко, которым была дана оценка патологий русских первопоселенцев. По результатам остеоскопического и рентгенологического исследования скелетного материала установлено пять групп патологических
изменений костей: а) дегенеративно-дистрофические изменения позвоночника и крупных суставов- б) воспалительные изменения-
в) травмы и посттравматические изменения-
г) опухолевые образования- д) аномалии развития [9, с. 93]. Патологические изменения, с точки зрения С. М. Слепченко, могут свидетельствовать о постоянной микротравмати-зации, длительных перегрузках, а иногда и острых травмах позвоночника, возникавших вследствие тяжелых физических нагрузок. Отмеченное значительное количество травматических повреждений костей скелета -переломы ребер, а также костей свода черепа — рассматривается в качестве «своеобразного маркера агрессивности» и «неблагоприятной социальной атмосферы в популяции» [9, с. 99−100].
В 2013—2014 гг. на памятнике Ананьино-I были проведены геодезические работы с использованием беспилотных летательных аппаратов типа «Эльф-1 III» и «DJI Phantom 2». С помощью беспилотных летательных аппаратов была спроектирована ландшафтная модель археологического памятника, позволяющая определить границы поселения и кладбища [10, с. 296−297].
Все эти наработки были использованы Л. В. Татауровой для характеристики системы жизнеобеспечения русского старожильческого населения Среднего Прииртышья, изложенной в коллективной монографии «Адаптация русских в Западной Сибири в конце XVI — XVIII веке (по материалам археологических исследований)» (Омск, 2014).
В 2014 г. дальнейшее изучение истории Ананьино было подержано РГНФ (проект № 14−31−1 023), что позволило авторам данной статьи осуществить поиск документов, характеризующих этносоциальную историю и культуру жизнеобеспечения русского населения в XVII—XIX вв., в крупнейших российских архивах (РГАДА, РГИА, ГУТО ГАТ) и провести в 2014—2015 гг. полевые этнографические исследования среди потомков жителей разъехавшейся в последней трети XIX в. деревни Ананьино.
С целью определения динамики фамильно-семейного состава населения д. Ананьино А. А. Крих сопоставила материалы дозорных книг 1623/1624 г. и 1701 г. с ревизиями населения 1747, 1763, 1782,
232
Десять лет исследованиям русской старожильческой деревни Ананьино
1795, 1812, 1834, 1850, 1858 гг. и вероисповедными ведомостями 1787, 1795 и 1801 гг. В результате проведенного исследования [11] было выявлено, что, несмотря на сложную переселенческую историю деревни Ананьино, когда на протяжении XVIII в. в ней пытались обосноваться представители 28 различных фамилий, основным населением являлись семьи старожилов, происходившие от тарских стрельцов Поповых, Неупокоевых, Мосеевых и Скуратовых. На протяжении XVIII в. численность старожильческих семей стабильно составляла более 70% от общего населения деревни [10, с. 88−89].
Обращение к исповедальным ведомостям 1787 и 1801 гг., хранящимся в Государственном историческом архиве Омской области, и статистическому описанию населенных пунктов Тарского уезда Тобольской губернии 1877 г., находящемуся в Российском государственном историческом архиве, позволяет уточнить изменение размера населенного пункта в процессе разъезда жителей из Ананьино. В 1787 г. деревня Ананьино состояла из 27 дворов с населением 127 человек обоего пола (в среднем 6 человек на один двор), в 1801 г. поселение состояло уже из 15 домов с населением 131 человек обоего пола [11, с. 89−90]. В 1877 г. в Ананьино насчитывалось всего пять дворов [12, л. 749]. Приведенные данные помогут скорректировать ландшафтный план археологического памятника, составленный при помощи беспилотных летательных аппаратов.
Этнографическое изучение потомков жителей деревни Ананьино было затруднено отсутствием в народной памяти современного населения близлежащих русских деревень сюжета о переносе деревни на другой берег Иртыша. Истории о переезде населения с более пологого правого берега Иртыша на более высокий левый берег хорошо сохранились применительно к таким русским старожильческим деревням, как Логиново и Евга-щино, которые располагались в том же районе Тарского Прииртышья, что и деревня Ананьино. Сравнительный анализ материалов ревизий населения и метрических книг первой половины XIX в. позволил выявить список населенных пунктов, в которые переезжали семьи старожилов из деревни Анань-ино [11, с. 89].
Этнографические экспедиционные исследования проводились авторами данной статьи в полевых сезонах 2014−2015 гг. Были опрошены потомки жителей Ананьино, проживающие в настоящее время на территории Тарского района Омской области в населенных пунктах, расположенных как на правом берегу Иртыша (Сыщиково, Нагорное, Усть-Тара), так и на левом берегу Иртыша (Чер-няево и Заливино) (рис.). Пофамильный состав потомков населения Ананьино представлен преимущественно Скуратовыми и Неупокоевыми.
Тематика проводимых интервью была обусловлена проблематикой заявленного проекта и накопленным ранее этнографическим материалом. Приоритетными темами стали история семьи, хозяйство, планиграфия поселений, семейная и календарная обрядность и ряд других элементов материальной и духовной культуры. Кроме того, в указанных населенных пунктах проводилась фотофиксация жилищ, хозяйственного инвентаря и кладбища, а также копирование фотографий из семейных архивов.
Собранные в 2014 г. в Тарском районе Омской области этнографические данные позволили выделить несколько важных сюжетов: сохранение у потомков населения деревни Ананьино неразделенных семей вплоть до середины 1940-х гг. и проживание таких семей в домах-«связях», бытование традиции «помочей», сооружение глинобитных печей и заплотов, превалирование зимней охоты и употребление архаичной терминологии для обозначения рыболовных снастей [13].
Рассказы информантов, характеризующие хозяйственные занятия, перекликаются с архивными документами начала XVIII в. и соотносятся с выводами, сделанными зоологами при анализе остеологического материала с памятника Ананьино-I. В частности, при характеристике рыболовных снастей информанты из деревни Сыщиково вспомнили об использовании в прошлом такого приспособления, как «кривда», которое упоминается в переписных книгах рыбных ловель Тарского уезда 1704−1705 гг. [13, с. 68].
Использование данной рыболовной снасти свидетельствует о культурной преемственности между несколькими поколениями
233
А. А. Крих, И. В. Чернова
старожильческого населения Тарского Прииртышья, а также отражает высокую степень влияния природно-географических факторов на хозяйственный комплекс.
В целом начавшийся процесс сбора этнографических источников и их соотнесение с архивными данными можно назвать продуктивным и многообещающим. Полученные в ходе разносторонних изысканий (археологических, карпологических, остеологических, геодезических) научные результаты позволят в дальнейшем провести масштабную реконструкцию истории и культуры локальной группы русских сибиряков XVII—XX вв.
ЛИТЕРАТУРА
1. Тихонов С. С. Ананьино: этнографо-археологический комплекс // Культура русских в археологических исследованиях: сб. науч. ст. -Омск, 2005. — С. 361−368.
2. Татаурова Л. В. Возможности междисциплинарных исследований русских комплексов Нового времени // Этнические взаимодействия на Южном Урале: мат-лы VI всеросс. науч. конф. — Челябинск, 2015. — С. 429−432.
3. Толпеко И. В. Изделия из камня в археологических коллекциях русских памятников Тарского Прииртышья // Культура русских в археологических исследованиях: сб. науч. ст. -Омск, 2008. — С. 342−348.
4. Толпеко И. В. Жернова в материалах русских памятников Тарского Прииртышья // Культура русских в археологических исследованиях: сб. науч. ст. — Омск — Тюмень — Екатеринбург, 2014. — Т. I. — С. 304−306.
5. Довгалюк Н. П., Татаурова Л. В. Торговые связи русских переселенцев XVII—XVIII вв. (по находкам стеклянных бус из слоев сель-
ских поселений) // Археология, этнография и антропология Евразии. — 2010 — № 2 (42). -С. 37−45.
6. Глушкова Т. Н. Ткани XVII века из русских могильников Изюк-I и Ананьино-I // Культура русских в археологических исследованиях: сб. науч. ст. — Омск, 2008. — С. 326−332.
7. Явшева Д. А., Некрасов А. Е., Татаурова Л. В. Животноводство и охота русского населения лесостепного Прииртышья // Культура русских в археологических исследованиях: сб. науч. ст. — Омск, 2008. — С. 356−367.
8. Корона О. М., Татаурова Л. В. Хозяйственная деятельность населения русских памятников Омского Прииртышья по карпологическим данным // Культура русских в археологических исследованиях междисциплинарные методы и технологии. — Омск, 2011. — С. 323−332.
9. Слепченко С. М., Татаурова Л. В. Палеопатологии у русских первопоселенцев Тарского Прииртышья (по материалам могильника Ананьино-I) // Вестник археологии, антропологии и этнографии. — 2012. — № 3. — С. 92 101.
10. Татаурова Л. В., Быков Л. В., Макаров А. П., Орлов П. В. Междисциплинарные исследования русского комплекса XVIII века Ананьино I в 2014 году // Проблемы археологии, этнографии, антропологии Сибири и сопредельных территорий. — Новосибирск, 2014. — Т. XX. -С. 295−298.
11. Крих А. А. Этносоциальная история русского населения д. Ананьино в XVII—XIX вв. // Вестник Омского университета. Сер. «Исторические науки». — 2014. — № 4 (4). — С. 86−90.
12. РГИА. Ф. 1290. Оп. 4. Д. 150. 830 л.
13. Чернова И. В. Культура жизнеобеспечения и хозяйство потомков жителей деревни Ананьино (по этнографическим и архивным материалам) // Вестник Омского университета. Сер. «Исторические науки». — 2015. — № 1 (5). -С. 65−70.
14. РГИА. Ф. 380. Оп. 33. Д. 149.
234

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой