Исследования гражданского общества в трудах зарубежных мыслителей XVIII-XIX веков

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ПОЛИТИЧЕСКИЕ НАУКИ
УДК 323. 2
Е. В. Галкина
ИССЛЕДОВАНИЯ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА В ТРУДАХ ЗАРУБЕЖНЫХ МЫСЛИТЕЛЕЙ XVIII-XIX ВЕКОВ
Статья посвящена анализу основных концепций гражданского общества в трудах европейских и американских исследователей XVIII-XIX столетий. Гражданское общество строилось на таких идеях, как права и свободы человека, общественный договор, конкуренция интересов, частные интересы граждан,
Е. V.
учет общественного мнения, функционирование гражданских институтов и др.
Ключевые слова: гражданское общество, политика, частные интересы, общественный договор, государство, либеральная традиция, политическая власть, интересы граждан, правительство, демократические институты.
Са! к1па
THE STUDIES OF CIVIL SOCIETY IN WORKS BY FOREIGN THINKERS IN THE XVIII-XIX CENTURIES
The article is devoted to the analysis of the basic concepts of civil society in the works by European and American researchers in the XVIII-XIX centuries. The civil society was built on ideas such as human rights and liberties, social contract, the competition of interests, private interests of
Политические идеи просветителей Нового времени заложили базис современного либерального толкования гражданского общества.
Выдающийся шотландский ученый-обществовед второй половины XVIII в. А. Фер-гюсон в своей работе «Очерк истории гражданского общества» определяет свободу не справедливостью законов, мудростью правителей и законопослушанием граждан, а «не-исчезающими различиями количественных масс». «Конкуренция и противостояние интересов, — по мнению Фергюсона, — служат объединению или дифференциации различных социальных групп и приводят их… к установлению определенных политических форм» [20, p. 196, 204]. Исследование Фергюсона — одна из первых в Новое время попыток социологического анализа гражданского общества [2, c. 375]. А. Фергюсон заложил также и основа-
citizens, taking into account public opinion, the functioning of civil society institutions, etc.
Key words: civil society, politics, private interests, social contract, state, liberal tradition, political power, interests of citizens, government, democratic institutions.
ния гегелевского и марксистского воззрений на гражданское общество — неотделимость от государства и его институтов, необходимость постоянного политического противостояния между основными группами общества для поддержания силы гражданского духа и взаимоограничения их притязаний [8, c. 33].
А. Смит (1723−1790 гг.), шотландский экономист и философ, крупнейший представитель классической политэкономии. Смит сгустил метафизические тона, в которые была окрашена новая идеологическая конструкция в русле либеральной традиции, введя образ «невидимой руки». Эта пресловутая «невидимая рука», или некий предустановленный «План», не имеет ничего общего ни с божественным Промыслом, ни со свободой воли человека. Индивид не в состоянии постичь свойства и цели «Плана», но, следуя своим желаниям, импульсам, аффектам, — вовсе не
представлениям о благом и должном, — он как бы велением невидимой руки бессознательно содействует осуществлению «Плана». Отметим, что А. Смит в своих исследованиях защищал частнособственнические интересы. Он не приветствовал вмешательство государства в предпринимательство, требовал на предоставлении полной свободы для развития частной инициативы, не желал никакого контроля со стороны государства, признавал индивидуальную экономическую свободу граждан. Тем самым, А. Смит выстраивал прочный экономический фундамент под классическую модель гражданского общества, основными требованиями которого стали частная собственность, рыночная экономика, экономическая независимость людей.
По мнению ряда исследователей, идея «гражданского общества», опирается ли она на позиции «общественного договора» или аппелирует к указаниям «невидимой руки», образует основу идеологии либерализма [5].
Дихотомический характер взаимоотношений гражданского общества и государства отмечал в своих работах британский философ — утилитарист, правовед И. Бентам (1748−1832 гг.). Он подчеркивал, что индивиды в гражданском обществе движимы лишь собственными интересами [22]. Бентам полагал, что реализация индивидами своих интересов позитивно отражается на социуме, то есть де-факто признает согласование интересов в гражданском обществе и отсутствие фундаментальных противоречий между правящим меньшинством и «классом производителей» [12, с. 215]. Соответственно, классовой войны не предвидится, так как гражданское общество в целом благоразумно и дальновидно. Два положения концепции Бентама являются важнейшими в теории демократии. Первое — никто не может иметь лучшее представление об интересах индивида, чем он сам. Второе — приоритет самоопределения индивидов детерминирует огромную роль общественного мнения в оценке политики правительства. Утилитаризм И. Бентама — теория демократической этики, которая может быть реализована только посредством создания либерально-демократических институтов, включая институт суда общественного мнения. Именно суда, потому что общественное мнение слишком размытое понятие, само по себе [12, с. 215]. Гражданское общество должно быть бдительным и
реагировать на сообщения свободной прессы о злоупотреблениях властью. Пресса должна быть гласом народа.
Таким образом, И. Бентам признает приоритет гражданского общества над государством и полагает, что властные структуры должны инициировать социальные программы для малообеспеченных подданных, финансировать детские дома и дома престарелых, то есть проводить утилитаристскую политику на благо управляемых [19].
Поиск путей перехода от абсолютизма к демократической организации гражданского общества продолжил Ж. -Ж. Руссо (1712−1778 гг.). Его требования установления свободы и социального равенства отвечает естественной природе человека. Частная собственность, по его мнению, явилась экономической основой гражданского общества или государства. Однако с ее появлением формируется имущественное и политическое неравенство. Свобода гражданина не может существовать без имущественного равенства. Поэтому, Ж. -Ж. Руссо ратовал за мелкую частную собственность, которая обеспечивала бы всем необходимым граждан, ею обладающих.
Ж. -Ж. Руссо выступал за создание политической власти на базе «общественного договора», на основании которого «каждый из нас отдает свою личность и всю свою мощь под верховное руководство общей воли, и мы все вместе принимаем каждого члена как нераздельную часть целого» [14, с. 13−14]. Передавая часть своих прав государству, каждый гражданин одновременно является носителем верховной власти. Этим достигается, согласно Руссо, политическое равенство всех граждан. В результате всеобщего добровольного согласия свободных сограждан-патриотов утверждается коллективная и демократическая власть, которая защищает интересы граждан. Власть государства должна принадлежать народу, ибо «общая воля всегда права» [14, с. 26].
Ж. -Ж. Руссо солидарен с идеями Т. Гоббса, выступавшего против принципа разделения власти, что, по его мнению, делает безжизненным государство и не способствует сплоченности гражданского общества. Одновременно Руссо подчеркивал верховенство и полновластие народа в государстве, необходимость участия граждан в управлении общественными делами, необходимость контроля
за выполнением решений со стороны исполнительной власти.
Конституционное законодательство Франции XVIII в. во многом обязано Ж. -Ж. Руссо. В Декларации прав человека и гражданина, Конституции 1791 г., Конституции 1793 г. во Франции есть прямые ссылки на положения, сформулированные Руссо. В XIX в. значение его идей также было существенно. Не без влияния идей Ж. -Ж. Руссо возникли такие новые демократические институты, как референдум, народная законодательная инициатива и т. д.
Наиболее радикальные взгляды на гражданское общество, противостоящее государству, представлены в трудах деятелей Американской революции Б. Франклина [21, р. 239−253], Т. Джефферсона [9], Т. Пейна [13], Дж. Мэдисона и др. [17]. Народ, по их мнению, является верховным обладателем власти. Американские просветители считали, что граждане для осуществления своих прав выбирают правительство, которое функционирует в интересах гражданского общества. Так, Т. Пейн указывал на то, что чем совершеннее гражданское общество, тем оно более саморегулируется и в меньшей степени нуждается в опеке со стороны государства [23, р. 104].
На практике идеи просветителей получили юридическое закрепление в Билле о правах в Англии, Декларации прав человека и гражданина во Франции, Декларации независимости США. Они заложили основы нового политико-государственного устройства и организации гражданского общества в русле демократического развития [1].
Французские и британские концепции оказали большое воздействие на Германию через работы И. Канта, И. Фихте и целого ряда других авторов. Под гражданским обществом Кант понимал общество, основанное на универсальных правах человека, выходящих за рамки любых частных правовых или политических систем. В кантовской философии истории постулировалось некое всеобщее гражданское общество, основанное на принципе господства права. И. Кант выдвинул следующие принципы функционирования гражданского общества: свобода каждого члена общества как человека- равенство его с любым другим членом общества- самостоятельность каждого члена общества как гражданина.
Он утверждал, что в условиях гражданского общества гражданин должен обладать той же возможностью принуждения властвующих к точному и безупречному исполнению закона, которой обладает властвующий в его отношении к гражданину. И. Кант сделал вывод: главный путь сочетания свободы каждого со свободой других — это формирование гражданского общества.
И. Кант и И. Фихте понятие гражданского общества осмысливали в духе французской Декларации 1789 г. как государственно-гражданское общество. В частности, в работах И. Фихте, впервые отмечалось резкое разграничение государства и общества и осмысление самого понятия общества с позиций индивидуализма и универсализма.
Оригинальная трактовка гражданского общества принадлежит немецкому философу, создателю диалектического учения Г. В. Ф. Гегелю. Согласно его концепции, гражданское общество — это не просто сумма индивидов, а связь людей через их потребности, через разделение труда, через правовые учреждения, через внешний порядок.
Философ «встроил» 3 основных элемента в свою теорию гражданского общества, систематизировав, таким образом, его структуру. Во-первых, он заимствовал в традиции естественного права и у И. Канта универсальное определение индивида как носителя прав и субъекта нравственного сознания. Во-вторых, обобщил введенное Просвещением противопоставление государства и гражданского общества, которое, таким образом, предусматривало их взаимопроникновение. В-третьих, у А. Фергюсона и последователей теории политической экономии он позаимствовал разработанный ими подход к гражданскому обществу как к вместилищу, носителю материальной цивилизации.
Гражданское общество, считал Гегель, — это сфера частных интересов. Такое общество состоит из сословий. Сословная принадлежность индивидуумов определяется потребностями, трудом и их культурой [7, с. 208−209].
В принадлежности к сословию индивидуум перестает быть только частным лицом -вот нравственный момент, по мысли философа.
Г. Гегель писал, что «гражданское общество есть разъединение, которое появляется посредине между семьей и государством …» [6]. Гражданское общество, по Г. Гегелю, основано на частной собственности, социальной дифференциации, многообразии интересов индивидов и социальных групп.
Таким образом, идеальное государство у Г. Гегеля представляет собой не радикальное отрицание естественного состояния вечной войны (Т. Гоббс, Б. Спиноза), не инструмент сохранения и завершения естественного общества (Дж. Локк), не простой механизм администрирования данного природой, автоматически саморегулируемого гражданского общества. Лишь признавая и удерживая гражданское общество в подчиненном положении, государство может обеспечить его свободу.
Наиболее важное открытие Гегеля состоит в установлении им того, что гражданское общество строится по принципу добровольной ассоциации и предполагает новые формы солидарности, равноправного участия, членства и нравственности. Именно ассоциации гражданского общества (корпорации, сословия) служат той почвой, на которой складываются новые формы солидарности и коллективной идентичности.
К. Маркс и Ф. Энгельс продолжили создавать модель гражданского общества, разработанную Гегелем. Но, в отличие от него, основоположники марксизма акцентировали внимание на первоочередной роли в истории человечества именно гражданского общества, а не государства. К. Маркс отмечал, что гражданское общество выступает движущей силой, ареной всей истории. И отношения между гражданским обществом и государством не что иное, как отношения между публичной властью и индивидуальной свободой. Он подчеркивал, что неразвитость институтов гражданского общества, отсутствие правового разграничения его функций и государственных могут отбросить общество в прошлое и привести к диктатуре. В неразвитом обществе «государство опутывает, направляет, держит под своим контролем и опекает гражданское общество, начиная с самых крупных и кончая самыми ничтожными проявлениями его жизни. не дает, наконец, гражданскому обществу создать свои соб-
ственные, независимые от государственной власти органы» [11, с. 157−158].
В целом, К. Маркс упростил крайне сложную структуру гегелевской модели гражданского общества, сведя последнее фактически к сфере труда, производства и обмена. Для марксизма гражданское общество составляет форму, в которой осуществляется экономическое развитие. В. И. Ленин, следуя логике К. Маркса, отказался даже от самого термина «гражданское общество», а «общественную формацию» трактовал в основном как совокупность производственных отношений.
В экстраординарной способности индивидов к объединению, причем, не только в частной жизни, видел ключ к пониманию гражданского общества известный французский исследователь Америки, политик, социолог, историк, писатель А. де Токвиль (1805−1859 гг.) [16]. Его концепция восходит к М-концепции Ш. -Л. Монтескье. Он характеризовал гражданское общество как внегосударственную форму социума. Большое внимание Токвиль отводил добровольным ассоциациям граждан, нередко противостоящих государству и защищающих от него гражданские свободы. В узком понимании, гражданское общество оценивалось им как набор независимых от государства гражданских ассоциаций.
Самым знаменательным явлением эпохи А. де Токвиль считал демократию, сердцевиной которой является принцип равенства. Основным пунктом миросозерцания Токвиля являлась свобода личности.
Разделяя либеральные взгляды и отстаивая веру в спасительность принципа «laissez faire, laissez passer» (свободы от вмешательства) в экономических отношениях, А. де То-квиль видел, однако, другие ее недостатки и понимал, что в обеспечении свободы главную роль играет вековое воспитание народа, что одни конституционные учреждения по образцу английских еще недостаточны для этой цели. Государственная власть расширяется и проникает все глубже в жизнь общества- личность попадает все в большую зависимость. Местное самоуправление уничтожается и заменяется административной централизацией. Устанавливается всемогущая, абсолютная тирания народного большинства. Процесс этот идет еще скорее, если демократии приходится вести войны, которые особенно опасны для
свободы, так как требуют сосредоточения всех сил государства. А от тирании большинства до единоличного деспотизма — один только шаг.
Еще в 1835 г. А. де Токвиль в своем труде «Демократия в Америке» утверждал, что как ни существенен для стабильного функционирования демократического политического устройства богатый набор гражданских институтов, важно, что сами они должны быть иерархичны и недемократичны по своей внутренней структуре. Соответственно этому, католическую церковь и патриархальную семью он считал функциональными демократическими институтами отчасти по причине их внутренне недемократичного характера [16, с. 25−30].
В Новое время на Востоке можно отметить бесспорную роль взаимосвязанных общественных сил «религиозные институты — государство — гражданское общество». Конечно же, у каждой особая природа, различные сферы человеческого духа, практики и общежития. Ибо в деятельности религиозных институтов на первый план выступает устремленность людей к духовным ценностям, в деятельности государства, стремление к четкой и формализованной институализации межчеловеческих связей, а в практике гражданского общества — тяготение к непринужденным формам повседневной самодеятельности и самовыражения людей. Но автономия этих трех важнейших измерений жизни предполагает и принцип их взаимного уважения и взаимной соотнесенности [4].
Весь второй период Нового времени (1683−1918 гг.) проходил под знаком бесспорного интеллектуального, военно-технического, культурного и политического превосходства Запада. Его социально-политические и духовные ценности приобрели всеобщее значение, став образцовой моделью «цивилизации», своего рода эталоном, на который начали равняться во всех частях земного шара.
Основы современного понимания гражданского общества на Западе заложили М. Вебер [3], П. Сорокин [15], С. Франк [18], А. Грамши [9] и другие мыслители первой половины ХХ столетия.
Так, последний из крупных итальянских мыслителей марксистской ориентации А. Грамши (1891−1937 гг.) в своей работе «Тюремные тетради» дал определение гражданского общества как «прочной цепи крепостей и казематов», принимающей на себя удар революционного натиска, когда первая линия обороны — государство — оказывается прорванной [9, с. 200]. Эта, ставшая хрестоматийной, формула гражданского общества предвосхищает ту проблему, которая окажется в центре дискуссий о гражданском обществе к концу ХХ столетия. Дискуссию можно выразить так: кого и от кого защищает гражданское общество — государство от граждан или граждан от государства? В целом ряде случаев А. Грамши прямо противопоставляет «гражданское общество» — «политическому» [9, с. 245−246], но одновременно указывает на неизбежность «смешения гражданского общества и общества политического», объясняя это тем, что «в общее понятие государства входят элементы, которые должны быть отнесены к понятию гражданского общества». Поэтому, его позиция в самом общем виде сводится к формуле: «государство = политическое общество + гражданское общество» [9, с. 247].
Для сравнения, Дж. Локк наоборот, отождествлял «гражданское общество» и «политическое общество». Естественно, А. Грамши пошел намного дальше, не смешивая эти два понятия. Итальянский ученый утверждал, что гражданское общество является достаточно цельным образованием, которое в определенных исторических условиях может взять на себя функции государства и «поглотить» его. Однако, такой подход не получил должного развития в марксистской историко-поли-тической мысли.
Таким образом, преимущественно либеральные идеи XVIII—XIX вв. оказали огромное влияние на развитие гражданского общества и его институтов, что воплотилось позднее в строительстве социального, правового и демократического государства.
Литература
1. Американские просветители. Избранные произведения: В 2 т. — Т.1 / сост. Н. М. Гольдберг. — М: Мысль, 1968.
2. Боуз Д. Либертарианство: История, принципы, политика / пер. с англ. и под ред. А. В. Куряева. -Челябинск: Социум, Cato Institute, 2004.
3. Вебер М. Избранные произведения: пер. с нем. / сост., общ. ред. и послесл. Ю. Н. Давыдова- Предисл. П. П. Гайденко. — М.: Прогресс, 1990.
4. Галкина Е. В. Концептуальный анализ современных моделей гражданского общества // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. — 2012. — № 8.
5. Галкина Е. В., Герман Р. Э. О политическом менеджменте: институциональный подход // Гуманитарные и юридические исследования. — 2014. — № 3.
6. Гегель Г. В. Ф. Общество и государство // Антология мировой философии: В 4 т. — Т. 3. — М.: Мысль, 1971.
7. Гегель Г. В. Ф. Философия права. — М.: Мысль, 1990.
8. Гражданское общество: истоки и современность / науч. ред. И. И. Кальной. — СПб.: «Юридический центр Пресс», 2000.
9. Грамши А. Избранные произведения: пер. с ит. / под общ. ред. И. В. Григорьевой. — М.: Политиздат, 1980.
10. Джефферсон Т. Автобиография. Заметки о штате Виргиния. — Л.: Наука, 1990.
11. Маркс К. Восемнадцатое брюмера Луи Бонапарта // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. — М.: Гос. изд-во полит. литературы, 1963. — Т. 8.
12. Остроумов М. В. Концепция гражданского общества Дж. Бентама: классическое либеральное наследие и постсоветская Россия // Историческая память и социальная стратификация. Социокультурный аспект: Материалы XVII Международной научной конференции, Санкт-Петербург, 16−17 мая 2005 г.: В 2 ч./ Под ред. С. Н. Полторака. — СПб.: Изд-во «Нестор», 2005. — Ч. 1.
13. Пейн Т. Избранные сочинения. — М.: Изд-во Академии наук СССР, 1959.
14. Руссо Ж. -Ж. Об общественном договоре. — М.: Кучково поле, 1998.
15. Сорокин П. А. Социологические теории современности. — М.: ИНИОН, 1992.
16. Токвиль А. де. Демократия в Америке. — М.: Прогресс, 1992.
17. Федералист: Политические эссе А. Гамильтона, Д. Мэдисона и Д. Джея. — М.: Литера, 1994.
18. Франк С. Л. Духовные основы общества. — М.: Республика, 1992.
19. Bentham: Moral, Political, and Legal Philosophy / Ed. by G.J. Postema. — Aldershot, 2002. In 2 Vols. — Vol. 1.
20. Ferguson A. An Essay on the History of Civil Society. — Dublin: Printed by Boulter Grierson, Printer to the King'-s most Excellent Majesty, MDCCLXVII. [1767].
21. Franklin B. Revolutionary Writings (1766−1787) // The Autobiography and Other Writings by Benjamin Franklin. / Ed. by P. Shay. — N.Y.: Bantam Books, 1989.
22. The Classical Utilitarians: Bentham and Mill / Ed. by J. Troyer. — Indianapolis: Hackett Publishing Company, Inc., 2003.
23. The Complete Writings of Thomas Paine. — In 2 Vols. — N.Y.: Citadel Press, 1945.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой