Дети в русской литературе xii-xiх веков

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Литературоведение


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

I. LIFE OF CHILDREN AND YOUTH IN DIFFERENT
HISTORICAL ERAS
ДЕТИ В РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ XII-XK ВЕКОВ
Е. А. Бирюкова
Кандидат филологических наук, доцент, Рязанское высшее воздушно-десантное командное училище (военный институт)
имени генерала армии В. Ф. Маргелова,
г. Рязань, Россия
Summary. Life of society necessarily reflected in children and often on them falls all the worst. The lack of harmony in the world in the first place hurts on the little man and his fate becomes a reflection of the world. So it was in the past, so now remains. Keywords: Russian literature- Dostoevsky- a reflection of social life.
«Будущее человечество» — так называют детей герои произведений Ф. М. Достоевского Раскольников и Долгорукий. То, каким может предстать завтра это человечество, во многом зависит от воспитания подрастающего поколения, от духовно зрелой любви к детям, основанной на понимании своеобразия их внутреннего мира и на способности чему-то научиться у них. Ведь словосочетание «будущее человечество» выражает не только временной, но и идеальный смысл, о котором напоминал Л. Н. Толстой: «Во всех веках и у всех людей ребенок представляется образцом невинности, безгрешности, доброты, правды и красоты».
Тема детства появилась в русской литературе с самого начала ее развития. Уже в «Поучении Владимира Мономаха», написанном около 1117 г., автор откровенно беседует с молодыми людьми, просит принять его советы «в сердце свое», щедро делится своим богатым опытом. В. Мономах призывает своих читателей всегда трудиться- «Не ленись!» — повторяет он. Он убеждает помогать бедным, убогим, быть приветливым с гостями, какого бы звания они ни были. Но сами дети в его произведениях не появляются. Автор только доносит свои идеи, нравственные понятия до подрастающего поколения, надеясь на то, что его советам будут следовать.
Много внимания проблемам воспитания уделял и выдающийся поэт ХYII в., активный деятель в области просвещения Симеон Полоцкий. Наиболее действенным средством воспитания он считал положительный пример, который могут дать родители и воспитатели: «Плод от древа си поблизу падает, Чада от отца нравы получает». В 1717 г. появляется книга для детей и юношества «Юности честное зерцало», подготовленная по указу Петра I, которая тоже была нравоучительного характера.
Н. И. Новиков уделял большое внимание просвещению и считал, что «воспитание есть источник, из которого проистекают благополучие и несчастие народа», смотрел на детей как на «будущую подпору Отечества». Постоянной темой его журналов (1769−1774) являлась тема воспитания и образования дворянских детей. Он писал об упадке казенных школ, о том, что семейное воспитание часто ограничивалось одним лишь питанием. Учение считалось самым неприятным делом. Заботливые матушки, типа госпожи Простаковой из пьесы Д. И. Фонвизина «Недоросль», всячески старались сократить для своих детей бесполезную, с их точки зрения, муку. Герой Фонвизина Стародум прослеживает логику антинауки в свете общественного интереса: «Ну что для Отечества может выйти из Митрофанушки, за которого невежды-родители платят еще и деньги невеждам-учителям? Сколько дворян-отцов, которые нравственное воспитание сына своего поручают рабу крепостному!»
Знание как тщательная выучка определенному делу — это обращение к тому времени великих преобразований, когда Петр I внедрял в сознание своих подданных необходимость прилежного и творческого обучения. Человеческое, лежащее в основе просветительской идеологии Стародума, полярно противоположно «скотскому» в идеологии Простаковой. Но страшнее то, что скотство простаковых и скотининых — не злонравие частных лиц, а идеология огромного количества людей в тогдашней России. Поэтому понятна тревога Н. И. Новикова, Д. И. Фонвизина и других «сеятелей» просвещения по поводу воспитания.
Интересовали вопросы семьи, брака и воспитания детей и А. Н. Радищева. В его произведениях сплетаются в нерасторжимое целое семья и крепостничество, судьба ребенка и политика самодержавия. В «Путешествии из Петербурга в Москву» А. Н. Радищев пишет о множестве трагических семейных историй, действующими лицами которых предстают люди разлученные, наказанные за попытку отстоять свое достоинство перед крепостниками. Особенно близки сердцу Путешественника судьбы и страдания детей. Ребенок, который продается с торга- мальчик, посланный матерью к приезжему выпросить кусок сахару- разутые и раздетые крестьянские дети- картины крайней нужды и голода — эти образы не давали А. Н. Радищеву покоя. Перед взором писателя разворачивалась безотрадная жизнь, и его воображение ищет иные картины, обнадеживающие. Так возникает описание утопической семьи дворянина («Крестцы»). Главная забота старших в этой воображаемой семье — сохранить, поддержать в детях «благую душу», а не насаждать рабское повиновение. Детям прививаются здоровые и естественные навыки: физический труд, сила, ловкость, простота в обращении. А. Н. Радищев начинает с родительского примера. По его мысли, добродетель передается как бы по наследству, дети впитывают благотворную атмосферу семьи, наблюдая за поведением родителей. Радищев восклицал: «О, несчастные! лишены они в малолетстве наставника,

в юности воздержателя от погрешностей, в совершеннолетии друга». Эти слова будут относиться и к героям произведений Ф. М. Достоевского и Г. И. Успенского, которые имели такого наставника или же не имели.
Таким образом, в названных выше произведениях ХП-ХYШ вв. часто затрагивалась тема детства с целью написать о воспитательной системе или с целью показать судьбы детей в качестве свидетельств дисгармонии мира. В XIX в. развитие этих тем было продолжено. Кроме того, в творчестве Ф. М. Достоевского и А. П. Чехова была разработана тема «задумавшихся» мальчиков, что явилось новым шагом в интерпретации мотивов детства. Ф. М. Достоевский прочувствовал угрозу трагичного будущего настолько сильно (при отсутствии изменений в государственной системе и в системе образования), что возлагал надежду только на подрастающее поколение — «будущее человечество», но воспитано оно должно быть так, как этому учили предшественники писателя.
Любовное отношение Ф. М Достоевского к детям и умение войти в их миросозерцание, конечно же, не могли не сказаться на его художнической деятельности. С «Бедных людей» и до «Братьев Карамазовых» дети появляются на страницах почти всех его произведений. Писатели XIX в. с большой тревогой относились к форсированному преодолению детства, когда, по словам Раскольникова, «детям нельзя оставаться детьми». Повинуясь общей атмосфере произведений Ф. М. Достоевского, дети в них взрослеют, подтягиваются до основных героев через раннее столкновение с несовершенством человеческой жизни, через надрыв и надлом.
«Детские» эпизоды у Ф. М. Достоевского ведут, как правило, к серьезнейшим обобщениям. Детьми проверяется жизненность идеи, человеческая ценность героя- наконец, дети — последний, самый веский аргумент в споре. «Подавляющие факты» детских страданий сконцентрировались в ту самую «слезинку» одного только замученного ребенка, которая приводит Ивана Карамазова в романе «Братья Карамазовы» к бунту: он отказывается от «высшей гармонии», так как «не стоит она слезинки хотя бы одного только замученного ребенка». В романах писателя мы видим не только и не столько детей, сколько воздействие детского страдания на героя [1, с. 53].
Итак, жизнь общества обязательно отражается на детях, и часто именно на их долю выпадает все самое страшное. Отсутствие гармонии в мире в первую очередь вредит маленькому человечку, и его судьба становится отражением этого мира. Так было в прошлом, так осталось сейчас.
Библиографический список
1. Пушкарева В. С. Детские эпизоды в художественных произведениях и в публицистике Ф. М. Достоевского // Ф. М. Достоевский, Н. А. Некрасов: Сб. науч. трудов. -Л.: Ленингр. гос. пед. ин-т, 1974. — С. 41−55.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой