Обоснование трансформации культурно-цивилизационной идентичности на постсоветском пространстве

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Социология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы


SCIENCE TIME
ОБОСНОВАНИЕ ТРАНСФОРМАЦИИ КУЛЬТУРНО-ЦИВИЛИЗАЦИОННОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ НА ПОСТСОВЕТСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ
Пастюк Александр Владимирович, Белгородский государственный университет, г. Белгород
E-mail: pastyuk@mail. ru
Аннотация. В статье рассматриваются ключевые особенности самоидентификации населения приграничных регионов. Проанализированы различные подходы к влиянию новых границ постсоветского пространства на формирование идентичностей. Выделяется функция контактности границы в качестве одного из ключевых аспектов, влияющих на процесс самоидентификации населения приграничных регионов. Уточняются конкретные особенности формирования региональной идентичности приграничья.
Ключевые слова: самоидентификация населения приграничных регионов, региональная идентичность, контактность границы, транскультурная коммуникация.
В настоящее время вопросы трансформации культурно-цивилизационной идентичности на постсоветском пространстве являются одними из наиболее актуальных для социологии. Это определяется, прежде всего, тем, что череда культурных, социальных и экономических изменений на территории постсоветского пространства носит уникальный характер и имеет исключительный масштаб. Важным в данном контексте является то, что распад СССР и советской идентификационной системы имели общемировое значение и во многом оказали влияние на дальнейшее развитие общественной системы.
Современные исследователи выделяют три причины, исходя из которых постсоветские страны рассматриваются в научных кругах и за его пределами в качестве единой совокупности.
1. Они по-прежнему представляют собой естественную группу для сравнения различных институциональных, политических и экономических явления. Хотя эта точка зрения, как считается, начала терять свою актуальность порядка двадцати лет назад и сегодня требует нового обоснования. Это связано с

тем, что, для некоторых исследовательских вопросов изучать в совокупности постсоветские страны всё еще имеет смысл.
2. Существуют интенсивные связи между этими странами, так они, по-прежнему, оказывают значительное влияние друг на друга.
3. Анализ жизнедеятельности большинства этих стран требует набор общих навыков: например, знания русского языка все еще может быть достаточным для исследования всего постсоветского пространства (хотя и в меньшей степени, чем двадцать лет назад). Поскольку навыки исследователей имеют решающее влияние на выбор объекта исследования, этот вопрос имеет чрезвычайную важность [1].
В данной статье под понятием «постсоветское пространство» подразумевается следующее: это те независимые государства, которые вышли из состава Союза Советских социалистических республик (СССР) во время его распада в 1991 году.
Несомненно, что одним из ключевых процессов трансформации идентичности на территории постсоветского пространства является десоветизация. В данном случае необходимо отметить, что на постсоветском пространстве трансформация культурно-цивилизационной идентичности включала в себя процесс деконструкции «старой», прежней идентичности, а также новое изобретение элементов и представлений о СОпринадлежности. Другими словами: на территории бывшего СССР преобладало не постепенное эволюционное изменение культурно-цивилизационной идентичности, а резкая деконструкция старой советской и формированное новой, во много либеральной модели.
Стоит подчеркнуть, что и с распадом СССР и крушением дефиниции «советский человек» наступает глубокий кризис общегосударственной идентичности, процесс постепенного отторжения советского наследия.
Таким образом, на первом постсоветском этапе конструирования новой российской сопринадлежности основная стратегия была направлена на процесс десоветизации — в материальном и символическом отношении. Он затронул все базовые элементы российской идентичности. Но степень осуществления данного проекта была неодинаковой в силу различного соотношения сил в поле трансформации.
Деконструкция была направлена в плоскость системных элементов и отношений идентичности. Категории «идеология-класс» пытались заменить конструктом «религия-этничность». Аналогично статус социокультурных аутсайдеров получили атеизм и интернационализм. Этатизм сохранил свой статус в структуре новой российской идентичности. Культурный ландшафт остается эклектичным. В нем соседствуют целые пласты «советскости», традиционно российских (русских) элементов и новоизобретенных [2].

В свою очередь целесообразно признать, что человек не может быть носителем только сугубо одной идентичности. По аналогии, например, с социальным — ролевым портретом, каждый индивид является носителем целого набора различных идентичностей, отличающихся не только уровнем, но и самой направленностью. Так культурно-цивилизационная идентичность занимает наднациональный уровень, самый верхний уровень [3].
Следовательно, в случае ослабления цивилизационной или национальной идентичности, региональная может начать преобладать над ними. Что в определенных условиях может создать значительные проблемы для целостности государства. В то же время, считается, что в стабильном государстве региональная идентичность не выходит на первый план, а проявляется по большей части в формировании определенной системы ценностей и норм поведения населения конкретной территории.
Таким образом, реконструкция цивилизационной идентичности повлекла за собой усиление региональной сопринадлежности, а значит и увеличило фрагментацию идентичностей на всей территории постсоветского пространства.
Вместе с тем, некоторые ученые склоняются к тому, что разрушение старой идентичности повлекло за собой возврат к предыдущей, закрепленной в рамках исторического наследия территорий. Можно констатировать, что возникшие границы являются своего рода модификацией того, что уже существовало ранее, а не проявлением какой-либо новой сущности [4].
Например, государства и этносы, не интегрированные в евразийскую культурно-цивилизационную общность (европейские страны
«социалистического лагеря» и республики Прибалтики), сориентировались на объединение с Европейским союзом, а не на дальнейшую интеграцию с постсоветским странами в том числе и через СНГ.
Актуальным для нашего исследования является и то, что постсоветская культурно-цивилизационная идентичность многослойное и неоднородное образование. Это связано с целым рядом влияющих на идентичность факторов (социальные, экономические, этнические и т. д.), которые являются различными на всей территории постсоветского пространства.
Все это дает нам возможность говорить о фрагментарности и неоднородности культурно-цивилизационной идентичности на постсоветском пространстве, причем не только в контексте межгосударственной фрагментации, но и рамках межрегиональной.
Говоря о межгосударственной фрагментарности постсоветской идентичности, можно отметить, что в целом, идентичность постсоветского пространства охватывает население всех бывших стран-союзниц. Стоит отметить, что близость стран, относимых к постсоветскому пространству, предопределена исторически, при том не только географическая близость, но и

экономическая, политическая и, что особенно важно, культурная.
Таким образом, в данной статье нами были рассмотрены ключевые причины и предпосылки трансформации культурно-цивилизационной идентичности на постсоветском пространстве. На основе проведенного анализа можно сделать вывод о том, что активная десоветизация, усиление региональных идентичностей и последующая их фрагментация повлекли за собой необратимые социальные, культурные и политические изменения.
Статья подготовлена в рамках Задания № 2459 на выполнение государственных работ в сфере научной деятельности в рамках базовой части государственного задания Минобрнауки России (рук. В.П. Бабинцев).
Литература:
1. Vinokurov E., Libman A. Eurasia and Eurasian Integration: Beyond the Post-Soviet Borders // EDB Eurasian Integration Yearbook. 2012, C. 80−95.
2. Когатько, Д. Г. Российская идентичность как культурно-цивилизационный феномен: [Текст]: дис. … канд. соц. наук: 22. 00. 06 / - СПб., 2007. -131 с.
3. Манаков, А.Г., Евдокимов, С.И., Григорьева, Н. В. Западноепорубежье России: географические аспекты становления и развития Псковского региона [Текст] / А. Г. Манаков, С. И. Евдокимов, Н. В. Григорьева. — Псков: Логос, 2010. — 216 с.
4. Крылов, М.П., Гриценко, А. А. Региональная и этнокультурная идентичность в российско-украинском и российско-белорусском порубежье: историческая память и культурные трансформации [Текст] / М. П. Крылов, А. А. Гриценко // Лабиринт. Журнал социально-гуманитарных исследований. — 2012. — № 2, — C. 28−42.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой