Детская смертность в республике Саха (Якутия)

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Медицина


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Литература
1. Говорин Н. В., Злова Т. П., Ахметова В. В. Особенности эмоциональной сферы и аффективные нарушения у детей-сирот // Сибирский вестник психиатрии и наркологии. — 2009. — № 6. — С. 49−52.
2. Говорин Н. В., Злова Т. П., Ахметова В. В. и др. Эпидемиологические и клинические аспекты психического здоровья детей-сирот // Доктор. Ру. — 2009. — № 4. — С. 4952.
3. Девятова О. Е. Пограничные психические расстройства у детей, находящихся в условиях семейной деприва-ции: автореф. дис. … канд. мед. наук. — М., 2005. — 20 с.
4. Демидова Е. В. Преступность беспризорных детей и социальных сирот. — Казань: Изд-во Казан. гос. ун-та, 2007. — 310 с.
5. Карпова О. П. Особенности психического развития подростков — воспитанников детских учреждений интернатного типа // Медицина сегодня и завтра: сб. науч. работ молодых ученых и специалистов. — Харьков, 1998. — Вып. 3. — С. 58−59.
6. Музаева Ю. А. Проблемные поля основных направлений деятельности социального педагога с детьми девиантного поведения в детском доме // Воспитание и развитие детей, подростков и молодежи в современных условиях: проблемы, подходы и стратегии: мат-лы регион. науч. -практ. конф. — Омск: Изд-во ОмГТУ, 2006. — С. 103−107.
7. Слюсарь В. В., Гайчук Л. М., Серик Т. А. Роль микросоциальной среды в генезе делинквентного доведения подростков // Актуальш питания дитячо! психiатрп в Украш. Реформа психiатричноl допомоги дитячому населению Украши: мат-ли республ. конф. дитячих психlатрiв — Харюв, 1999. — Вип. 2. — С. 204−206.
8. Смагина Л. И., Воднаева А. К., Сойка Ю. А. и др. Сиротство как социальная проблема [под ред. Л.И. Смаги-ной]. — Минск, 1999. — 144 с.
9. Сухотина Н. К., Егорова Т. И. Оценочные шкалы синдрома дефицита внимания с гиперактивностью (СДВГ) // Социальная и клиническая психиатрия. — 2008.
— № 4. — С. 15−21.
10. Сыропятов О. Г., Дзеружинская Н. А., Коваленко Н. В. Социально-психиатрические аспекты поведенческих нарушений у подростков // История Сабуровой дачи. Успехи психиатрии, неврологии, нейрохирургии и наркологии: сб. науч. работ Украинского НИИ клин. и эксперим. неврологии и психиатрии и Харьковской городской клин. психиатр. больницы № 15 (Сабуровой дачи) [под ред. И. И. Кутько, П.Т. Петрюка]. — Харьков, 1996. — Т. 3. — С. 358−359.
11. Тест «Рука». — Режим доступа: http: //www. psihologu. info/content/view/-280/35/ (дата обращения 25. 07. 2010).
12. Янышева В. А., Визель Т. Г., Сенкевич Л. В. и др. Девиантное поведение подростков // Теории и эксперименты. — Тула: ТПГУ, 2007. — 326 с.
13. Kovacs M., Beck A.T. An empirical approach toward a definition of childhood depression // Schulterbrandt J.G., Raskin A. (eds). Depression in childhood: Diagnosis, treatment and conceptual models. N.Y.: Raven, 1977.
Координаты для связи с авторами: Ахметова Валерия Валерьевна — канд. мед. наук, ассистент кафедры психиатрии, наркологии и медицинской психологии ЧГМА, тел.: 8-(3022)-35−53−00, e-mail: eklera2005@yandex. ru- Говорин Николай Васильевич — засл. врач РФ, доктор мед. наук, профессор, зав. кафедрой психиатрии, наркологии и медицинской психологии ЧГМА- Злова Татьяна Павловна
— доктор мед. наук, профессор кафедры психиатрии, наркологии и медицинской психологии ЧГМА.
???
УДК 76. 29. 47(571. 56) Д. А. Чичахов, Л.И. Вербицкая
ДЕТСКАЯ СМЕРТНОСТЬ В РЕСПУБЛИКЕ САХА (ЯКУТИЯ)
Медицинский институт Якутского государственного университета им. М. К. Аммосова, 677 000, ул. Белинского, 58- Министерство здравоохранения Республики Саха (Якутия), г. Якутск
Изменение экономических условий в последние годы существенно повлияло на образ жизни людей в районах Крайнего Севера России. Вопросы социальной и медицинской поддержки населения на сегодняшний день названы приоритетными в государственной политике Российской Федерации (РФ). Очевидно, что изменения социальных условий проживания являются причиной ухудшения структуры заболеваемости популяции и качества жизни населения в регионах. В первую очередь это относится к детскому населению регионов Севера [1, 6].
Целью данной работы явилось проведение углубленного анализа детской смертности в Республике Саха (Якутия) (РС (Я) за период 1999—2008 гг.
Материалы и методы
Проведен статистический анализ детской смертности за 1999−2008 гг. в РС (Я) по данным ГУ «Якутский республиканский медицинский информационно-аналитический центр», Минздрава Р С (Я) и проведен сравнительный анализ с Дальневосточным федеральным
округом (ДВФО) и Российской Федерацией по данным Федеральной службы государственной статистики РФ. Влияние различных групп факторов на уровень детской смертности исследовано с использованием корреляционного анализа. При сравнении двух рядов данных по годам, попарно (1999−2000, 2001−2002 и т. д.) по средней арифметической и стандартным отклонениям от средней с применением t-критерия Стьюдента, проанализирована достоверность результатов с помощью критерия х2, с пофакторным определением относительного риска смертности. Расчеты проводили с использованием пакетов прикладных программ Statistica 6 и Excel. Для анализа выделили факторы, наиболее значимо связанные с исследуемым показателем, — детской смертностью.
Результаты и обсуждение
В Республике Саха (Якутия) в настоящее время постоянно проживает 949 тыс. чел. [2]. Данный регион РФ является одним из малонаселенных территорий с сохраненным естественным приростом населения [3]. На фоне произошедших негативных изменений в стране в PC (Я) демографическая ситуация остается оптимистичной. Если в 1999 г. рождаемость на 1000 чел. составляла 13,0, то в 2008 г. — 16,1 чел. Общая смертность на 1000 чел. уменьшилась до 10,0 в 2008 г. Хотя, по сравнению с другими субъектами РФ, в PC (Я) сохраняется положительный естественный прирост населения, в целом имеется ожидаемое сокращение численности населения. За 19 992 008 гг. численность детей в возрасте от 0 до 17 лет в целом по республике существенно снизилась. На 01. 01. 2008 г. в республике проживало 252 581 ребенок в возрасте от 0 до 17 лет, что в структуре населения PC (Я) составляет 27%, тогда как 10 лет назад доля детского населения была свыше 32% от общей численности населения.
При продолжающемся снижении уровня детской смертности в РФ за 1999−2008 гг. в PC (Я) наблюдается стагнация показателя на уровне начала десятилетия (рис. 1).
Первичный анализ повозрастной структуры смертности за 10-летний период выявил устойчивую тенденцию снижения смертности детей до 9-летнего возраста включительно (в среднем на 39,6%), крайне неравномерную тенденцию улучшения показателя в возрастной группе от 10 до 14 лет, в то время как показатель смертности детей в возрасте от 15 до 17 лет увеличился в 26 раз.
В разных возрастных группах темпы снижения детской смертности были разными. За 1999−2008 гг. в

1,6 У щ
1,4 У ш за
1,2 У 1 И — i Ш ш ?5 1 y. z
1 У SII S3 | S3 is S3 S3 Si
0,8 У У У s S S i i S i t й
0,6 0,4 1 ! 1 1 1 | § I -i —
0,2 У ш ш Й- 1 ш S ш s Ш
g / yd- -- -
1999 2000 2001 2002 2003 2004 2005 2006 2007 2008
Смертность в возрасте 0−17 лет
Рис. 1. Динамика стандартизованных коэффициентов детской смертности в РС (Я) (на 1000 детского населения)
Резюме
В статье дана характеристика основных тенденций детской смертности в Республике Саха (Якутия) за период 1999—2008 гг. Выявлены региональные особенности в структуре детской смертности, проанализированы основные причины, проведен сравнительный анализ. Предложен комплекс мер по снижению детской смертности, намечен круг задач для научного решения проблемы детской смертности в регионе.
Ключевые слова: тенденции социально-демографических процессов, демографическая политика, детская смертность, младенческая смертность.
D.A. Chichakhov, L.I. Verbitskaya.
CHILDREN MORTALITY IN THE REPUBLIC OF SAKHA (YAKUTIA)
Medical institute of the Yakut State University-
Region Department of health, Yakutsk
Summary
The authors have analyzed conditions of children mortality rate from 1999 to 2008 in the Republic of Sakha (Yakutia), in the region of the Russian Federation with a natural increase and young structure of the population. Tendency of children mortality in the Republic of Sakha (Yakutia) is not positive. The set of measures has been developed to decrease children mortality rate.
Key words: tendencies of social and demographic processes, demographic politics, children mortality, neonatal and postneonatal mortality.
максимальной степени снизился на 53,8% показатель смертности в группе детей от 1 до 4 лет (среднегодовой темп снижения составил 24,7%). На втором месте по темпам снижения — младенческая смертность (на 45,2% за те же годы- темп снижения 27,0%). Далее идет возрастная группа 10−14 лет, где смертность снизилась на 33,3% при неустойчивой динамике показателя в течение последних лет. В наименьшей степени, лишь на 20%, сократилась смертность в группе 5−9 лет, практически оставаясь на одном уровне все десятилетие. Динамику смертности детей в возрасте от 15 до 17 лет можно назвать катастрофической. В данной возрастной группе наблюдается 26-кратное увеличение показателя смертности, причем темпы ежегодного прироста показателя до 2004 г. составляли 1600,6%. Начиная с 2004 г., наблюдается стабилизация показателя без признаков улучшения.
Именно увеличение показателя смертности подростков в значительной степени определило отсутствие снижения общего показателя смертности детей. Столь высокая значимость смертности детей в возрасте от 10 до 17 лет обусловлена большой долей умерших детей данного возраста во второй половине исследуемого десятилетия (свыше 30%).
Проведенный анализ динамики возрастной структуры смертности показал, что в 1999 г. умершие младенцы (243 ребенка) составили 57,3% от числа умерших в возрасте 0−17 лет (424 ребенка). Второе ранговое место занимало




— •---- & quot-"-4… * …А…
-¦ *----------1------- … •
1999 2000 2001 2002 2003 2004 2005 2000 2007 2008
¦ - Внешние причины
-¦-Патология перинатального периода
… -А-… Врожденные пороки развития
-- Заболевания органов дыхания
Инфекционные и паразитарные заболевания
Рис. 2. Динамика коэффициента смертности детей 0−17 лет по основным классам болезней (на 1000 детского населения)
количество умерших детей в возрасте 1−4 г. — 71 ребенок (16,7% от числа умерших). На третьем месте находился возраст от 10 до 14 лет — умерло 63 ребенка (14,9%). Смертность в возрастной категории от 15 до 17 лет составляла менее 1% (3 ребенка). Сопоставление уровня смертности детей до 5 лет (0−4 лет) и детей первого года жизни выявило, что динамика и уровень снижения детской смертности 0−4 лет соответствует таковой у детей в возрасте менее 1 г. и фактически определяется ею. Данное ранговое распределение сохранялось до конца 2001 г., когда 2 место стала занимать смертность у детей 10−14 лет
— 15,1% (67 детей), на 3 месте — 1−4 лет (14,6%). Начиная с 2003 г., в РС (Я) подростковая смертность занимает вторые и третьи ранговые места после младенческой.
По итогам 2008 г. возрастная структура смертности выглядит следующим образом: на 1 ранговом месте остается младенческая смертность — умерло 148 детей, что составило 50,0% от числа всех смертей в детском возрасте (296 детей) — на 2 месте находится возраст 15−17 лет
— умерло 75 детей (25,3%) — на 3 месте — возраст 1−4 г. (умерло 33 ребенка) — 4 место занимает возраст от 10 до 14 лет — умерло 26 детей, что составило 8,7% в структуре всей смертности.
В структуре причин смерти детей 0−17 лет в течение анализируемого периода устойчиво «лидируют» внешние причины (0,54%о в 2008 г., или 46,3%), на 2 месте
— перинатальные причины (0,22%о, или 18,9%), далее идут врожденные пороки развития (0,19 на 1000, или 16,6%), заболевания органов дыхания (0,06 на 1000, или 5,1%), инфекционные и паразитарные заболевания (0,04 на 1000, или 3,4%) (рис 2).
В динамике за 1999−2008 гг. отмечается снижение уровня смертности детей 0−17 лет от болезней органов дыхания (более чем двукратное), инфекционных болезней (в 1,7 раза), от врожденных пороков развития (в 1,3 раза). Вместе с тем имеются негативные моменты — в конце десятилетия практически прекратилось снижение смертности от перинатальных причин, однако отмечен рост смертности от внешних причин (в 1,2 раза).
Решающее значение в смертности детей до 1 г. имеет возрастной фактор [5]. В возрасте от 0 до 3 мес. умирает 79,8% детей, от 3 до 6 мес. — 8,9%, от 6 до 9 мес. — 7,9%, а от 9 до 12 мес. — 3,3% детей.
Структура причин неонатальной смертности за 19 992 008 гг. также не изменилась: 1 место занимают состояния,
возникающие в перинатальном периоде (37,8% случаев), на 2 месте — врожденные пороки развития (31,1% случаев), на 3 ранговом месте — травмы и отравления (15,5%). При анализе критических состояний, возникающих в перинатальном периоде и явившихся причиной неона-тальной смертности, выявлено, что лидирующей причиной был синдром дыхательных расстройств, на 2 месте — гипоксия и асфиксия, на 3 месте — внутрижелудочко-вые кровоизлияния. Корреляционный анализ не выявил значимой связи ранней неонатальной смертности с весом при рождении ребенка, временем смерти в роддоме и месторасположением самого роддома (город или село). При анализе структуры врожденных пороков развития выяснилось, что чаще умирали дети с врожденными пороками сердца, вторые по частоте — с пороками развития ЖКТ и на 3 месте — с множественными врожденными пороками. В 1999 г. ведущей причиной смертности детей в возрасте 1−4 г. были внешние причины — 40,8%, 2 ранговое место занимали заболевания органов дыхания — 18,3%, врожденные пороки развития составили 12,7%. В структуре причин смерти детей 1−4 г. в 2008 г. внешние причины составили 62,5%, болезни органов дыхания — 21,9%, болезни нервной системы — 6,0%. Снижение смертности детей 1−4 г. на 52,9% (по сравнению с данными 1999 г.) произошло в основном за счет уменьшения количества смертей от инфекционных болезней (с 5,6 до 3,1% в 2008 г.) и ликвидации смертности от ВПР и новообразований (с 13,2 и 10,1% соответственно). Наряду с этим, имеются негативные тенденции в изменении динамики структуры причин смертности детей в возрасте от 1 до 4 лет: значительный рост смертности детей от воздействия внешних причин (на 50%), рост на 19,6% смертности от заболеваний органов дыхания. При анализе структуры внешних причин смерти выявлено, что по итогам 2008 г. большее число смертельных исходов происходит в результате отравлений угарным газом (40%) и в результате пожаров, автотравм, утоплений (40%). Следует отметить, что 38,8% летальных исходов от внешних причин наступает в стенах лечебных учреждений.
Динамика причин смертности детей в возрасте 5−9 лет за исследуемое десятилетие не претерпела существенных изменений за исключением болезней органов дыхания: воздействие внешних причин по итогам 2008 г. составило 68,0% (в 1999 г. — 64,3%), новообразования — 12,0% (1999 г. — 14,3%), болезни органов дыхания — 4,0% (1999 г. — 11,9%) и болезни нервной системы — 8,0% (в 1999 г. не отмечено). В данной возрастной группе смерть от внешних причин в подавляющем большинстве случаев наступает вне лечебных учреждений. По итогам 2008 г. в структуре внешних причин смерти утопления составляли 47,0%, автотравмы — 23,5%, убийства — 11,7%.
Дети в возрасте 10−14 лет в 1999 г. чаще умирали от суицидов — 27,9%, второе ранговое место принадлежало автотравмам — 20,9%, утопления составляли 16,3% от всех внешних причин смерти. В результате опережающих темпов снижения смертности от автотравм (среднегодовой темп снижения составил 55,5%) на 77,7% произошли ранговые изменения в структуре причин смерти детей 10−14 лет: на 2 место (после суицидов) в структуре смертности вышли утопления — 16,7%, опередив автотравмы, которые составили 11,1%. Суициды у данной возрастной категории со второй половины
исследуемого периода стали составлять около половины доли смертности детей от внешних причин (в 2008 г. — 50,0%). Следует отметить, что 80,7% смертельных исходов от всех причин в группе детей 10−14 лет происходит вне лечебных учреждений.
Крайне негативные изменения произошли в возрастной категории подростков 15−17 лет. Стандартизованный коэффициент смертности в данной категории за 19 992 008 гг. вырос в 30 раз (с 0,04 на 1000 детей в возрасте от 15−17 лет в 1999 г. до 1,2%о детей соответствующего возраста в 2008 г.). Главная причина смертности в данном возрасте — суициды (42,7% от всех причин в 2008 г.). На 2 ранговом месте в структуре причин смерти подростков 15−17 лет стоят убийства (в 2008 г. — 13,3%), на 3 месте — автотравмы (6,7% от всех смертей в 2008 г.). Следует отметить, что такая ранговая структура была не всегда: в 1999 г. в возрасте 15−17 лет умерло только 3 ребенка от болезней, в 2000 г. умерло 8 детей (болезни — 3- утопления — 2- ожоги/переохлаждения — 2- убийство — 1). 11-кратный рост смертности в этой возрастной группе в 2001 г. отмечен с появления новой причины смерти — суицида (в 2001 г. зарегистрировано 10 случаев). Со второй половины исследуемого десятилетия суициды в возрасте 15−17 лет являются причиной 50% случаев всех смертей. Анализ документации по месту наступления смертельного исхода показывает, что более 95% летальных исходов фиксируется вне лечебного учреждения.
Проведенный анализ смертности детей в возрасте 017 лет по основным классам болезней свидетельствует о том, что основной причиной смерти всей детской и подростковой популяции в РС (Я) являются внешние причины. При этом у мальчиков данный показатель превышает таковой у девочек в 2,1 раза.
На основании проведенного анализа можно сделать вывод, что дальнейшее снижение количества управляемых причин детской смертности в РС (Я) только усилиями органов здравоохранения (организация эффективной работы первичного звена, соблюдение принципов преемственности и качества оказания медицинской помощи, непрерывное обучение медперсонала) недостаточно. На наш взгляд, внимание республиканских организаций должно быть направлено на понимание факторов, воздействующих на подростков, а также на осуществление мероприятий, отвечающих их нуждам в области здоровья. Тем не менее, многим подросткам по-прежнему недостает необходимой для их развития поддержки, включая доступ к информации, коммуникативным навыкам и службам медико-социальной помощи. Стремительно изменяющиеся социально-экономические условия вызывают значительные трудности на пути безопасного перехода молодых во взрослую жизнь. В этой связи разработка общегосударственных программ по снижению суицидальной смертности и по профилактике асоциального поведения подростков поможет уменьшить число ранних смертей.
Дальнейшее снижение младенческой смертности от таких управляемых причин, как «состояния перинатального периода», «ВПР», «заболевания органов дыхания», возможно только за счет внедрения высокотехнологичной медицинской помощи и приближения ее к больницам первичного звена. Необходимо направить ресурсы на оснащение ЦРБ высокотехнологичной диагностической и
реанимационной аппаратурой, обучение персонала современным видам медицинской помощи на местах. В условиях экономического кризиса создание межрайонных центров высокотехнологичной медицинской помощи позволило бы сэкономить средства бюджета с одновременным улучшением демографических показателей.
Снижение детской смертности в раннем возрасте от внешних причин только усилиями медицинских работников является невыполнимой задачей. Совместные усилия законодательной и исполнительной власти, всех структур, ответственных за демографическое благополучие общества на местах, должны быть направлены на изучение и искоренение социальных причин детской смертности. Смертность детей от внешних причин может быть результатом жестокого обращения с детьми и отсутствия заботы о них [4]. Недостаточный уход, недостаточное питание детей, несоблюдение гигиенических мероприятий, отсутствие своевременной помощи со стороны родителей при острых и хронических заболеваниях нередко являются причинами смерти детей, особенно в возрасте до 1 г.
Анализируя полученные данные с точки зрения «смертности, предотвратимой усилиями здравоохранения» [7], можно заключить, что в РС (Я) имеются определенные успехи: снизились показатели младенческой и перинатальной смертности, смертности детей в младшей возрастной группе. В настоящее время решение задач по охране здоровья женщин и детей РС (Я) осуществляется в соответствии с государственными целевыми программами «Охрана здоровья населения РС (Я) на 2007−2011 гг. «, «Концепция охраны здоровья женщин и детей в РС (Я) на период до 2011 года». Создана и активно работает Комиссия по младенческой смертности Минздрава Р С (Я). В республике проведена рационализация и реструктуризация амбулаторно-поликлинических и стационарных учреждений, оказывающих педиатрическую и акушерс-ко-гинекологическую помощь. Для достижения максимального эффекта в сохранении здоровья детей, особенно в период новорожденности, обеспечена последовательность и этапность при оказании медицинской помощи, начиная с систематического наблюдения за состоянием здоровья беременной женщины в лечебно-профилактических учреждениях акушерско-гинекологического типа и заканчивая наблюдением за состоянием здоровья детей и подростков в лечебно-профилактических учреждениях педиатрического профиля. Но прирост показателей смертности детей от внешних причин, а в старших возрастных группах — от суицидов, приводит к отсутствию положительной динамики детской смертности в целом по республике.
Выводы
На современном этапе развития РС (Я) принципиальной особенностью детской смертности является, во-первых, огромная демографическая значимость, во-вторых, обусловленность социальными условиями жизни населения. Именно потому, что здоровье детей есть категория социальная, уровень и структура детской смертности являются интегральными критериями оценки качества жизни населения и качества медицинской помощи в регионе. Сегодня в РС (Я) имеется очевидный дисбаланс в развитии общества — значительные достижения высокотехнологич-
ной медицинской службы региона нивелируются недостаточным социальным и культурным развитием общества.
Литература
1. Бурцева Т. Е., Ханды М. В. // Здоровье детей Севера: мат-лы межрег. науч. -практ. конф. (г. Якутск, 2008) [отв. ред. д.м.н., проф. М.И. Томский]. — Якутск: ЯНЦ СО РАМН, 2008. — С. 20−21.
2. Государственный доклад о состоянии здоровья населения Республики Саха (Якутия) в 2008 г. [под ред. Г. А. Егоровой и др.]. — Якутск, 2009. — С. 220.
3. Государственный доклад о состоянии здоровья населения Российской Федерации в 2005 г. // Здравоохр. Рос. Фед. — 2007. — № 6. — С. 3−33.
4. Царегородцев А. Д., Рюмина И. И., Яковлева И. Н. и др. // Рос. вестник перинат. и педиатрии. — 2004. — № 6. — С. 5−11.
5. Чичахов Д. А., Гордеев В. И., Потапов А. Ф. и др. // Дальнев. мед. журнал. — 2009. — № 1. — С. 55−57.
6. Эверстова А. В., Петрова П. Г., Егорова Г. А. // Якутский мед. журнал. — 2006. — № 2(14). — С. 20−23.
7. Яковлева Т. В. // Рос. педиатр. журнал. — 2004. — № 6. — С. 22−25.
Координаты для связи с авторами: Чичахов Дьу-лустан Анатольевич — канд. мед. наук, тел.: 8-(4112)-39−51−78, e-mail: gulustaan@rambler. ru- Вербицкая Людмила Ильясовна — канд. мед. наук, тел.: 8-(4112)-42−56−73.
???

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой