Правовые основы социального управления деятельностью кадровых агентств в России

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 316. 354: 351/354 — 316. 354. 61 Денисов Александр Михайлович
преподаватель кафедры «Организационно-кадровая работа в органах государственной власти (УП-1)» Московского государственного университета приборостроения и информатики тел.: (926) 621−90−34
ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ СОЦИАЛЬНОГО УПРАВЛЕНИЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬЮ КАДРОВЫХ АГЕНТСТВ В РОССИИ
Denisov Alexander Mikhailovich
lecturer of the chair «Organizational and personnel work in bodies of state power (UP-1)» Moscow State University of Instrument Engineering and Informatics tel.: (926) 621−90−34
LEGAL BASIS OF SOCIAL MANAGEMENT OF ACTIVITY OF RECRUITMENT AGENCIES IN RUSSIA
Аннотация:
В статье анализируются правовые основы социального управления деятельностью кадровых агентств, затрагивающие интересы всех субъектов рынка труда в России, а также даются рекомендации по совершенствованию правого регулирования социально-трудовых взаимоотношений между государством, кадровыми агентствами, соискателями и работодателями.
Ключевые слова:
кадровое агентство, лицензия, лицензирование, государство, социальное управление, работодатель, соискатель.
The summary:
This article analyzes the legal basis of the social management of the recruitment agencies that affect the interests of all objects of the labour market in Russia, and also provides the recommendations for improving the legal regulation of social and labour relations be-tween the state, the recruitment agencies, the applicants and the employers.
Keywords:
recruitment agency, license, licensing, state, social management, employer, applicant.
Кадровые агентства, как показывает зарубежный и отечественный опыт, в процессе своего развития способны решать многие проблемы в социально-трудовой сфере и в перспективе должны стать полноправными партнерами организаций в управлении человеческими ресурсами. Однако институционализация кадровых агентств в российском обществе сопровождается целым рядом проблем, прежде всего, правового характера, и несовершенство законодательной базы снижает эффективность социального управления их деятельностью.
Конституция Российской Федерации провозглашает Россию социальным государством, политика которого должна быть направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь, свободное развитие личности, реализацию права на труд [1].
Воплощение в жизнь данных конституционных норм является основной обязанностью государства. Однако чрезмерная опека с его стороны не способствует развитию в человеке инициативности, активизации своих внутренних ресурсов.
Виды деятельности, для осуществления которых необходимо наличие лицензии, установлены Федеральным законом от 25 сентября 1998 г. № 158-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности» [2].
Так, законом РФ от 19 апреля 1991 г. № 1032−1 «О занятости населения» определено, что лицензированию подлежит и деятельность по оказанию гражданам услуг в содействии трудоустройству [3]. Но лицензии, чтобы оказывать услуги по подбору персонала, данный закон не требует. Получается, что данная правовая норма, предписывающая кадровым агентствам обзаводится лицензией, не является таковой для той их части, которая занимается подбором персонала для фирм.
Здесь важно понимать разницу между услугой по трудоустройству и услугой по подбору персонала. В обоих случаях агентство трудоустраивает граждан. Однако в первом случае заказчиком выступает гражданин, ищущий работу (апликант), во втором — предприятие-работодатель. Следовательно, в первом случае закон предписывает получать соответствующую лицензию, а во-втором — нет.
Лицензия на оказание услуг по трудоустройству граждан (и на территории РФ, и за рубежом) выдаются, как правило, сроком на 3 года.
Опыт развития системы социального обеспечения, например, Испании, Норвегии и Швеции показывает, что «завышенные социальные услуги со стороны государства, которые превышали вклад тех или иных лиц и социальных групп в развитие общества и для реализации которых государство по существу не имело экономических возможностей… приводили к бегству капитала, массовой безработице, социальной напряженности…» [4, с. 11]. В настоящее время в доктрине современ-
ного социального государства растет влияние идеи Workfare State (государства, благоприятствующего труду), отвергающей иждивенчество и требующей «повышения социальной активности человека».
Действительно, без деятельного участия самих граждан, институтов гражданского общества и специалистов, работающих в различных областях, реализовать вышеуказанные конституционные положения невозможно. Сегодня в Российской Федерации принимаются меры, направленные на развитие не только публичной, но и частной системы образования, здравоохранения, а также содействие занятости граждан
В связи с этим особое значение приобретает деятельность негосударственных кадровых агентств, роль и значение которых вызывает неоднозначную оценку. Так, некоторые специалисты в области трудового права считают, что ратификация Россией Конвенции МОТ № 181 «О частных агентствах занятости» 1997 г. [5] и последующая за этим легализация деятельности частных агентств занятости разрушат существующие в России правовые механизмы регулирования трудовых отношений благодаря, прежде всего, так называемому заемному труду (лизинг персонала) [6, с. 23].
Однако сторонники данной позиции совершенно упускают из виду то, что трудовой лизинг персонала является лишь одним из возможных направлений деятельности негосударственных кадровых агентств наряду с такими услугами, как поиск, привлечение персонала высшего и среднего управленческого звена, редких, уникальных специалистов, оценка их профессиональных знаний и навыков, психологических особенностей, составление обзоров уровней заработных плат специалистов конкретных сегментов рынка, проведение аудита трудовых ресурсов предприятия, организация и проведение программ стажировок, тренингов и многое другое.
На сегодняшний день на российском рынке труда складывается парадоксальная ситуация: рекрутинг как самостоятельный вид предпринимательской деятельности существует и успешно развивается уже шестнадцать лет, но при этом отсутствует его специальная социально-правовая регламентация. Постепенный подъем отечественного рынка труда способствовал бурному развитию частных агентств занятости. На это указывает успешная работа целой группы ведущих кадровых агентств России — Триза Exclusive, Penny Lane Personnel, Агентство Контакт, Анкор, БЛМ-Консорт, The Russian Connection Group, Kelly Services, РКА-Консалтинг, Империя Кадров, APL Group, Кадровый центр Юнити, Коннект Персонал и многих других.
Такое положение вещей определяется тем, что они, в отличие от иных субъектов рынка труда, способствуют оптимальному социально-трудовому взаимодействию работника и работодателя. Играя значительную социальную роль в развитии рынка труда, негосударственные кадровые агентства обеспечивают клиентам-работодателям поиск и привлечение высококвалифицированных специалистов, оценку их личностных и профессиональных качеств- государству и органам местного самоуправления положительный социальный эффект, связанный с преодолением безработицы- клиентам-работникам подыскание подходящей работы, повышение их квалификации, содействие в адаптации на новом рабочем месте, что позволяет успешно удовлетворять их социальные потребности. Уход от решения вопроса о легализации исследуемого вида деятельности лишь усугубит и без того тяжелое положение российского работника.
Выход из этого затруднительного положения автору видится в оптимальном сочетании государственного воздействия и саморегулирования рекрутинговой деятельности. То есть сбалансированности взаимодействия между объектом и субъектом социального управления.
Как известно, в отечественном праве существуют две основные формы регулятивного воздействия и контроля над наиболее значимыми с социально-экономической точки зрения видами предпринимательской и иной экономической деятельности.
Одной из них является выдача разрешений (лицензий) на осуществление отдельных видов работ, оказание услуг, распространение товаров. До недавнего времени этот правовой механизм был доминирующим в нашей стране, однако в настоящий момент четко прослеживается динамика перехода ко второй форме регулирования, которой является деятельность специализированных институтов профессионального социального воздействия, созданию и развитию которых способствует государство.
Указанные институты приобрели в России вид некоммерческих саморегулируемых организаций, каждой из которых соответствует определенный вид предпринимательской деятельности, которую ведут ее члены. И тот, и другой способы имеют широкое распространение не только в нашей стране, но и за рубежом.
Однако регулирующее воздействие и контроль через механизмы лицензирования не только не является изжившим себя способом защиты государством социальных интересов, но, напротив, может и должен продолжать применяться к отдельным видам деятельности, осуществление которых ныне не требует специальных разрешений. Его главным преимуществом является возможность государства как главного субъекта управления поддерживать баланс между потребностями общества и интересами отдельных лиц, осуществляющих экономическую деятельность. В этом контексте вызывает некоторое беспокойство деятельность отдельных министерств и ведомств, а также Федерального Собрания, направленная на создание системы регулирования социально и экономически значимых видов деятельности, исключающей разрешительные процедуры. Полный отказ от государственного регулирования и контроля представляется ошибочным, так как разрешительный метод имеет немало
преимуществ по отношению к саморегулированию. В свете этого представляется необходимым гармоничное и взвешенное их сочетание.
В наиболее общем виде саморегулирование можно определить как деятельность некоммерческих организаций, специально созданных для защиты прав неограниченного круга лиц, обладающих контрольными и распорядительными функциями, свойственными органам государственной власти [7].
Как и лицензирование, саморегулирование имеет целый ряд положительных свойств. К ним, в частности, можно отнести частичную самостоятельность организации отраслевой деятельности лицами, участвующими в ней, что, безусловно, способствует повышению ее эффективности. Таким образом, непосредственные участники правоотношений в рамках отдельных видов деятельности получают возможность влиять на отраслевое регулирование, а не просто быть пассивными исполнителями государственной воли.
Нормативная база саморегулирования весьма обширна и уже содержится в целом ряде законодательных правовых актов, регулирующих отдельные виды экономической деятельности. К ним относятся Федеральный закон от 5 марта 1999 г. № 46-ФЗ «О защите прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг» (ред. от 09. 12. 2002, с изм. от 23. 12. 2003), Федеральный закон от 8 августа 2001 г. № 134-ФЗ (ред. от 01. 10. 2003) «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при проведении государственного контроля (надзора)», Федеральный закон от 7 августа 2001 г. № 119-ФЗ (в ред. Федеральных законов от 14. 12. 2001 № 164-ФЗ, от 30. 12. 2001 № 196-ФЗ) «Об аудиторской деятельности», Федеральный закон от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», Федеральный закон от 27 декабря 2002 г. № 184-ФЗ «О техническом регулировании», Федеральный закон от 26 марта 2003 г. № 35-ФЗ «Об электроэнергетике», Федеральный закон от 7 июля 2003 г. № 126-ФЗ «О связи» (с изм. от 23. 12. 2003) и целый ряд иных [8, 9, 10, 11, 12, 13, 14].
Еще одним средством решения вышеназванных проблем является налаживание межотраслевых связей трудового права с гражданским и предпринимательским, а также использование правовых средств регулирования этих отраслей. Вместе с тем, несмотря на очевидную комплексность проблемы, так как отношения по оказанию социальных услуг регулируется различными отраслями права: гражданским, административным, налоговым, финансовым, правом социального обеспечения и т. д., очевидно, что эффективность правового регулирования в первую очередь будет зависеть от востребования гражданско-правовых средств, под которыми Б. И. Пугинским «предлагается понимать договоры, меры имущественной ответственности, оперативного воздействия» [15, с. 48].
Оказание рекрутинговых услуг в рамках социально-правовых отношений опосредуется различными договорами.
Как представляется, правоотношения, в рамках которых оказываются рекрутинговые услуги, имеют как внутреннюю, так и внешнюю сторону. Цель таких договоров (поручения, комиссии, агентирования) лежит за их пределами, на внешней стороне во взаимоотношениях с третьими лицами. К этой цели направлена вся деятельность исполнителя. От ее достижения зависит вознаграждение исполнителя, а в противном случае ответственность за неисполнение обязательства. Достаточно часто результат этой деятельности отделим и от процесса исполнения, и от личности исполнителя. Другие обязательства, вытекающие из правоотношений, имеющих только внутренние отношения (консультирование, обучение, подбор персонала), по большей части имеют целью саму деятельность, которая достигается по мере оказания данной услуги. Такого рода договоры составляют договоры об оказании услуг в чистом виде и регулируются нормами главы 39 ГК РФ [1б].
Однако, несмотря на очевидное многообразие договоров об оказании рекрутинговых услуг, судебная практика толкует их исключительно как договоры возмездного оказания услуг.
Между тем фактические действия посреднического характера вполне могут составлять предмет отдельного агентского договора, которому, так же как и договору поручения и договору возмездного оказания услуг, отведено самостоятельное место в ГК РФ. Поэтому соглашение об оказании рекрутинговых услуг, предусматривающее только фактическое посредничество, по своей правовой природе может также относиться к агентскому договору.
Вышеизложенное позволяет сделать вывод, что юридическая природа договора оказания рекрутинговых услуг может быть различной, как различны сами услуги: фактические и юридические действия, а также их сочетания в контексте определенных целей. Поэтому деятельность по оказанию услуг по подбору персонала может быть опосредована различными видами гражданско-правовых договоров.
Таким образом, можно придти к выводу о том, что всем субъектам рынка труда, независимо от их правовой принадлежности — будь то государство, кадровое агентство, соискатель или работодатель, следует и дальше развивать взаимоотношения в сфере правового поля для успешного взаимовыгодного социального сотрудничества.
Ссылки:
References (transliterated):
1. Конституция Р Ф. 1993. Ст. 7. 1.
2. ФЗ № 158 «О лицензировании отдельных видов 2.
деятельности». 1998.
3. ФЗ № 1032−1 «О занятости населения». 1999. 3.
Konstitutsiya RF. 1993. Art. 7.
FZ No. 158 «O litsenzirovanii otdel'-nykh vidov deyatel'-nosti». 1998.
FZ No. 1032−1 «O zanyatosti naseleniya». 1999.
4. Чиркин В. Е. Общечеловеческие ценности и современное государство // Государство и право. 2002. № 2.
5. Конвенции МОТ № 181 «О частных агентствах занятости». 1997.
6. Гладков Н. А. Катастрофа для рынка труда // Солидарность. 2007. № 24.
7. Плескачевский В. С. Выступление на парламент-
ских слушаниях в Совете Федерации на тему: «Саморегулируемые организации. Проблемы развития, законодательства и
правоприменительной практики». М., 2004
8. СЗ РФ. 1999. № 10. Ст. 1163 — СЗ РФ. 2002. № 50. Ст. 4923 — СЗ РФ. 2003. № 52 (ч. I). Ст. 5038.
9. СЗ РФ. 2001. № 33 (ч. I). Ст. 3436 — СЗ РФ. 2003. № 40. Ст. 3820.
10. СЗ РФ. 2001. № 33 (ч. I). Ст. 3422 — СЗ РФ. 2001. № 51. Ст. 4829 — СЗ РФ. 2002. № 1 (ч. 1). Ст. 2.
11. СЗ РФ. 2002. № 43. Ст. 4190.
12. СЗ РФ. 2002. № 52 (ч. 1). Ст. 5140.
13. СЗ РФ. 2003. № 13. Ст. 1177.
14. СЗ РФ. 2003. № 28. Ст. 2895 — СЗ РФ. 2003. № 5
(ч. I). Ст. 5038.
15. Барков А. В. Гражданско-правовая модель рынка социальных услуг // Юридический мир. 2007. № 11(131).
16. ГК РФ. М., 2012.
4. СЬігкіп У.Б. ОЬБІїсІїесІїеІоуесІїеБкіе ібєппобй і боу-гетеппое доБЫагБ^о // 0о81^агБ№о і ргауо. 2002. N0. 2.
5. Копуе^БП МОТ №. 181 «О сІ^пукІї адеп^^акії zanyatosti». 1997.
6. ОІа^коуА. КаІаБ^а & lt-%а гупкаЫа // воІі& lt-аг-nost,. 2007. №. 24.
7. РІеБкасІеУБкіу V.C. Vystuplenie па рагіатеп^кікії БІиБІїапіуакІї V воуеіе Ре& lt-егаіБіі па іети: «вато-гедиІігиетуе огдапігаївіі. РгоЬІету гаЕУІЇіуа, 2а-konodateГstva і ргамзргітепгїеГпоу ргакйкі». М., 2004
8. вг РР. 1999. №. 10. Аг! 1163 — вг РР. 2002. №.
50. Агі 4923 — вг РР. 2003. №. 52 (рі. I). Аг! 5038.
9. вг РР. 2001. №. 33 (р! I). Агі. 3436 — вг РР. 2003.
№. 40. Агі. 3820.
10. вг РР. 2001. №. 33 (рі I). Агі. 3422 — вг РР. 2001.
№. 51. Агі. 4829 — вг РР. 2002. №. 1 (р! 1). Агі. 2.
11. вг РР. 2002. №. 43. Агі. 4190.
12. вг РР. 2002. №. 52 (рі 1). Агі. 5140.
13. вг РР. 2003. №. 13. Агі. 1177.
14. вг РР. 2003. №. 28. Агі. 2895 — вг РР. 2003. №. 5
(рі I). Агі. 5038.
15. Вагкоу А. У. Grazhdaпsko-pravovaya modeГ гупка sotsiaГnykl^ uslug // Yuridicheskiy тіг. 2007. №. 11(131).
16. GK РР. М., 2012.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой