Исследовательские компетенции мирового уровня в области клинической медицины в российской академии медицинских наук

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Медицина


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

В.И. Стародубов1, С.Л. Кузнецов2, Н.Г. Куракова2, Л.А. Цветкова3, П.Г. Арефьев4
1 ФГБУ ЦНИИОИЗ Минздравсоцразвития России, Москва
2 Российская академия медицинских наук, Москва
3 Всероссийский институт научной и технической информации РАН, Москва 4 Научная электронная библиотека eLIBRARY. RU, Москва
Исследовательские компетенции мирового уровня в области клинической медицины в Российской академии медицинских наук
Предложена формализация используемых в программных документах и определяющих направления реформирования российской науки понятий «мировой уровень исследований» и «научные коллективы, способные на выполнение научных исследований на мировом уровне».
Проведен анализ совокупного публикационного потока РАМН в международной библиографической базе данных по научному цитированию Web of Science. Для выявления научных коллективов РАМН, имеющих конкурентные исследовательские компетенции, были использованы два аналитических приложения: InCites — приложение в Web of Science (производитель — компания Thomson Reuters), и SciVal Spotlight — приложение к Scopus (производитель — компания Elsevier). Отмечена необходимость разработки национальной методологии аудита российской науки, учитывающей ее русскоязычный сегмент, к которому неприменимы используемые для этих целей признанные в мире методики.
Ключевые слова: исследовательские компетенции, клиническая медицина, Российская академия медицинских наук, глобальная наука, мировой уровень исследования, методики оценки, исследовательские фронты.
27
Мировое развитие глобальной науки сегодня убедительно демонстрирует тенденцию к ее «медицини-зации». Ожидается, что в ближайшие 3−5 лет число новых научных и околонаучных текстов по медицине и биологии в MEDLINE превысит знаковый рубеж — 1 млн в год. При этом неуклонно растет уровень интернационализации биомедицинских публикаций. Так, процент англоязычных публикаций в MEDLINE за 1955−2009 гг. увеличился с 46 до 93% [1].
Именно поэтому положения всех программных документов, определяющих модели развития науки, образования, инновационного предпринимательства в России до 2020 г., в которых отмечена необходимость достижения мирового уровня исследований, проводимых в национальных научных центрах, имеют для
национальной клинической медицины первостепенное значение.
Так, 11 января 2012 г. Президентом Дмитрием Медведевым утверждены «Основы политики Российской Федерации в области развития науки и технологий на период до 2020 г. и дальнейшую перспективу». В этом документе стратегическая цель государственной политики в области науки определена как «выход Российской Федерации к 2020 г. на мировой уровень исследований и разработок на направлениях, определенных национальными научно-технологическими приоритетами, и освоение в Российской Федерации шестого технологического уклада [2].
В Стратегии инновационного развития Российской Федерации на период до 2020 г. (Утверждена распо-
V.I. Starodubov, N.G. Kurakova, L.A. Tsvetkova, P.G. Arefiev
1 Federal Research Institute for Health Care Organization and Information of the Ministry of Health and Social Development of the Russian Federation, Moscow, Russia
2 Russian Academy of Medical Sciences, Moscow, Russia
3 Scientific Electronic Library eLIBRARY. RU, Moscow, Russia
4 All-Russian Institute of Scientific and Technical Information RAS, Moscow, Russia
World level of competitiveness of national researches in the field of clinical medicine
There is proposed formalization of concepts «world research level» and «leading scientific technological directions» of global science used in program documents which define main trends of reformation of Russian science. Use of bibliographic index as an example of «normalized citation in related area» for analyzing various subject areas for Russian clinic medicine it was shown that there is a different correlation of some areas of some national subject areas to their world levels. It was noted that it’s nevessary to develop national methodology of Russian science audit considering its national aspect which is a real problem while application world-acclaimed methods.
Keywords: russian science, reforming, global science, world level of researches, methods of evaluation, clinical medicine, research fronts.
ряжением Правительства Российской Федерации от 8 декабря 2011 г. № 2227-р) [3] среди прочих приоритетов выделены:
• достижение лидерства в ведущих научно-технических секторах и фундаментальных исследованиях-
• выведение на мировой уровень конкурентоспособности части ведущих университетов, государственных научных центров и ведущих научных организаций-
• возвращение России в число ведущих мировых научных держав.
Основными критериями оценки качества и результативности фундаментальных исследований названы «международное признание и публикационная активность сотрудников и коллективов». При этом Минэкономразвития России использует следующий индикатор успешности реформы науки: к 2020 г. 5% всех новых статей в базе Web of Science (WOS) должны быть написаны российскими авторами.
Совершенно очевидно, чтобы формализовать и начать реализовывать государственную политику в области науки, образования, инновационного предпринимательства в России до 2020 г., необходимо прежде всего определить следующие базовые понятия и индикаторы этой политики: «мировой уровень исследований», критерии «международного признания» россий-28 ских ученых и исследовательских коллективов, критерии выявления научных коллективов, способных на «выполнение научных исследований на мировом уровне».
На сегодняшний день мир «накопил» 50 млн патентов и 10 млн цитируемых публикаций, написанных только
за последние 10 лет. Самой продуктивной и цитируемой областью глобальной науки является клиническая медицина. За последние 5 лет в этой области было опубликовано 1 182 349 статей, а из выделяемых Essential Science Indicators 7527 исследовательских фронтов на клиническую медицину приходится 1724 (23%). Только в онкологии формируется 345 фронтов, что больше, к примеру, чем в математике (265). Как определить, где пролегают фронты передовых исследований глобальной науки, кто их формирует и какова степень участия российских исследователей в их развитии?
Целью исследования стало установление исследовательских компетенций мирового уровня в области национальной клинической медицины в Российской академии медицинских наук (РАМН) по принятым в мире критериям и методологии.
Объектом исследования были интернационализированные (англоязычные) публикации ученых РАМН, зарегистрированные в международных индексах цитирования WOS и Scopus, которые составляют менее 10% общего публикационного потока РАМН, но к которым могут быть применены «принятые в мире» критерии оценки влиятельности национальной науки, как того требуют программные документы.
Первый этап нашего исследования был посвящен анализу ключевых библиографических метрик совокупного массива публикаций ученых РАМН в Web of Science за период с 1987 по 2012 г., для выполнения которого использовался интеллектуальный сервис InCites (аналитическое приложение к WOS) [4].
SUMMARY METRICS
Report Limited To —
Dataset:
Report Name:
Time Period:
Additional information:
Russian Academy of Medical Sciences: Address Search Dataset
Summary Metrics
1987−2012
Cite this report as incites TM, Thomson Reuters (2010). Report Created: Feb 16, 2012 Data Processed Feb 1, 2012 5: 34:233b Data Source: Web of Science R This data is reproduced under a license from Thomson Science business of Thomson Reuters. Subject area processed Jan.1 1981-& gt- Dec. 31. 2010
Citation Metrics -------------------------------------------------
Times Cited 71,380
Web of Science Documents 15,046
Cites per Document 4. 74
h-index 95
Median Cites 0
2nd Generation Citations 1,259,077
2nd Generation Citations per Citing Document 21. 82
Collaboration Metrics ----------------------------------------------
Unique Authors 31,743
Average Authors per Document 5. 26
Unique institutions 5,035
Average institutions per Document 2. 03
Average Countries/Territories per Document 1. 38
View Citation Frequency Distribution
Un-Cited 59%
Cited 41%
% Articles Cited/Uncited
Mean Percentile 83
Percentage articles above / below Expected Level
1 5 10 Percentile 25 50
Percentile 1 5 10 25 50
Number of Documents 3Z 145 208 68Z 14ZZ
Persent of Documents 0,32% 1,25% 2,42% 5,93% 12, Z5%
Рис. 1. Суммарные показатели публикационного профиля РАМН за период с 1987 по 2012 г., по данным іпСіїєб ТИошбоп Reuters (данные актуальны на 16. 04. 2012).
Как следует из данных, представленных на рис. 1, за 1987−2012 гг. учеными НИУ РАМН написано 15 046 статей, проиндексированных в WOS. Эти статьи получили 71 380 цитирований, т. е. в среднем по 4,74 цитаты на статью, индекс Хирша этого совокупного массива публикаций за данный период составил 95. В создании публикаций приняли участие 31 743 ученых (в среднем по 5,26 автора и 2 научных центра на статью). Уровень международной коммуникации — 1,38 страны-участницы.
Соотношение числа процитированных к числу непро-цитированных статей составляет 41/59%, т. е. более ½ статей ученых РАМН, написанных в течение 35 лет, ни разу не цитировались (!).
Согласно методологии InCites, исследования в определенной области науки считаются исследованиями мирового уровня при совпадении процента национальных публикаций в глобальном публикационном потоке по данной тематике с процентилем. По определению, данному в Словаре современной экономической теории Макмиллана, процентиль — это мера расположения данных выборки или распределения. N-й процен-тиль — такое значение, ниже которого расположено n% наблюдений данной переменной. Следовательно, 40-й процентиль — значение, ниже которого расположено 40% результатов наблюдений- 50-й процентиль называется медианой, а 25-й и 75-й процентили — нижним и верхним квартилями, соответственно [5]. Если в число 1% самых цитируемых статей мира попадает 1% национальных статей в данной предметной области, то это трактуется как соответствие национальной науки в данной предметной области мировому уровню.
В InCites данные исследуемого объекта сравнивают с данными всех документов WOS в исследуемой области за аналогичный период времени (Baseline dataset). Базовые данные делят на квинтили (5 частей) по числу полученных публикациями ссылок. Среднее число ссылок для каждого процентиля — ожидаемый уровень цитирования. В таблице в нижнем правом углу скриншота, приведенного на рис. 1, показано число документов из исследуемой выборки публикаций РАМН, попадающих в каждый процентиль, и процент документов соответствующей области в WOS (Baseline dataset).
Как следует из представленных на рис. 1 данных, интегральный процентиль (Mean Percentile) публикаций сотрудников РАМН составляет 83,84, т. е. вся совокупность публикаций ученых РАМН относится к категории слабо цитируемых публикаций. В процентиль публикаций самого высокого мирового уровня цитирования (1% самых цитируемых статей мира) попало лишь 37 статей РАМН, опубликованных за 35 лет. Доля этих статей составляет в общем массиве публикаций РАМН 0,25%, что ниже базового показателя для данного процен-тиля (0,32%). К категории 5% самых цитируемых статей мира (базовый показатель 1,25%) относятся 145 статей РАМН (0,96%).
Нормированное цитирование публикаций РАМН по клинической медицине (отношение суммарного цитирования к среднему цитированию по предметной области) составляет всего лишь 0,27 (среднемировой уровень принят за 1). Средняя цитируемость в журнале (отношение суммарного цитирования к среднему цитированию статьи в журнале, в котором они опубликованы) — 1,15%, что показывает, ученые РАМН публикуются лишь в отечественных переводных журналах.
При сокращении периода наблюдения до 2005- 2012 гг. процентиль общей выборки остался практически неизменным — 83,44. Однако за этот период наблюдения
заметно выросло нормированное цитирование по предметной области (с 0,27 до 0,63), что говорит о росте конкурентоспособности и авторитетности публикаций ученых РАМН. Возросла с 0,25 до 0,36% и доля статей, относящихся к самым высокоцитируемым в мире.
Наблюдаемую тенденцию можно оценивать как рост качества исследований РАМН и их признания в глобальной науке. Однако все библиометрические метрики совокупного публикационного массива РАМН в WOS существенно уступают среднему мировому уровню.
На сегодняшний день одним из самых авторитетных источников аналитической информации о ключевых научных исследованиях в мире, об основных тенденциях развития научных областей, исследовательских фронтов является система Essential Science Indicators (ESI) [6]. Количественные показатели ESI используют для определения потенциала и оценки перспектив развития науки международными и национальными организациями. Например, при подготовке аналитических публикаций Организация экономического сотрудничества и развития (Organization for Economic Co-operation and Development,
OECD) заимствует данные из ESI, в США Национальный научный фонд (National Science Foundation, NSF) также применяет выборки из этой базы. Показатели ESI необходимы при составлении международных рейтингов, в которых оценивают научные и образовательные органи- 29
зации, к примеру, Academic Ranking of World Universities,
ARWU (более известный как «Шанхайский рейтинг»),
Times Higher Education World University Rankings и Perfomance Ranking of Scientific Papers for World Universities (известен как «Тайваньский рейтинг»).
База ESI позволяет не только соотнести результативность научной деятельности отдельных стран с мировым уровнем развития науки, но и определить ведущие тематические направления, соответствующие передовому рубежу современных исследований, — исследовательские фронты (research fronts). Исследовательский фронт — это группа высокоцитируемых публикаций, которая вычленяется методом кластерного анализа и объединяется по тематическому признаку на основе ко-цитирования: в исследовательский фронт попадают те статьи, которые сами получали высокое цитирование и для которых одновременно был отмечен высокий уровень взаимного цитирования. В 2011 г. в ESI насчитывалось 6 762 уникальных исследовательских кластера. Многие фронты являются междисциплинарными кластерами и включают публикации из нескольких смежных научных областей. Указанные характеристики исследовательского фронта дают возможность соотнести это понятие с термином «ведущий сектор фундаментальных исследований» или «ведущий научно-технологический сектор», как это обозначено в тексте Стратегии инновационного развития Российской Федерации [3]. Оценивая положение российской науки среди разработок переднего края, составляющих «ведущие сектора фундаментальных исследований», мы получаем распределение исследовательских фронтов с участием российских ученых в базе данных ESI (рис. 2).
Рис. 2 показывает, что российская медицинская наука, в частности, не была представлена в 2011 г. ни одной публикацией в исследовательских фронтах по психиатрии и психологии, нейронауке, минимально участвовала в исследованиях мирового уровня по иммунологии, но на национальную клиническую медицину приходится 47 исследовательских фронтов, разрабатываемых с участием российских ученых, что является вторым после физики показателем российской науки.
Если рассматривать положение о необходимости «выхода России к 2020 г. на мировой уровень исследований» в качестве не только лозунга, но и вектора действия, заложенного в «Основы политики России в области развития науки…» [2], целесообразно оценить долю исследовательских фронтов с участием российских исследователей (эти фронты мы обозначаем как российские) относительно общего числа ведущих научно-технологических секторов, которые разрабатываются в мире и представлены в ESI в границах отдельных научных областей (рис. 3).
Данные, представленные на рис. 3, свидетельствуют о том, что российские ученые не участвуют в 85% исследований мирового уровня по физике- в 97% - по клинической медицине, биологии и биохимии- в 98% - по химии, математике, микробиологии, молекулярной биологии и генетике, в 99% - по иммунологии, фармакологии и токсикологии- в 100% - по психиатрии и пр. дисциплинам.
Комментируя малоутешительный результат, следует подчеркнуть, что речь идет лишь об оценке интернационализированного (англоязычного) сегмента российской науки, который, по разным подсчетам, составляет не более 10% национального публикационного потока. Так, из 340 тыс. опубликованных в 2010 г. российских научных статей в международных индексах были учтены лишь 30 34 тыс. в Scopus и 32 тыс. — в WOS.
Вместе с тем не следует забывать, что в интернационализированном сегменте российской науки представлены, как правило, работы самых сильных научных коллективов России и, в большинстве своем, естественно-научные и медицинские исследования, имеющие наиболее высокие показатели цитируемости. Кроме того, стратегия инновационного развития России в качестве ключевого индикатора называет достижение «международного признания» российских научных коллективов [3].
Ключевым, с нашей точки зрения, положением программных документов, задающим векторы развития российской науки и образования, является тезис о необходимости приоритетной поддержки коллективов, способных на «выполнение научных исследований на мировом уровне». Важность этого положения связана
с тем, что реализация такого подхода, по сути, означает эволюционное изменение системы финансирования научных исследований в России. В странах, входящих в число ведущих научных держав мира, основной финансируемой структурной единицей являются лаборатории или даже временные научные группы, но не институты в целом. Такой принцип распределения денежных ресурсов на исследования позволяет поддерживать динамизм и разнообразие исследовательских компетенций. Роль институтов при этом сводится к выполнению административно-хозяйственных функций для инфраструктурной поддержки совокупности творческих коллективов.
Особое значение этого реформаторского положения связано также и с тем, что опыт России в течение последнего десятилетия убедительно показал неплодот-ворность администрирования фундаментальной наукой в проектно-целевом стиле. Глобальная наука (а только такая наука и может быть «мирового уровня») развивается в отсутствие межгосударственной регламентации и национальных стратегий, поэтому искусственное выделение приоритетов и инициирование мегапроектов подчас приводит к нерациональному расходованию средств налогоплательщиков. Так, вместо ожидаемых объемов продаж (900 млрд руб.) высокотехнологичных продуктов, основанных на отечественных нанотехнологиях, «Роснано» за 2011 г. получило по Российским стандартам бухгалтерского учета чистый убыток в размере 2,989 млрд руб., как следует из отчета компании [7]. Напомним, что в этот институт развития в 2007 г. было выделено из федерального бюджета 170 млрд руб., т. е. около 30 (!) годовых бюджетов на научные исследования в РАМН.
По показателю «Нормированное цитирование» в области «Нанонауки и нанотехнологии» за 30-летний период наблюдается парадоксальная динамика: с начала 90-х до 2005 г. Россия демонстрировала очень высокий мировой уровень исследований, превосходя среднемировой уровень цитирования публикаций по данной тематике (принятый за 1) в 2−3 раза (рис. 4). Однако, начиная с 2000 г. наметилась отрицательная динамика показателя,
Экономика и управление Экология и окружающая среда Химия Физика
Фармакология и токсикология Технические науки Социальные и гуманитарные науки Сельское хозяйство Психиатрия и психология Нейронаука и поведенческие науки Науки о растениях и животных Науки о материалах Науки о космосе Науки о Земле Молекулярная биология и генетика Микробиология Междисциплинарные исследования Математика Компьютерные науки Клиническая медицина Иммунология Биология и биохимия
21
26
3
4
0
0
¦ 7
з
22
8
4
¦ з
5
2
47
14
Экономика и управление Экология и окружающая среда 102 Химия
Физика
Фармакология и токсикология Технические науки Социальные и гуманитарные науки Сельское хозяйство Психиатрия и психология Нейронаука и поведенческие науки Науки о растениях и животных Науки о материалах Науки о космосе Науки о Земле Молекулярная биология и генетика Микробиология Математика Компьютерные науки Клиническая медицина Иммунология Биология и биохимия
0,00%
1,20%
1,90%
15, Э8%
1,12%
з, 96%
¦ 0,70% н 2,25% 0,00%
0,00%
1,48%
0,70%
6,52%
8,6з%
2,16% & quot-2,11% в 1,92% 0,66% з, 00%
0,74% в 2, Э9%
0
з
з
6
1
Рис. 2. Распределение исследовательских фронтов с участием российских ученых по базовым предметным областям в ESI Thomson Reuters (данные актуальны на 01. 09. 2011).
Рис. 3. Доля исследовательских фронтов с российским участием от общего числа фронтов в предметной области (данные іпСіїєб ТЪошбоп Reuteгs актуальны на 01. 09. 2011).
RUSSIA, Nanoscience & amp- Nanotechnology
CHINA, Nanoscience & amp- Nanotechnology
ISRAEL, Nanoscience & amp- Nanotechnology
GERMANY, Nanoscience & amp- Nanotechnology
USA, Nanoscience & amp- Nanotechnology
Рис. 4. Динамика показателя нормированного цитирования в области «Нанонауки и нанотехнологии» в WOS за 30-летний период (1981−2010) в США, Китае, Германии, Израиле и России (данные іпСіїєб ТЪошбоп Reuteгs актуальны на 25. 02. 2012).
ЗІ
Россия утратила мировое лидерство, и учреждение специального института развития ОАО «Роснано» не переломило этой тенденции.
Чрезвычайно важным и актуальным при выделении коллективов, способных на «выполнение научных исследований на мировом уровне» является установление методологических и инструментальных подходов к решению этой задачи. В качестве инструментов анализа мы использовали 2 аналитических приложения к международным библиографическим базам данных по научному цитированию: InCites — приложение к WOS (производитель — компания Tomson Reuters) [4], а также SciVal Spotlight — приложение к Scopus (производитель — компания Elsevier) [8]. В качестве периода наблюдения было установлено «окно цитирования» за 2006−2010 г.
Система InCites в качестве основного критерия эффективности ученого, выполняющего «научные исследования на мировом уровне», использует показатель нормированного цитирования авторов в данной предметной области. Значение этого показателя от 1 и выше говорит о высоком мировом уровне исследований, выполняемых данным ученым. Этому критерию за период с 2006 по 2010 гг. из 37 исследователей РАМН, чьи публикации индексируются в WOS, удовлетворяют всего 9 сотрудников из исследовательских институтов РАМН (табл. 1).
В отличие от InCites аналитическое приложение SciVal Spolight в качестве критерия «выполнения научных исследований на мировом уровне» использует более сложный и интегральный показатель — количество статей в Scopus, вошедших в компетенции. Этот показатель учитывает не только и не столько количество статей автора, проиндексированные в Scopus, не только и не столько количество цитат, полученных на эти публикации, сколько тематическую релевантность исследования какому-либо динамично развивающемуся направлению глобальной науки, результаты исследований в области которого особенно быстро капитализируются на глобальном рынке с высокой динамикой роста этого рынка. Иными словами, первые ранги рейтинга по SciVal получают статьи, содержащие коммерчески ценное знание, с максимально высокой
скоростью вовлекаемое в глобальный инновационный процесс. В связи с этим рейтинг самых эффективных авторов РАМН, по версии SciVal, выглядит несколько иначе (табл. 2).
Лишь 3 ученых из 9 (Ворсанова С.Г., Юров И. Ю., Юров Ю.Б.), признанных как выполняющих научные исследования на мировом уровне, по версии InCites, вошли в топ 10 самых продуктивных ученых по версии SciVal. Напротив, с 33 и 34-й позиций, по версии InCites, на 5 и 6-ю, по версии SciVal, поднялись сотрудники НИИ фармакологии СО РАМН Дыгай А. М. и Зюзьков Г Н. Представляется важным обратить внимание, что оба исследователя имеют весьма скромные показатели как общего количества статей в Scopus и Web of Science (чуть более 20), так и числа полученных на них цитат (3−5). Однако очевидно, что инновационный потенциал выполняемых этим авторским коллективом разработок чрезвычайно высок.
Особого внимания администраторов науки в РАМН в первую очередь заслуживают исследования группы ученых Научного центра психического здоровья РАМН, куда входят Ворсанова С. Г, Юров И. Ю. и Юров Ю. Б., занимающие ведущие позиции в обоих рейтингах. Ими создана научно-практическая школа по молекулярноцитогенетической диагностике наследственных болезней. Ученые принимают активное участие в работе и организации многочисленных всемирных и европейских форумов и конференций. За достижения в области медицинской генетики Ворсанова С. Г, научный руководитель этой научной группы, объявлена Европейским экспертом по молекулярно-цитогенетической диагностике. Она также является членом Всемирного общества по картированию генома (HUGO), членом редколлегий ведущих международных журналов по педиатрической неврологии и генетике («Journal Pediatric Neurology», «Journal Pediatric Genetics») и молекулярной цитогенетике («Molecular Cytogenetics»). Именно такие научные коллективы России, согласно Стратегии «Инновационная Россия-2020» и «Основам политики в области науки… «, должны получать приоритетное финансирование.
Таблица 1. Самые эффективные ученые РАМН за 200б-2010 гг, по версии InCites Thomson Reuters (данные актуальны на 25. 02. 2012)
32
#
Ранг исследо- вателя Ученый из НИУ РАМН НИУ РАМН и ученая степень/звание Нормированный показатель цитирования Число сштєй в Web of Science Число полученных цитат
1 Заридзе Д. Г РОНЦ им. Блохина РАМН, чл. -корр. РАМН 3,43 42 616
2 Малютина С. К. НИИ терапии СО РАМН, д.м.н. 1,94 2б 90
3 Насонов Е. Л. Ин-т ревматологии РАМН, академик РАМН 1,67 48 181
4 Воевода М. И. НИИ терапии СО РАМН, чл. -корр. РАМН 1,57 25 142
5 Юров И. Ю. Научный центр психического здоровья РАМН, к.б.н. 1,40 28 194
6 Князев Г. Г. НИИ физиологии СО РАМН, д.б.н. 1,96 З0 166
7 Ворсанова С. Г. Научный центр психического здоровья РАМН, д.б.н. 1,40 28 195
8 Юров Ю. В. Научный центр психического здоровья РАМН, д.б.н. 1,38 З1 198
9 Арчаков А. И. НИИ биомедицинской химии им. В. Н. Ореховича, акад. РАМН 1,08 З0 121
10 Цыб А. Ф. Медицинский радиологический научный центр РАМН, акад. РАМН 0,79 2З 95
11 Атауллаханов Ф. И. Гематологический научный центр РАМН, д.б.н. 0,64 2б 111
12 Голимбет В. Е. Научный центр психического здоровья РАМН, д.м.н. 0,33 21 22
13 Пинелис В. Г. Научный центр здоровья детей РАМН, д.м.н. 0,31 22 47
14 Преображенская М. Н. НИИ по изысканию новых антибиотиков им. Г. Ф. Гаузе РАМН, д.х.н. 0,30 З8 55
15 Штиль А. А. РОНЦ им. Блохина РАМН, д.м.н. 0,28 З2 40
16 Козлов В. А. НИИ клинической иммунологии СО РАМН, акад. РАМН 0,24 22 29
17 Пузырев В. П. СибГМУ, акад. РАМН 0,22 29 39
18 Кудрин В. С. НИИ фармакологии им. В. В. Закусова РАМН, д.м.н. 0,21 2З 19
19 Маслов Л. Н. НИИ кардиологии СО РАМН, д.м.н. 0,14 2З 21
20 Середенин С. Б. НИИ фармакологии им. В. В. Закусова РАМН, акад. РАМН 0,14 52 18
21 Хавинсон В. Х. НИИ биорегуляции и геронтологии СЗО РАМН, чл. -корр. РАМН 0,14 22 11
22 Шкурупия В. А. НЦ клинической и экспериментальной медицины СО РАМН, акад. РАМН 0,12 З1 8
23 Сапронов Н. С. НИИ эксперимент. медицины РАМН, чл. -корр. РАМН 0,10 22 16
24 Гудашева Т. А. НИИ фармакологии им. В. В. Закусова РАМН, д.б.н. 0,06 2З 3
25 Капланская И. Б. Гематологический научный центр РАМН, к.м.н. 0,05 21 3
26 Кравченко С. К. Гематологический научный центр РАМН, к.м.н. 0,05 21 4
27 Карпов Р. С. НИИ кардиологии СО РАМН, акад. РАМН 0,05 2б 6
28 Симанина Е. Л. НИИ фармакологии СО РАМН, к.м.н. 0,04 20 2
29 Ставрова Л. А. НИИ фармакологии СО РАМН, к.м.н. 0,04 21 2
30 Жданов В. В. НИИ фармакологии СО РАМН, д.м.н. 0,04 ЗЗ 5
31 Гольдберг Е. Д. НИИ фармакологии СО РАМН, акад. РАМН 0,03 2З 5
32 Лушникова Е. Л. НИИ региональной патологии и патоморфологии СО РАМН, д.б.н. 0,03 З2 2
33 Зюзьков Г. Н. НИИ фармакологии СО РАМН, д.м.н. 0,03 27 3
34 Дыгай А. М. НИИ фармакологии СО РАМН, акад. РАМН 0,03 50 5
35 Непомнящих Л. М. НИИ региональной патологии и патоморфологии СО, чл. -корр. РАМН 0,02 29 2
36 Хричкова Т. Ю. НИИ фармакологии СО РАМН, к.м.н. 0,02 22 1
37 Гафаров В. В. НИИ терапии СО РАМН, д.м.н. 0,00 22 0
Еще одной исследовательской группой, достойной особого режима финансовой и административной поддержки, должна стать команда исследователей из НИИ фармакологии СО РАМН, возглавляемая академиком РАМН Дыгаем А. М., в состав которой входят Зюзьков Г Н., Жданов В. В., Ставрова Л. А., Гольдберг Е. Д., Першина О. В. и др. Очевидно, что разра-
ботки этих исследователей находятся в сфере научных интересов крупных фармацевтических компаний. Так, Глебом Николаевичем Зюзьковым предложена новая стратегия клеточной терапии патологических состояний дегенеративного характера, основанная на фармакологической стимуляции эндогенных проге-ниторных элементов путем подражания деятельности
Таблица 2. Самые эффективные ученые РАМН за 200б-2010 гг, ио версии SciVal Spolight Elsevier (данные актуальны на 21. 0З. 2012)
Ранг исследо- вателя Ученый из НИУ РАМН НИУ РАМН и ученая степень/ звание Кол-во статей в Scopus, аффилированное с РАМН Кол-во статей в Scopus, аффилированное со всеми НЦ Кол-во статей в Scopus, вошедшие в компетенции
1 Ворсанова С. Г. Научный центр психического здоровья РАМН, д.б.н. З8 З8 ЗЗ
2 Юров И. Ю. Научный центр психического здоровья РАМН, к.б.н. З5 Зб З2
3 Болдырев А. А. Научный центр неврологии РАМН, д.б.н. 2З 40 27
4 Юров Ю. Б. Научный центр психического здоровья РАМН, д.б.н. 28 28 24
5 Дыгай А. М. НИИ фармакологии СО РАМН, акад. РАМН 25 2б 2З
6 Зюзьков Г. Н. НИИ фармакологии СО РАМН, д.м.н. 19 20 19
7 Жданов В. В. НИИ фармакологии СО РАМН, д.м.н. 19 20 18
8 Пинелис В. Г. Научный центр здоровья детей РАМН, д.м.н. 29 29 14
9 Атауллаханов Ф. И. Гематологический научный центр РАМН, д.б.н. 27 З5 14
10 Никитин В. П. НИИ нормальной физиологии им. П. К. Анохина РАМН, акад. РАМН 15 15 11
11 Гольдберг Е. Д. НИИ фармакологии СО РАМН, акад. РАМН 1З 1З 11
12 Ставрова Л. А. НИИ фармакологии СО РАМН, к.м.н. 12 1З 11
13 Першина О. В. НИИ фармакологии СО РАМН, к.м.н. 12 12 11
14 Скурихин Е. Г. НИИ фармакологии им. В. В. Закусова РАМН, к.м.н. 11 11 10
15 Голимбет В. Е. Научный центр психического здоровья РАМН, д.м.н. З2 З2 9
16 Демидова И. А. Гематологический НЦ РАМН 18 18 9
17 Абрамова Л. И Научный центр психического здоровья РАМН 22 2З 8
18 Макаров В. А. Гематологический НЦ РАМН, д.м.н. 19 19 8
19 Шерстнев В. В. НИИ нормальной физиологии им. П. К. Анохина РАМН 1б 1б 8
20 Ржанинова А. А. РОНЦ им. Блохина РАМН 1З 1З 8
21 Дрозд Н. Н. Гематологический научный центр РАМН 12 12 8
22 Середенин С. Б. НИИ фармакологии имени В. В. Закусова РАМН, акад. РАМН 40 42 7
23 Островская Р. У. НИИ фармакологии им. В. В. Закусова РАМН 14 15 7
24 Сторожевых Т. П. НИИ педиатрии РАМН 1З 1З 7
25 Балановский О. П. Медико-генетический научный центр АМН 12 12 7
26 Вейко Н. Н. ГУ Медико-генетический научный центр РАМН 12 12 7
27 Балановкая Е. В. ГУ Медико-генетический научный центр РАМН 12 12 7
28 Алфимова М. А. Научный центр психического здоровья РАМН 24 24 б
29 Коровайцева Г. И. Научный центр психического здоровья РАМН 18 18 б
30 Лежейко Т. В. Научный центр психического здоровья РАМН 14 14 б
31 Синауридзе Е. И. Гематологический научный центр РАМН 11 11 5
32 Кудрин В. С. ГУ НИИ фармакологии им. В. В. Закусова РАМН 20 20 4
33 Каледа В. Г. Научный центр психического здоровья РАМН 18 2З 4
34 Рогаев Е. И. Научный центр психического здоровья РАМН 14 20 4
35 Лебедева И. С. Научный центр психического здоровья РАМН 12 12 4
36 Гольдштейн Д. В. Медико-генетический научный центр РАМН 1З 14 З
37 Скоблов М. Ю. Медико-генетический научный центр РАМН, к.б.н. 12 12 З
38 Иванов Д. В. РОНЦ им. Н. Н. Блохина РАМН, к.м.н. 11 12 З
ЗЗ
естественных регуляторных систем. Одновременно им разработан ряд перспективных способов экспериментальной терапии энцефалопатии, хронических заболеваний печени, сахарного диабета и инфаркта миокарда с помощью оригинальных биотехнологических препаратов, аналогов эндогенных гуморальных регуляторов функций стволовых клеток. Примечательно, что в 2010 г.
этот молодой ученый был удостоен почетного звания «Выдающийся ученый Европы».
Не может не вызывать обеспокоенность и тот факт, что НИИ фармакологии СО РАМН, максимальное количество сотрудников которого вошли в рейтинги самых эффективных ученых РАМН, по итогам аудита НИУ РАМН с использованием Типовой методики оценки результатив-
ности деятельности научных организаций, утвержденной Минобрнауки России [9], не попал в категорию «научных организаций-лидеров». Это является очевидным подтверждением необходимости перехода от финансирования НИИ к финансированию отдельных научных коллективов.
Оба списка самых эффективных авторов РАМН содержат практически одинаковое число (37 и 38) персоналий. Списки пересекаются по 15 позициям, т. е. процент совпадений исследователей достаточно высокий (42%). Представляется правильным к этим 15 именам добавить ученых из рейтинга SciVal, поскольку в него вошли не только цитатные лидеры, но и ученые, темы исследований которых проектируются для глобальных промышленных рынков, прежде всего фармацевтических. Любопытно отметить, что наше предложение совпадает с некоторыми выводами О. В. Москалевой, начальника Управления научных исследований СПбГУ, которая опубликовала свои данные по сравнительному анализу аналитических инструментов InCites и SciVal Spotlight [10].
Таким образом, использование аналитических сервисов позволило нам определить несколько десятков ученых РАМН, имеющих исследовательские компетенции мирового уровня и представляющих 13 НИУ РАМН, один из которых к настоящему времени изменил ведомственную принадлежность: Научный центр психического 34 здоровья РАМН, Научный центр неврологии РАМН, НИИ фармакологии СО РАМН, Научный центр здоровья детей РАМН, Гематологический научный центр РАМН (ныне Минздравсоцразвития России), НИИ нормальной физиологии им. П. К. Анохина РАМН, НИИ фармакологии им. В. В. Закусова РАМН, РОНЦ им. Н. Н. Блохина РАМН, Медико-генетический научный центр РАМН, НИИ терапии СО РАМН, НИИ ревматологии РАМН, НИИ физиологии СО РАМН, НИИ биомедицинской химии им. В. Н. Ореховича РАМН.
И снова считаем важным подчеркнуть, что речь идет лишь об интернационализированном сегменте публикаций сотрудников РАМН, анализ которого возможен при помощи новых аналитических приложений к международным индексам цитирования.
У авторов настоящей статьи есть все основания предполагать, что и в русскоязычном сегменте публикаций ученых РАМН скрыто большое количество исследовательских компетенций мирового уровня. Однако их выявление требует разработки особой методологии и алгоритма, обсуждению которых будет посвящена следующая статья.
Заключение
Сегодня о глобализации науки следует говорить уже не как о формирующемся тренде, а как о свершившемся факте появления «транснациональной науки» и «трансна-
циональных ученых». Средством международной научной коммуникации стал английский язык. Этот факт был осознан и принят как неизбежный в Нидерландах в начале 1980-х, в Японии, Германии и Франции — в начале 1990-х, в Китае — в начале 2000-х годов.
Наука России, игнорируя факт англоязычности глобальной науки, сохранила архаичную национальную модель. Программные документы, ориентирующие российских исследователей на интеграцию в глобальную науку и глобальное инновационное предпринимательство, как раз направлены на радикальное преобразование этой архаичной системы. Поставленная в «Основах политики…» задача «обеспечения рациональной интеграции отечественной науки и технологий в мировую инновационную систему» может быть формализована и представлена следующей последовательностью действий:
• определяем, что есть «мировой уровень исследований» в данной предметной области-
• определяем местонахождение национальной предметной области по отношению к «мировому уровню
исследований».
Если национальная предметная область соответствует или даже превосходит мировой уровень, научные коллективы, ее развивающие, получают приоритетное финансирование, если же уровень национальной предметной области демонстрирует неконкурентоспособность, разрабатывают специальную программу администрирования этого направления.
Бесспорно, библиографические индикаторы соответствия мировому уровню не дают исчерпывающей оценки той или иной предметной области национальной науки. В России, где 90% научных публикаций не могут быть проанализированы по принятым в мире методикам в силу того, что мир их «не видит», использовать эти инструменты нужно разумно и осторожно.
Программные документы, определяющие векторы развития науки и инновационной системы России, содержат положение о коренном изменении стратегии финансирования науки в стране. Приоритет должны получать коллективы, формирующие фронты мирового уровня. При этом подчеркивается, что разделение научных коллективов на «ведущих исследования на мировом уровне» и «утративших конкурентоспособность» должно быть осуществлено с использованием «принятых в мире методик». Важно, однако, учитывать, что для анализа русскоязычного сегмента российской науки принятые в мире методы анализа науки следует адаптировать с известной аккуратностью. Также очевидной становится задача по дальнейшему развитию национального индекса научного цитирования РИНЦ и разработки национальной методологии поиска российских исследований, соответствующих мировому уровню.
ЛИТЕРАТУРА
1. Стерлигов И. А. БиоБиблиометрия. URL: ЬИр^/Ше^епсе. Ъюг1. ги/са1а^. а8рх? са1_1д=396&-д_по=3248. Дата обращения:
12. 08. 2011.
2. Основы политики Российской Федерации в области развития науки и технологий на период до 2020 г. и дальнейшую перспективу (Утверждены Президентом Р Ф 11 января 2012 г.).
3. Стратегия инновационного развития Российской Федерации на период до 2020 г. (Утверждена распоряжением Правительства Российской Федерации от 8 декабря 2011 г. № 2227-р).
4. InCites. Thomson Reuters. 2012. URL: http: //incites. isiknowledge. com. Дата обращения: 25. 02. 2012.
5. Словарь современной экономической теории Макмиллана. М.: ИНФРА-М. 1997. б08 с.
6. Essential Science Indicators. Version updated as of September 1, 2011. Thomson Reuters. 2011. URL: http: //www. webofknowledge. com. Дата обращения: 01. 09. 2011−10. 09. 2011.
7. «Роснано» за 2011 г. получило ио РСБУ убыток в размере З млрд руб. GC0. ru — Финансовые и Экономические Новости.
12. 03. 2012. URL: http: //gc0. ru/rosnano-za-2011-god-poluchi-lo-po-rsbu-ubyitok-v-razmere-3-mlrd-rub/. Дата обращения:
21. 03. 2012.
8. SciVal Spotlight. Elsevier. 2012. URL: http: //www. spotlight. scival. com. Дата обращения: 21. 03. 2012.
9. Приказ Министерства образования и науки Российской Федерации от 10 ноября 2010 г. № 113б «Об утверждении Методики оценки результативности деятельности научных организаций, подведомственных Министерству образования и науки Российской Федерации, выполняющих научно-
исследовательские, опытно-конструкторские и технологические работы гражданского назначения» (Дата первой официальной публикации: 13 ноября 2010 г. Зарегистрирован Минюстом России 20 декабря 2010 г. Вступает в силу 4 февраля 2011 г.).
10. Москалева О. В. Путем сравнения: наукометрические базы данных помогут спланировать развитие исследований. Поиск. 2011- 40 (1166): 14. URL: http: //www. poisknews. ru/phpp/files/ core/contentfile/contentfile/83/38/57/poisk_20Ш007014. pdf. Дата обращения: 04. 04. 2012.
КОНТАКТНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Стародубов Владимир Иванович, акад. РАМН, доктор медицинских наук, директор ФГБУ ЦНИИОИЗ
Минздравсоцразвития России, вице-президент РАМН, Москва Адрес: 127 254, Москва, ул. Добролюбова, д. 11 Тел.: 8 (495) б19−00−70
Кузнецов Сергей Львович, член-корр. РАМН, доктор медицинских наук, начальник Управления инновационного развития науки РАМН, Москва Адрес: 109 240, Москва, ул. Солянка, д. 14 Тел.: 8 (495) б98−5б-З1 E-mail: kuznetsov@ramn. ru
Куракова Наталия Глебовна, доктор биологических наук, заместитель начальника Управления инновационного развития науки РАМН, Москва Адрес: 109 240, Москва, ул. Солянка, д. 14 Тел.: 8 (495) б18−07−92,
E-mail: idmz@mednet. ru
Цветкова Лилия Анатольевна, кандидат биологических наук, зав. сектором научно-информационного обеспечения региональных отделений РАН, ВИНИТИ РАН, Москва Адрес: 127 254, Москва, ул. Добролюбова, д. 11 Тел.: 8 (495) б18−07−92,
E-mail: idmz@yandex. ru
Арефьев Павел Геннадьевич, директор отдела маркетинга Научной электронной библиотеки eLIBRARY. RU, Москва Адрес: 119 421, Москва, ул. Новаторов, д. 7А, к. 107 Тел.: 8 (495) 9Зб-17−72 E-mail: arefiev@elibrary. ru
35
Ф

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой