Деятельность информационной службы ОГПУ в советской деревне в период реализации политики коллективизации

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ИЗВЕСТИЯ
ПЕНЗЕНСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО ПЕДАГОГИЧЕСКОГО УНИВЕРСИТЕТА имени В. Г. БЕЛИНСКОГО ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ № 23 2011
IZVESTIA
PENZENSKOGO GOSUDARSTVENNOGO PEDAGOGICHESKOGO UNIVERSITETA imeni V. G. BELINSKOGO HUMANITIES
№ 23 2011
УДК 94
ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ИНФОРМАЦИОННОЙ СЛУЖБЫ ОГПУ В СОВЕТСКОЙ ДЕРЕВНЕ В ПЕРИОД РЕАЛИЗАЦИИ ПОЛИТИКИ КОЛЛЕКТИВИЗАЦИИ
© Е. А. СОЧИВКО
Пензенский государственный педагогический университет им. В. Г. Белинского, кафедра отечественной истории и методики преподавания истории e-mail: sea-iii@mail. ru
Сочивко Е. А. — Деятельность информационной службы ОГПУ в советской деревне в период реализации политики коллективизации // Известия ПГПУ им. В. Г. Белинского. 2011. № 23. С. 577−579. — В данной статье анализируются мероприятия информационной службы ОГПУ в советской деревне в период коллективизации. На основе архивных материалов ЦА ФСБ, введенных в научный оборот, раскрывается содержание агентурно-оперативной работы ОГПУ в сфере сбора информации о реализации государственной политики в колхозно-совхозной деревне. Ключевые слова: СССР, ОГПУ, коллективизация, советская деревня, хлебозаготовительная деятельность.
Sochivko E. A. — Activity of information service OGPU in the Soviet village in realization of a policy of collectivization // Izv. Penz. gos. pedagog. univ. im. i V. G. Belinskogo. 2011. № 23. P. 577−579. — In given article actions of information service OGPU in the Soviet village in carrying out of its collectivisation are analyzed. On the basis of the archival materials CA FSB introduced in a scientific turn for the first time, reveals the activity maintenance agenturno-opereativnoj works OGPU in sphere of gathering of the information on state policy realisation in kolhozno-state-farm village. Keywords: USSR, OGPU, collectivisation, the Soviet village, grain preparations.
Одной из актуальных проблем в отечественной историографии является история коллективизации, ставшая основным инструментом сталинской индустриализации СССР. Её научное осмысление невозможно без использования всего комплекса достоверных источников. Среди них важнейшим являются ин-формационныематериалыОГПУ-НКВД. Впоследние годы они активно вводятся в научный оборот российскими исследователями. В тоже время они не стали объектом комплексного анализа с точки зрения их содержания применительно к истории коллективизации. Наша статья одна из попыток восполнить этот пробел. В центре её внимания деятельность информационной службы ОГПУ в советской деревне в период реализации политики коллективизации. Источниковой базой статьи стали информационные сводки ОГПУ СССР, выявленные нами в Центральном архиве Федеральной службы безопасности РФ.
Сельскоехозяйствостраны, подорванное1-йми-ровой и Гражданской войнами, к 1927 году удалось восстановить. К осени 1927 года государство установило твердые цены на хлеб. Быстрый рост индустриальных центров, увеличение численности городского населения способствовало увеличению потребностей в хлебе. Ужек ноябрювстала проблемас обеспечением продовольствиемнекоторых промышленных центров. Для обеспечения хлебозаготовок власти во многих
районах СССР вернулись к заготовкам на принципах продразверстки. Поэтому эта тема становится главной в сводках ОГПУ. В частности, в центре внимания ока-зываетсяпроблемакрестьянскогосопротивлениякол-лективизации и противодействие ему ОГПУ. Об этом свидетельствует"Справкаокулацкойконтрреволюци-онной активности за время с 1 января по 1 мая 1930 г." (май 1930 г.) [4].
Как известно, решение о проведении сплошной коллективизации в отдельных регионах было принято на ноябрьском (1929 г.) пленуме ЦК ВКП (б). С этой целью для руководства созданными колхозами и совхозами в деревню было направлено 25 тыс. городских рабочих [2, с. 17]. Эта тема сразу же оказалась в поле зрения сводок ОГПУ. В то же время, сводки по вопросам коллективизации крестьянских хозяйств до осени
1929 г. не были ни регулярными, ни сколько-нибудь значительными по объему. В ноябре-декабре они начинают выдвигаться на первое место в информации о деревенской жизни, а с первых дней января и до мая
1930 г. сводки «Коллективизация и политические на-строениядеревни» становятся ежедневными, объемих вырастает до 30−40, а часто и до 50 страниц. Им сопутствовало большое число нерегулярных тематических или территориальных спецсводок: «Записка по прямому проводу о положении в Фергане в связи с коллективизацией» (предположительно март 1930 г.) [3],
23 2011
«Записка по прямому проводу № 106 641 ГПУ УССР о ходе хлебозаготовок» (от 30 августа 1930 г.) [5], «Записка по прямому проводу ПП ОГПУ по СКК о ходе хлебозаготовок, посевкампании и коллективизации в крае» (от 20 сентября 1930 г.) [7] и т. п.
На селе насильственные хлебозаготовки, проводившиеся с помощью органов ОГПУ, сопровождались массовыми арестами и разорением хозяйств — «Записка оп прямому проводу № 36 537 ПП ОГПУ по СКК о массовых выступлениях, ходе хлебозаготовок в крае» (от 1 сентября 1930 г.) [6]. Не желая отдавать имущество и скот в колхозы, и опасаясь репрессий, которым подвергалисьзажиточныекрестьяне, людирезалискот и сокращали посевы — «Спецсводка о характерных фактах саботажа хлебозаготовок в Нижневолжском крае» (бездаты, предположительновесна 1932 г.)[13].
В основном коллективизация проводилась принудительно. И это убедительно подтверждают данные информационных сводок ОГПУ. В них говорится о том, что основными методами при проведении коллективизации сельского хозяйства были повальные обыски, массовые аресты, расстрелы, отправка в ссылку целых деревень (например, «Рапорт помощника начальника СПО ОГПУ т. Люшкова начальнику СПО ОГПУ т. Молчанову о необходимости переселения намеченных категорий семей за пределы УССР, в связи с готовящимся переселением контрреволюционных элементов из пограничных районов внутри УССР» (февраль 1932 г.) [18].
В этот период, как указывается в сводках ОГПУ, проводятся репрессивные меры и в отношении так называемых «спекулянтов», «дезорганизаторов производства», «кулаков»,"вредителей". Получившиеболь-шие права ОГПУ арестовало их повсеместно во всех регионах СССР, охваченных коллективизацией. Эти действия вызывали резкое сопротивление крестьянства, сопровождавшееся массовыми выступлениями. Представление об их масштабах и региональных особенностях дает «Справка о характере и динамике массовых антисоветских проявлений в деревне за время с 1 января по 1 октября 1931 г.» (от 22 октября 1931 г.) [11]. В ней содержатся наиболее полные статистические сведения о динамике, составе, причинах и географии массовых крестьянских выступлений, а также большой фактический материал, показывающий различные типы выступлений, их непосредственные поводы и результаты.
С 1931 г. объем информации о деревне в сводках, справках, донесениях и докладных записках ОГПУ-НКВД начинает сокращаться (по сравнению 1930 г.), а ее содержание все более привязываться к осуществляемым сверху мероприятиям и сельскохозяйственным кампаниям главным образом в колхозах и совхозах. В то же время, как показал проведенный нами анализ, информация о действительном положении в сельском хозяйстве практически исчезает из служебных материалов Наркомзема и других открытых учреждений. Они вещали лишь о так называемых «успехах коллективизации», нарушаемых действиями замаскировавшихся «кулаков» и «вредителей». Это становится
официальной советской пропагандой. Реальная же деревенскаядействительностьстановитсясекретнойи информация о ней сосредотачивается в документации органов ОГПУ.
Информационные сводкиОГПУ свидетельству-ют, чтопослепроведениявсоветскойдеревнемассово-го раскулачивания и депортации «кулаков» главной их темойстановитсяхозяйственнаядеятельностьсоздан-ных колхозов и совхозов, выполнении ими заданий по производствуисдачегосударствусельскохозяйствен-ной продукции. Вот характерная тематика информационных материалов ОГПУ в 1931—1933 гг.: «Спец-сводка ИНФО ОГПУ о ходе мясозаготовок в Западной области и Казахстане по материалам на 1 февраля
1931 г.» (от 4 февраля 1931 г.) [12], «Спецсообщение о появлении с/х вредителей в ряде районов ЗСК» (от 13 июня 1933 г.) [22], «Спецсообщение из Харькова о ходе сева, прополки и подготовке к уборочной кампании в УССР» (от 16 июня 1933 г.) [19], «Записка по прямому проводу из Алма-Аты о ходе обработки хлопка, уборкиурожаяихлебопоставкивКазахстане» (от 20 июля 1933 г.) [21] и т. п. В 1932 г. в подобном тематическом ряду появились регулярные бюллетени ЭКУ ОГПУ — «Из бюллетеня экономической информации № 7. Подготовленность к хлебозаготовительной кампании 1932 г.» (апрель 1932 г.) [14].
О том, что производственная тематика прочно входит в систему информации ОГПУ-НКВД, и в ней главным сюжетом становятся государственные заготовки сельскохозяйственной продукции колхозами, совхозами и единоличными хозяйствами подтверждают такие документы, как: «Телеграмма всем ПП ОГПУ о мероприятиях по проведению массовой операции по кулачеству» (от 15 марта 1931 г.) [15], «Меморандум СПО ОГПУ о предоставлении данных переучета кулацких хозяйств с разбивкой на категории» (от 26 февраля 1932 г.) [17].
Информационные материалы ОГПУ меняют свое содержание по мере дальнейшего развития кол-хозно-совхозногостроя, появлениявегодеятельности новых проблем, важных для государства с точки зрения его интересов. Они четко фиксируются в них. Например, в 1932—1933 гг. документы ОГПУ показывают массовое искажение руководством колхозов, совхозов и районных сельхозучреждений отчетных данных о засеянных площадях и урожаях, о «сокрытии» собранного хлеба и его «разбазаривании» на оплату труда колхозников. Результатом принудительного изъятия собранного урожая, как показывают спецс-водки, было повсеместное «воровство» зерна с полей и из-под молотилок, массовые выходы из колхозов с попытками увода своего скота и даже раздела колхозных посевов: «Сводка фактов ПП ОГПУ по НВК об уклонении от сева, кражах хлеба и т. д.» (приблизительно май 1933 г.) [23], «Записка по прямому проводу из Харькова о хищении урожая на корню на Украине» (от 9 июля 1933 г.) [20], «Записки по прямому проводу и спецсообщения о ходе уборки урожая на Украине, о хищении урожая на корню в СКК и ЦЧО» (от 18 июля 1933 г.) [24] и т. д. Хлебозаготовки подчи-
ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ > >>>>
стую и жесточайшая расправа с «расхищением социалистической собственности» по закону от 8 августа
1932 г., написанного собственноручно Сталиным, породили голод миллионов крестьян на Украине, Дону и Северном Кавказе, Нижней и Средней Волге, Южном Урале и в Казахстане — голод, явившийся одним из самых тяжких сталинских преступлений.
Проблемы производства и государственных заготовок сельскохозяйственной продукции останутся в центре внимания информационной службы и в последующие годы, в том числе в системе политического контроля НКВД, слившегося с ОГПУ в 1934 г.
Одной из центральных тем в сводках ОГПУ в рассматриваемый период становятся репрессии против партийно-хозяйственного актива советской деревни. Так, например, поразившая страну в 1931 году сильнейшая засуха и бесхозяйственность при сборе урожая привели к значительному снижению валового сборазерновых. Из документовОГПУ видно, что, осознавая критическое положение, руководство ВКП (б) к концу 1932 — началу 1933 годов приняло ряд решительных изменений в управлении аграрным сектором -была начата чистка как партии в целом, так и учреждений и организаций системы Наркомзема СССР. Небывало массовый характер приобрело привлечение коммунистов к уголовной ответственности за невыполнение директив центра о вывозе хлеба из голодающих деревень. За 1932−1933 годы из партии были исключены 450 тыс. человек [1, с. 491].
В этом же ряду, как свидетельствуют сводки ОГПУ, была деятельность созданных в 1933 году в зерновых районах СССР политотделов. Они оказались наиболее эффективными в условиях катастрофического кризиса с точки зрения использования мер по его преодолению. Это были меры репрессий (аресты председателей колхозов, директоров МТС и т. д.). Кроме того, они собрали в своих отчетах уникальную информацию о масштабах голода в советской деревне в 1933 году. Из изученных нами сводок ОГПУ следует, что меры по прямому партийному руководству колхозами и МТС — создание политотделов МТС, позволило, несмотря на критическое положение в сельском хозяйстве весной 1933 года, засеять и собрать неплохой урожай и ослабить остроту голода.
Еще одной ключевой темой в информационных материалах ОГПУ в годы коллективизации были депортации раскулаченных крестьян. Например, они указывают, что в 1930—1931 годах было выселено с отправкой на спецпоселение более 1 млн. 800 тыс. человек. В них говорится о том, что перед ОГПУ были поставлены задачи по обслуживанию спецпоселен-цев, выявлению среди них бывших офицеров царской армии, жандармов, полицейских, белогвардейцев, участников кулацких восстаний, лиц, ведущих антисоветскую агитацию, для последующей постановки их на оперативный учет («Справка об отношении левых эсеров к коллективизации. Сводка о совхозном строи-тельствепоСоюзу"(приблизительно октябрь-ноябрь 1930 г.) [17]. Кроме того, развертывание агентурнооперативной работы среди спецпоселенцев было направлено на решение следующих задач: закрепление и
обустройство спецпоселенцев на новом месте жительства, с принуждением их работать в колхозах, шахтах, на предприятиях, лесозаготовках, выявление в их среде недовольных своим положением, возмущающихся произволом начальства с целью дальнейшей разработки и привлечения их к уголовной ответственности за антисоветскую агитацию и пропаганду («Записка по прямому проводу ПП ОГПУ по ЗСК о размещении и трудоустройстве спецпереселенцев» (от 23 сентября
1930 г.) [8], «Записка по прямому проводу ГПУ УССР об обеспечении высланных кулаков продовольствием и др.» (от 16 ноября 1930 г.) [9], «Справка о количестве ссыльных кулаков, использованных на лесоразработках в Севкрае, Уралобласти, ЗСК, ВСК, ДВК» (от 14 февраля 1931 г.) [10] и т. п.
Таким образом, деятельность информационной службы ОГПУ в советской деревне в период реализации политики коллективизации была направлена на сбор достоверной информации о её реальном положении, существовавших там проблемах. Органы безопасности через агентурно-осведомительный аппарат смогли установить жесткий контроль за хозяйственной деятельностью колхозов, совхозов и МТС. Ни одна из сторон жизни деревни не выпадала из их поля зрения. Информационная служба ОГПУ продемонстрировали свою эффективность с точки зрения возложенных на неё государственных задач.
СПИСОК ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ
1. Мозохин О. Б. Деятельность ГПУ-ОГПУ по обеспече-ниюэкономическойбезопасностисоветскогогосудар-ства. М., 2009.
2. СоветскаядеревняглазамиВЧК-ОГПУ-НКВД. 1918−1939. Документыиматериалы/Подред. БереловичА., Данилова В. В 4-х т. / Т. 1. 1918−1922 гг. М., 1998- Т. 2. 1923−1929 гг. М., 2001- Т. 3. 1930−1934. Кн. 1. 1930−1931 гг. М., 2003- Т. 3. 1930−1934. Кн. 2. 19 321 934 гг. М., 2003.
3. Центральный архив федеральной службы безопасности (ЦА ФСБ). Ф. 2. Оп. 8. Д. 3. Л. 214−215.
4. ЦА ФСБ. Ф. 2. Оп. 8. Д. 53. Л. 93−102.
5. ЦА ФСБ. Ф. 2. Оп. 8. Д. 143. Л. 29.
6. ЦА ФСБ. Ф. 2. Оп. 8. Д. 143. Л. 80−82.
7. ЦА ФСБ. Ф. 2. Оп. 8. Д. 143. Л. 327−328.
8. ЦА ФСБ. Ф. 2. Оп. 8. Д. 143. Л. 369.
9. ЦА ФСБ. Ф. 2. Оп. 8. Д. 145. Л. 105.
10. ЦА ФСБ. Ф. 2. Оп. 9. Д. 20. Л. 235.
11. ЦА ФСБ. Ф. 2. Оп. 9. Д. 534. Л. 1−15.
12. ЦА ФСБ. Ф. 2. Оп. 9. Д. 695. Л. 84−93.
13. ЦА ФСБ. Ф. 2. Оп. 10. Д. 47. Л. 41−51.
14. ЦА ФСБ. Ф. 2. Оп. 10. Д. 134. Л. 39.
15. ЦА ФСБ. Ф. 2. Оп. 10. Д. 379а. Л. 122.
16. ЦА ФСБ. Ф. 2. Оп. 10. Д. 509. Л. 11.
17. ЦА ФСБ. Ф. 2. Оп. 10. Д. 510. Л. 1−23.
18. ЦА ФСБ. Ф. 2. Оп. 10. Д. 528. Л. 5.
19. ЦА ФСБ. Ф. 2. Оп. 11. Д. 1046 Л. 152−159.
20. ЦА ФСБ. Ф. 2. Оп. 11. Д. 1047 Л. 101−102.
21. ЦА ФСБ. Ф. 2. Оп. 11. Д. 1048 Л. 16−6.
22. ЦА ФСБ. Ф. 2. Оп. 11. Д. 1310. Л. 90.
23. ЦА ФСБ. Ф. 2. Оп. 11. Д. 1318. Л. 254−257.
24. ЦА ФСБ. Ф. 2. Оп. 11. Д. 1320 Л. 71−83.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой