Правовые вопросы использования автоматизированных систем сообщений в электронной торговле

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Вестник Челябинского государственного университета. 2009. № 36 (174).
Право. Вып. 22. С. 53−56.
И. Д. Идрисов
ПРАВОВЫЕ ВОПРОСЫ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ
автоматизированных систем сообщений в электронной торговле
Рассматриваются проблемы правового регулирования электронной торговли, которая может осуществляться при помощи автоматизированных систем сообщений — программ-роботов, которые могут заключать договоры посредством электронных средств связи без участия человека.
Ключевые слова: информационные технологии, электронная торговля, интернет-магазин, автоматизированная система сообщений, сообщение, «электронный агент», аналог собственноручной подписи.
Развитие информационных технологий и их применение в предпринимательской деятельности привели к возникновению термина «электронная торговля», обозначающего процесс купли-продажи товаров или услуг, в которой весь цикл коммерческой транзакции или ее часть осуществляется электронным образом1. Как правило, электронная торговля осуществляется с использованием сети Интернет, посредством веб-сайта, т. е. интернет-магазина, в котором может использоваться автоматизированная система сообщений. Такие системы иногда называют «электронными агентами», все шире используя в электронной торговле, поэтому юридические аспекты заключения договоров с применением электронных средств связи без вмешательства человека становятся весьма актуальными.
Электронные агенты — это программы-роботы, которые могут заключать договоры посредством электронных средств связи без участия человека. Такие электронные агенты, как правило, функционируют таким образом, что способны самостоятельно принимать решения на основе заложенных в программу данных и фактических данных, существующих на момент принятия решения2. Например, система обмена сообщениями GE TPN (Trading Process Network) обеспечивает автоматизацию продаж, в том числе согласование цены для электронных сделок в системе отношений между предпринимателями3. Заключение договора с использованием электронных средств связи имеет свою специфику, которая заключается в способе направления оферты или акцепта, выражении воли сторон, возможностях обсуждения и изменения условий договора.
Смысл договора состоит в соглашении, его заключение предполагает выражение воли каждой из сторон и ее совпадение. Специфика выраже-
ния воли сторон при заключении договоров с использованием электронных средств связи заключается в том, что волеизъявление сторон воспринимается при помощи соответствующего программного и аппаратного обеспечения, при этом в заключении договора участвуют как минимум три субъекта: стороны договора и информационные посредники (провайдеры). Поэтому при использовании автоматизированных систем сообщений для заключения договора этап согласования воли каждой из сторон подвергается существенной модификации и порождает сомнения в том, насколько действия таких электронных программ соответствуют реальному волеизъявлению участников сделки, в связи с чем возникает вопрос: порождает ли договор, заключенный с использованием электронных агентов, правовые последствия для его участников?
Российское законодательство в области электронной коммерции, в частности в области электронной торговли, находится в процессе становления, поэтому в нем отсутствуют нормы права, регулирующие заключение договоров купли-продажи с помощью автоматизированных систем сообщений. В соответствии с п. 2 ст. 434 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) договор в письменной форме может быть заключен путем составления одного документа, подписанного сторонами, либо обмена документами посредством почтовой, телеграфной, телетайпной, телефонной, электронной или иной связи, позволяющей достоверно установить, что документ исходит от стороны по договору. Так, п. 2 ст. 434 ГК РФ корреспондирует с п. 2 ст. 160 ГК РФ, в соответствии с которым использование при совершении сделок факсимильного воспроизведения подписи с помощью средств механического или иного копирования, электронно-цифровой подписи либо иного ана-
лога собственноручной подписи допускается в случаях и в порядке, предусмотренных законом, иными правовыми актами или соглашением сторон.
Таким образом, ГК РФ допускает: заключение договоров с использованием электронных средств связи- использование электронной цифровой подписи, но указанное положение Кодекс не конкретизирует, а только устанавливает, что такое регулирование должно осуществляться законами и иными правовыми актами либо специальным соглашением сторон. В п. 2 ст. 434 ГК РФ содержится перечень технических средств, с помощью которых можно заключить гражданско-правовой договор, позволяющих достоверно установить, что документ исходит от стороны по договору. Сюда же можно отнести и электронную переписку через Интернет4. Этот перечень составлен с учетом развития современных способов связи и предполагает обмен документами при заключении договора, изготовленными и подписанными при помощи электронновычислительной техники. Итак, если электронная оферта и форма ее акцепта при соблюдении перечисленных требований предусматривают использование определенного аналога собственноручной подписи сторон договора, то он будет действительным и юридически обязательным для его участников5.
Сегодня субъекты электронной торговли становятся участниками отношений не только в пределах территории одного государства, но и могут заключать договоры с использованием электронных средств связи с различными участниками мирового информационного пространства. При такой трансграничности электронной торговли возникает необходимость единого подхода в ее правовом регулировании как на международном, так и национальном уровне.
Практическое решение вопросов, касающихся использования электронных средств связи в контексте международных договоров, отражено в Конвенции ООН об использовании электронных сообщений в международных договорах 2005 г. (далее — Конвенция 2005 г.). Россия присоединилась к данной Конвенции, по поручению Правительства Р Ф документ был подписан в штаб-квартире ООН6. Конвенция 2005 г. применяется в отношении использования электронных сообщений в связи с заключением или исполнением договоров между сторонами, коммерческие предприятия которых находятся в разных
государствах. Следует отметить, что действующие конвенции по унификации правового регулирования электронной коммерции, в частности заключения договоров с использованием электронных средств связи, не исключают использование автоматизированных систем сообщений, например, для выдачи заказов на закупку или для обработки закупочных заявок. Именно так дело обстоит с Конвенцией ООН о договорах международной купли-продажи товаров (Вена, 11 апреля 1980 г.), которая разрешает сторонам устанавливать свои собственные правила, например, разрабатывать соглашения о торговом партнерстве в области электронного обмена данными (ЭДИ), которые регулируют использование «электронных агентов». В Типовом законе ЮНСИТРАЛ «Об электронной торговле» 1996 г. также отсутствуют специальные правила, регулирующие этот вопрос7.
Конвенция 2005 г. предусматривает положения, облегчающие использование автоматических систем сообщений в электронной торговле. Так, в соответствии со ст. 12 Конвенции 2005 г. договор, заключенный в результате взаимодействия автоматизированной системы сообщений и какого-либо физического лица или в результате взаимодействия автоматизированных систем сообщений, не может быть лишен действительности или исковой силы на том лишь основании, что никакое физическое лицо не осуществляло просмотра или вмешательства в отношении каждой отдельной операции, выполненной автоматизированными системами сообщений. Таким образом, в ст. 12 Конвенции 2005 г. сформулировано правило о недискриминации, призванное четко установить, что отсутствие просмотра или вмешательства со стороны человека в отношении той или иной конкретной операции само по себе не исключает заключения договора.
Ст. 12 Конвенции 2005 г. направлена на устранение возможных препятствий в электронной коммерции, и ее не следует толковать как допускающую наделение автоматизированной системы сообщений или компьютера правами и обязанностями. Хотя можно предположить, что в перспективе будут созданы новые поколения автоматизированных информационных систем, способные действовать не только автоматически, но и автономно. Иными словами, в результате развития искусственного интеллекта компьютер сможет учиться на своем опыте, изменять инструкции в своих собственных программах и
даже создавать новые. ЮНСИТРАЛ — Комиссия ООН по праву международной торговли сочла, что электронные сообщения, которые автоматически подготавливаются системой сообщений или компьютерами без непосредственного вмешательства человека, следует рассматривать как «составляемые» тем лицом (физическим или юридическим), от имени которого используется система сообщений или компьютер8.
Необходимо отметить, что при заключении договора в результате взаимодействия автоматизированной системы сообщений и физического лица или таких систем между собой существуют несколько способов для выражения согласия договаривающихся сторон. Компьютеры могут автоматически обмениваться сообщениями (запись, данные, сообщение и т. п. — в каждой правовой системе свое название) в соответствии с согласованным стандартом, а человек может выразить свое согласие, щелкнув кнопкой мыши по указанной иконе или месту на экране компьютера. В ст. 12 Конвенции 2005 г. не делается попыток проиллюстрировать возможные способы выражения согласия договаривающихся сторон во избежание отхода от принципа технологической нейтральности и ввиду опасности того, что любой примерный перечень технических средств, с помощью которых можно заключить договор, окажется неполным или устареет, поскольку другие способы выражения согласия, прямо не упомянутые в нем, могут уже использоваться на практике или получить широкое распространение в будущем.
Важнейшим в ст. 12 Конвенции 2005 г. является правило о том, что для признания договора действительным не требуется просмотра человеком каждой отдельной операции, выполненной автоматизированными системами сообщений или заключенной в результате договора. Поэтому для целей ст. 12 Конвенции 2005 г. не имеет значения, являются ли все задействованные системы сообщений полностью или частично автоматизированными, при условии, что хотя бы одна из них не нуждается для выполнения своей задачи в «просмотре или вмешательстве» со стороны человека9.
В качестве примера правового регулирования заключения договоров с использованием электронных агентов на законодательном уровне можно привести нормы Закона США «Об электронных подписях в глобальной и национальной коммерции» от 30 июня 2000 г., в частности,
в нем содержится такое понятие, как «электронный агент», которое означает средства, относящиеся к технологии и обладающие электрическими, цифровыми, магнитными, беспроводными, оптическими, электромагнитными или сходными свойствами. Настоящий Закон также устанавливает, что юридическая сила, действительность или исковая сила договора или иной записи, касающейся сделки в рамках межштат-ной или внешней торговли либо затрагивающей таковую, не могут отрицаться исключительно на том основании, что при их заключении, составлении или доставке задействовались один или более электронных агентов, но в той степени, насколько действие любого такого электронного агента юридически соотносимо с обязанным лицом.
В США осуществляется и правовое регулирование использования электронных агентов при заключении договоров. Так, в соответствии с Единообразным законом Штата Юта «Об электронных сделках» от 3 июля 2000 г. договор может быть заключен путем взаимодействия электронных агентов сторон, даже если никакое физическое лицо не было в состоянии изучить или ознакомиться с действиями электронных агентов или вытекающими из этого договорными условиями и соглашениями. Договор может быть заключен путем взаимодействия электронного агента и физического лица, действующего от собственного имени или от имени другого лица, включая взаимодействие, при котором физическое лицо выполняет действия, от которых оно вправе свободно отказаться и о которых знает или имеет основание знать, что они побуждают электронного агента к завершению сделки или ее исполнению. Условия такого договора устанавливаются применимым к нему материальным правом. Под электронным агентом в указанном Законе понимаются компьютерная программа, электронные или иные автоматические средства, используемые независимым образом для начала действия или ответа на электронные записи исполнения в целом или части без проверки или действия физическим лицом.
К сожалению, в России использование электронных агентов в электронной коммерции не распространено. Анализ ст. 498 ГК РФ, допускающей продажу товаров с использованием автоматов, позволяет сделать вывод о том, что они едва ли могут быть применимы к указан-
ным выше случаям, поскольку специфическим признаком такого договора является особый способ вручения товара — посредством автомата10. Поэтому для развития системы использования электронных агентов в России мы предлагаем:
1) на законодательном уровне закрепить понятие «электронный агент" —
2) ч. 2 ст. 434 ГК РФ дополнить предложением следующего содержания: «Договор посредством электронной связи может быть заключен путем взаимодействия электронных агентов сторон и (или) электронного агента и физического лица (юридического лица), действующего от собственного имени или от имени другого лица».
Примечания
1 См.: Гаврилов, Н. К. Понятие электронной торговли // Право и политика. 2008. № 12.
2 См.: Ананько, А. Заключение договоров путем электронного обмена данными // [Электронный ресурс]: Режим доступа: http: //www. russianlaw. net/law/doc/a123. htm.
3 [Электронный ресурс]: Режим доступа: http: //www. tpn. geis. com/tpn/getting _started /index. html.
4 См.: Дашян, М. С. Право информационных магистралей: вопросы правового регулирования в сфере Интернет. М., 2007. С. 193.
5 См.: Левашов, С. Виртуальные сделки — реальные права // ЭЖ-Юрист. 2005. № 40.
6 Распоряжение Правительства Р Ф «О подписании Конвенции Организации Объединенных Наций «Об использовании электронных сообщений в международных договорах»» от 27 декабря 2006 г. № 1821-р // Собр. законодательства РФ. 2007. № 1. Ст. 346.
7 Пупкт 208 Пояснительной записки Секретариата ЮНСИТРАЛ к Конвенции ООН «Об использовании электронных сообщений в международных договорах» // [Электронный ресурс]: Режим доступа: http: // www. unci-tral. org. ru.
8 Пункты 212, 213 Пояснительной записки Секретариата ЮНСИТРАЛ к Конвенции ООН «Об использовании электронных сообщений в международных договорах» // Там же.
9 Пункты 214, 215 Пояснительной записки Секретариата ЮНСИТРАЛ к Конвенции ООН «Об использовании электронных сообщений в международных договорах» // Там же.
10 См.: Нагаева, А. А. Проблемы правового регулирования договоров, заключаемых в сети Интернет в режиме реального времени // Экономич. правосудие на Дальнем Востоке России. 2004. № 2.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой