Правовые особенности третейского соглашения

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 347. 91/95
ПРАВОВЫЕ ОСОБЕННОСТИ ТРЕТЕЙСКОГО СОГЛАШЕНИЯ
В.А.Г авриленко
Гуманитарный институт НовГУ, gv22@mail. ru
Данная публикация посвящена исследованию и анализу правовых особенностей третейского соглашения в разбирательстве споров. Особое внимание уделяется вопросам действительности третейского соглашения. Положения, обоснованные в настоящей статье, имеют большое значение для понимания теории современной негосударственной юстиции.
Ключевые слова: Третейский суд, разбирательство, спор, юстиция, арбитраж
This publication is devoted to research and analysis of legal features of arbitration agreement in arbitration proceeding. The special attention is given to issues of arbitration agreement’s validity. The provisions proved in present article are important for understanding the theory of contemporary non-state justice.
Key words: Arbitration court, proceeding, dispute, justice, arbitration
Закон «О третейских судах в Российской Федерации» определяет требования, предъявляемые к третейскому соглашению, что очень важно, так как только при наличии заключенного соглашения возможно рассмотрение дела в третейском суде. Стороны могут заключить третейское соглашение в отношении всех или определенных споров, которые возникли или могут возникнуть между сторонами в связи с каким-либо конкретным правоотношением.
Данный закон предоставляет сторонам широкую свободу при согласовании содержания третейского соглашения. «Важно только, чтобы оно было „работающим“, чтобы его можно было реализовать, чтобы оно было достаточно определенным, и прежде всего по вопросу о месте арбитража — о том, в какой стране имеется в виду рассмотрение уже возникшего или возможного в будущем спора» [1].
Действительно, необходимо отметить, что в теории и практике третейского разбирательства споров принято различать две формы третейского соглашения. Это самостоятельное соглашение и третейская оговорка. О самостоятельном соглашении говорится тогда, когда стороны заключают третейское соглашение в отношении спора, который уже возник между ними, т. е. в отношении уже существующего спора. Тогда как третейская оговорка, будучи частью определенного соглашения, представляет собой договоренность сторон по поводу того, что в случае возникновения спора между ними в будущем он будет передан на разрешение определенного третейского суда.
Третейская, или арбитражная, оговорка представляет собой «соглашение сторон об арбитражном порядке разрешения споров, прямо включенное в контракт и ставшее частью этого договора» [2]. Согласно Закону Р Ф «О международном коммерческом арбитраже», арбитражная оговорка, являющаяся частью договора, трактуется как соглашение, не зависящее от других условий договора. «Соответственно решение третейского суда о том, что договор ничтожен, не влечет за собой в силу закона недействительность арбитражной оговорки.
Форма и содержание третейского соглашения определяется статьей 7 Закона «О третейских судах в РФ», где указывается, что третейское соглашение заключается в письменной форме. Вместе с тем, «имея свой процессуальный предмет и будучи по своей природе процессуальным соглашением, оно требует, прежде всего, применения специаль-ных норм. С учетом диспозитивного характера к нему могут быть применимы нормы договорного права, если они не противоречат специальным правилам» [3].
Так, правила о соблюдении письменной формы третейского соглашения практически полностью совпадают с порядком заключения договора в письменной форме. Закон «О третейских судах в РФ» понимает под письменной формой такое заключение соглашения, когда оно содержится в документе, подписанном сторонами, либо заключено путем обмена письмами, сообщениями по телетайпу, телеграфу или с использованием других средств электронной или иной связи, обеспечивающих фиксацию такого соглашения. Стороны могут заключить третейское соглашение и путем ссылки в договоре на документ, содержащий условие о передаче спора на разрешение третейского суда (третейскую оговорку), однако при условии, что договор заключен в письменном виде и из ссылки ясно следует, что третейская оговорка становится частью договора.
При несоблюдении требований о заключении соглашения в письменной форме соглашение считается незаключенным, что не влечет никаких юридических последствий для сторон и не обязывает их рассматривать спор в третейском суде. Особые правила действительности третейского соглашения применяются к соглашениям, содержащимся в договорах присоединения, т. е. когда одна из сторон договора не определяет его условия, а может выбрать только из возможностей заключить договор на предложенных условиях или отказаться от заключения договора. В таком случае третейское соглашение будет действительным, если оно заключено после возникновения оснований для предъявления иска. По сути, в данном
случае требуется заключение отдельного соглашения уже после возникновения спора.
Согласно Закону Р Ф «О международном коммерческом арбитраже», арбитражная оговорка, являющаяся частью договора, трактуется как соглашение, не зависящее от других условий договора. Решение третейского суда о том, что договор ничтожен, не влечет за собой недействительность арбитражной оговорки.
Вообще сторонам необходимо взвесить все обстоятельства при заключении третейского соглашения, так как, заключая его как обычный гражданский договор, стороны принимают на себя определенные обязательства и несут связанные с этим риски.
В ряде случаев истец, игнорируя арбитражную оговорку контракта, подает иск в арбитражный суд РФ, указывая на отсутствие возможности обратиться в третейский суд, поскольку, по его утверждению, стороны контракта окончательно не согласовали, какой третейский суд и в соответствии с какими правилами будет рассматривать спор. При соблюдении истцом правил подведомственности и подсудности, установленных АПК РФ, а также с учетом соблюдения требований, предъявляемых гл. 13 АПК РФ к форме, содержанию и порядку представления искового заявления, арбитражный суд, если отсутствуют обстоятельства, перечисленные в ст. 128, 129 АПК РФ, принимает исковое заявление, осуществляет подготовку дела к судебному разбирательству и назначает слушание дела.
Во всех рассматриваемых или аналогичных случаях перед истцом стоит задача доказать имевшееся между сторонами намерение и наличие договоренности, выраженное в определенной форме.
При заключении третейского соглашения, как и для обычных контрактов, следует соблюдать все установленные законом требования. Согласно большинству национальных законов, арбитражные соглашения должны заключаться в письменной форме. Это формальное требование было включено в международные правовые акты касательно признания и выполнения иностранных арбитражных решений.
Из международных конвенций, содержащих требование о письменной форме арбитражного соглашения, для России наиболее важными являются «Нью-Йоркская конвенция о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений» 1958 года и «Европейская конвенция о внешнеторговом арбитраже» 1961 года.
«Нью-йоркская Конвенция о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений» 1958 года требует от суда, в который поступает иск, отказать в рассмотрении спора по существу и направить стороны в соответствующий третейский суд, если только суд не найдет, что соглашение
1. Поздняков В. С. Международный коммерческий арбитраж в Российской Федерации. М., 1996. С. 17.
2. 2. Федоров А. Г. Международный коммерческий арбитраж. Учебное пособие. М., 2000. С. 39.
«недействительно, утратило силу или не может быть исполнено» (п. 3 ст. II). В противном случае суд вправе принять дело к производству и вынести по нему решение.
Чтобы обеспечить право на добровольное участие в третейском разбирательстве, данная конвенция устанавливает, что суд отказывает в признании и приведении в исполнение решения иностранного третейского суда, если арбитражное соглашение недействительно, или решение вынесено по спору, не предусмотренному или не подпадающему под условия соглашения, или содержит постановления по вопросам, выходящим за пределы соглашения (п. 1 ст. V).
Эти нормы Конвенции предоставляют суду право контролировать действительность соглашения об арбитраже и соответствие волеизъявления его сторон установленной форме. Контроль может осуществляться при рассмотрении аналогичного спора судом или ходатайства о признании и приведении в исполнение решения иностранного арбитража. Последствием недействительности соглашения служит вынесение судом решения по спору, охватываемому таким соглашением, или отказ в признании и приведении в исполнение решения иностранного арбитража.
Единственное основание признания арбитражного соглашения недействительным, согласно данной конвенции, — его несоответствие форме (п. п. 2 и 3 ст. II). Иные основания определяются по применимому закону, т. е. по закону, которому стороны это соглашение подчинили, а при отсутствии такого указания -по закону страны, где решение было вынесено (п. 1 ст. V) [4].
«Европейская конвенция о внешнеторговом арбитраже» 1961 года устанавливает, что термин «арбитражное соглашение» обозначает арбитражную оговорку в письменной сделке или отдельное арбитражное соглашение, подписанное сторонами, либо содержащееся в письмах, телеграммах или сообщениях по телетайпу, которыми обменялись стороны.
Даже из самих положений вышеупомянутых конвенций видно, что их требования по отношению к письменной форме арбитражного соглашения отличаются. Можно утверждать, что существует множество ситуаций, когда стороны согласились относительно арбитража, и это подтверждается письменными доказательствами, однако действительность арбитражного соглашения, тем не менее, поставлена под вопрос из-за жестких формальных требований.
Представляется, что для обеспечения действительности третейского соглашения, с точки зрения существенных условий, достаточно будет договориться о том, что все споры, возникающие из конкретного правоотношения, подлежат урегулированию третейским судом.
3. Вершинин А. П. Выбор способа защиты гражданских прав. СПб., 2000. С. 249.
4. Конвенция 1958 г. оставляет открытым вопрос о законе, определяющем действительность арбитражного соглашения, которое четко не указывает место разбирательства и закон, его регулирующий.
Bibliography (Translitirated)
1. Pozdnjakov V.S. Mezhdunarodnyj kommercheskij ar-bitrazh v Rossijskoj Federacii. M., 1996. S. 17.
2. 2. Fedorov A.G. Mezhdunarodnyj kommercheskij ar-bitrazh. Uchebnoe posobie. M., 2000. S. 39.
3. Vershinin A.P. Vybor sposoba zawity grazhdanskih prav. SPb., 2000. S. 249.
4. Konvencija 1958 g. ostavljaet otkrytym vopros o za-kone, opredeljajuwem dejstvitel'-nost'- arbitrazhnogo soglashenija, kotoroe chetko ne ukazyvaet mesto raz-biratel'-stva i zakon, ego regulirujuwij.
УДК 347
МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ И ЗАЩИТА ПРАВ НАЦИОНАЛЬНЫХ МЕНЬШИНСТВ
В.В. Грохотова
Гуманитарный институт НовГУ, vgrohotova@yandex. ru
В статье исследуется эволюция международно-правового регулирования прав национальных меньшинств. Выявляются особенности реализации принципа равноправия и самоопределения народов. Делается вывод о необходимости имплементации международного опыта в российскую правовую систему.
Ключевые слова: меньшинства, равноправие, самоопределение, международная защита
The article focuses on the evolution of international legal regulation of minority rights, and peculiarities of the principle of equal rights and self-determination ofpeoples. So, the conclusion about the necessity of implementation of international experience in the Russian legal system was adopted.
Key words: minorities, equality, self-determination, international protection
События в различных регионах мира показывают, что нарушение прав национальных меньшинств и пренебрежение к ним могут привести к трагическим последствиям. Конфликтные ситуации на постсоветском пространстве, в Руанде, в бывшей Югославии, Судане и других регионах заставляют международное сообщество задуматься о необходимости надежного механизма защиты национальных меньшинств, который не допустил бы, чтобы граждане оказались «чужими» в своем государстве.
Нельзя сказать, что проблемам меньшинств уделялось мало внимания в международной практике, наоборот, это одна из старейших забот международного права. Уже в средние века они становятся предметом европейской политики, результатом чего явилось заключение ряда международных договоров: Вестфальских мирных договоров (1645−48 гг.), уравнявшие в правах католиков, кальвинистов и лютеран в Германии, польско-шведского Оливского договора (1660 г.), гарантировавшего права римских католиков в Ливонии, франко-голландского Рисвикского договора (1697 г.) и т. д. Таким образом, международная защита национальных меньшинств зародилась «с целью защиты дискриминируемых групп, в частности, религиозных меньшинств, причем с упором на необходимость проявлять терпимость, а не выдвигать права» [1].
После первой мировой войны была создана система по защите национальных меньшинств под эгидой Лиги наций — совокупность международных актов, которые касались положения меньшинств, проживавших на территории вновь образованных или побежденных государств, но не носили универсального характера. Для этих актов общими были три положения: а) под меньшинством понимались граждане
данного государства- б) гарантировалось юридическое равенство меньшинств с другими гражданами государства- в) гарантировались сохранение и защита коллективных характеристик и прав меньшинств в государствах их проживания, гражданской принадлежности.
После Второй мировой войны внимание мирового сообщества к проблеме меньшинств обострилось. В Уставе ООН закреплено, что он принят, чтобы «вновь утвердить веру в основные права человека, в достоинство и ценность человеческой личности…» [2]. Одной из основных целей ООН было названо «поощрение и развитие уважения к правам человека и основным свободам для всех, без различия расы, пола, языка и религии» [3].
В первые же годы своего существования ООН приняла ряд важнейших источников международного права: Конвенцию о предупреждении преступления геноцида и наказания за него (1948 г.), Всеобщую Декларацию прав человека (1948 г.), Международные пакты о правах человека (1966 г.) и др. Упомянутые международные акты подходят к проблемам национальных меньшинств либо в общем контексте прав человека, либо через признание специальных прав лиц, принадлежащих к национальным меньшинствам. Этот подход выразился и в создании в рамках Комиссии ООН по правам человека в 1948 г. Подкомиссии по предотвращению дискриминации и защите прав меньшинств, результатом многолетних исследований которой явилось принятие в 1992 г. Декларации о правах лиц, принадлежащих к национальным, этническим, религиозным или языковым меньшинствам. Однако ООН пока не удалось принять «твердого», т. е. юридически обязывающего акта о защите национальных меньшинств.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой