Об особенностях структурно-грамматической организации аварских компаративных паремиологических единиц

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 81. 373
Абдуразакова Зарема Гасановна,
соискатель кафедры русского языка Дагестанского государственного педагогического университета mariza71@mail. ru-
ОБ ОСОБЕННОСТЯХ СТРУКТУРНОГРАММАТИЧЕСКОЙ ОРГАНИЗАЦИИ АВАРСКИХ КОМПАРАТИВНЫХ ПАРЕМИОЛОГИЧЕСКИХ ЕДИНИЦ
Данная статья посвящена описанию особенностей структурно-грамматической организации аварских компаративных паремиологических единиц. Определяются типичные для компаративных паремий структурные модели, особенности наполнения компонентов моделей разными грамматическими формами, выявляются и описываются смысловые отношения между частями аварских компаративных паремиоло-гических единиц.
Ключевые слова: аварский язык, компаративные па-ремиологические единицы, структурно-
грамматическая организация, особенности наполнения моделей грамматическими формами, смысловые отношения между частями.
Abdurazakova Zarema Gasanova,
Candidate for a Degree, Chair of the Russian Language, Dagestan State Pedagogics University, Makhachkala, Russia mariza71@mail. ru
FEATURES SPECIFIC FOR THE STRUCTURAL GRAMMAR SETUP OF COMPARATIVE PAREMIOLOGIC UNITS IN AVAR LANGUAGE'
The paper deals with description of features specific for structural-grammar' setup of comparative paremiologic units in Avar language'. Structural models typical of the comparative paremies have been determined, and features specific for completing the model components with various grammatical forms as well- semantic relations between parts of Avar comparative paremiologic units have been revealed and described.
Key words: Avar language, comparative paremiological units, structural-grammar' setups, specifics of completing the pattern with grammar forms, semantic relations among parts.
Аварские паремиологические единицы (КПЕ) в лингвистическом и лингвокультурологическом аспектах изучены недостаточно. Исследованию особенностей структурносемантической и антропоцентрической организации паремий аварского языка посвящена кандидатская диссертация Х. Н. Магомедовой [1]. Однако КПЕ в структурно-грамматическом плане специально не исследовались. Между тем такая постановка проблемы, на наш взгляд, актуальна как в плане изучения особенностей структурно-грамматической организации единиц аварского языка в текстах разных жанров, так и в типологическом аспекте.
Анализ материала показывает, что аварские КПЕ в зависимости от особенностей их структурно-грамматической организации можно распределить по следующим моделям.
1. Компаративные паремиологические единицы, образующие первую модель, соответствуют формуле «кто-либо (что-либо) лучше кого-либо (чего-либо)». При этом первую актант-ную позицию [кто-что-л.] занимает существительное в местном падеже со значением субъекта, а вторую [кого-чего-л.] - существительное в номинативе, соединенные компаративными формами прилагательных лъик1аб «хороший», квешаб «плохой» (соответственно в значении «лучше», «хуже») в полной или краткой форме (лъик1, квеш). Остальные лексические компоненты при этом в основном мотивируют или аргументируют основание для сравнения: Лъик1аб гьуд-уллъи [ном.] хазинаялдаса [лок.] лъик1аб (букв. «Хорошая дружба драгоценностей лучше»). Чияр васасдаса [лок.] нилъерго яс [ном.] лъик1 «Чужого сына своя дочь лучше». Г1адалай бикаялдаса [лок.] г1акъилай гъарабашго [ном.] лъик1 «Дурной госпожи мудрая служанка лучше». Борхьил хечалдаса [лок.] мац1ихъанасул мац1ц1 [ном.] квешаб «Змеи (ного) зуба сплетника сплетня хуже».
Позицию существительных, обозначающих сравниваемые объекты, явления, могут занимать масдарные формы: Хур к1одолъиялдаса [лок.] гьир к1одолъи [ном.] лъик1аб «Чем большое поле, большой урожай лучше» (букв. «Поля увеличения [чем], урожая увеличение лучше»).
2. Во второй модели используется то же прилагательное лъик1(аб) «лучше», но в позиции сравниваемых явлений выступают глаголы, обозначающие действия, одно из которых актуализируется путем альтернативно-компаративного выбора. Семантическая формула таких структур выглядит следующим образом: «чем совершать [А], лучше совершать [В]». При этом первое действие обозначается инфинитивом, осложненным компаративной частицей -г1ан, а второе действие выражается масдаром или инфинитивом: Тушманасе наку ч1вазег1ан (инфинитив + г1ан), жиндирго къаданиб зани ч1вазе (инфинитив) лъик1(аб) «Врагу ноги преклонять чем, у своего изголовья надгробный камень поставить лучше». Квешав чиясе лъик1аб бици-
нег1ан (инфинитив + г1ан), лъик1ав чиясе наку ч1вай (масдар) лъик1аб «Плохому человеку хорошее говорить чем, хорошему человеку колени преклонить лучше».
3. Часть аварских компаративных паремиологических единиц строится на двух формах именительного падежа, называющих объекты сравнения (происходит как бы движение мысли в направлении идентификации объектов сравнения). В качестве аргументирующих признаков сравнения выступают определительные компоненты (прилагательные или формы родительного падежа существительного в функции относительных прилагательных): Мискинав вацг1ал [ном.] - циниг1ал [ном. ], бечедав циниг1ал [ном.] - вацг1ал [ном.]. «Бедный двоюродный брат -[как] троюродный брат, богатый троюродный брат — двоюродный брат». Нилъерго лъимер -гъвет1, лъимадул лъимер — пихъ «Свой ребенок (в значении „свои дети“) — дерево, детей дети [внуки] - плоды». Гьит1инго гьабураб ц1али — ганч1ида бик1к1араб накъиш «В юности полученные знания — на камне сделанный узор».
Вместо второго существительного (для обозначения объекта сравнения) может быть использована форма масдара в именительном падеже: Г1акълуялъул эбел [номинатив существительного] - калам дагь гьаби (масдар) «Мудрости мать — [это] меньше говорить» (букв. «речи/разговоров меньше делание»).
4. Определенная часть паремиологических единиц строится по формуле «прилагательное или причастный оборот (обосновывающие признак сравнения) + определяемое существительное + сравнительный союз «г1адав»: Г1ебеде бит1араб т1ил г1адав, Кавуялда балеб х1ос г1адав «В сторону направленной палке подобный, ворота закрывающей затычке подобный». Бакъараб хъумур г1адав, хъант1араб гьой г1адав «Голодному зверю подобный, алчной собаке подобный».
В отдельных случаях построенные по такой формуле пословицы (или поговорки), внешне напоминающие распространенные фразеологизмы, обосновываются, мотивируются предикативными конструкциями: Харил г1арахъалда т1ад г1одоб ч1араб гьой г1адав: я жин-цаго кунарев, я жиндие толарев «Сидящей на стоге сена собаке подобный: ни сам не ест, ни себе не оставляет».
5. Незначительная часть аварских пословиц и поговорок строится по формуле «чем… тем…» (к глагольному или причастному компоненту при этом присоединяется сравнительноусилительная частица -г1ан):
Вакъанаг1ан бикъула, г1орц1анаг1ан хъант1ула «Чем больше голоден, тем больше воруешь, чем больше сыт — тем больше жаден». Лъик1лъи гьабурабг1ан рихула «Добро чем больше делаешь, [тем больше] надоедает». Гьит1инго гьабурабг1ан ц1алиялдаса пайда бук1уна «Чем раньше (=в юности) получишь знания, тем лучше».
6. В некоторых аварских компаративных паремиях внутренние качества человека, его интеллектуальные состояния оцениваются путем сравнения (употребляются компаративные союзы) с объектами окружающей действительности: Г1акълу зар г1анав, г1амал зоб г1анав «Ум [у которого] - в кулак [величиной], характер [=сердце] - как небо [большое] (в смысле «Ума мало, а думает о себе высоко»). Хасият гьойдул г1адав «Характером собаке подобный» и т. д. Количественные подсчеты показывают, что данная модель в аварском языке является непродуктивной.
7. Сравнительная идентификация достигается путем использования уподобительной лексико-семантической формулы «и то, и другое (сравниваемые явления) — одно и то же» (в этом случае сравниваемые объекты оформляются номинативами существительных, а сравниваемые явления или процессы именуются формами номинативов масдаров, обозначающих действие как процесс): Гьит1инав чиги [ном.] горчун гьойги [ном.] цого жо «Маленький человек и собачка маленькая — одно и то же (букв. «одна вещь»)». Квешав чиясда гьардейги [масд.] гьорода бадибе пишт1ейги [масд.] - цого жо «Просьбы к плохому человеку и свист против ветра — одно и то же».
8. В отдельных случаях сравниваемые явления обозначаются формами именительного падежа без формальных показателей сравнения, но скрытое сравнение при этом выражается путем объединяющего признака, оформленного причастной предикативной формой, которая на русский язык переводится формой глагола настоящего времени: Ц1огьги хиянатги хобалъ гурони бахчулареб [прич.] «Воровство и подлость только могила закрывает». Мац1ц1ги нухги халатаб бук1унеб [прич.] «Сплетни и дорога длинные бывают».
9. Непродуктивно используются конструкции, где на значение сравнения накладываются целевые смысловые отношения, осложненные оттенком желательности, целесообразности: Вас эбелалда релълъарав лъик1ав, яс инсуда релълъарай лъик1ай «Сын на мать похожий луч-
ше [лучше, чтобы был похож], дочь на отца похожая лучше» (сравнительный компонент выражен прилагательным лъик1ав (-й) «хороший» в значении «лучше»). Ч1ужу чияр берцинай лъик1ай, чу нилъерго берцинаб лъик1аб — букв. «Жена чужая красивая [чтобы была красивая] лучше, лошадь своя красивая лучше» (в смысле «Лучше, чтобы чужая жена была красивая, а лошадь — своя»).
10. В отдельных аварских пословицах и поговорках один из объектов сравнения не обозначается, он метафорически обозначается существительным, называющим и объект, и субъект сравнения (метафорический субстантив может сопровождаться определительным компонентом): Г1орц1араб рокъоб — бакъараб кето «В сытом доме — [как] голодная кошка». В таких случаях реализуются сравнительно-уступительные отношения, усиливающие категоричность суждения (="Даже в сытом доме [=хотя дом сытый] человек может быть голодным). Къарз бо-сулеб къоялъ — гьоц1ц1ок1ал, бец1ц1изе ккараб къоялъ — бук1к1араб нодо — букв. «В день, когда долг берет, — медовый рот (=язык сладкий), в день, когда вернуть нужно, — сморщенный лоб» (сравнивается поведение человека в разных ситуациях: сладкоязычный (в желательной ситуации) и хмурый (в нежелательной ситуации). Жиндиего — чодул нух, чияй кьезе — ц1едул нух «Для себя [для своей выгоды] - дорога [как] для лошади [=широкая], для других — [как] козья тропа»: усиление сравнения здесь достигается путем образного обозначения широкой [чодул нух «лошади дорога"] и узкой [ц1едул нух «козья дорога"] дороги, где определительное препозитивное прилагательное выражает значение предназначения: чодул нух «дорога для лошади» = широкая и ц1едул нух «дорога для козы» = узкая. Такие аварские КПЕ отличаются национально-культурными коннотациями.
Перечисленные модели аварских КПЕ являются наиболее типичными. Они характеризуют в основном язык малых жанров аварского фольклора. Степень объективности продуктивности реализации таких моделей может быть определена с учетом всего корпуса паремиологических единиц с привлечением диалектного паремиологического материала и возможных трансформаций, что может стать предметом специального исследования.
Несомненна и лингвокультурологическая ценность таких паремиологических единиц в рамках культурно-национального изучения языков вообще [2- с. 145]. Изучение таких ориентированных на человека паремиологических единиц может способствовать выявлению национальной специфики выбора языковых средств для характеристики человека.
БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЕ ССЫЛКИ:
1. Магомедова Х. Н. Структурно-семантическая и антропоцентрическая организация паремий аварского языка: Автореферат дис. … канд. филол. наук. — Махачкала, 2013.
2. Маслова В. А. Лингвокультурология. — М., 2004.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой