Деятельность общества дворян-домовладельцев в Омске в 60-е годы XIX века

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 94 (571. 13)
Л. А. АНДРЕЕВ
Омский государственный педагогический университет
ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ
ОБЩЕСТВА ДВОРЯН-ДОМОВЛАДЕЛЬЦЕВ В ОМСКЕ В 60-е ГОДЫ XIX ВЕКА____________
Статья посвящена деятельности корпоративной организации Общества дворян-до-мовладельцев, существовавшей в Омске во 2-й половине XIX века. Данная работа не только показывает социальный и юридический статус дворянского сословия в 60-е годы XIX века, но и социальный облик сибирского города, проблемы, которые имели первостепенное значение для омичей того времени. Сделана попытка исследовать малоизученные стороны истории города Омска 2-й половины XIX века. Ключевые слова: дворянство, общество, деятельность.
В современной исторической науке большой интерес представляет изучение социальных групп, их общественного и юридического положения, в том числе и сословий. Исследователи изучают сословия как в общероссийском, так и локальном, региональном масштабе с целью выявить общие закономерности и специфику положения общественных групп в различных уголках России.
В данной статье мы рассмотрим омское дворянство, создавшее общество домовладельцев, которое принимало активное участие в общественно-политической жизни города Омска во 2-й половине XIX века. В нашей работе мы использовали в качестве источников нормативно-правовые акты: Жалованные грамоты дворянству и городам, изданные в 1785 году, нормы которых действовали и в середине XIX века, Городовое положение 1870 года, закон «О порядке дворянских собраний, выборам и службы по оным» — законы, регулировавшие местное самоуправление и городскую жизнь 2-й половины XIX -начала ХХ веков. Многие делопроизводственные источники дают нам информацию о деятельности дворян-домовладельцев и городских проблемах, на которые они пытались обратить внимание местной власти: прошения, докладные записки, акты и т. д.
В отечественной историографии имеются работы о российском дворянстве и его корпоративных организациях. А. П. Корелин исследует дворянские собрания, дворянскую опеку, Объединённое дворянство. Он пишет, что дворянские собрания было разрешено создавать только в 35 губерниях страны. Что касается остальных регионов, то «не могли пользоваться корпоративными правами дворяне Архангельской, Вятской, Олонецкой, Пермской, Астраханской, Вологодской, Оренбургской губерний, Сибири и Средней Азии, на Кавказе общества создавались только в 2-х губерниях, в 9 западных губерниях дворянские собрания были запрещены» [1, с. 134]. Автор объясняет эти ограничения малочисленностью дворянства в Сибири, Средней Азии и ряде европейских губерний, в западных губерниях и на Кавказе внутриполитическая обстановка не была спокойной. А. П. Корелин приходит к выводу, что у дворянства не было всероссийской организации, оно было раздроблено на мелкие общества без чёткой структуры [1, с. 135].
Интересен взгляд на дворянскую корпоративность Б. Н. Миронова. Вслед за А. П. Корелиным он повторяет, что в Сибири корпоративных организаций дворянства не было из-за небольшой численности сословия [2, с. 517]. Поэтому, исследуя преимущественно дворянские общества и собрания губерний Европейской России, Б. Н. Миронов отмечает, что участие в них привлекало дворян, несмотря на то, что дворянство «искало более выгодную и престижную службу в центральных учреждениях» [2, с. 516]. Далее автор отмечает, что «после неудачных поисков в столицах желающие служить дворяне возвращались в провинцию и поступали на службу в какое-нибудь местное учреждение» [2, с. 516 — 517]. Во главе дворянских обществ стояли состоятельные дворяне, которые, принимая возвращавшихся из столиц дворян, давали им средства к существованию и «поддерживали честь всей дворянской корпорации» [2, с. 517]. Большую социальную значимость дворянских корпораций Б. Н. Миронов объясняет тем, что они ограничивали влияние коронной администрации и служили выразителем общественного мнения, с которым коронная администрация всегда считалась. Подводя итоги главы о дворянских корпоративных организациях, историк заключил, что «каждое дворянское общество представляло собой сложившийся элемент гражданского общества, поскольку являлось автономным от государства сообществом свободных граждан со своей организацией, через которую они имели право и возможность влиять на политику правительства» [2, с. 521]. Более того, автор считает, что в дворянских обществах имелись «зачатки парламентаризма», потому что «там действовали заинтересованные группы лиц, иногда с различными политическими взглядами» [2, с. 521].
Упоминание об обществе дворян-домовла-дельцев есть только в одной работе. А. П. Толочко, И. А. Коновалов, Е. Ю. Меренкова, О. В. Чудаков рассматривают в своей монографии общество дво-рян-домовладельцев, указывая, что «Жалованная грамота городам фактически устраняла от участия в городском самоуправлении все сословия, кроме мещанского и купеческого» [3, с. 19]. В работе отмечается, что в 1863 году «дворяне-домовладельцы, ссылаясь на развал в городском хозяйстве и злоупо-
ОМСКИЙ НАУЧНЫЙ ВЕСТНИК № 4 (111) 2012 ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ
ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ ОМСКИЙ НАУЧНЫЙ ВЕСТНИК № 4 (111) 2012
требления городского головы В. Кузнецова, ходатайствовали о выборе из них гласных в городскую думу, чтобы сделать городское самоуправление таким же, как в Москве, Санкт-Петербурге и Одессе» [3, с. 19]. Авторы делают вывод, что включение всех городских сословий в 1864 году в городскую думу «для обсуждения важнейших нужд города мало изменило городскую жизнь» [3, с. 19 — 20].
Итак, мы видим, что, несмотря на то, что ведущие российские историки достаточно подробно освещали вопрос дворянской корпоративности, они занимались этим вопросом исключительно в рамках дворянства европейских губерний России. Немногие и очень краткие упоминания историков об омском обществе дворян-домовладельцев можно объяснить тем, что этим вопросом исследователи специально не занимались, изучая городское самоуправление, предпринимательство, политику самодержавия в Сибири и т. д.
В связи со слабостью сословных перегородок занятия населения сибирских городов были разнообразными. Население часто меняло сферу деятельности. По мнению Ю. М. Гончарова, население Сибири во 2-й половине Х1Х — начале ХХ века занималось производственным и непроизводственным трудом. В первую группу входила преимущественно торговля, а во вторую — чиновники, военные, представители свободных профессий [4, с. 38]. Как отмечают А. П. Толочко и А. И. Коновалов, «Омск являлся городом военных и чиновников» [5, с. 28], значительная часть которых — отставные лица. Это объяснялось тем, что до конца 1860-х годов в городе были размещены учреждения по управлению Акмолинской областью, до 1882 года здесь располагалось Главное управление Западной Сибири, находились различные административные учреждения, большие воинские контингенты. Выйдя в отставку, военные и чиновники, среди которых были дворяне, занимались разнообразными делами: от торговли и сельскохозяйственных работ до участия в органах опеки в качестве опекунов. Именно эта категория населения является инициатором корпоративной организации — общества дворян-домовладельцев.
Между тем в Сибири создание корпоративных обществ законодательством не предусматривалось. В законе «О порядке дворянских собраний, выборам и службы по оным» мы читаем: «В губерниях Архангельской, Олонецкой, Вятской, Пермской и Сибирских по малочисленности постоянно живущего в них дворянства, выборов ни в какие должности не производится. Предводитель дворянства в оных не полагается, а все прочие должности замещаются от правительства. В сих губерниях дворянские собрания не составляются, но впоследствии, когда число дворян в оных умножится, начальство может по собственному усмотрению или по просьбе дворян ходатайствовать о дозволении составлять и в оных собрания дворянства» (статья 106) [6, с. 23]. Казалось бы, дворяне совершенно не имеют полномочий и прав создать собственное общество. Тем не менее оно создаётся, но на совершенно иной нормативной базе. Н. А. Нардова обратила внимание на циркуляр Министерства внутренних дел от 26 апреля 1862 года [7, с. 18]. В нём говорилось о создании в губернских и иных городах особых комиссий из наиболее опытных и сведущих лиц с приглашением в них депутатов от всех сословий города, владеющих недвижимой собственностью. Только такой комитет не был учреждён административной властью Запад-
ной Сибири в Омске и других городах, отсюда одно из первых требований дворян по его созданию.
Создание общества дворян-домовладельцев можно объяснить и другими причинами. С одной стороны, по законодательным актам, действовавшим до 1870 года, было почти невозможно дворянам попасть в число гласных в думе. Предусматривалось лишь два исключительных случая: недостаточное число гласных в думе из купцов и мещан, регистрация дворянина в купеческой гильдии и наличие свидетельства о членстве в ней. Как правило, недостатка в гласных из мещан и купцов не наблюдалось, а участие дворян, которые становились «временными купцами», было единично в сибирских городах 2-й половины XIX века. С другой стороны, дворяне-домовладельцы подчёркивали, что они объединились против злоупотребления местной властью своих полномочий, используя свои полномочия в личных интересах.
Рассматривая городскую жизнь и самоуправление в европейских и сибирских городах в первой половине XIX века, А. И. Куприянов пишет, что в ходатайствах горожан Московской, Тверской губерний, Томска, Тобольска, Омска выражалось недоверие к отдельным выборным лицам. Избиратели не соглашались доверять некоторым навязываемым кандидатам ответственные должности, сомневаясь в том, что они принесут пользу городу [8, с. 33, 38, 45]. Эта тенденция сохранилась и во второй половине XIX века. Наконец, омские дворяне-домовладельцы указывали на низкий материальный, технический уровень жизни населения города в середине XIX века, о повышении которого власть не заботилась.
Вместе с тем скажем, что идея представительства дворянства в городской думе Омска была неслучайным и единичным актом. В России к 1863 году, году начала деятельности общества дворян-до-мовладельцев, в трёх городах имелось представительство дворян в думах. Н. А. Нардова пишет, что в 1846 году дворяне были причислены к городскому обществу Санкт-Петербурга. В 1859 году дворяне-домовладельцы Москвы и генерал-губернатор, граф А. Г. Строганов в Одессе ходатайствовали о распространении на их города городового положения Петербурга. В 1862-м Москва, а в 1863 году Одесса получили новое общественное устройство [7, с. 16].
Итак, все причины создания общества дворян-домовладельцев Омска в 1860-е годы мы можем разделить на следующие группы:
— законодательные причины: несоответствие законов о городской жизни требованиям времени и юридическое неравноправие социальных групп города Омска-
— социальные причины: низкий материальный уровень жизни большей части населения Омска, небольшое количество институтов социальной поддержки населения-
— административные причины: произвол и злоупотребление городскими чиновниками власти, использование её в своих интересах.
Поэтому вполне закономерно, что впервые источники упоминают общество дворян-домовладель-цев в документе, датируемом 23 октября 1863 года. В это время общество ходатайствовало в записке Тобольскому гражданскому губернатору «о дозволении избрать в состав городской думы домовладельцев из дворян и прочих сословий». Необходимость введения представителей из дворянского сословия и других социальных групп была аргументирована
«малочисленностью и малограмотностью членов городского общества». Также подчёркивалось, что специальные торговые занятия отвлекают членов городского общества от служебных занятий. Отсюда «их бессилие управлять обществом, иметь влияние и власть над ним, их беззаботливость в собирании городских недоимок» [9, л. 9].
Рассмотрим наиболее часто обсуждаемые обществом вопросы. Центральным среди них был вопрос о представительстве дворян-домовладельцев в городской думе. Так, на ходатайство 1863 года местные власти отреагировали, указав на два упоминаемых в нашей статье исключительных случая избрания гласных, не принадлежащих к сословию купцов и мещан: принадлежность к временному купечеству и недостаток гласных от купцов и мещан [9, л. 9]. В январе 1864 года городской голова Кузнецов просил разрешения обсуждать вопросы на новых началах до преобразования городского общественного управления при участии депутатов от всех сословий. Дворяне-домовладельцы, ссылаясь на циркуляр Министерства внутренних дел 1862 года, предложили создать комитет для обсуждения городских вопросов, куда бы выбирались лица из всех сословий [9, л. 10]. Предполагалось избрать 12 депутатов, но выборы 24 мая 1864 года не состоялись под предлогом «отсутствия члена Совета Главного управления Западной Сибири» Солодовникова в Омске [10, л. 2].
24 июля 1864 года дворянам было разъяснено, что «участие их на совещаниях будет признано действительным, когда будут утверждены Начальником губернии» [10, л. 2]. Лишь 5 октября 1864 года был избран, а 13 ноября утверждён думой состав комитета от всех сословий при городской думе Омска, наконец, 29 ноября 1864 года состоялось первое участие комитета с представителями от всех сословий в думе [10, л. 36]. Прежде всего, дворяне требовали ревизии смет прихода и расхода городской думы за
1864 год, составления проекта бюджета города на
1865 год под контролем комитета, снизить цены и беспорядки на рынке, уменьшить величину некоторых сборов и некоторые другие. В самой городской думе дворяне требовали численно уравнять гласных от купцов и мещан с представителями других сословий. Фактически оказалось, что эти требование выполнить невозможно при отсутствии права голоса у представителей от дворянства, которые вынуждены были наблюдать принятие решений со стороны. В акте дворян-домовладельцев от 12 января 1865 года говорилось: «Мы, быв избранными для составления смет о приходах и расходах на 1865 год, встретили невозможность преодолеть желание городского головы Кузнецова к понижению занесённых статей расходов. Рассуждения наши остались бесплодными. Вследствие чего мы прекратили посещения заседаний городской думы при уверенности, что в общем собрании 12 депутатов от каждого сословия успешнее достигнутся цели наших актов» [10, л. 36].
С 3 декабря 1864 года началась деятельность комитета из 12 депутатов, где каждое сословие представляло по два депутата. Сами дворяне так прокомментировали первые его заседания: «Они оказались до того не соответствующими пользе, что после троекратного посещения 2/3 депутатов отказались от участия, сделавши 12 декабря письменное заявление городскому голове о бесполезности их прибытия, просили вместо себя назначить других депутатов» [10, л. 36 — 37].
Действительно, следует согласиться с мнением А. П. Толочко, А. И. Коновалова, Е. Ю. Меренковой,
О. В. Чудакова о незначительности изменений в городской думе после учреждения комитета из 12 депутатов. Дворяне продолжали оставаться сторонними наблюдателями в омской думе. Но важность этого комитета мы видим именно в факте его учреждения, когда местная власть Сибири проигнорировала циркуляр 1862 года, дворянство и другое городское население, не принадлежащее к купцам и мещанам, открыто выступило против такого игнорирования. Именно население из дворян, военных лиц, чиновников и разночинцев явилось инициатором этого комитета, а не местная власть, в которой мы можем увидеть консерватизм, нежелание что-либо менять.
Важно отметить, что в начале и середине 1860-х годов административная власть Западной Сибири не желала идти на уступки дворянам-домовладель-цам. Генерал-губернатор, генерал-лейтенант Панов 11 января 1865 года отметил, что «дворяне-домовладельцы должны ограничиться рассмотрением в общественном городском собрании только тех предложений, о которых уже заявлено» [9, л. 11]. На полях одного из дворянских прошений в апреле 1865 года он отмечал: «До утверждения и обнародования новых правил, все городские думы, ратуши и хозяйственные управления, за исключением Петербургской и Московской думы, должны осуществляться на прежнем основании, без всякого совершенного изменения» [10, л. 1а]. Из этого следует, что генерал-губернатор не принимал никаких мер по допуску дворян-домовладельцев в городские думы и увеличению их прав, ссылаясь на отсутствие нормативных актов вышестоящих органов власти.
Интересно мнение городского головы Кузнецова по поводу возможного вхождения дворян в состав городской думы. В докладной записке генерал-губернатору Западной Сибири от 28 сентября 1865 года Кузнецов писал: «Истинная цель этих сочинений заключалась в обвинении меня в различных незаконных действиях по должности городского головы. Рассмотрение этих беззаконных бумаг, вызвало распоряжение Губернского начальника, коим предписано, чтобы таковых от этой незаконной фирмы не принимать, а им объявлено, чтобы они уполномоченными от общества не назывались, потому что в Омске никакого общества домовладельцев не организовано и законно не существует» [11, л. 10−11].
Негативные высказывания Кузнецова можно объяснить тем, что прошения дворян шли вразрез с личными его интересами. Общество дворян-до-мовладельцев обращало внимание генерал-губернатора Западной Сибири в 1865 году на то, что при непосредственном участии городского головы в Омске была установлена монополия торговли вином, когда крупные производители Паклевский, Козелл, Корчемкин и Кузнецов объединили свои хозяйства. По мнению общества, объединение их способствует разорению мелких торговцев спиртными напитками, ухудшению качества продукции в целом" [11, л. 1−2].
Только 11 января 1867 года генерал-губернатор Западной Сибири А. П. Хрущов разрешил участие дворян и прочих сословий в городской думе Омска. Он писал Тобольскому гражданскому губернатору: «Действительно, в Омске, имеющем до 20 тысяч жителей, едва пятая часть принадлежит к городскому обществу, остальное население состоит из отставных офицеров, чиновников и разночинцев, которые на основании существующих законов не имеют права участвовать в общественных собраниях и заявлять о своих нуждах. Имея в виду исключительное
ОМСКИЙ НАУЧНЫЙ ВЕСТНИК № 4 (111) 2012 ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ
ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ ОМСКИЙ НАУЧНЫЙ ВЕСТНИК № 4 (111) 2012
положение города Омска, я считаю справедливым предоставить всем его жителям права, принадлежащие купцам и мещанам» [9, л. 3−4]. Был ли это единичный случай или в других городах Сибири в 1860-е годы были подобные акты, нам неизвестно, источники их не упоминают.
Помимо вопроса представительства дворянства и других сословий в городской думе общество дво-рян-домовладельцев поднимало и другие проблемы. В основном они касались различных сфер городской повседневной жизни. Так, 14 декабря 1863 года дворяне-домовладельцы составляют акт на имя генерал-губернатора Западной Сибири о сборе акциза со всех имеющихся в городе лошадей, но написание акта не дало практических результатов, к его обсуждению вернулись год спустя в Омской городской думе. Тогда городской голова Кузнецов объявил, что «нет надобности вводить сбор» [10, л. 39]. В 1864-
1865 годах общество подвергло критике состояние пожарной команды и работу городской полиции. В докладной записке Томилова, Орлова, Андреевского и Краснопольского от 29 марта 1865 года говорилось, что дворяне-домовладельцы «вынуждены просить о воспрещении городской полицией употреблять пожарных лошадей на работы для развоза воды и в разные места и для очистки в городе нечистот» [10, л. 4−5]. Здесь же общество дворян-домов-ладельцев указывало на беспорядки, происходившие на городском рынке, возникшие «от дозволения выстроить трактирное заведение в самом центре покупателей, что через размножение от того пьяных людей производится шум, брань и сквернословие. Полицеймейстер отозвался незнанием о постройке здания» [10, л. 6−7]. Как видим, злоупотребления местной властью и органами правопорядка своих должностных обязанностей стали первоочередным объектом критики общества дворян-домовладель-цев. Общество указывало, что администрация города и полиция ответственны за несвоевременное предотвращение происшествий и беспорядков в Омске.
Дворяне совместно разночинцами также обращали внимание властей на продовольственную проблему и высокие цены в Омске. В акте от 20 ноября
1866 года указывалось: «Для жителей города, переносящих значительное возвышение цен на жизненные припасы, необходимо открытие общественного хлебного магазина, так как уменьшится непомерное возвышение цен на припасы, в особенности, во время распутицы, сократятся стачки и сделки между хлебными торговцами, которые дозволяют себе про-изволы и сопротивления делать покупку муки жителям из первых рук» [9, л. 22].
Таким образом, мы видим, что проблемы, которые поднимались дворянами-домовладельцами, в основном касались представительства в городской думе, а также повседневной жизни жителей Омска, которые часто сталкивались с произволом, начиная от представителей власти, кончая представителями торговли. Более того, мы можем сказать, что дворяне неслучайно пытались обратить внимание центральной власти на проблемы города Омска и дворянского сословия. В России в 60-е годы XIX века самодержавие начинает проводить курс либеральных реформ, которые затронули все сферы жизни российского общества, каждое из сословий, образ жизни и род деятельности которых стал иным, нежели до реформ. В это время начала проводиться крестьянская реформа, преобразования в военной, образовательной, правоохранительной сфере, правительство начинает апробацию будущей городской
реформы в Петербурге, Москве и Одессе. Для выражения общественного мнения центральная власть в 1862 году дозволяет учреждать комитеты при думе от всех сословий, чем и воспользовались омские дворяне-домовладельцы год спустя. Кроме того, Общество не могло в таком состоянии смотреть равнодушно на злоупотребления городского головы, полиции, поэтому создание общества дворян-домовла-дельцев — форма протеста, оппозиция проводимой политике городской думы Омска, инициатива к преобразованиям.
В нашей работе также важно попытаться ответить на вопрос о том, кто же были представители общества дворян-домовладельцев, какова численность корпоративной организации. Во главе организации находились полковники Томилов, Орлов, Андреевский и поручик А. Краснопольский, подполковник Сапожников. Как видим, все они имеют военные звания, первые четверо — потомственное дворянство, а Сапожников — личный дворянин [9, л. 36]. О полковнике Томилове можно сказать ещё лишь то, что он упоминается в документе от 27 февраля 1886 года как один из кандидатов на должность опекуна имущества Мачинского [12, л. 27]. Про полковника Орлова также скудная информация: известно, что он умер 23 февраля 1868 года, до смерти он владел двумя домами и участком земли, занимал деньги и сам давал в долг [13, л. 31]. Документы не дают, как мы видим, почти никакой информации о жизни и деятельности участников общества дворян-домо-владельцев. При анализе численности общества непонятно, являются упоминаемые в документах лица непосредственными участниками общества или это всего лишь разделяющие с дворянами взгляды лица, потому что единственная возможность нам посмотреть сторонников общества — это расшифровка подписей под различными актами, докладными записками, прошениями. Рассматривая подписи, возникает вопрос: это всего лишь способ узнать общественное мнение среди жителей Омска либо реальная поддержка горожан, не принадлежащих к купеческому или мещанскому сословию. Тем не менее, несмотря на неясности, мы можем наглядно выявить степень поддержки горожанами общества, ответив на вопрос, какие же социальные, профессиональные группы разделяли взгляды общества дворян-домовладельцев. Большую часть участников общества составляли военные лица и чиновники. Казачество, лица свободных профессий составляли незначительную часть общества.
Как видим (табл. 1), численность участников общества дворян-домовладельцев в 1864 году была невелика, достигая всего 50 человек, сюда входили мелкие и средние чиновники, а также военные лица в чине штабс-капитана, капитана, лейтенанта, полковника [10, л. 26]. В 1865 году численность военных и чиновников незначительно увеличилась [10, л. 29]. В 1866 и начале 1867 года происходит резкий скачок численности общества, которая достигает 565 человек. Это можно объяснить тем, что общество поддержали многие лица, имевшие нижние чины — рядовые, бомбардиры и т. д., кроме того, если казачество в предыдущие годы представлено было единичными лицами, то в 1866 году их уже 86 человек [10, л. 2233]. Интересен также тот факт, что только один человек из 565 в 1866 году назвал себя перед подписью потомственным дворянином [9, л. 26]. Отсюда название «общество дворян-домовладельцев» следует не как общество, в котором присутствуют одни дворяне, а общество под руководством дворян, куда вхо-
Таблица 1
Состав общества дворян-домовладельцев в 1864—1866 гг.
Год Военные Чиновники Казачество Прочие и неустановленные лица
1864 20 30 нет нет
1865 27 31 1 1
1866 272 143 86 64
Источник: ГУ ИсА Ф.3. Оп.4. Д. 6227. Л. 26, 29, 31- Ф.3. Оп.5. Д. 7475. Л. 22−33.
Примечание: в 1865 году к числу прочих лиц нами отнесён один врач, в 1866 году — четыре врача, три мастеровых, два переводчика, один еврей, один потомственный дворянин, одна доможительница.
дили лица, имевшие недвижимое имущество, разделявшие взгляды дворян.
Итак, нам следует ответить также на вопрос о практической пользе всех тех прошений, докладных записок, которые писало общество дворян-до-мовладельцев. Большинство вопросов, касающихся повседневной жизни горожан, так и не были решены, но, тем не менее, полиция начала проверку винокуренного завода Кузнецова. Общество добилось своей главной цели — генерал-губернатор А. П. Хрущов разрешил участвовать в городской думе всем сословиям на равных основаниях при наличии недвижимости с 1867 года. Более того, можно говорить, что взаимоотношения общества с городским самоуправлением в 1860-е годы привлекли внимание центральной власти. В справке Главного управления Западной Сибири, написанной в начале
1867 года, говорилось: «Предоставление обывателям города права участия в обсуждении общественных дел может последовать не иначе как с Высочайшего соизволения. В Министерстве внутренних дел уже составлены предположения о преобразовании сего управления, а в декабре 1867 года будут предоставлены в Государственный Совет» [9, л. 14]. Слова эти подтверждаются тем, что через три года была проведена городская реформа, где по новому городовому положению к участию в думе могли принимать представителей всех сословий при наличии недвижимого имущества.
Таким образом, общество дворян-домовладель-цев является корпоративной организацией, во главе которой стояли дворяне, имевшие военные чины, что было характерно для Сибири как окраины Российской империи, к тому же Омск был столицей генерал-губернаторства Западной Сибири, что объясняет значительное число как действующих, так и отставных военных лиц. Общество дворян-домо-владельцев было независимой от государства организацией, государство вообще не принимало участие в его создании, а местная власть не признавала его. Если оно в первые годы своего существования было преимущественно военно-чиновничьим, то с 1866 года мы видим здесь казачество, разночинцев,
лиц свободных профессий. Рассматривая документы общества дворян-домовладельцев, можно заключить, что оно являлось выразителем общественного мнения большей части населения Омска, которой доступ в управлении городскими делами был закрыт. Также через деятельность общества мы можем видеть повседневную жизнь горожан и проблемы, с которыми они сталкивались. Стоит отметить, что рапорты и прошения общества не были безрезультатными. Главный итог деятельности общества в 1860-е годы — допуск всех сословий Омска к участию в городском самоуправлении.
Итак, общество дворян-домовладельцев Омска отличалось от дворянских обществ Европейской России тем, что здесь могли принимать участие представители других социальных и профессиональных групп, общество не имело чёткой организационной структуры. Но они имели одну общую черту, суть которой в том, что они были выразителями общественного мнения и могли влиять на политику государственной власти.
Библиографический список
1. Корелин, А. П. Дворянство в пореформенной России. 1861 — 1904 гг. / А. П. Корелин. — М.: Наука, 1979. — 304 с.
2. Миронов, Б. Н. Социальная история России периода империи (ХУШ — начало ХХ века) В 2 т. Т. 1 / Б. Н. Миронов. — СПб.: Дмитрий Буланин, 2003. — 548 с.
3. Городское самоуправление в Западной Сибири в дореволюционный период: становление и развитие / А. П. Толочко [и др.]. — Омск: Изд-во ОмГУ, 2003. — 196 с.
4. Гончаров, Ю. М. Очерки истории городского быта дореволюционной Сибири (середина Х1Х — начало ХХ века) / Ю. М. Гончаров. — Новосибирск: Сова, 2004. — 357 с.
5. Толочко, А. П. Городское самоуправление в Омске в дореволюционный период / А. П. Толочко, И. А. Коновалов. — Омск: Изд-во ОмГУ, 1997. — 82 с.
6. Ручная книга для справок о порядке дворянских собраний, выборов и службы по оным. — СПб: Тип. В. В. Комарова, 1890. — 70 с.
7. Нардова, В. А. Городское самоуправление в России в60-х — начале 90-х годов XIX века / В. А. Нардова. — Л.: Наука, 1984. — 260 с.
8. Куприянов, А. И. Между «олигархией» и «демократией»: городское самоуправление в конце XVIII — первой половине XIX века / А. И. Куприянов // Труды института российской истории. — М.: Наука, 2008. — Вып. 7. — С. 29 — 58.
9. Государственное учреждение Исторический архив Омской области (ГУ ИсА) Ф. 3. Оп .4. Д. 7475.
10. ГУ ИсА Ф. 3. Оп .4. Д. 6227.
11. ГУ ИсА Ф. 3. Оп. 4. Д. 6605.
12. ГУ ИсА Ф. 188. Оп. 1. Д. 42.
13. ГУ ИсА Ф. 188. Оп. 1. Д. 11.
АНДРЕЕВ Лев Александрович, аспирант кафедры отечественной истории.
Адрес для переписки: e-mail: andreev1616@yandex. ru
Статья поступила в редакцию 16. 06. 2011 г.
© Л. А. Андреев
ОМСКИЙ НАУЧНЫЙ ВЕСТНИК № 4 (111) 2012 ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой