Деятельность организации «Трест» в истории евразийства

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ОРГАНИЗАЦИИ «ТРЕСТ» В ИСТОРИИ ЕВРАЗИЙСТВА
Елена Викторовна Никитенко
Новосибирский государственный технический университет, 630 073, Россия, г. Новосибирск, пр. Маркса, 20, кандидат исторических наук, доцент кафедры международных отношений и регионоведения, тел: 3 460 564, nikena@list. ru
Статья посвящена деятельности чекистской организации «Трест» и ее роли в истории евразийства. Установлено, что «Трест» способствовал продвижению евразийской литературы на территорию России. Посредством «Треста» чекистам удалось осуществлять контроль над деятельностью евразийской организации и представителями русской эмиграции в Европе.
Ключевые слова: евразийство, Кламарский раскол, организация «Трест».
THE ACTIVITY OF THE ORGANIZATION «TREST»
IN THE HISTORY OF EURASIONIZM
Elena V. Nikitenko
Ph.D., Assoc. Prof., Department of international Relations and Region Study, Novosibirsk State Technical University, 630 073, Russia, Novosibirsk, 20 Marx St., phone: 3 460 564,
e-mail: nikena@list. ru
Article is devoted to activity of the organization «Trest» and its role in the history of the eurasonizm. It is established that «Trust» promoted advance of the Euroasian literature on the territory of Russia. By means of «Trust» security officers managed to exercise control over activity of the Euroasian organization and representatives of the Russian emigration in Europe.
Key words: eurasionizm, Klamar’s split, organization of «Trest».
Евразийство — идеологическое движение, возникшее в 1921 году в среде русской эмиграции. В становлении и развитии евразийского движения следует выделить несколько этапов. И именно период конца 1920-х гг. стал переломным в истории евразийства. События конца 1928-начала 1929 гг. привели к расколу в движении, дискредитации в среде русской эмиграции и вошли в историю евразийства как «кламарский раскол».
События «кламарского раскола» связаны с работой над выходом официального печатного органа газеты «Евразия». Противоречия, сложившиеся между пражским и парижским центрами, касались содержания газеты [3,5,8]. В ней проводились прокоммунистические идеи в разрез с идеями ортодоксального евразийства, которые отстаивало пражское отделение во главе с П. Н. Савицким.
К возможным факторам, спровоцировавшим в дальнейшем левоуклонистские тенденции в евразийстве, относится сотрудничество с организацией «Трест». Поездки в Россию лидеров движения и других евразийцев в период середины 1920-х гг. организовывались не без участия, а иногда и посредством финансирования этой организации.
Работа по проникновению в евразийскую среду органов ГПУ велась посредством Монархической организации Центральной России (МОЦР), где ей
было дано кодовое название «Трест». Причем, как отмечает С. Л. Войцеховский, МОЦР как тайное объединение, организованное в Москве, в период налаживания контактов с эмиграцией, возглавлялось советскими агентами. Агентами являлись: бывший генерал-лейтенант А. М. Зайончковский, генерал-майор Н. М. Потапов, статский советник А. А. Якушев [3, а 7]. Этих же людей называет и Б. Пряшников, занимавших руководящие посты в «Тресте». [10, с. 68−70].
Нельзя однозначно утверждать было ли это Объединение сразу создано как легенда, или состояло из действительных монархистов и стала ею после проникновения А. А. Якушева и Н. М. Потапова. Тем не менее, уже с ноября 1921 года связь с эмигрантами была налажена. Контакты с евразийцами были установлены через евразийца Ю. А. Артамонова, который встречался с А. А. Якушевым в Ревеле [10]. Отметим, что в первую очередь, А. А. Якушев обратил внимание как раз на евразийцев Ю. А. Артамонова и П. С. Арапова. Далее началось внедрение в евразийскую среду через А. А. Лангового, человека сведущего в философских течениях, истинного интеллигента. А. А. Якушевым в свою очередь инициировались поездки в Москву, куда он ездил вместе с П. С. Араповым, сведя его с А. А. Ланговым, лидером евразийской фракции «Треста» [7, с. 117]. Кроме того, воспоминания С. Л. Войцеховского указывают на тот факт, что и поездки одного из лидеров движения П. Н. Савицкого в Москву также осуществлялись при содействии МОЦР. [3, а 29].
Как отмечает Б. Пряшников в книге «Незримая паутина», сотрудниками ОГПУ организовывались совещания евразийской фракции, распределялись роли, заучивались тексты для убедительности и правдоподобности. Высказывались совершенно разные мнения о судьбе России, но при этом акцент делался на необходимости сближения евразийцев с руководством «Треста» [10, а 69].
Именно по протекции П. С. Арапова, А. А. Ланговой, по приезду в Берлин, принимал участие в первом евразийском съезде в январе 1925 г. На съезде присутствовали виднейшие евразийцы П. Н. Савицкий, Н. С. Трубецкой, Д.П. Свя-тополк-Мирский, П. П. Сувчинский и другие. При этом А. А. Ланговой выступал с докладом в тон идеям и настроениям евразийцев и постановлением съезда был введен в состав совета евразийцев. 10, с. 70].
МОЦР содействовала конспиративным поездкам евразийцев в Москву. Об этом упоминает С. Л. Войцеховский, о поездках П. Н. Савицкого, П. С. Арапова [3, а 29]. Б. Пряшников не раз упоминает о том, что организацию поездок евразийцев в Россию брал на себя «Трест» [10]. Понятно, что это осуществлялось в интересах самих же чекистов. Но тем самым для евразийцев выстраивались возможные пути сотрудничества с соотечественниками. Помощник начальника КРО ОГПУ В. А. Стырне утверждал, что влияние Треста на евразийство определенно и провести через евразийство возможно любой вопрос [6, с. 251].
Отношения евразийцев с «Трестом» поддерживались на протяжении периода с 1924—1927 гг., до самого разоблачения организации. В целом, основными действующими лицами в отношениях с МОЦР были евразийцы Ю. А. Артамонов и П. С. Арапов. О каких-либо постоянных контактах и переписки лидеров евразийства П. Н. Савицкого, Н. Трубецкого, П. П. Сувчинского, С.Л. Войцехов-
ский практически не упоминает. Но участие чекистов, выдававших себя за сторонников евразийцев, в проводившихся съездах не вызывает сомнения. 3, 4, 10].
Распорядительный центр в Москве, на который возлагали надежды евразийцы, несомненно, интересовался литературной и организационной работой, которую вели евразийцы среди эмигрантов. Постановления эмигрантских евразийцев для Распорядительного центра в Москве были не обязательны. 1, с. 120]. Кроме того, в статье неизвестного автора (А.Б.) «Евразийцы и Трест», написанной в 1928 году, а напечатанной в журнале «Возрождение» в 1953 году, подчеркивается обязательный характер для исполнения евразийцами директив, которые давал Распорядительный Центр в Москве [1, а 120]. Интересен характер этих распоряжений. Как свидетельствует пересказ автором слов одного из евразийцев, «центр», присылая директивы, «такое пишут, что напечатать никак невозможно, … что пора забыть все и идти с коммунистами нога в ногу, и что коммунисты, и есть новая сила, тот отбор, о котором говорят евразийцы» [1, а 124]. О выполнении директив из Москвы, а также о всяческом содействии деятельности Треста, свидетельствует и отчет помощника начальника КРО ОГПУ В. А. Стырне, составленного в 1925 году. [6, с. 251].
По мнению современников, евразийцам намекалось на сомнительность отношений с «Трестом», о том, что это не действительная Монархическая организация в России, а чекистская организация. Но как утверждали сами евразийцы, в июле 1926 г в Москве от «Треста» отпочковался некий Распорядительный центр, который как раз и избавился от провокаторов. Именно с этим «центром» евразийцы поддерживали и вели работу в соответствии с поставленными задачами. [1, а 120].
Для евразийцев «Трест» был неким окном, механизмом для прохождения границы, поездок в Россию. [2, л. 28−29].
Чекисты же посредством «Треста» кардинальным образом не воздействовали на политику евразийства. Проникновение в евразийские ряды было способом получения информации о контрреволюционной деятельности в эмиграции, необходимости полной осведомленности о пропагандисткой работе, как в Европе, так и в России для выявления и ликвидации антисоветски настроенных граждан СССР [7, с. 118−119]. Об успешности сбора информации среди эмигрантских евразийских кругов свидетельствует докладная записка помощника начальника КРО ОГПУ В. А. Стырне начальнику КРО ОГПУ А. Х. Артузову о контрразведовательной операции «Трест». Кроме того, указывает на факт принятия двух «евразийцев» (чекистов) в евразийский совет (Совет Семи). При этом «полномочным решением считается решение, принятое в присутствие 5-ти человек, из коих один должен быть евразийцем, состоящим на службе Треста» [6, а 249]. Работа, которая велась по распространению евразийства в России, по сути, работа строго конспиративная, и допущение на руководящие посты членов «Треста» говорит о высокой степени доверия и вовлеченности «Треста» в евразийские дела. Также, в отчет включена информация о резолюции «Отношение к Тресту», принятой евразийцами на совещании в январе 1925 года. Преследуя свои цели, евразийцы считают необходимым всячески поддерживать связь с Трестом и ему содействовать [6, а 250]. В отчете резю-
мируется, что «Трест сросся с евразийством и что влияние наше в евразийстве определенно и провести через него мы можем любой вопрос, а отдельные члены евразийского совета выполнят наше поручение и окажут нам всяческое содействие» [6, а 251].
В вопросе о погруженности «Треста» в евразийские дела, о степени доверия евразийцев МОЦР, интересными представляются данные вышеупомянутой статьи «Евразийцы и Трест». Автор сообщает о личной беседе с лидером движения, в которой сам П. Н. Савицкий упоминал о том, что у евразийцев существует некая внутрироссийская организация для контрреволюционной борьбы и «евразийцы переправляют через нее 75% всей, идущей из-за границы, литературы» [1, а 117].
Евразийцы доверяли «Тресту», считая организацию «организмом живым и здоровым, порожденным реальными условиями аргентинской действительно-сти1 и при этом единственной организацией, могущей произвести тот учет век-
л
селей, без которого осуществление в Аргентине каких-либо культурных начинаний, а особенно нефтяных3, невозможно» [9, л. 72−74]. Так неистово евразийцы верили в необходимость и возможность прививания членам «Треста» евразийских идеологических установок, разрабатывая даже тактику по продвижению идей среди самих работников «Треста».
В апреле 1927 г. организация «Трест» была разоблачена бежавшим из Москвы чекистом Опперпутом, называвшим себя в МОЦР Стауницем и Касаткиным. Последствием этого разоблачения стал ряд статей, обрушившиеся на евразийское движение с обвинениями сотрудничества с органами ГПУ.
Собрав все факты воедино, а именно обязательный характер исполнения директив, приходивших из Москвы с учетом местных условий, принятие работников «Треста» в евразийские ряды, их участие в евразийских совещаниях с правом голоса, а также избрание в члены руководящего органа — евразийского совета, организация поездок в Россию посредством «Треста», распространение евразийской литературы через «Трест», можно прийти к выводу о непосредственной вовлеченности, установления тесного сотрудничества чекистов не только с рядовыми евразийцами, но и с партийной верхушкой. Доступ к информации о конспиративной деятельности евразийцев обеспечил ОГПУ контроль над евразийством и над работой, которая проводилась для распространения евразийских идей. Кроме того, операция «Трест», организованная ОГПУ, нанесла определенный удар по евразийству, дав почву для еще большей критики движения, которой в среде русской эмиграции было не мало.
БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК
1. А. Б. Евразийцы и Трест// Возрождение.- Париж, 1953.- Тетрадь № 30. — С. 117−127.
2. Арапов П. С. Письмо П.Н. Савицкому // ГАРФ. Ф. 5783. Оп.1. Ед. хр. 406. Л. 28−29.
3. Войцеховский С. Л. Трест. — Канада, 1974.- 193 с.
1 Аргентинская действительность — российская действительность. Аргентина Россия.
Произвести учет векселей- способность реально работать.
3 Нефтяных — евразийских.
4. Заметки П. Н. Савицкого о «Тресте» // Политическая история русской эмиграции 1920−1940 гг. Документы и материалы/ Под. ред. проф. А. Ф. Киселева. — М., 1999. — 776 с.
5. Записка К. А. Чхеидзе о его пребывании в Кламаре // ГАРФ. Ф. 5783. Оп. 1. Ед. хр. 449. Л. 150- 156
6. Из докладной записки помощника начальника КРО ОГПУ В. А. Стырне начальнику КРО ОГПУ Ф. Х. Артузову о контрразведовательных операциях «Ярославец» и «Трест» // Политическая история русской эмиграции 1920−1940 гг. Документы и материалы.
7. Очерки истории Российской внешней разведки. — М.: Международные отношения, 2006. — Т.2. -272 с.
8. Памятная записка Н. А. Дунаева о его пребывании в Кламаре // ГАРФ. Ф. 5783. Оп.1. Ед. хр. 449. Л. 149−150
9. Постановление «Совета Пяти» об отношении с «Трестом» // ГАРФ. Ф. 5783. Оп. 1. Ед. хр. 485. Л. 72−74.
10. Пряшников Б. Незримая паутина. — Нью-Йорк, 1979. — 396 с.
© Е. В. Никитенко, 2013

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой