Деятельность органов государственной власти и военного управления по укреплению воинской дисциплины и правопорядка в Вооруженных Силах Советского государства (1918-1991): история истории изучения проблемы

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ОРГАНОВ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ И ВОЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ ПО УКРЕПЛЕНИЮ ВОИНСКОЙ ДИСЦИПЛИНЫ И ПРАВОПОРЯДКА В ВООРУЖЕННЫХ СИЛАХ СОВЕТСКОГО ГОСУДАРСТВА (1918−1991): ИСТОРИЯ ИСТОРИИ ИЗУЧЕНИЯ ПРОБЛЕМЫ
Работа историографа во многом напоминает работу землекопа. Отжитая, жизнь лежит перед историком как сложный ряд слоев, скрывающихся один за другим. Историография начинает свое изучение с верхнего и постепенно углубляется внутрь.
В.О. Ключевский
История мировых цивилизаций убедительно свидетельствует: война — сложное социально-политическое явление, представляющее собой крайнюю форму разрешения социально-политических, экономических, идеологических, а также национальных, религиозных, территориальных и других противоречий между государствами, народами, нациями, классами, между классами и социальными группами средствами военного насилия. Войны — массовый исторический феномен. За 55 веков сообщество мировых цивилизаций пережило около 15 тыс. войн. За это время люди жили в условиях мира менее 300 лет [1]. В настоящее время для нашего Отечества обеспечение военной безопасности является делом государственной важности1. Вот почему Вооруженные
1 См.: Военно-политический манифест России // Российская газета. -2000. 25 апр.
Силы Российской Федерации сегодня очень серьезно модернизируются. Одним из важнейших направлений подобной модернизации является всемерное укрепление воинской дисциплины правопорядка в армии и на флоте.
В подобной ситуации становится ясно, почему современная историческая наука проявляет повышенный интерес к различным аспектам исторического опыта укрепления воинской дисциплины и правопорядка в отечественных Вооруженных Силах в разные периоды многовековой истории нашей державы. В этом находит выражение практическая реализация одной из важнейших функций исторической науки — инструменталистская.
Неслучайно и обращение к истории изучения проблемы деятельности органов государственной власти и военного управления по укреплению воинской дисциплины и правопорядка в Вооруженных Силах Советского государства в 1918—1991 годах, так как данная научная проблема является актуальной для современного этапа отечественной исторической науки.
История как наука об историографии, ее методах и задачах убедительно доказала истину, ставшую своего рода исследовательской аксиомой: только ясный исторический анализ проблемы дает возможность проследить развитие логики и уровень ее разработки в исторической науке. Кроме того, исторический анализ позволяет выявить важнейшие аспекты, характерные тенденции, достижения, недостатки и определить основные направления дальнейшего исследования проблемы деятельности органов государственной власти и военного управления по укреплению воинской дисциплины и правопорядка в Вооруженных Силах Советского государства в 1918—1991 годах.
Однако подобное возможно тогда, когда будет установлена степень научной разработанности рассматриваемой проблемы. Сегодня в условиях методологического плюрализма особенно стало ясно: бережное и корректное отношение к наработкам предшественников — одно из необходимых условий качественного проведения как исторических, так и историографических исследований. Поэтому автор предпринял попытку краткого освещения некоторых аспектов собственно исторического осмысления проблемы деятельности органов государственной власти и военного управления по укреплению воинской дисциплины и правопорядка в Вооруженных Силах Советского государства в 1918—1991 годах. Статья написана с позиций проблемно-хронологи-
ческого подхода, который способствует делению исследуемой темы на ряд более узких проблем, разработка каждой из которых рассматривается в хронологической последовательности.
Необходимо подчеркнуть то, что проблема деятельности органов государственной власти и военного управления по укреплению воинской дисциплины и правопорядка в Вооруженных Силах Советского государства (1918−1991) имеет богатую историографию. В истории ее изучения, по мнению автора настоящей статьи, можно выделить два крупных условных историографических периода: советский (1918−1991) и постсоветский (с 1992 года и до настоящего времени), имея в виду, что они находятся в тесном диалектическом единстве.
Оба периода имеют уникальную черту — наличие огромного количества публикаций различного рода, посвященных проблеме укрепления воинской дисциплины и правопорядка. По нашим далеко неполным подсчетам, проведенным по общему каталогу РГБ, их имеется более 7000. Видовая характеристика: фундаментальные обобщающие научные издания, специальные монографии, книги, брошюры, статьи, учебники, учебные пособия, опубликованные материалы различных научных форумов. Рассматриваемая тема нашла научную разработку во множестве кандидатских и докторских диссертаций. Она также имеет солидную документальную разработку — более 80 сборников документов и материалов- множество документов, опубликованных в периодике (и не только научной). Размещены они и в глобальной сети Интернета.
Советский условный историографический период (1918−1991)
охватывает две группы работ:
1. Общие труды.
2. Специальные исследования.
1. Общие труды. Внутри них можно выделить две группы.
1.1. Работы, посвященные истории советской исторической науки в целом. Они дают возможность составить представления об общих тенденциях ее развития, проявившиеся в изучении вопросов деятельности органов государственной власти и военного управления по укреплению воинской дисциплины и правопорядка в Вооруженных Силах Советского государства (1918−1991). Содержащиеся в них положения характеризуют влияние социально-политической атмосферы на творчество исследователей рассматриваемой проблемы.
1.2. Данная группа работ намного больше (в количественном отношении), чем первая. Внутри ее можно выделить три подгруппы.
1.2.1. Публикации, характеризующие историографию Гражданской войны и Великой Отечественной войны. В них обобщался опыт истории изучения истории Гражданской и Великой Отечественной войн на отдельных этапах развития науки, определялись задачи и перспективы дальнейшего исследования предмета, упомянутого выше [2- 3- 4]. Однако все работы отличались глубокой степенью идеологизации и политизации (особенно, когда речь шла о Гражданской войне). Подобное обстоятельство нашло адекватное отражение и в определении главных направлений исследований, и в оценке общих достижений историографии.
1.2.2. Произведения, в которых освещены отдельные проблемы истории изучения истории Гражданской войны и Великой Отечественной войны на материалах всей страны. Они выполнены в основном в историко-партийном формате. Деятельность правившей в Советском государстве компартии являлась приоритетной, официально признанной наиболее актуальной [5- 6].
1.2.3. Работы, в которых затрагиваются проблемы изучения преимущественно военных аспектов советской историографии, имеющих отношение к мирному периоду развития Советского государства. Из них можно почерпнуть некоторые сведения о степени научной разработанности исследуемой проблемы [7- 8- 9].
2. Специальные исследования. Имеются в виду в первую очередь работы по изучению истории проблемы партийно-политической работы в Вооруженных Силах Советского государства, в содержании которых затрагиваются и аспекты анализируемой темы. Данная группа работ многочисленна, так как затрагивает такой многоаспектный феномен советской истории, как партийно-политическая работа в ВС СССР, представлявшей собой идеологическую и организаторскую деятельность военных советов, командиров, политорганов, партийных организаций СА и ВМФ, являвшуюся составной частью руководства Коммунистической партии Советского Союза Вооруженными Силами. Партийно-политическая работа рассматривалась в качестве «теории и практики воспитания военнослужащих, организовывалась и проводилась как система мероприятий по реализации политики КПСС в СА и ВМФ» [10].
Следует подчеркнуть то, что с 20-х годов до первой половины 50-х годов XX века история истории изучения партийно-политической работы проходила не очень активно. Она отражалась, главным образом, в небольших рецензиях или статьях в научной периодике. Они носили в основном обзорный, описательный характер1.
Между тем, с конца 50-х годов XX века до первой половины 60-х годов XX века история изучения проблемы партийно-политической работы в Вооруженных Силах Советского государства вышла на качественно новый уровень, так как стала пополняться историографическими исследованиями. К тому времени накопился фактографический, фактологический материал, расширился круг источников. Повысился и научный потенциал исследователей. В их рядах появились специалисты, способные перейти от исторических исследований к историографическим изысканиям.
В тот период остро стоял вопрос о тщательном анализе опубликованной литературы и защищенных диссертаций, об их достоинствах и недостатках, о степени вовлечения в научный оборот и изученности источников, об определении путей научной разработанности, в том числе и исследуемой темы. Появились исследования, рассматривающие (в комплексе с другими проблемами) и вопросы историографии партийно-политической работы, в том числе и в области деятельности органов государственной власти и военного управления по укреплению воинской дисциплины и правопорядка в Вооруженных Силах Советского государства (1918−1991). Правда, основой жанр публикаций — статьи в научной периодике2.
Знаковое явление — появление во второй половине 60-х годов XX века историографических сборников и монографий, в которых определенное место было отведено истории партийно-политической работе и по исследуемой нами проблеме. В то же время продолжали публиковаться в научной периодике и статьи. (Воен. ист. журнал. — 1968. — № 1−3.)
Второе знаковое явление — защита ряда диссертаций, в которых имелись фрагменты и сюжеты, имеющие отношение (как непосредственное, так и опосредованное) к истории изучения и нашей проблемы. Между тем такие фрагменты и сюжеты входили составной частью в аспекты историографического анализа темы морального духа армии, политического, воинского, патриотического и интернационального
1 См. [2- 11- 12].
2 См., например [13- 14- 15].
воспитания военнослужащих в разные периоды советской истории на различных этапах истории Отечества после 1918 года.
В связи с этим особенно необходимо подчеркнуть, что были защищены историографические диссертации. В них освещались и некоторые аспекты деятельности органов государственной власти и военного управления по укреплению воинской дисциплины и правопорядка в Вооруженных Силах Советского государства (1918−1991). В докторских же диссертациях по многим аспектам истории КПСС и партийнополитической работы в ВС СССР имелись специальные главы (разделы), а в кандидатских — фрагменты историографического характера1.
Представляется принципиальной такая констатация: отличительная черта специальных работ (точно так же, как и общих) — чрезмерный уровень идеологизации и политизации. Это вполне объяснимо, так как диссертации (как и печатные работы) выполнялись на единой методологической основе — марксизм-ленинизм, приспособленной к потребностям правившей в стране коммунистической партии.
Постсоветский условный историографический период (с 1992 года и до настоящего времени). Он, подобно советскому периоду, характеризуется и общими, и специальными исследованиями, выполненными в новой системе методологических координат, которая оформилась в девяностые годы минувшего столетия.
1. Общие исследования. Это работы, в которых исследуются аспекты истории и советской, и постсоветской исторической науки в целом. В них, как и в советской историографии, содержатся положения, которые характеризуют влияние социально-политической атмосферы на творчество исследователей рассматриваемой проблемы. Но работы увидели свет только тогда, когда были сняты цензурные барьеры, имевшие в советский период жесткий характер. Разумеется, подобное условие следует отнести в положительный потенциал, когда речь идет о качестве исследований, упомянутых выше. Однако было бы методологической ошибкой, если априори руководствоваться тем, что на упомянутые выше работы абсолютно не влияла политическая конъюнктура. Влияние имелось, пусть и не такое сильное, как в советское время, но имелось [16].
1 См., например, докт. диссертации В. П. Наумова, В. В. Рыбникова,
В. И. Конюковского, Г. И. Костакова, В. Я. Ефремова и др.
Небезынтересно и то, что в группе общих исследований так же, как и в советской историографии, имеется группа работ, в которой рассматривается историография Гражданской и Великой Отечественной войн в целом и разработка отдельных вопросов их истории на материалах всей страны [17−22].
2. Специальные исследования. В их числе следует отметить в первую очередь коллективную монографию, посвященную проблемам правового воспитания личного состава силовых структур РСФСР, СССР и Российской Федерации в 1918—2000 годах, где дан обзор истории изучения предмета исследования, и в данном контексте рассмотрены некоторые аспекты деятельности государственных органов по укреплению воинской дисциплины правопорядка в Вооруженных Силах Советского государства на различных этапах его развития. Однако тема, которой посвящена настоящая статья, комплексного освещения там не нашла (А. Горожанин, В. Рыбников и др.).
Отдельного анализа заслуживают монографии, статьи и докторская диссертация В. Я. Ефремова. Они в комплексе составили фундаментальное научное историографическое исследование проблемы морального духа РККА, ВС СССР и деятельности властных структур Советской России, СССР по его укреплению. Автор, исследуя проблему морального духа армии, исходит из методологической установки о том, что она органически связана с темой воинской дисциплины и правопорядка. Но, исходя из объекта и предмета своего историографического исследования, В. Я. Ефремов не делает основных акцентов именно на проблеме историографического осмысления аспектов воинской дисциплины и правопорядка. Видимо, тема, являющаяся предметом исследования нашей статьи, у В. Я. Ефремова несколько затеняется тем, что он много внимания уделяет анализу неисторической литературы по теоретическим проблемам феномена морального духа. Нельзя согласиться с ученым, когда он в отдельных сюжетах пытается разделить понятия «воинская дисциплина» и «правопорядок», но в конечном итоге рассматривает их всё же в диалектическом единстве.
Сказанное, однако, никоим образом не принижает высоких научных результатов, полученных в его историографических изысканиях. Не случайно работы В. Я. Ефремова получили положительную оценку в кругах научной общественности.
Анализ показывает, что в некоторых работах наша проблема нашла некоторое освещение в комплексе с основным предметом исследования, причем, здесь имеются и защищенные диссертации. Но именно исто-
рия истории изучения проблемы деятельности органов государственной власти и военного управления по укреплению воинской дисциплины и правопорядка в Вооруженных Силах Советского государства (1918−1991) не является в них основной.
Все рассмотренные автором работы в контексте выявления степени научной разработанности рассматриваемой проблемы наряду с достоинствами имеют недостатки. В некоторых из них содержится немало противоречащих друг другу характеристик и оценок одних и тех же событий и фактов, а некоторые рекомендации иногда логически «разорваны» с основным текстом работ. И самое главное: тема деятельности органов государственной власти и военного управления по укреплению воинской дисциплины и правопорядка в Вооруженных Силах Советского государства (1918−1991) на различных этапах истории не рассматривалась как самостоятельная и крупная проблема. Многие историографические работы, как правило, не выходят за пределы выяснения какого-либо одного вопроса. В обобщающих трудах по проблемам партийно-политической работы в Советских Вооруженных Силах историография анализируемой темы представлена в постановочном, общем плане. Следовательно, многие аспекты рассматриваемой проблемы выпали из поля зрения историографов.
Отсюда логически вытекает, что тема деятельности органов государственной власти и военного управления по укреплению воинской дисциплины и правопорядка в Вооруженных Силах Советского государства (1918−1991) — большая самостоятельная проблема именно для историографической ее разработки. Причем необходимо устранить некоторые искажения советской историографии, ставшие следствием чрезмерной идеологизации и политизации советской исторической науки. Учитывая монополию марксизма-ленинизма в качестве «единственной и непогрешимой» методологии советской исторической науки, можно утверждать: именно в методологическом отношении советские историографические труды, проанализированные автором, так же уязвимы для критики, как и исторические. Но и работы, увидевшие свет в первой половине 90-х годов XX века, также не отличаются методологической стройностью. Встречается подобное и начиная со второй половины 90-х годов прошлого века. Правда, значительно меньше.
Аналогичную позицию автора данной статьи нельзя, однако, смешивать с позицией огульного нигилизма. Работы, указанные автором, ни в коем случае нельзя недооценивать по той простой причине, что
современный анализ историографических фактов и источников по рассматриваемой теме стал бы невозможным без учета историографических наработок предшественников. Они содержат ценный материал, свидетельствующий о научной добросовестности авторов, даже при том, что в них имеется множество штампов, заранее заданных оценок и суждений, тенденциозных обобщений. Такие труды нуждаются в переосмыслении в условиях методологического плюрализма -уникальной черты современной российской исторической науки.
Таким образом, анализ степени научной разработанности историографического исследования проблемы деятельности органов государственной власти и Военного Управления по укреплению воинской дисциплины и правопорядка в Вооруженных Силах Советского государства (1918−1991) дает основания для следующего заключения: комплексный, обобщающий научный труд пока не появился. Отдельные историографические аспекты рассматриваемой проблемы освещались в немногих монографиях, книгах, диссертациях, статьях. Поэтому работа, в которой было бы дано цельное и объективное представление об историографии данного вопроса, будет ничем иным, как решением крупной научной проблемы, имеющей важное значение для современного этапа развития отечественной исторической науки.
ССЫЛКИ НА ЛИТЕРАТУРУ
1. Яценко Н. Е. Толковый словарь обществоведческих терминов. — СПб. ,
1999. — 521 с.
2. Фурманов Дм. Краткий обзор литературы (непериодической) о гражданской войне // Пролетарская революция. — 1923. — № 5(17). — С. 321−341.
3. Краткая историография Великой Отечественной и Второй мировой войн // История Великой Отечественной войны Сов. Союза. 1941−1945. — Т. 6. -М., 1965. — C. 403−450.
4. Карасев А. В. Разработка истории Великой Отечественной войны // Сов. ист. наука от XX к XX съезду КПСС. История СССР: Сб. ст. — М., 1962. -
С. 511−525.
5. Куманев Г. А. Литература о деятельности КПСС в годы Великой Отечественной войны // Вопр. истории КПСС. — 1961. — № 5. — С. 158−175.
6. Очерки по историографии советского общества. — М., 1965. — С. 403−421.
7. Волков И. О некоторых вопросах истории начального периода строительства Вооруженных Сил // Воен. ист. журн. — 1959. — № 10. — С. 79−84.
8. Ростунов И. Н. Советская историография в межвоенный период // Воен. ист. журн. — 1967. — № 11. — С. 86−93.
9. Ростунов И. Н. У истоков советской военной историографии // Воен. ист. журн. — 1967. — № 8. — С. 67−72.
10. Сахаров Е. За дальнейшее развитие советской военно-исторической науки // Воен. ист. журн. — 1967. — № 11. — С. 3−8.
11. Хвесин Т. О первом томе книги А. Свечина «Эволюция военного искусства» // Воен. вестн. — 1928. — № 1. — С. 57−63.
12. Рабинович Е. С. За изучение истории политработы (вместо рецензии на книги тт. Петухова и Савко) // Война и революция. — Кн. 1. — 1929. -
С. 124−136.
13. Греков Б. Д. Итоги изучения истории СССР за двадцать лет // Изв. АН СССР. Отделение общ. наук. — М., 1937. — № 5. — С. 3−21.
14. Евстигнеев В. Глубже изучать историю Великой Отечественной войны // Коммунист. — 1956. — № 10. — С. 3−11.
15. Гречко А. Военная история и современность // Воен. ист. журн. — 1961. -№ 2. — С. 3−12.
16. Сахаров А. Н. О новых подходах к истории России // Вопросы истории. -2002. — № 8. — С. 3−20.
17. Золотарев В. А. Проблемы изучения истории Великой Отечественной войны // Новая и новейшая история. — 2000. — № 2. — С. 3−28.
18. Поляков Ю. Великая война: дискуссии продолжаются // Свободная мысль. -
2000. — № 5. — С. 7−24.
19. Полторак С. Н. О некоторых тенденциях изучения гражданской войны в России и деятельности РККА в так называемый «межвоенный период» // Клио: журн. для учен. — 1999. — № 2. — С. 335−339.
20. Полторак С. Н. Великая Отечественная война: историогр. тенденции в постсов. России // Воен. судьба России: тр. Всерос. науч. -теор. конф., 26−29 апр. 2005 г. — СПб., 2005. — С. 38−46.
21. Полторак С. Н. Основные тенденции изучения истории Гражданской войны в России // Гражданские войны. Политические кризисы. Внутренние конфликты. История и современность: материалы Всерос. науч. -метод. конф., 17−18 дек. 1998 г. — Омск, 1998. — С. 20−24.
22. Ипполитов Г. М. Некоторые актуальные проблемы изучения военной истории в постсоветский период // Телескоп: науч. альм. Спец. вып.: Проблемы изучения воен. истории: Материалы Всерос. конф. посвящ. 60-летию Победы в Великой Отечественной войне (1941−1945). — Самара, 2005. — С. 3−20.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой