Празднование 100-летнего юбилея Отечественной войны 1812 года как пример реализации коммеморативных практик

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 94(470) «1812» ББК Т3 (2) 521. 1−686м. 8
О.О. ДМИТРИЕВА, Т.Н. ИВАНОВА
ПРАЗДНОВАНИЕ 100-ЛЕТНЕГО ЮБИЛЕЯ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ 1812 ГОДА КАК ПРИМЕР РЕАЛИЗАЦИИ КОММЕМОРАТИВНЫХ ПРАКТИК
Ключевые слова: историческая память, коммеморативные практики, 100-летний юбилей Отечественной войны 1812 года.
Рассмотрено освещение проблем исторической памяти в трудах зарубежных и отечественных исследователей XX — начала XXI вв. На основе архивных материалов проанализированы коммеморативные практики в период празднования столетнего юбилея Отечественной войны 1812 года в Российской империи.
O. DMITRIEVA, T. IVANOVA CELEBRATION OF THE 100th ANNIVERSARY OF THE PATRIOTIC WAR OF 1812 AS THE EXAMPLE OF THE REALIZATION OF COMMEMORATIVE PRACTICES
Key words: historical memory, commemorative practices, the 100th anniversary of the Patriotic War of 1812.
The article examines the problem of historical memory in the works of foreign and domestic researchers XX — early XXI century. On the basis of archival materials are analyzes commemorative practices during the celebration of the one hundredth anniversary of the Patriotic War of 1812 in the Russian Empire.
Историческое событие, преломляясь в памяти поколений, подвергается реинтерпретации и через призму позднейших событий и оценок уже в новом социальном окружении становится элементом исторической памяти. Взаимосвязь истории и памяти, процесс складывания коммеморативных практик являются предметом пристального изучения в современной науке.
Немецкий исследователь Я. Ассман считает, что сорок лет — это своеобразный рубеж эпох в коллективном воспоминании: «это срок, по истечении которого живое воспоминание оказывается под угрозой исчезновения и насущной проблемой становятся формы культурной памяти о прошлом» [2. С. 11].
Но насколько эта культурная память сопрягается с реальным событием? По этому поводу А. Мегилл отмечает, что когда уходит из жизни поколение, являвшееся непосредственным участником какого-либо исторического события, остается память об этом периоде истории, которая зачастую весьма разительным образом отличается от конкретных исторических реалий самого объекта воспоминания. Более того, историческая память может стать мощным орудием в деле пропаганды каких-либо идеалов, образа мышления и отношения к прошлому. То есть индивидуальное воспоминание проходит через институционализированные процессы, становясь коллективной памятью. Мегилл считает, что тогда воспоминания превращаются в самоценные объекты. «Когда возникает поклонение, память в ее основном, опытном смысле превращается в нечто иное: память становится коммеморацией», — указывает он [7. С. 110]. По его мнению, коммемора-ция — это сохранение в общественном сознании памяти о каких-либо значимых событиях прошлого, «увековечивание памяти» о прошлом. Он считает, что «коммеморация возникает в настоящем из желания сообщества, существующего в данный момент, подтверждать чувство своего единства и общности, упрочивая связи внутри сообщества через разделяемое отношение к репрезентации прошлых событий» [7. С. 34].
Исследователь П. Хаттон отмечает, что «историки, постмодернисты интересовались памятью как средством мобилизации политической власти и отвергали внутреннюю ценность традиции самой по себе», они рассматривали коммеморацию как современную форму мнемоники, «сознательно созданную лидерами государства, нации для того, чтобы пробудить желанное вос-
поминание». В центре внимания этих постмодернистских исследователей был «процесс манипуляции коммеморативными практиками с целью служения политическим целям» [9. С. 13].
Цель нашей статьи — на примере празднования столетнего юбилея Отечественной войны 1812 года проследить, как посредством коммеморативных практик актуализировались историческая память и образ этой войны в российском обществе начала XX в.
В отечественной историографии уже предпринимались попытки изучения коммеморативных практик на примере конкретных событий и явлений. Так, исследовательница Е. О. Васильева рассматривает коммеморацию как особую форму репрезентации прошлого, когда с учетом политических, социальных и культурных императивов современности традиция не только поддерживается, но и консолидирует определенные социальные группы. По ее мнению, суть процессов коммеморации состоит в ритуализации воспоминаний об ушедшей или безвозвратно потерянной эпохе, солидаризации памяти и сожалений от потерь. Она пишет: «Фундаментальное значение коммеморации состоит в том, что она, имея сложную структуру, является важным элементом организации различных социальных связей» [4. С. 40−41].
Н. А. Антипин, исследовавший проблемы коммеморативных практик в период празднования 50-летнего юбилея русско-японской войны, выделяет три уровня коммеморации: 1) индивидуальный (его осуществляют участники и современники войны — инициаторы коммеморации) — 2) государственный (исходит от высших органов власти, поддержавших инициативу) — 3) региональный (определяет местные условия обращения с памятью и содержание коммеморации) [1].
В качестве коммеморативных практик Н. А. Антипин исследует следующие формы: чествование и награждение участников войны- торжественные собрания, в том числе с участием ветеранов- медиализацию войны в центральной и региональной периодической печати- инициирование создания популярных изданий, посвященных истории войны- актуализацию героических образов войны посредством проведения демонстраций- издание воспоминаний ветеранов войны- научную репрезентацию: издание монографий, научных статей и пр.- переиздание художественных произведений о войне- создание новых и актуализацию существующих мест памяти [1].
Перечисленные Н. А. Антипиным коммеморативные практики прослеживаются и в праздновании 100-летнего юбилея Отечественной войны 1812 года. При этом коммеморация инициировалась на государственном уровне.
Необходимость «оживления» народной памяти об Отечественной войне 1812 года осознавалась властями. В статье, опубликованной 29 апреля (12 мая) 1912 г. в еженедельной монархической газете «Патриот», указывалось: «Вообще у нас все национальные праздники, исторические дни, годовщины великих событий выделяются из будней только для небольшой сравнительно части населения. Между тем народ настоятельно нуждается в оживлении интереса к своему прошлому, и юбилейный год дает прекрасную возможность для того, чтобы хоть на одно мгновение воскресить в памяти серых миллионов героический, национальный подвиг, объединивший Русскую землю от дворца до бедной избы» [3. С. 7].
Применяя выделенную выше Н. А. Антипиным структуру коммеморации, можно проанализировать ее уровни и формы на примере празднования столетнего юбилея Отечественной войны.
После поражения в русско-японской войне, революционных событий 1905−1907 гг. для власти было необходимо сплотить народ, несмотря на социальные, национальные, конфессионные различия. Необходимо было создать образ великого прошлого Российской империи. Победа в Отечественной
войне 1812 года представляла собой блестящую возможность для воплощения этой идеи. Образ этой победы должен был стать «путеводной звездой», основой веры в незыблемость существования самодержавной России.
Государственный уровень коммеморации сыграл решающую роль в деле празднования юбилея. С самого начала данный юбилей планировался как общенародное торжество, об этом свидетельствуют документы, в которых отражена вся детализация празднования. Так, в циркуляре Министерства народного просвещения попечителю Казанского учебного округа Н. Кульчицкому о праздновании юбилея Отечественной войны 1812 года отмечается, что «В предстоящем 1912 году истекает столетие Отечественной войны. Ввиду исключительного значения этого знаменательного события для всей жизни нашего государства, предстоящему юбилею Высочайше повелено придать характер общенародного торжества. В соответствии с сим, к участию в предстоящих торжествах должны быть привлечены не только военное ведомство, но и возможно обширные слои общества и населения государства» [5. Л. 4].
Для подготовки празднования в различных частях страны были созданы специальные комиссии из представителей административных, земских и городских учреждений, церкви и благотворительных организаций. Подготовка к торжествам в честь победы в Отечественной войне 1812 года потребовала напряженной работы практически всех высших органов государственной власти и управления Российской империи, таких как Министерство императорского двора и уделов, Министерство внутренних дел, Министерство иностранных дел, Военное министерство, Главное управление Генерального штаба, Совет Министров, Святейший Синод [3. С. 6]. В циркуляре Министерства народного просвещения подчеркивается, что «Празднование юбилея имеет быть организовано повсеместно как в Петербурге, так и в других более или менее крупных центрах России в виде торжественных богослужений и церковных парадов при широком ознакомлении подрастающего поколения и народа со значением празднуемого события для России, — путем бесед и поучительных чтений» [5. Л. 4].
Большое внимание уделялось так называемым «местам памяти». Это в первую очередь Бородинское поле и другие места сражений времен Отечественной войны 1812 года. Столетний юбилей стал наиболее активным временем формирования исторической памяти, установки памятников и создания музеев о славном событии. Исследователь П. Нора, отмечал, что «интерес к местам памяти, где память кристаллизуется и находит свое убежище, связан» с какими-либо поворотными моментами истории. «Это поворотный пункт, когда осознание разрыва с прошлым сливается с ощущением разорванной памяти и приводит к тому, что чувство непрерывности находит свое убежище в местах памяти» [8. С. 17].
Особое значение места памяти имели во время празднования 100-летнего юбилея Отечественной войны. Ведь к этому времени ушло из жизни поколение эпохи военных событий. В данном контексте Бородинское поле стало уникальнейшим местом памяти.
Накануне юбилея научные сообщества активизировали работу по поиску исторических источников и материалов, посвященных войне с Наполеоном, готовили и публиковали книги, статьи и брошюры, проводили чтения и собрания [10].
Сохранившиеся в Государственном историческом архиве Чувашской Республики документы позволяют проследить коммеморативные практики на региональном уровне на территории Чувашского края и почувствовать дух того времени. Празднования проходили в Чебоксарах, Цивильске, Алатыре, Ядрине.
На региональном уровне в подготовке празднования при непосредственном руководстве попечителя Казанского учебного округа принимали участие руководители высших и средних мужских и женских учебных заведений, директора народных училищ Казанского учебного округа.
В апреле 1911 г. в Казани прошло совещание представителей учебно-окружного управления, администрации, военного округа, различных учреждений и обществ, а также начальников средних мужских и женских учебных заведений, где председатель царско-народного общества В. Ф. Залесский отметил, что «…следует придать торжеству характер народного праздника, приурочить к дню Бородинской битвы. в эти дни всеобщего подъема патриотических чувств необходимо слить учебные заведения с войсками и дать слиться с ними и народу» [5. Л. 6]. Следует отметить, что о войсках идет речь ввиду того, что победа в Отечественной войне стала яркой страницей в военной истории России. Поэтому в праздничные мероприятия были привлечены и военные ведомства.
В преддверии юбилея усилилась воспитательная и патриотическая работа среди населения. Несмотря на то, что воспитательное значение празднования юбилея было ориентировано, прежде всего, на подрастающее поколение, правительство видело одной из задач пропаганду патриотических настроений во всех слоях и возрастных группах населения. Эта задача зафиксирована в переписке попечителя Казанского учебного округа: «Празднование юбилея имеет быть организовано повсеместно. при широком ознакомлении подрастающего поколения и народа со значением празднуемого события для России, — путем бесед и поучительных чтений». В документе также отмечено, что «в дни празднования юбилея Отечественной войны во всех частях войск, в морских командах и на судах нижние чины армии и флота должны быть ознакомлены с историческим значением знаменательного события. Подобные же сообщения подлежит организовать и в учебных заведениях всех министерств и ведомств» [5. Л. 4].
В письме попечителя Казанского учебного округа Н. Кульчицкого начальникам средних мужских и женских учебных заведений и директорам народных училищ была рекомендована брошюра «Отечественная война 1812 года» для раздачи детям младшего возраста в день празднования юбилея [6. Л. 98]. Сохранилась информация о том, что директор Алатырского реального училища Д. Чири-хин заказал в канцелярии попечителя Казанского учебного округа пятьдесят экземпляров брошюры «Отечественная война 1812 года» [6. Л. 99] для распространения среди учащихся.
Можно отметить еще одну интересную практику — увековечивание памяти путем изготовления памятных медалей, зафиксированную в циркуляре Министерства народного просвещения: «…ко дню торжественного празднования юбилея имеют быть, по Высочайшем одобрении рисунков изготовлены на монетном дворе памятные медали:
а) большие золотые для вложения на гробницы императора Александра I, героев — полководцев — князя Кутузова-Смоленского, князя Багратиона и графа Барклая-де-Толли-
б) золотые же медали для представления Его императорскому величеству государю императору, государыням императрицам и наследнику цесаревичу. И кроме сего, большая светло-бронзовая медаль для представления членам императорской фамилии, а также некоторым почетным учреждениям и лицам-
в) наградная светло-бронзовая медаль. На лицевой стороне таковой наградной медали будет помещено изображение императора Александра Благословенного, на оборотной же стороне медали — слова из Манифеста 26 декабря 1812 года: & quot-Славный год сей минул, но не пройдут содеянные в нем подвиги& quot-.
Означенная медаль имеет быть пожалована всем чинам тех частей войск, кои участвовали в войне 1812 года, а равно лицам, имеющим быть привлеченными к участию на торжествах на Бородинском поле, также принимавшим участие в разрешении вопросов, связанных с юбилеем 1812 года» [5. Л. 4].
В фонде Симбирской чувашской учительской школы хранится Свидетельство о награждении такой медалью инспектора Симбирской чувашской учительской школы Ивана Яковлевича Яковлева.
Таким образом, в исторической памяти посредством ряда коммемора-тивных практик на государственном и региональном уровне закреплялся образ великой победы России. Активно пропагандировались идеи патриотизма и народного духа в период военных действий, но при этом замалчивались нелицеприятные факты, противоречившие официальной идеологии. Так формировалась историческая память, соответствующая имперской идеологии. Она была инкорпорирована в учебники, брошюры об Отечественной войне, в памятные медали, в научно-популярные издания и с помощью юбилейных торжеств внедрялась в общественное сознание. Эти коммеморативные практики не только служили государственной идеологии, но и способствовали складыванию национальной идентичности.
Литература
1. Антипин Н. А. 50-летний юбилей русско-японской войны в СССР: коммеморативные практики, 1954−55 гг. // Материалы Международного молодежного научного форума «ЛОМОНО-СОВ-2012» [Электронный ресурс]. URL: http: //lomonosov-msu. ru/archive/Lomonosov_2012/1786/ 14 081_6c74. pdf (дата обращения 18. 04. 2014).
2. Ассман Я. Культурная память: письмо, память о прошлом и политическая идентичность в высоких культурах древности. М.: Языки славянской культуры, 2004. 368 с.
3. Бочков Е. Н. «Придать юбилею Отечественной войны значение всенародного торжества»: деятельность высших и центральных органов власти и управления российской империи по организации праздничных мероприятий, посвященных 100-летию Отечественной войны 1812 г. // Новейшая история России. 2012. № 3(5). С. 6−25.
4. Васильева Е. О. Роль практик коммеморации в процессах организации социального пространства современного искусства // Власть. 2009. № 9. С. 40−43.
5. ГИА ЧР. Ф. 207. Оп. 1. Д. 842.
6. ГИА ЧР. Ф. 208. Оп. 1. Д. 56.
7. Мегилл А. Историческая эпистемиология. М.: Канон+, 2007. 480 с.
8. Нора П. Проблематика мест памяти. Франция-память. СПб.: Изд-во С. -Петерб. ун-та, 1999. 328 с.
9. Хаттон П. История как искусство памяти. СПб.: Владимир Даль, 2004. 424 с.
10. 100-летие Отечественной войны 1812 года [Электронный ресурс] // Homo Festivus: сайт. URL: http: //homofestivus. ru/100-letie-vojny-1812-goda. html (дата обращения: 27. 09. 2013).
References
1. Antipin N.A. 50-letnii yubilei russko-yaponskoi voiny v SSSR: kommemorativnye praktiki, 195 455 gody [50-year anniversary of the russian-japanese war in the USSR: commemorative practices 1954−55]. Materialy Mezhdunarodnogo molodezhnogo nauchnogo foruma «LOMONOSOV-2012» [Proceedings of the International Youth Science Forum «Lomonosov-2012"]. Available at: http: //lomonosov-msu. ru/archive/Lomonosov_2012/1786/ 14 081_6c74. pdf Accessed 18 April 2014).
2. Assman Ya. Kul'-turnaya pamyat'-: pis'-mo, pamyat'- o proshlom i politicheskaya identichnost'- v vysokikh kul'-turakh drevnosti [Cultural Memory: the Writing, Memory of the Past and Political Identity in the High Cultures of Antiquity]. Moscow, Yazyki slavyanskoi kul'-tury Publ., 2004. 368 p.
3. Bochkov E.N. „Pridat'- yubileyu Otechestvennoi voiny znachenie vsenarodnogo torzhestva“: deyatel'-nost'- vysshikh i tsentral'-nykh organov vlasti i upravleniya rossiiskoi imperii po organizatsii prazd-nichnykh meropriyatii, posvyashchennykh 100-letiyu Otechestvennoi voiny 1812 goda ["Giving to the anniversary of the Patriotic War the value of national celebration»: the activity of higher and central governing bodies of the Russian Empire on the organization'-s celebrations of the 100th anniversary of the Patriotic War of 1812 ]. Noveishaya istoriya Rossii [The recent history of Russia], 2012, no 3(5), pp. 6−25.
4. Vasil'-eva E.O. Rol'- praktik kommemoratsii v protsessakh organizatsii sotsial'-nogo prostranstva sovremennogo iskusstva [The role of commemoration practices in the organization of the social space of contemporary art]. Vlast'- [Power], 2009, no 9, pp. 40−43.
5. Gosudarstvennyi istoricheskii arkhiv Chuvashskoi Respubliki. Fond 207. Opis'- 1. Dokument 842 [State Historical Archive of the Chuvash Republic. Archives 207. Anagraph 1. Document 842].
6. Gosudarstvennyi istoricheskii arkhiv Chuvashskoi Respubliki. Fond 208. Opis'- 1. Dokument 56 [State Historical Archive of the Chuvash Republic. Archives 208. Anagraph 1. Document 56].
7. Megill A. Istoricheskaya epistemiologiya [Historical Epistemology]. Moscow, Kanon+ Publ., 2007. 480 p.
8. Nora P. Problematika mest pamyati. Frantsiya-pamyat'- [The problems of memory locations. France-memory ]. St. Petersburg, St. Petersburg State University Publ., 1999, 328 p.
9. Khatton P. Istoriya kak iskusstvo pamyati [History as the art of memory]. St. Petersburg, Vladimir Dal'- Publ., 2004, 424 p.
10. 100-letie Otechestvennoi voiny 1812 goda [100th anniversary of the Patriotic War of 1812]. Available at: http: //homofestivus. ru/100-letie-vojny-1812-goda. html (Accessed 27 September 2013).
ДМИТРИЕВА ОЛЬГА ОЛЕГОВНА — аспирантка кафедры истории и культуры зарубежных стран, Чувашский государственный университет, Чебоксары (dmitrieva21region@mail. ru).
РМ1ТР1ЕУА OLGA — post-graduate student of the Chair of History and Culture of Foreign Countries, Chuvash State University, Russia, Cheboksary.
ИВАНОВА ТАТЬЯНА НИКОЛАЕВНА — доктор исторических наук, профессор кафедры истории и культуры зарубежных стран, Чувашский государственный университет, Чебоксары (tivanovan@mail. ru).
IVANOVA TATYANA — doctor of historical sciences, professor of the Chair of History and Culture of Foreign Countries, Chuvash State University, Russia, Cheboksary.
УДК 94(47). 084.8 ББК 63. 3(2)622. 72
А.В. ЗОТОВА
«СОЮЗПЕЧАТЬ» ЛЕНИНГРАДА В ПЕРИОД ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ
Ключевые слова: Великая Отечественная война, блокада Ленинграда, «Союзпечать», газеты, журналы, детская литература, литература для юношества.
На основе архивных документов проанализирована деятельность Ленинградской дирекции сети «Союзпечать». Установлено, что на протяжении Великой Отечественной войны, в том числе и в период блокады, Ленинградская «Союзпечать», несмотря на кадровые и другие проблемы, умело перестраивала свою деятельность в соответствии с обстановкой военного времени. Сделан вывод, что выживанию отрасли в условиях войны способствовало использование для издания своей продукции отходов городских типографий, а также ориентация на выпуск литературы для детей и юношества.
A. ZOTOVA «SOYUZPECHAT» (THE UNION PRINTING) OF LENINGRAD DURING THE GREAT PATRIOTIC WAR
Key words: The great Patriotic war, the siege of Leningrad, «Soyuzpechat», newspapers, magazines, children'-s literature, literature for young adults.
In the article on the basis of archival documents the author analyses the activities of Directorate of Leningrad network «Soyuzpechat». It is alleged that during the great Patriotic war, including during the period of the siege of Leningrad, «Soyuzpechat» despite the personnel and other problems, skilfully restructured its activities in accordance with the wartime. Also the industry had survived in the war because it used for edition of its production wastes of printing houses of the city and focused on the production of literature for children and youth.
Накануне Великой Отечественной войны розничная сеть «Союзпечать» Ленинграда состояла из 335 киосков, в которых продавались газеты и журналы. 311 киосков «Союзпечать» находились во всех районах города, а 24 киоска -на Московском, Балтийском, Варшавском и Витебском вокзалах [1. Д. 40. Л. 8].
В начале войны вплоть до марта 1942 г. Ленинградская городская дирекция «Союзпечать» руководила только подписными предприятиями города, которые представляли собой 7 межрайонных контор «Союзпечати». С марта 1942 г. на основании приказа заместителя наркома связи СССР Омельченко и вышедшего позже на этом основании приказа уполномоченного наркомата связи по г. Ленинград и области Смирягина в состав Ленинградской городской дирекции «Союзпечать» вошли Ленинградская газетно-журнальная экспедиция, Ленинградская областная розничная контора и Ленинградская городская розничная контора «Союзпечать» [1. Д. 27. Л. 4].
Как известно, первые месяцы блокады были самыми тяжелыми в жизни города. На рубеже 1941−1942 гг. смертность населения достигла своего максимума. Именно в тот период из-за гибели, болезней и эвакуации сотрудни-

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой