Деятельность партийных органов Ставрополья и Кубани в эпоху «Оттепели» по осуществлению культурной политики

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 947. 8(470. 62) (470. 63)
Н. В. Романова
ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ПАРТИЙНЫХ ОРГАНОВ СТАВРОПОЛЬЯ И КУБАНИ В ЭПОХУ «ОТТЕПЕЛИ» ПО ОСУЩЕСТВЛЕНИЮ КУЛЬТУРНОЙ ПОЛИТИКИ
В статье на основе изучения архивных документов проанализированы основные факторы, тенденции и конкретные формы процесса взаимодействия власти и художественной культуры на Кубани и Ставрополье в 50−60-е годы ХХ века.
Ключевые слова: культурная политика, органы управления культурой, «оттепель», общественная жизнь, культурная история региона.
N. V. Romanova
IMPLEMENTATION OF CULTURAL POLICY BY STAVROPOL AND KUBAN PARTY AUTHORITIES IN «KHRUSHCHEV THAW» AGE
The content of the article is based on archive documents. The main goal is the analysis of primary factors and particular forms of interaction between the power and art culture in Kuban and Stavropol regions in 50−60s of XXth century.
В годы «оттепели» типичным направлением партийной работы в области культурной политики стали встречи партийных лидеров с творческой интеллигенцией. Традиционным инструментом активизации работы во всех сферах социальной жизни в Советском Союзе были всевозможные партийные решения и постановления. В контекст злободневных партийных документов вписывались и конкретные задачи развития культуры. Это способствовало решению некоторых острых проблем отрасли. С другой стороны, массовость и обязательность проведения мероприятий «в свете решений» тех или иных партийных событий приводила к заорганизованности, подмене кропотливой черновой работы показной шумихой.
Указанные выше формы руководства культурой были переняты и местными органами. В отделе науки и культуры Краснодарского крайкома КПСС в 1953 г. было проведено совещание с композиторами и писателями по вопросу улучшения их дальнейшей деятельности в связи с решениями сентябрьского Пленума Ц К КПСС. На совещании было отмечены главные достижения работников искусств — некоторое улучшение идейно-творческой и финансовой деятельности коллективов. Осо-
Key words: cultural policy, culture regulating authority, Khrushchev Thaw, social life, regional cultural history.
бо это касалось укрепления связи творческой интеллигенции с производством. Выполняя решения сентябрьского Пленума Ц К, театры края стали больше проводить выездных спектаклей с достаточно высоким идейно-художественным уровнем. Например, краевой драматический театр им. М. Горького в 1953 г. осуществил более 50 выездных спектаклей для трудящихся Пашковского, Пластуновского, Абинского, Лазаревского районов. Отмечены были также Майкопский областной и Армавирский городской драмтеатры, которые также организовывали систематические выезды в районы: «…Всего за истекший год Майкопский — 76 спектаклей, Армавирский — 90» [8, л. 34].
Такие же критерии применялись к художникам и писателям, которых в целом похвалили за «повышение идейно-художественного уровня» их произведений. В то же время писателям указали на необходимость более глубокого изучения жизни колхозной станицы, а также чаще отражать в своих произведениях передовиков и новаторов сельскохозяйственного края. Общее партийное требование к работникам творческих профессий исходило из представлений об искусстве как орудии идеологии и воспитания советских людей в
соответствии с общетеоретическими и политическими установками Коммунистической партии: «Задача партийной организации края, работников учреждений искусств состоит в том, чтобы каждый клуб, театр стали подлинными очагами культуры, коммунистического воспитания трудящихся. Каждое из этих учреждений должно направить главное внимание на идейное содержание своей деятельности, на разъяснение политики Коммунистической партии, на быстрейшее претворение в жизнь исторического постановления сентябрьского Пленума Ц К КПСС» [8, л. 31].
Партийные органы держали под контролем работу всех творческих союзов. Например, в 1954 г. на конференции писателей Кубани выступление представителя крайкома КПСС носило директивный характер. В ходе выступлении партийного чиновника были проанализированы достоинства и недостатки работы краевой писательской организации. Особо была отмечена работа Союза писателей по оказанию творческой помощи молодым непрофессиональным писателям, например, главному агроному Динской МТС Пальману. Однако в целом обращает внимание менторский тон речи партработника. Говоря о том, что «писатели Кубани, как и все советские писатели, должны создавать произведения, которые на высоком идейном и художественном уровне отображали бы героический труд советских людей», он назидательно учил профессионалов, как этот долг надлежит выполнять. При этом главный упор делал, как это и полагалось идейно-политическому руководству, на идейный уровень художественных работ: «Большинство произведений страдают слабостью идейно-художественного уровня, явления жизни изображаются поверхностно. На эти недостатки неоднократно указывалось. И, несмотря на это, эти же недостатки повторяются» [10, л. 79].
XX съезд и широкое развертывание критики культа личности Сталина не повлияли на характер партийного руководства культурой. Несколько изменились политические установки, но формы работы партийных органов остались прежними. Так, в мае 1956 г. на собрании ставропольских художников по отчету Правления Ставропольского отделения союза художников в обязательном порядке участвовали и представитель отдела культуры, и представитель горкома КПСС,
и представитель крайкома КПСС. Заслушав отчетный доклад, участники приступили к его обсуждению. Выступления представителей городского и краевого комитетов партии от подобных выступлений в прошлом отличались только тем, что изменился порядковый номер съезда да вместо «социалистического строительства» появилась «борьба за коммунизм». Партия все также формулировала политические установки для деятелей культуры: «ХХ съезд партии поставил благородные задачи перед работниками искусства. Творческая деятельность должна быть проникнута духом борьбы за коммунизм». Также в качестве коренного недостатка работы правления провозглашалось «слабое внимание идейному росту художников». Главный критерий творческой состоятельности также было мнение зрителей-трудящихся, а также связь художников с практикой коммунистического строительства [6, л. 26].
Вместе с тем, появился и новый мотив партийной критики, который, на наш взгляд, свидетельствовал о возросшем внимании к творчеству местных работников культуры. Представитель крайкома КПСС заявил, что, «художников надо ориентировать на ставропольскую тематику, отображающую жизнь и деятельность наших людей, создавать полотна, достойные нашей эпохи, с тем, чтобы к 40-летию Советской власти наши художники пришли с большими достижениями» [6, л. 26−28].
В рамках культурной политики партийные органы особо выделяли в качестве самостоятельного направления культурно-массовую работу. При этом в силу аграрной специфики региона, изучаемые крайкомы КПСС делали упор на культурно-бытовых условиях работников колхозов и совхозов, механизаторских бригад, сотрудников МТС. В результате проверки состояния культурно-массовой работы на селе бюро Ставропольского крайкома КПСС приняло решение, которое обязывало партийные, профсоюзные и комсомольские организации на местах оборудовать в бригадах механизаторов комнаты отдыха, обеспечив их музыкальными инструментами, библиотечками, организовать регулярное проведение концертов, лекций, докладов. Вопрос об этом по цепочке должны были рассмотреть горкомы, райкомы и исполкомы Советов депутатов трудящихся «рассмотреть вопрос о состоянии культурно-бытовых усло-
вий по каждому совхозу, МТС и принять соответствующие меры к улучшению культурного обслуживания механизаторов» [1, л. 4].
Подобная политическая установка активизировала участие творческих коллективов в обслуживании культурных нужд села. Коллектив Армавирского драмтеатра им. А. В. Луначарского обратился с открытым письмом ко всем работникам искусства Краснодарского края. Ссылаясь на решение сентябрьского Пленума Ц К КПСС, артисты заявили, что считают «своим прямым долгом внести свою скромную лепту в общественную борьбу за крутой подъем сельского хозяйства, за новый расцвет колхозной деревни» [9, л. 82]. Только за 9 месяцев 1954 г. коллектив театра побывал в станицах, колхозах, совхозах, МТС, где своими спектаклями обслужил 35 000 хлеборобов и механизаторов.
В 1955 г. на краевом собрании краснодарских писателей в своем выступлении секретарь Адыгейского Союза писателей Ю. И. Тлюстен рапортовал, что «писатели Адыгеи лично принимают активное участие в мероприятиях проводимых областной партийной организацией». Как большое достижение Союза был и представлены не новые произведения, не появление молодых талантливых литераторов, а тот факт, что 4 писателя были уполномоченными обкома партии на уборке хлеба. «Такая связь писателей с тружениками социалистических полей является лучшей творческой командировкой» [11, л. 59−62]. Культурно-массовая работа на селе также как и остальные направления работы творческой интеллигенции, жестко планировалась. Более того, она включалась в планы посевной или уборочной кампаний. Так, на период страды 1955 г. в плане Ставропольского крайкома в пункте 9 предусматривалось «направить агитмашины, для обслуживания колхозников. Организовать выступления коллективов краевого драматического, Черкесского областного театров, театра музыкальной комедии, ансамблей краевой филармонии для колхозников и механизаторов, занятых на уборке урожая» [2, л. 14].
Стимулом к усилению подобной работы становились специальные решения центральных партийных органов. Именно под воздействием специальных решений ЦК КПСС по культурному обслуживанию работников сельского хозяйства и животноводства
16 сентября 1957 г. Ставропольским крайкомом КПСС был заслушан и обсужден вопрос «О массово-политической работе и культурном обслуживании чабанских бригад на отгонных пастбищах в период зимовки 1957−58 годов». Была отмечена неудовлетворительная работа в культурном обслуживании животноводов, так как работники краевого управления культуры редко бывают на отгонных пастбищах, слабо направляют деятельность краевых учреждений культуры на улучшение их работы по обслуживанию чабанских бригад, плохо обобщают и распространяют опыт лучших по работе среди чабанов на Черных землях. Поэтому был предложен объемный план, в который входила организация на отгонных пастбищах показа передвижных выставок на темы: «Ставрополье за 40 лет», «Историко-революционные памятники на Ставрополье». Были также запланированы 200 концертов силами краевой филармонии на период зимовки овец, ежемесячные выезды на отгонные пастбища групп артистов краевого и областного драматических театров, краевого театра музыкальной комедии. [3, л. 7]. Для культурного обслуживания животноводов, находящихся на Черных землях и в Ногайской степи в период зимовки 1957−1958 гг., было выделено 300 тысяч рублей.
Среди недостатков культурно-просветительной работы на объединенном заседании бюро Ставропольского крайкома КПСС и исполкома краевого совета депутатов трудящихся 9 декабря 1957 г., посвященного ходу выполнения постановления Бюро Ц К КПСС по РСФСР «О работе культурно-просветительных учреждений в городах РСФСР», было отмечено прежде всего отставание деятельности учреждений культуры от запросов трудящихся. В частности, коллективы краевого драматического театра и театра музыкальной комедии не выезжали со спектаклями на село, а краевая филармония мало направляла в сельскую местность с концертами высококвалифицированных артистов. В этом же духе подверглось критике управление культуры, управленческий аппарат которого не знал положения дел на местах, не принимал энергичных и действенных мер для подъема культурно-просветительной работы в крае, не проявлял должной инициативы и настойчивости в решении задач, поставленных ХХ
съездом перед учреждениями культуры. Партийное руководство исходило из замечаний, сделанных управлению культуры делегатами съезда культпросветработников края. В постановлении бюро крайкома КПСС и исполкома крайсовета депутатов, трудящихся в качестве главной задачи было сформулировано требование ХХ съезда КПСС о более полном и активном использовании культурно-просветительных учреждений в целях коммунистического воспитания трудящихся. Для решения этой задачи, по мнению партийного комитета, необходимо было активнее помогать «рабочим промышленных предприятий в выполнении ими народно-хозяйственных планов, а также рабочим совхозов, МТС и колхозникам в выполнении ими социалистических обязательств по увеличению производства сельскохозяйственных продуктов с тем, чтобы успешно выполнить выдвинутую ЦК КПСС задачу в ближайшие годы догнать США по производству мяса, молока и масла на душу населения» [4, л. 11].
Кроме того, в условиях демократизации общественных отношений, широкой критики прежнего политического курса возникала опасность упустить из-под партийного контроля умы и души молодого поколения. Поэтому одним из аспектов современности искусства считалась его воспитательная направленность на молодежь. В 1954 г. в докладе на пленуме Краснодарского крайкома КПСС о работе учреждений культуры края отмечалось, что по мнению партийных работников, молодые зрители не находили в репертуаре театров спектаклей о воспитании молодого поколения. «Наши театры и филармония, — говорилось в докладе, — мало общаются с учащейся и рабочей молодежью, не знают их запросов и желаний. Не было организованно ни одной конференции с молодежью. Во всех театрах и филармонии созданы комсомольские организации, однако, с сожалением приходится отметить, что эти комсомольские организации в жизни своих коллективов не занимают авангардной роли» [10, л. 48]. За 1953−1954 гг. краевым драмтеатром им. М. Горького были поставлены всего 3 спектакля для молодого зрителя: «Аттестат зрелости», «Тайна черного озера», «Снежная королева». Армавирский и Майкопский театры подготовили только 2 постановки пьес на
молодежную тематику. И лишь краевой театр кукол, который по определению был молодежным, провел 7 спектаклей.
Духовная раскрепощенность тех лет не могла не действовать и на творческую молодежь, которая была свободна от страха массовых репрессий и позволяла себе свободу взглядов и нравов. Это вызывало особую озабоченность местных партийных органов, которые всегда демонстрировали особый консерватизм. Да и идеологические догмы КПСС остались прежними, несмотря на изменение политического климата в стране, неизменными. На том же пленуме Краснодарского крайкома, посвященном работе учреждений культуры региона, говорилось о том, что среди молодых актеров театра им. Горького имели место случаи аморального поведения. Партийная же организация театра, занятая склоками, не поддержала начинание комсомольской организации о подготовке во внеурочное время молодежного спектакля и организации кружка по повышению мастерства молодых актеров [10, л. 49].
Не лучше обстояло дело и в театре музыкальной комедии, где за 1954 г. были уволены 5 молодых актеров за распитие спиртных напитков. Был сделан традиционный вывод: «…парторганизации театров неудовлетворительно занимаются вопросами воспитания молодых работников искусства». Пленумом было рекомендовано руководителям партийных и комсомольских организаций театров значительно улучшить работу с творческой молодежью.
Большое внимание партийные органы уделяли работе среди молодых художников. Это было связано, с одной стороны, с появлением оригинальных, не укладывавшихся в рамки социалистического реализма работ. С другой стороны, предпринималась попытка создать надлежащие условия для развития изобразительного искусства в крае. Наконец, партийные органы стремились решить трудновыполнимую задачу тотального контроля над творчеством молодых. Этому вопросу посвящались специальные заседания и совещания. 22 октября 1959 г. на заседании бюро Ставропольского крайкома обсуждался вопрос «О работе краевого Правления Союза советских художников и Художественного фонда с молодыми художниками». Бюро было отме-
чено, что краевое отделение художников и Художественный фонд проводили некоторую работу. Материалы этого бюро раскрывают основные направления руководства творчеством молодых художников. В то же время они демонстрируют формальный подход к этому делу, ибо творчество индивидуально, и любая попытка причесать всех под одну гребенку бывает неудачной.
Например, в целях повышения художественного мастерства молодые художники принимали участие в краевых, республиканских, всесоюзных выставках, а также в конкурсах фонда. Организовывались выезды на этюды в районы края, на творческие базы в Москву. Большинство молодых художников повышали свой идейно-теоретический уровень. В 1958−59 учебном году 30 человек занимались в вечернем университете марксизма-ленинизма на факультете марксистско-ленинской эстетики, 22 из них получили удостоверение об его окончании [5, л. 9].
Вместе с тем молодые художники редко встречались с опытными мастерами, в основном на заседаниях художественного совета. Правление и художественный совет не предъявляли высоких требований к творчеству молодых художников, отсутствовала принципиальная критика недостатков творческой деятельности, что порождало нездоровую обстановку в коллективе, «затирание достойных произведений художников и недостойное возвеличивание других». Таким образом, партийный комитет противопоставлял высокохудожественные работы высокоидейным. Отмечалась неудовлетворительная работа с самодеятельными художниками. По мнению бюро, эпизодические семинары, проводимые один раз в год, несколько маленьких изостудий и кружки при Домах пионеров ни в какой степени не могли удовлетворить возрастающее тяготение молодежи к изобразительному искусству. В целях усиления эстетического воспитания населения и воспитания высокой художественной культуры краевое отделение Художественного фонда должно было систематически организовывать в клубах предприятий, совхозов, колхозов и театрах передвижные выставки художников Ставрополья [5, л. 11].
В то же время обращение к проблемам молодых художников вовсе не ограничива-
лось вопросами идейного воспитания. Весьма конструктивной была постановка о создании условий для творческо-производственной работы. Художники не имели мастерских, плохо снабжались художественными материалами (кисти, краски, холст, багет). В крае не было художественного училища, школы и даже хорошо оборудованной изостудии, а студия при Дворце культуры работников сельского хозяйства в Ставрополе не имела условий для плодотворной работы самодеятельных художников [5, л. 13]. Краевому отделу народного образования и Ставропольскому педагогическому институту было рекомендовало возбудить ходатайство и представить в краевой комитет КПСС к 1 января 1960 г. свои предложения по открытию художественно-графического факультета при Ставропольском педагогическом институте. Краевой комитет КПСС вышел на Бюро Ц К КПСС по РСФСР с просьбой повлиять на Министерство культуры РСФСР о выделении фондов для открытия с 1960−61 учебного года художественного училища в городе Ставрополе и детских художественных школ в городах Ставрополе, Черкесске, Невинномысске, Пятигорске, Кисловодске.
Духовная «оттепель», столь ярко проявившаяся среди творческой молодежи столиц, пугала местную власть, которая в каждом нестандартном молодом художнике, писателе, актере видела влияние буржуазной идеологии. Об этом свидетельствуют решения местных комитетов партии. Например, на II Пленуме Армавирского городского комитета КПСС 21 января 1958 г. обсуждался вопрос «О состоянии и мерах улучшения идеологической работы среди молодежи и учащихся» [7, л. 46]. В докладе отмечались безыдейные постановки Армавирского драматического театра «Как управлять женой» и «Брак по расчету». Отделу культуры горисполкома указывалось на слабую взаимосвязь с комсомольскими и профсоюзными организациями, а так же на слабое влияние идейного содержания репертуара и проявление инертности в проведении культурных молодежных мероприятий.
Принципы работы местных партийных органов Ставрополья и Кубани в отношении культуры в исследуемый период остались неизменными. В их основе лежали представления о культуре как разновидности идео-
логической деятельности, которые влекли за собой жесткий партийный контроль над культурной сферой. Одновременно культура по традиции воспринималась вторичным участком партийной работы. В то же время в действиях партийного аппарата проявились новые тенденции — проявление технократизма, определение эффективности культурной работы по признаку пользы для материального производства.
После встреч Н. С. Хрущева с интеллигенцией партийное руководство на местах
усилило борьбу с «формализмом», «натурализмом», «абстракционизмом» и проявлениями творческого инакомыслия в среде художественной интеллигенции. На Ставрополье и Кубани эти явления встречались крайне редко. Однако общий наступательный характер культурной политики здесь отразился в особом внимании партийной власти к творческой молодежи. Несмотря на либерализацию общественной жизни, местные партийные органы не могли допустить бесконтрольного права на творческую свободу и индивидуальность.
Литература
1. Государственный архив новейшей истории Ставропольского края (далее — ГАНИСК). Ф.1. Оп. 1. Д. 2352.
2. ГАНИСК. Ф.1. Оп.1. Д. 2465.
3. ГАНИСК. Ф.1. Оп.1. Д. 2708.
4. ГАНИСК. Ф.1. Оп.1. Д. 2722.
5. ГАНИСК. Ф.1. Оп. 1. Д. 3001.
6. Государственный архив Ставропольского края. ФР. 4213. Оп. 1. Д. 25.
7. Центр документации новейшей истории Краснодарского края (далее — ЦДНИКК). Ф. 15. Оп. 11а. Д. 3.
8. ЦДНИКК. Ф. 1774-А. Оп. 4. Д. 1893.
9. ЦДНИКК. Ф. 1774. Оп. 4. Д. 1897.
10. ЦДНИКК. Ф. 1774. Оп. 4. Д. 2494.
11. ЦДНИКК. Ф. 1774-А. Оп. 4. Д. 2955.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой