Деятельность «Поалей-Цион» в период Гражданской войны на территории русско-белорусско-украинского пограничья

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 947: 329
М. В. Брянцев
ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ «ПОАЛЕЙ-ЦИОН» В ПЕРИОД ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ НА ТЕРРИТОРИИ РУССКО-БЕЛОРУССКО-УКРАИНСКОГО ПОГРАНИЧЬЯ
Аннотация.
Актуальность и цели. Слабая изученность деятельности одной из наиболее значительных партий еврейского населения («Поалей-Цион») в пограничном регионе обусловливают необходимость исследования исторического опыта деятельности этой партии и ее взаимоотношений с пришедшими к власти большевиками на протяжении Гражданской войны.
Материалы и методы. В основу статьи положены материалы Брянского государственного архива и нормативные правовые акты советской власти -декреты, позволяющие проанализировать процесс эволюции взаимоотношений большевиков с другими социалистическими партиями.
Результаты. Исследование показало, что, испытывая значительное давление со стороны поалейционистов, коммунисты на местах пытались всячески противодействовать проникновению их во власть. Используя «административный ресурс», большевики не только подвергали сомнению легитимность «Поалей-Цион», но и просто игнорировали ее требования. Временные компромиссы, которые иногда возникали в наиболее трудные времена, носили для большевиков тактический характер.
Выводы. Изучение деятельности партии «Поалей-Цион» позволяет уяснить причины становления в советской России однопартийной политической системы и «диктатуры пролетариата» в условиях Гражданской войны.
Ключевые слова: власть, партия, «Поалей-Цион», большевики, Гражданская война, монополизация власти.
M. V. Bryantsev
«POALEI ZION» ACTIVITY DURING CIVIL WAR ON THE RUSSIAN-BELORUSSIAN-UKRANIAN FRONTIER
Abstract.
Background. Poorly studied activities of one of the most significant Jewish population parties («Poalei Zion») in the border region necessitate the study of historical experience of the party and its relationship with the Bolsheviks, that assumed power during the civil war.
Materials and methods. This article is based on materials from Bryansk State Archives and regulations of the Soviet power — decrees, allowing us to investigate the process of evolution of the relationship of the Bolsheviks and other socialist parties.
Results. The study showed that experiencing considerable pressure from poalei-zionists the Communists in the field tried every possible way to counteract their penetration to power. Using «administrative resources» the Bolsheviks not only questioned the legitimacy of «Poalei Zion», but simply ignored their demands. Temporary compromises that sometimes arose in the most difficult times for the Bolsheviks were tactical.
Conclusions. The study of the «Poalei Zion» party activities allows to understand the reasons for the Soviet Russia one-party political system formation, establishment of the «the proletariat dictatorship» in the Civil War.
Key words: power, party, «Poalei Zion», the Bolsheviks, the Civil War, monopolization of power.
На значительной территории европейской части России, особенно в приграничных с Украиной и Белоруссией городах, заметным явлением в начале XX в. стали политические организации еврейского населения, жившего в «черте оседлости». Наряду с Бундом, большое политическое влияние на еврейское население оказывал «Рабочий Сион» («Поалей-Цион»), объединивший ряд организаций, действовавших в России/СССР с 1906 по 1928 г. и выступавших под лозунгами социализма, соединенного с сионизмом [1].
К сожалению, история деятельности этих организаций исследована весьма слабо. Особенно это касается деятельности этих организаций в начальный период советской истории1. А ведь на сопредельной территории в 1919 г. местные организации ЕСДРП («Поалей-Цион») имелись в Клинцах, Орше, Орле, Почепе, Унече, Кричеве, Новозыбкове, Могилеве, Гомеле, Ельце, Дубровке и др. [2].
Историографическая ситуация диктует необходимость обращения к данной теме.
Партия «Поалей-Цион» имела большое влияние в районах распространения еврейского населения. Коммунисты, испытывавшие давление со стороны этой партии, всячески стремились ограничить проникновение поалей-ционистов во власть. Обычным способом такого давления они избрали сомнения в легитимности деятельности этой партии. Так, коммунисты железнодорожной станции Унеча в феврале 1919 г. вынуждены были реагировать на заявление местной организации «Поалей-Цион» о том, что «Унечский исполком как временная власть не может функционировать дальше, что согласно конституции органом правления по ст. Унеча должен быть совет, а потому требуют немедленных перевыборов в унечский совдеп». В ответ на это комячейка Унечи постановила: «.. указать § конституции за № 65, раздел № 4, на основании чего был избран исполком в присутствии председателя уездного исполкома тов. Кубяка», а чтобы неповадно было требовать, решили «запросить уездный комитет партии, функционирует ли партия „Поалей-Цион“ в общегосударственном масштабе» [3, л. 17].
Однако это обращение не смутило поалейционистов, и на заседании Комитета унечской организации ЕСДРП («Поалей-Цион») 17 февраля 1919 г. они обратились в исполком пос. Унеча: «. разделяя в политическом вопросе точку зрения власти Советов как диктатуры пролетариата и беднейшего крестьянства, унечская организация ЕСДРП („Поалей-Цион“), обсуждая на общем собрании форму правления пос. Унеча, постановила обратиться в местный исполком как временному органу власти с требованием немедленно произвести выборы в Унечский Совет как единственно полномочный орган власти, ибо функционирующий в Унече исполком, не выделенный из Совета, есть явление ненормальное, Совет же имеет основание быть избранным, так как здесь имеются рабочие организации (украинские коммунисты-большевики, организация („Поалей-Цион“), Союз коммунистической молодежи
1 Можно указать на работы Р. А. Ермолаевой „Организация Поалей-Цион (по документам РЦХИДНИ)“ и Н. Арефиной „Деятельность партии „Поалей-Цион“ на территории Полесского региона в 1919—1921 годах“ [1, 2].
и профессиональный Союз), состоящие из элемента, имеющего право по Советской Конституции участвовать в выборах в Совет, и также беднейшее население, не входящее в рабочие организации, но по своему имущественному положению имеющее тоже право на участие в выборах». Для облегченной и планомерной работы было предложено составить комиссию из представителей перечисленных выше рабочих организаций поселка по выборам в Совет [4, л. 8]. Таким образом местные поалейционисты требовали соблюдения их конституционного права, ссылаясь на ту же Конституцию.
Однако эта попытка не возымела действия, что заставило Унечский комитет «Поалей-Цион» обратиться в Губернский комитет партии большевиков «с протестом против местной монополистической самостийности, ведущей к распылению Революционного фронта» и «требовать соответствующих распоряжений» [4, л. 11]. Вместе с тем, выступая против монополизма коммунистов, поалейционисты были непоследовательны. Они сами претендовали на монопольное влияние среди еврейского населения. В апреле 1919 г. поалей-ционисты обратились в Унечский комитет партии большевиков с требованием закрыть, как антиреволюционные, организации еврейских рабочих -«Цейирей-Цион» и «Гехолуц» [4, л. 9]. К сожалению, ответ не известен, но, учитывая общую линию в политике большевиков в отношении других партий, следует предположить, что коммунисты приветствовали раскол в рядах еврейских организаций и всячески способствовали этому. Курс на раскол еврейских организаций и партий был подтвержден и в резолюции, принятой летом 1919 г. на Всероссийской конференции еврейских коммунистических секций. В этот круг партий, которые должны были прекратить свое существование, попали: партии «Бунда», «Объединенных» и «Поалей-Цион» [4, л. 155].
Безрезультативной оказалась и попытка суражских поалейционистов войти в состав местного совета. 11 февраля 1919 г. на общем собрании членов РКП (б) Суражской городской организации было принято решение, со ссылкой на Конституцию, о недопущении к участию в выборах в городской совет правого крыла партии «Поалей-Цион». Постановили: «…предложить фракции еврейских коммунистов более организоваться, предоставив ей три места в городском Совете, 4-е место партия сохраняет за собою». В свою очередь партия «Поалей-Цион» провела перерегистрацию своих членов, оставив в ней исключительно рабочих, а потому «препятствий к совместной работе между пролетарскими партиями не встречается» [5, л. 10−10 об.].
Но, несмотря на очевидное сближение и на повеления из центра о допуске поалейционистов во властные органы, местные коммунисты под всяческими предлогами пытались препятствовать таким попыткам, стремясь опорочить их. Причина этого крылась не только в привычном для политики центра вытеснении всякой оппозиции- местных коммунистов беспокоила критика их деятельности со стороны поалейционистов, мешавшая творить произвол. Так, в июле 1919 г. партия «Поалей-Цион» обвинила коммунистов в шомполовании населения в Сураже. На заседании Суражского уисполкома 21 июля 1919 г. это мнение было поддержано членами уисполкома Меньшовым и Палевым, причем последний заявил, что он и сам подвергся порке [6, л. 72 об.]. Однако спустя неделю комиссия, расследовавшая обстоятельства дела, доложила уисполкому, что никакого шомполования не было, а арестованный Слуцкин был убит при попытке к побегу. Партия «Поалей-Цион»
была устами члена Укомпарта Пронузы обвинена в спекуляции и в нежелании объединяться с коммунистами. Возражения члена исполкома и члена партии «Поалей-Цион» Генина, который отверг эти обвинения, заявив, что комиссия не допросила многих свидетелей, не были услышаны [6, л. 81 об.].
Действительность, в которой приходилось существовать большевикам в период Гражданской войны, вынуждала их прибегать к компромиссам в наиболее сложные периоды Гражданской войны. Партии, оказывавшие большевикам содействие в борьбе, периодически допускались до власти. Эти встречные движения привели к тому, что на объединенном заседании УКП и ЕСДРПП-ц. г. Суража было принято решение «о необходимости совместной работы» «культурно-просветительной, агитационной и для совместного отражения нападков со стороны контрреволюции». Кроме того, было постановлено совместно организовать дружину [5, л. 10−10 об.]. В марте 1919 г. в условиях обострения обстановки суражские коммунисты приняли решение «1. Установить строгое наблюдение в г. Сураже, чтобы не могли проявляться разные провокационные слухи, строго контролировать все телеграммы, как отправляемые, так и получаемые. Вменить в обязанность нач. гор. милиции усилить патрули и поставить на ноги милицию». Для решения поставленной задачи были привлечены и члены «Поалей-Цион» [5, л. 15 об.].
Очевидным было стремление движения навстречу друг другу в этот сложный период существования советской власти, но если паолейционисты стремились занять соответствующую их представлениям нишу во власти, отстаивая свое конституционное право, то большевики прибегали к компромиссам избирательно, используя своих оппонентов в собственных целях. Так, в мае 1919 г. паолейционисты произвели мобилизационные мероприятия среди своих членов. Только в мае Полесская организация отмобилизовала около 200 человек [2, с. 121]. Более того, с весны 1919 г. было очевидно стремление переименовать партию «Поалей-Цион» в Еврейскую коммунистическую партию, которая была институирована в августе 1919 г. [1, с. 27- 2, с. 120].
Попытки социалистических организаций оказать большевикам помощь в тяжелейших условиях весны-осени 1919 г. не прошли даром. В августе 1919 г. состоялось заседание Оргбюро РКП (б), принявшее решение «о необходимости предоставить Поалей-Цион вести культурно-просветительную работу, не препятствовать открытию клубов, устройству митингов, концертов и т. д.» [1, с. 25].
Эта линия на ослабление давления на партии, оказавшие большевикам помощь в сложнейший период Гражданской войны, привела к тому, что уже в начале ноября 1919 г. постановлением ВЦИК была провозглашена амнистия всем членам политических партий и групп, объявивших мобилизацию своих членов на защиту Советской республики. Все местные органы должны были «освободить из мест заключения и концентрационных лагерей» членов таких партий, как «интернационалисты, революционные коммунисты, поалейционисты, группа социалистов-революционеров „Народ“, Российская социал-демократическая рабочая партия (меньшевики) и бундовцы, за исключением тех из них, к которым предъявлены конкретные обвинения в участии в контрреволюционных организациях» [7, с. 244].
В конце ноября большевики пошли еще дальше, отступая от ранее принятых решений: постановлением Президиума ВЦИК от 27 ноября они предоставили право совещательного голоса на VII Всероссийском съезде Сове-
тов представителям центральных учреждений партий, объявивших о мобилизации своих членов на защиту РСФСР. Перечень этих партий был более внушительным, чем в предшествующем постановлении, — это такие партии, как РКП, Украинская К П (большевиков), РСДРП, революционные коммунисты, меньшевики, Бунд, Украинская К П (боротьбисты), Украинская партия левых эсеров (борьбисты), меньшинство партии социалистов-революционеров, По-алей-Цион коммунистов и социал-демократов, Союз социал-революционе-ров — максималистов. Каждая из этих партий получала по 2−3 места [7, с. 316].
Однако общие решения центральных органов власти не были руководящими указаниями для местных властей. Местные коммунистические органы всячески стремились ограничить претензии поалейционистов на участие во властных органах. Так, на общем собрании жуковской организации 11 октября 1919 г. было принято решение об отклонении просьбы Еврейской социал-демократической партии («Паолей-Цион») о предоставлении места в Ревкоме под предлогом того, что эта партия не является активной и имеет в своих рядах мелкобуржуазный элемент [8, л. 70]. Спустя месяц жуковская организация «Поалей-Цион» продолжала настаивать на предоставлении ей одного места в Ревкоме без выставления «каких-либо условий», особо отмечая, что жуковская организация ЕСДРП («Поалей-Цион») придерживается платформы советской власти и диктатуры пролетариата [9, л. 110−110 об.].
Существенную роль в этом играл и антисемитизм, присущий многим местным работникам, а порой и целым структурам на местах. Такая ситуация была распространенной на территориях, входивших ранее в черту оседлости. Развитый антисемитизм был важным фактором и условием деятельности еврейских организаций на этой территории [10].
Здесь антисемитизмом были заражены массы населения. Причем эта проблема была столь острой, что о ней говорили на заседаниях партийных органов как о проблеме, реально угрожавшей существованию власти большевиков на местах. Так, в июне 1919 г. Унечский райком РКП признал, что среди милиционеров наблюдается антисемитизм и «что милиция вообще не стоит на высоте своего положения» [11, л. 25]. В сводках Новозыбковской Ч К постоянно отмечались антисемитские настроения среди населения. Среди рабочих распространялись листовки, призывавшие к погрому [12, л. 31, 60].
Даже в условиях иностранной интервенции, когда ЦК ЕСДРП вышел с предложением о военном обучении и создании еврейских красных частей Оргбюро Ц К РКП (б) высказалось за «желательность сосредоточения красно-армейцев-евреев в отдельных ротах ввиду антисемитизма, господствующего в армии». Впоследствии еврейские части действовали на деникинском и польском фронтах.
Вообще, любая инициатива по созданию национальных еврейских органов власти, общественных организаций не находила понимания у местных властей, приводя к конфликтным ситуациям. Центральные власти поправляли местные, говоря о недопустимости репрессий в отношении поалейциони-стов и запретов проводить ими культурную работу, создавать школы, клубы, театры, типографии [1, с. 27].
Таким образом, следует сказать, что деятельность «Поалей-Цион» протекала в сложных общественно-политических условиях. В ситуации гражданской войны большевики вынуждены были отступать от своей политики по вытеснению из власти своих политических оппонентов, делая различного ро-
да уступки тем политическим силам, которые оказывали содействие большевикам в борьбе за власть. Это касалось и поалейционистов. Но их, как, впрочем, и других политических оппонентов из социалистического лагеря, постоянно держали на расстоянии от власти. Особенно очевидно эта тенденция проявлялась на местах.
Список литературы
1. Ермолаева, Р. А. Организация Поалей-Цион (по документам РЦХИДНИ) / Р. А. Ермолаева // Отечественные архивы. — 1993. — № 6. — С. 25.
2. Арефина, Н. Деятельность партии «Поалей-Цион» на территории Полесского региона в 1919—1921 годах / Н. Арефина // Право: история, теория, практика: сб. ст. и материалов. — Брянск, 2012. — Вып. 16.
3. Государственный архив Брянской области (далее ГАБО). Ф. П-6. Оп. 1. Д. 17.
4. ГАБО. Ф. П-6. Оп. 1. Д. 2.
5. ГАБО. Ф. П-6. Оп. 1. Д. 15.
6. ГАБО. Ф. Р-2079. Оп. 1. Д. 1.
7. Декреты Советской власти. Т. VI. 1 августа — 9 декабря 1919 г. — М., 1973.
8. ГАБО. Ф. П-3. Оп. 1. Д. 29.
9. ГАБО. Ф. П-3. Оп. 1. Д. 70.
10. Брянцев, М. В. Власть и антисемитские настроения в крестьянской среде в период Гражданской войны (1918−1920 гг.) / М. В. Брянцев // Проблемы славяноведения: сб. науч. ст. и материалов. — Брянск, 2007. — Вып. 9.- С. 74−85.
11. ГАБО. Ф. П-6. Оп. 1. Д. 17.
12. ГАБО. Ф. Р-793. Оп. 1. Д. 29.
References
1. Ermolaeva R. A. Otechestvennye arkhivy [National Archives]. 1993, no. 6, p. 25.
2. Arefina N. Pravo: istoriya, teoriya, praktika: sb. st. i materialov [Law: history, theory, practice: collected papers]. Bryansk, 2012, iss. 16.
3. Gosudarstvennyy arkhiv Bryanskoy oblasti (dalee GABO) [State archives of Bryansk region (hereinafter SABR)]. F. P-6. Op. 1. D. 17.
4. GABO [SABR]. F. P-6. Op. 1. D. 2.
5. GABO [SABR]. F. P-6. Op. 1. D. 15.
6. GABO [SABR]. F. R-2079. Op. 1. D. 1.
7. Dekrety Sovetskoy vlasti. T. VI. 1 avgusta — 9 dekabrya 1919 g. [Decrees of the Societ power. Volume VI. 1 August — 9 December 1919]. Moscow, 1973.
8. GABO [SABR]. F. P-3. Op. 1. D. 29.
9. GABO [SABR]. F. P-3. Op. 1. D. 70.
10. Bryantsev M. V. Problemy slavyanovedeniya: sb. nauch. st. i materialov [Problems of Slavic studies: collected papers]. Bryansk, 2007, iss. 9, pp. 74−85.
11. GABO [SABR]. F. P-6. Op. 1. D. 17.
12. GABO [SABR]. F. R-793. Op. 1. D. 29.
Брянцев Михаил Васильевич доктор исторических наук, профессор, кафедра теории и истории государства и права, Брянский государственный университет имени академика И. Г. Петровского
(Россия, г. Брянск, ул. Бежицкая, 14) E-mail: bmwbox@mail. ru
Bryantsev Mikhail Vasil'-evich Doctor of historical sciences, professor, sub-department of state and law theory and history, Bryansk State University named after academician I. G. Petrovsky (14 Bezhitskaya street, Bryansk, Russia)
УДК 947: 329 Брянцев, М. В.
Деятельность «Поалей-Цион» в период Гражданской войны на территории русско-белорусско-украинского пограничья / М. В. Брянцев // Известия высших учебных заведений. Поволжский регион. Гуманитарные науки. — 2014. — № 1 (29). — С. 24−30.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой