Деятельность Постоянного комитета Тадж Бахадура Сапру в Британской Индии в 1944-1945 гг

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 94/99
ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ПОСТОЯННОГО КОМИТЕТА ТАДЖ БАХАДУРА САПРУ В БРИТАНСКОЙ ИНДИИ В 1944—1945 гг.
© Л.А. Черешнева
С опорой на английские и индийские документы автор исследует деятельность Постоянного комитета под руководством Тадж Бахадура Сапру по подготовке конституции Индии. Отказ ведущих политических партий страны — Индийского национального конгресса и Мусульманской лиги — поддержать усилия Постоянного комитета показал узконационалистический характер освободительного движения страны, его «корпоративную» сущность.
Ключевые слова: Постоянный комитет, Непартийная конференция, передача власти, раздел Индии, автономия.
Вторая мировая война стимулировала рост националистических настроений и подъем освободительной борьбы в странах Востока. Индия была объявлена воюющей стороной 3 сентября 1939 г. без каких-либо консультаций с ее политическими партиями и организациями и оказалась вынужденной защищать интересы Великобритании в борьбе против стран «оси Рим — Берлин — Токио». Вовлечение Индии в войну вызвало неоднозначную реакцию в националистических кругах страны, заставило наиболее авторитетную светскую организацию, Индийский национальный конгресс (ИНК), выдвинуть свое условие поддержки военных усилий метрополии — немедленное создание национального правительства.
Оппонент ИНК, исламская партия Мусульманская лига (МЛ), в 1940 г. обусловила свое сотрудничество с властями требованием раздела страны по конфессиональному признаку и образования отдельного государства Пакистан из провинций мусульманского доминирования. Либеральная федерация была лояльна к властям, рассчитывая на постепенное реформирование системы управления страной. Многочисленные другие политические акторы Британской Индии ориентировались на лидеров и не могли играть существенной роли по определению.
Проблема независимости и раздела Британской Индии представляет научный интерес, так как позволяет проанализировать упущенные возможности сохранения этого уникального государственного объединения, состоявшего из множества этнолингвистических и религиозно-общинных компонентов. Одна из таких возможностей представилась
индийским националистическим организациям и партиям в 1944—1945 гг. Задача настоящей статьи — дать характеристику деятельности так называемой Непартийной конференции и Постоянного комитета под руководством либерала Тадж Бахадура Сапру по достижению индо-мусульманского соглашения в конституционном вопросе в 1944 — начале 1945 гг. и раскрыть причины их неудачи. Исследование основывается на английских и индийских документах.
Конгресс, в стремлении к немедленному и бескровному прекращению британского владычества на Индостане в условиях угрозы японского вторжения, спровоцировал начало массового антибританского движения под лозунгом «Оставьте Индию!», оставшегося в истории как «Августовская революция» 1942 г. [1]. По обвинению в государственной измене партия была объявлена вне закона, а ее лидеры, Мохандас Карамчанд Ганди, Джавахарлал Неру и другие, заключены под стражу. Им, за исключением Ганди, освобожденного по состоянию здоровья летом 1944 г., предстояло пробыть в заключении практически до конца Второй мировой войны. Отсутствием своего главного конкурента, выступавшего за независимую и единую Индию, воспользовалась МЛ, которая развернула интенсивную подготовку к разделу страны. Однако достичь своей программной цели — образования Пакистана без компромиссного соглашения с Конгрессом — было практически невозможно.
К 1944 г. индо-мусульманские политические противоречия достигли большой остроты, но одновременно проявилась тенденция к поиску взаимоприемлемого решения. Аль-
тернатива разделу Индии все еще не была окончательно утрачена, и от политических лидеров страны зависело, воспользуются ли они возможностью максимально удовлетворить запросы противостоящих друг другу сторон и предотвратить при этом одну из самых страшных трагедий ХХ в. — расчленение Индийского государства по религиозному признаку. При этом важно подчеркнуть, что британское правительство не стремилось к разделу Индии. Сложности разделения территории, финансов, обмена населением, реконструкции армии, решения вопроса о будущем многочисленных княжеств Индостана оценивались официальным Лондоном вполне реально, и более всего при подобном катастрофическом варианте развития событий его заботила перспектива ослабления обороноспособности Южно-Азиатского региона Британского Содружества наций. Потому правительство и колониальная администрация вице-короля А. Уэйвелла не препятствовали попыткам индийских лидеров договориться друг с другом, если таковые предпринимались согласно конституционным нормам и не угрожали обороноспособности страны.
Летом 1944 г. находившийся на свободе бывший член руководства ИНК и Мадрасского конгрессистского правительства Ча-краварти Раджагопалачария, выразитель особого мнения в партии, противник гандист-ской кампании «Оставьте Индию!», и либералы во главе с Тадж Бахадуром Сапру разрабатывали проект конституции Индии, который, как они считали, может быть взят за основу соглашения между английским правительством, ИНК и Лигой. Согласно проекту Сапру, предполагалось предоставить Индии права доминиона. Сапру отвергал расчленение страны и предлагал решить религиозно-общинную проблему путем расширения провинциальной автономии и различных конституционных гарантий в интересах меньшинств.
Колониальные власти весьма оперативно реагировали на политические процессы, происходившие в стране. 29 сентября 1944 г. Уэйвелл написал в своих записках: «Я склоняюсь к мысли сделать следующее:
а) отобрать 10 или 13 политических лидеров, пригласить губернаторов провинций для встречи со мной в указанный срок-
б) создать полномочное и многопартийное Временное правительство, которое будет разрешать следующие задачи:
— продолжать ведение войны с Японией-
— подготавливать планы послевоенного развития и будущую конституцию страны…
Это правительство должно будет работать согласно ныне действующей конституции… Я осознаю, что мои предложения не отвечают требованиям немедленного предоставления независимости Индии, но они содействуют продвижению по этому пути. Если же ведущие политики откажутся в принципе от моего предложения, то существующее сегодня правительство Британской Индии будет работать вплоть до окончания войны» [2]. Однако для осуществления плана Уэйвелла требовалось его детальное согласование со всеми политическими партиями Индии, включая репрессированный Конгресс, а также с правительством Черчилля, парламентом и, наконец, королем Великобритании.
Тем временем, 19 ноября 1944 г. состоялась Непартийная конференция, которую организовал и провел Сапру. Выступая на форуме, собравшемся в целях выработки взаимоприемлемого решения по проблеме будущего конституционного переустройства Индии, лидер либералов заявил, что для решения практических задач требуется создать Непартийный комитет. Цель этого Комитета -рассмотреть проект конституции Сапру и «поднять обсуждение религиозно-общинной проблемы в Индии до научного, в т. ч. правового, уровня» [2, с. 211−212]. Для придания большего веса своим усилиям Сапру также сказал, что сам Ганди поддерживает его начинание, в том числе и решение включить в состав этого Комитета людей, не имеющих прямого отношения к известным политическим партиям, и подчеркнул, что выступает за скорейшее освобождение всех конгресси-стских лидеров из тюрем. Он не скрывал сложности стоящей перед индийскими партиями задачи: «Состав Комитета до сих пор еще не определен. Прежде чем он будет оглашен и Комитет приступит к работе, нельзя быть уверенным в успехе. Сейчас шансы на успех очень малы» [2, с. 211−212].
Непартийная конференция сформировала Постоянный комитет (Standing
Committee), в состав которого вошли следующие лица [2, с. 272−273]:
1. Сапру,
2. Джагдиш Прасад,
3. Джаякар,
4. П. Р. Дас,
5. Вазир Хассан,
6. ПК. Сен,
7. Метрополититан,
8. С. Радхакришнан,
9. Рамалинга Редди,
10. Гопаласвами Айянгар,
11. Хоми Моди,
12. Мараджар Сингх,
13. Мохаммед Юнус,
14. Н. С. Саркер,
15. К. Шринивасан, редактор «Хинду»,
16. Тушар Канти Гхош, редактор «Амрита Базар Патрика»,
17. Джон Маттхай,
18. Ф. Р. Антони,
19. Саччидананда Дешмукх Синха,
20. Сэн Т. Сингх,
21. Б. Л. Раллия Рам,
22. Наби Бакхш Мохаммед Хусейн.
Вышеприведенный список Постоянного
комитета конференции свидетельствовал об относительно низком общественно-политическом статусе его участников, во всяком случае — в националистической среде. Однако Сапру, избранный председателем Комитета, предполагал, что в ходе работы сумеет заручиться поддержкой большого числа индусов, мусульман, «неприкасаемых» и сикхов. Таким образом, непартийный орган по подготовке межконфессионального соглашения был создан и приступил к работе, что являлось определенным прогрессом в деле примирения позиций, в первую очередь, ИНК и МЛ и не исключало возможности выработки компромиссного базового документа для конституционной трансформации Британской Индии в будущем, без радикальных надломов ее исторически сложившегося географического и историко-культурного единства.
Колониальная администрация пристально наблюдала за работой Непартийной конференции, от эффективности которой во многом зависела тактика британских властей в решении индийской конституционной проблемы. В Нью-Дели не верили в успех начатого предприятия, в первую очередь, по причине малого веса в обществе лиц, участво-
вавших в нем, в то время как представлявшая большинство национально-ориентированных индийцев партия все еще была вне закона. Шла война, и освобождать всех лидеров ИНК власти не спешили, не убедившись в окончательном отказе конгрессистского руководства от лозунгов 1942 г., способствовавших дезорганизации военных усилий.
21 ноября 1944 г. Уэйвелл писал Эмери: «Агентство „Рейтер“ передало текст резолюции Непартийной конференции, опубликованной 19 ноября. Согласно этому документу, создан Комитет „для изучения вопроса о религиозных общинах и меньшинствах при тесном контакте со всеми партиями страны“. Через 2 месяца он должен подготовить политическое решение. Даже как сообщество индивидуальностей, этот Комитет Сапру никуда не годится. Многие его члены как политики свою лучшую пору уже миновали. Так, сам Сапру и Джаякар — озлоблены жизнью, Радхакришнан — типичный академический ученый. Остальные же члены Комитета — в большинстве своем либерально настроенные сторонники Сапру, и все одинаково ни на что не способны» [2, с. 272−273].
Однако в Лондоне, в коалиционном военном кабинете У. Черчилля, лейбористское крыло было заинтересовано в скорейшем осуществлении реформистского варианта решения индийской проблемы в «более гуманных методах управления колониями». В частности, С. Криппс [3], в 1942 г. потерпевший неудачу в ведении переговоров с индийскими националистами о послевоенном статусе доминиона, пытался поддержать Непартийную конференцию и созданный ею Постоянный комитет. 18 декабря 1944 г. он писал Сапру: «Вы должны знать, что я заинтересован в работе Вашего Комитета. Перед ним стоит очень сложная задача. Существует заблуждение, будто наша парламентская система является лучшей формой демократии для Индии, тогда как на самом деле она не подходит для такой огромной страны. где большинство и меньшинство резко различаются не по политическим и экономическим параметрам, но по расовым и религиозным. Потому следует освободиться от этого стереотипа и выработать адекватную именно для Индии форму демократии».
Криппс немало рисковал, рассуждая таким образом. Однако он позволил себе раз-
вить мысль о специфичности индийской демократии и заявил следующее: «Мне известны только два примера в мире, которые могут быть взяты за основу:
1) швейцарская административная система-
2) советская система объединения национальностей.
Но в чистом виде и они тоже вряд ли подойдут для Индии» [2, с. 348−349].
Постоянный комитет Непартийной конференции начал свою активную работу. Был подготовлен так называемый «Вопросник Сапру», содержавший принципиальные вопросы для обсуждения и определения позиций националистов с целью компромиссного итогового решения по проекту конституции. Содержание и сущность вопросов ярко демонстрируют то состояние повышенной тревожности в индийском обществе, которое в целом было производной именно индомусульманских религиозных и политических противоречий в решении проблемы независимости Индии, сохранения ее целостности или же раздела. «Вопросник» был утвержден Постоянным комитетом в конце декабря 1944 г. и включал такие пункты, как:
Часть 1.
1. Каковы основополагающие права, которые следует закрепить в будущей конституции Индии?
2.а. Какие шаги необходимо предпринять для обеспечения адекватного представительства и равных возможностей в легислатурах и исполнительных органах власти и государственных учреждениях для индусов, мусульман, сикхов, индийских христиан, «списочных каст», парсов и прочих групп населения?
2. б. Не предполагаете ли Вы предпринять в отношении меньшинств такие меры, как создание Постоянного комитета меньшинств от законодательных ассамблей?
Часть 2.
1.а. Каково Ваше отношение к требованию Джинны создать Пакистан из северозападных и северо-восточных зон Индии?
1.б. Если Вы не возражаете против образования такого независимого государства, то на каких принципах определяете его границы, механизм разделения территорий?
1.в. Нужен ли для этого плебисцит? Каков его механизм проведения, каков электорат?
2. Если делить страну, то нужно ли сохранять общее управление обороной, ведение внешней политики?
Часть 3.
Если Вы категорически возражаете против раздела страны и образования Пакистана, то что предлагаете взамен?
Часть 4.
Если вы выступаете за сохранение единой Индии, то каковыми будут отношения Центра и провинций? [2, с. 431−432].
Работа Постоянного комитета натолкнулась на значительные трудности.
Во-первых, лидер Лиги Мохаммад Али Джинна официально отказался сотрудничать с Комитетом, хотя Сапру неоднократно делал упор на то, что возглавляемый им непартийный орган будет использовать материалы и решать вопросы, которые «имеют огромную значимость для МЛ в настоящий момент». Кроме того, руководитель организации «неприкасаемых» Бхимрао Рамджи Ам-бедкар, первоначально пообещавший сотрудничать с Комитетом, в середине декабря
1944 г. отказался от своих слов, объяснив такую позицию тем, что «многие члены Комитета поражены вирусом межобщинного противостояния, и потому не имеет смысла направлять представителей „неприкасаемых“ для работы в этой структуре» [2, с. 315, 349 350].
Таким образом, политические партии двух наиболее многочисленных меньшинств -МЛ и организация Амбедкара — фактически бойкотировали работу Постоянного комитета, что, при отсутствии ведущих лидеров ИНК, лишало смысла все его дальнейшие усилия. Рациональная идея Раджагопалача-рии и Сапру предложить партийным руководителям Британской Индии подняться над узкообщинными и личными амбициями в поисках компромиссного решения религиозно-общинной проблемы и выработки стратегии и тактики объединенного фронта борьбы за независимость конституционными методами оказалась отвергнутой индийскими националистами. Тем самым индийское освободительное движение демонстрировало свою «корпоративную» сущность, в известном смысле — «фрагментарность», свидетельство не преодоленной в условиях колониального унитарного государства региональной, кастовой, религиозной разобщенно-
сти индийцев. Эта объективная данность ослабляла индийский «многоликий» национализм, его потенциал перед британским режимом, давала поводы и возможности для внешнего им манипулирования из Лондона и Нью-Дели.
Комитет Сапру заседал с 29 по 31 декабря 1944 г. Он сформировал подкомитеты, которые должны были действовать в перерывах между заседаниями этого непартийного форума. По установленному регламенту следующие слушания Комитета были назначены на конец марта 1945 г.
2 января 1945 г. вице-король писал министру по делам Индии и Бирмы: «Комитет Сапру провел свое заседание. Пресса положительно отзывается о нем, но, тем не менее, никто всерьез не рассчитывает на то, что у него что-то получится» [2, с. 349].
22 января 1945 г. правительство У. Черчилля обсудило информацию Эмери о деятельности Постоянного комитета Сапру и подтвердило свой курс на предоставление Индии статуса доминиона по окончании Второй мировой войны. Черчилль, в частности, сказал: «. Невозможно создать в обществе атмосферу спокойствия до той поры, пока не решен вопрос о самоуправлении на демократической основе. Пока не введена согласованная со всеми партиями (курсив мой. — Л. Ч) конституция, никакое новое правительство не сможет функционировать». При этом премьер официально заявил, что он «высоко оценивает» работу Непартийной конференции. Более того, он подчеркнул, что «предпочел бы провести провинциальные выборы и на переходный период (до выработки конституции) образовать Центральный исполнительный орган из членов провинциальных правительств. Этот орган должен заменить существующий Исполнительный Совет при вице-короле. Будущая конституция вберет в себя положения „Декларации“ 1942 г.» [2, с. 441]. В тот же день Эмери направил в Нью-Дели меморандум, в котором резюмировал протокол заседания кабинета: «Все декларации Правительства Его Величества о введении самоуправления в Индии как части Британской империи остаются нашей неизменной политикой» [2, с. 443].
Итак, о немедленном предоставлении Индии государственной независимости — на чем настаивал ИНК еще в 1942 г. перед мас-
совыми арестами и удалением партии с политической арены страны на длительный период — в официальных британских документах 1945 г. речи по-прежнему не шло.
В то же время деятельность Постоянного комитета Непартийной конференции стимулировала активность некоторых провинциальных индийских политиков «второго плана», совершенно оправданно расценивших ее как шанс сохранить единство и достичь восстановления государственного суверенитета страны.
Так, министр внутренних дел в министерстве Бомбейского президентства Мунши в обращении к Комитету Сапру предложил «компромиссную формулу» разрешения конституционной проблемы [2, с. 443]. Он считал необходимым учитывать исходные параметры общественно-политической ситуации в стране:
1) подозрения британской стороны насчет намерений Конгресса и страх за свое будущее в послевоенном мире-
2) претензии мусульман на освобождение от индусского доминирования-
3) упорство ИНК в требовании независимого национального государства-
4) претензии князей на сохранение их династий и суверенитета княжеств.
Мунши делал упор на то, что в своем предложении полностью опирается на «Проект Криппса» 1942 г., в отличие от руководства ИНК, отвергнувшего в свое время этот документ. Мунши находил такой подход единственно возможным для достижения межиндийского и англо-индийского соглашения.
Индия виделась автору федеративным государством под названием Индийский Союз, состоящим из «трех зон: индусской, мусульманской и княжеской». Федеральный центр должен располагать юрисдикцией в текущих и общих федеральных вопросах в индусской зоне, но только в общих вопросах — в мусульманской и княжеской зонах. Тем самым Мунши опровергал опасения религиозных меньшинств, равно как княжеских династий, на предмет установления пресловутого «хинду раджа» после ухода англичан (т. е. индусского правления. — Л. Ч), которым особенно активно запугивала малые конфессии Мусульманская лига. Мунши предлагал
широкую автономию административных единиц.
Компромиссный характер предложения Мунши подтверждался его представлением о Законодательном собрании будущего Союза, которое «как и прежде, должно было формироваться на базе Акта об управлении Индией 1935 г.» Равное представительство от всех трех зон в Государственном Совете, по Мунши, означало использование принципа общинного паритета и уравнивания князей и народов княжеств с населением Британской Индии. Автор «формулы» справедливо предвидел, что далеко не сразу и не все князья решат присоединиться к будущему Индийскому Союзу. Однако по этой причине процесс образования государственных структур не должен был замедляться. «До тех пор, пока княжества не решат присоединиться к Союзу, индусская и мусульманская зоны самостоятельно образуют Совет и другие органы власти», — писал Мунши [2, с. 474]. Действие «компромиссной формулы» было рассчитано на 10 лет, после чего Законодательное собрание определило бы дальнейшие перспективы развития индийской государственности.
Подобная законотворческая инициатива чиновников провинциального звена являлась катализатором напряженности межиндий-ских и англо-индийских противоречий по вопросу о независимости Индии, но, как и деятельность Непартийной конференции Сапру в центре страны, свидетельствовала о том, что в конце 1944 — начале 1945 гг. в националистическом движении преобладало тяготение к либерально-реформистским, правовым методам разрешения конституционной проблемы. Постоянный комитет принял к сведению «компромиссную формулу» Мунши, которая принципиально не расходилась с проектом конституции Сапру и «Декларацией» 1942 г. В течение января-марта
1945 г., однако, никаких реальных сдвигов в межпартийном переговорном процессе достигнуто не было. Стала очевидной бесперспективность дальнейших поисков межин-дийского консенсуса в отстутствие важнейших политических акторов, которые — и
только они — в конечном счете, имели право решающего голоса.
Рассуждая о проблеме единства Индии в те дни, вице-король Уэйвелл писал: «О противоречиях между индусами и мусульманами я могу сказать лишь следующее: нельзя не считаться с географическими условиями. С точки зрения интересов обороны, взаимоотношений с внешним миром, множества внутренних и международных проблем, Индия — естественное объединение» [4, с. 557]. Наступало время осуществить его план созыва полноценной межпартийной конференции под эгидой официального Нью-Дели, для проведения которой требовалось освободить кон-грессистских лидеров, склонить их к участию в переговорах при вице-короле, задействовать в этом процессе Мусульманскую лигу и все прочие политические силы страны. Намеченная на лето 1945 г. конференция в Симле должна была стать одной из последних возможностей сохранить единство Индии.
1. Черешнева Л. А. «Августовская революция» 1942 г. в Индии. М., 2007.
2. Constitutional Relations between Britain and India. The Transfer of Power 1942−1947: in 12 vol. / еd. by N. Mansergh. L., 1974. V. 5. P. 56−57.
3. Черешнева Л. А. Британская Индия в 1942 г.: миссия Криппса // Восток. 2007. № 2.
4. Speeches and Documents on the Indian Constitution. 1921−1947: in 2 vol. / еd. by M. Gwyer and A. Appadorai. Bombay, 1957. V. 2. P. 557.
Поступила в редакцию 20. 10. 2008 г.
Chereshneva L.A. The activity of the standing committee of Taj Bahadur Sapru in Brirish India in 1944−1945. On the basis of English and Indian documents the author researches the public activity of the Standing Committee under the guidance of Taj Bahadur Sapru aimed at the preparation of the draft constitution for India. Rejection of the leading political actors — the All-Indian national congress and the Muslim league — to support Sapru’s efforts proved a narrow nationalist character of the Indian Freedom movement, its «corporate» nature.
Key words: Standing Committee, Non-party conference, transfer of power, partition of India, autonomy.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой