Деятельность присутствий по крестьянским делам в конце XIX – начале XX века в Забайкальской области

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Вестник Челябинского государственного университета. 2013. № 30 (321).
История. Вып. 57. С. 31−35.
ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ПРИСУТСТВИЙ ПО КРЕСТЬЯНСКИМ ДЕЛАМ В КОНЦЕ XIX- НАЧАЛЕ XXВЕКА В ЗАБАЙКАЛЬСКОЙ ОБЛАСТИ
В статье рассматривается деятельность присутствий по крестьянским делам в конце XIX- начале XXв. в Забайкалье. Проанализирована историография вопроса и приведена предыстория создания особых присутствий. Основное внимание в работе автор акцентирует на взаимодействии чиновников по крестьянским делам с населением и должностными лицами волостного и сельского управления в Забайкальской области.
Ключевые слова: присутствия по крестьянским делам, деятельность, обязанности, непременные члены, крестьянское самоуправление, заседание, приговор, жалоба.
Местные органы власти в разные периоды истории России играли большую роль в жизни населения и государства. В конце XIX в. среди данных учреждений выделялись своим значением присутствия по крестьянским делам, которые призваны были обеспечивать соблюдение законодательных норм в среде крестьянства. Деятельность непременных членов присутствий по крестьянским делам практически не исследована в исторической науке. Дореволюционные историки обращались к вопросу о функционировании этого института в связи с изучением правового положения крестьян в пореформенной России. Их работы представляли историко-юридические исследования. М. М. Катаев в своем труде описал процесс разработки и принятия законов о крестьянских учреждениях1. Н. М. Дружинин проанализировал движение законодательства в отношении института чиновников по крестьянским делам2. Он отметил слабую разработанность и неподготовленность законов 1861, 1874 и 1889 гг., наличие в них многочисленных противоречий и неясностей. A. A. Леонтьев уделил особое внимание причинам создания крестьянских учреждений, изучению особенностей их функционирования и недостатков3. В большинстве дореволюционных публикаций деятельность уездных по крестьянским делам присутствий оценивалась негативно. Авторы констатировали, что реформа 1874 г. была крайне неудачной и привела к росту злоупотреблений в крестьянской среде. На протяжении пятнадцати лет сельское население было предоставлено само себе, одновременно находясь под мелочным контролем со стороны полиции и администрации. Исследователи сходились в том, что сами принципы, поло-
женные в основу закона 1874 г., были неверны, и деятельность крестьянских учреждений была обречена на провал. Наибольший интерес представляет статья об уездных по крестьянским делам присутствиях Н. Колю-панова4. Автор проанализировал основные недостатки реформы 1874 г. и поставил под вопрос необходимость существования учреждений по крестьянским делам. Он предложил собственный взгляд на организацию подобных учреждений, в основе которых должны лежать принципы бессословности и отсутствие каких-либо цензовых условий. Также интересна монография бывшего мирового посредника и общественного деятеля Санкт-Петербургской губернии П. Л. Корфа5. Он также высказался против существования особых учреждений по крестьянским делам. П. Л. Корф полагал, что вместо непременного члена уездного по крестьянским делам присутствия следовало учредить должность ещё одного мирового судьи, действовавшего строго по закону и не вмешивавшегося в хозяйственные дела крестьян. Следует отметить, что большинство дореволюционных работ по данной теме были не столько исследованиями, сколько публицистикой. В основе их лежал не анализ источников, а изложение собственной позиции автора. В исторической литературе советского периода присутствия по крестьянским делам не стали предметом специального изучения. Из обобщающих работ, посвященных истории государственных учреждений и чиновничества, можно отметить лишь работы Н. П. Ерошкина и П. А. За-йончковского6. В них основное внимание уделено характеристике структуры местных государственных учреждений и анализу личного состава высшей бюрократии и губернской
администрации. Среди современных работ на данную тему появились региональные диссертационные исследования о чиновниках по крестьянским делам, в том числе о непременных членах присутствий7. В отечественной исторической науке наиболее изученным является законодательство о присутствиях по крестьянским делам, их правовое положение и взаимоотношения с властью. Деятельность присутствий является малоизученной. Представляет интерес региональный аспект данной проблемы. В статье предпринята попытка рассмотреть деятельность присутствий по крестьянским делам в конце XIX — начале XX в. в Забайкальской области.
По закону 27 мая 1882 г. о преобразовании общественного управления государственных крестьян Восточной Сибири на территории Забайкальской области создавались особые присутствия по крестьянским делам8. Данные учреждения образовывались на основе законодательства об уездных присутствиях центральной России, учитывали недостатки в их деятельности и были приспособлены к особенностям системы управления Восточной Сибири.
1 сентября 1884 г. начало свою работу особое Верхнеудинское и Баргузинское присутствие9. Оно состояло из председателя, которого назначал генерал-губернатор, окружного исправника, стряпчего и уездного казначея. Заседания присутствия проходили 1−2 раза в месяц в 4−5 часов дня. В рассылаемых за несколько дней членам присутствия повестках указывались вопросы, которые будут обсуждаться на заседании, которое обычно собиралось в здании уездного казначейства. На каждом совещании составлялся и велся протокол обсуждаемых дел, где в обязательном порядке указывались присутствующие члены, излагались вопросы и записывались принятые решения.
Деятельность особых присутствий по крестьянским делам имела разносторонний характер и охватывала широкий круг вопросов по контролю над крестьянским самоуправлением. Согласно описи дел Верхнеудинского и Баргузинского присутствия 1899 г. на заседаниях проходило утверждение в должности волостных старшин, разбирались прошения разных лиц, осуществлялся контроль над исполнением решений волостных судов, рассматривались приговоры о мирских расходах10. Журналы Верхнеудинского и Баргу-
зинского присутствия свидетельствуют, что на одном заседании рассматривалось от 14 до
20 дел11. Для сравнения в центральных губерниях России присутствия по крестьянским делам разбирали в течение одного заседания, длящегося 2−3 часа, по 40, 60 и даже 80 дел12.
Большую часть рассматриваемых особыми присутствиями дел составляли жалобы крестьян на решения волостных судов. Практически каждый крестьянин признавал себя правым в проигрыше дела, и решение волостного суда вносилось в присутствие проигравшею или недовольною стороною. Как правило, приговоры судов находили подтверждение, так как в них не обнаруживалось нарушений форм и обрядов судопроизводства, но были и случаи отмены постановлений из-за ошибок судей. Так, решение Куйтунского волостного суда о краже пшеницы и ржи было отменено постановлением Верхнеудинского и Баргузинского присутствия от 20 августа 1885 г. по причине нарушения коренного юридического правила не привлекать никого к уголовной ответственности без получения объяснений13.
Немногим реже разбирались присутствиями дела о нарушениях и преступлениях волостных и сельских должностных лиц на основании представлений полицейского управления, прокурора, судебных приставов, мировых посредников, окружных начальников, волостных правлений, жалоб крестьян. Вот лишь некоторые факты из делопроизводственной документации особого Верхне-удинского и Баргузинского присутствия. В 1898 г. прокурор 3-го участка Верхнеудинского округа отправил в присутствие дело о растрате хлеба из Читканского экономического магазина, где к суду и следствию были привлечены вахтеры магазина. По решению присутствия был отправлен под суд смотритель и писарь магазина14. В том же году пристав
2-го участка Верхнеудинского округа представил в присутствие дело по обвинению сборщиков податей Минаева и Солодухина в составлении подложных росписей от имени Куналейского волостного старшины Семенова и в получении им от них 112 р. податных денег15. Крестьяне обращались в присутствие с жалобами на деятельность должностных лиц крестьянского самоуправления. Житель Никольской волости Моисей Фура подал в Верхнеудинское и Баргузинское присутствие жалобу на незаконные действия волостного
старшины Казадаева, по приказу которого у него были связаны руки и отобраны часы. Такие случаи были нередким явлением. Журналы особых присутствий свидетельствуют, что нарушения волостных и сельских должностных лиц состояли в несвоевременном выполнении предписаний чиновников, плохом поведении, небрежном отношении к своим обязанностям, а преступления в растратах общественных сумм, получении по поддельным документам и подписям денежных переводов. На основании поступивших жалоб и донесений присутствия проводили разбирательства и в случае подтверждения указанных фактов строго наказывали виновных. Непременные члены делали замечания должностным лицам, например, за задержку, допущенную при выдаче повестки суда. За более тяжелые проступки и преступления присутствия выносили окончательные постановления об освобождении от занимаемой должности. Так,
23 января 1885 г. Верхнеудинское и Баргу-зинское по крестьянским делам присутствие приняло решение об увольнении Тамирского волостного писаря Качалова за неисполнение требований мирового посредника, составление донесений, содержащих неприличные и дерзкие выражения, отправление документов без подписи волостного старшины16. Дела о преступлениях должностных лиц крестьянского самоуправления присутствия отправляли либо мировому судье для дальнейшего разбирательства, либо приставу для проведения дознания, либо прокурору для вынесения наказания. Так, дело о растрате Тамирским волостным старшиною 170 р., присланных крестьянином Агафоновым с золотых приисков на уплату повинностей было послано приставу17.
Важной составляющей деятельности особых присутствий было утверждение общественных приговоров о расходах на мирские потребности и об избрании сельских и волостных должностных лиц, которые им отправляли мировые посредники. В отличие от центральных губерний России, где уездные присутствия заменили собой мировых посредников, в Забайкальской области эти два института взаимодействовали друг с другом. Так, в 1901 г., Верхнеудинским и Баргузин-ским присутствием был получен приговор о выборе Куйтунским волостным старшиной крестьянина Ефима Хромых. Обычно все выбранные на сходах кандидатуры утверж-
дались, и данная процедура носила формальный характер, но были случаи отмены приговоров в случае явного противоречия законодательству. Например, мировой посредник
3-го участка предоставил в Верхнеудинское и Баргузинское присутствие в 1890 г. приговор Никольского волостного схода о выборе старшиною и кандидатом Лазаря Варфоломеева и Карпа Фечурина старообрядческой веры. Присутствие отменило этот приговор, так как по закону волостной старшина и его помощник должны быть православными. Кроме этого, присутствия разбирали представленные мировыми посредниками заявления сельских и волостных должностных лиц об увольнении. На основании полученной информации особые присутствия по крестьянским делам делали представления военному губернатору Забайкальской области18.
Особые присутствия обладали огромной властью над крестьянским населением. Ни одна просьба или жалоба не могла обойти данный орган. Для решения любого вопроса требовалось разрешение или содействие присутствия. Об этом свидетельствует обращение в Верхнеудинское и Баргузинское присутствие жителя деревни Выезжей Красноярского сельского общества Соснина с просьбой о выделении деревни Выезжей в числе 70 ревизских душ в самостоятельное сельское общество19.
Органы крестьянского самоуправления, особенно волостные правления, обязаны были предоставлять в присутствия различные сведения, например, об исполнении решений волостных судов, списки призывников. Байхарское волостное правление доносило в Верхнеудинское и Баргузинское по крестьянским делам присутствие 7 апреля 1899 г. о 63 призывниках20. К председателю присутствия обращались сельские и волостные должностные лица о разрешения им отпуска. В 1889 г. Малетинский волостной старшина Нил Ано-хов просил 4-хмесячный отпуск для поправления дел в хозяйстве с передачей своих обязанностей кандидату21. Таким образом, особые присутствия контролировали деятельность волостных и сельских должностных лиц, следили за соблюдением ими законодательства и прав сельского населения.
Особые присутствия отвечали на предложения и запросы должностных лиц различных организаций. Вот один из примеров данного направления их деятельности. По-датный инспектор Верхнеудинско-Баргузин-
ского участка сообщил в особое присутствие
о плохо поставленном счетоводстве, отчетности, сильной запутанности в делах волостных и сельских правлений и просил разрешения проводить ревизии, которое ему было дано22.
2 июня 1898 г. было принято «Временное положение о крестьянских начальниках», по которому создавались областные по крестьянским делам присутствия. Председательствовал в них военный губернатор области, членами являлись вице-губернатор, прокурор окружного суда или его заместитель, особое должностное лицо, именовавшееся непременным членом (для относительно плотно заселенной Забайкальской области учреждалось две таких должности), представитель Министерства финансов (в Забайкальской области управляющий казенной палатой) и по делам, касающимся Главного управления землеустройства и земледелия, представитель данного ведомства. Областные присутствия должны были осуществлять надзор за крестьянским самоуправлением, крестьянскими начальниками и их съездами.
В сентябре 1901 г. было учреждено Забайкальское областное по крестьянским делам присутствие. На заседаниях присутствия проходило утверждение должностных лиц волостных правлений и судов, сельских управлений, десятских и сотских, рассматривались жалобы на решения, неправильные действия и постановления крестьянских начальников и их съездов. Подробно разбирались отчеты крестьянских начальников о проведенных ими ревизиях сельских управлений. Выступления на данные темы готовили непременные члены Гюргенс и Депрерадович23. Еще строже контролировалась присутствием деятельность крестьянских начальников. Непременные члены проводили ежегодные проверки их работы, на основании которых решались вопросы определения и увольнения от должности. Крестьянские начальники в начале каждого года подавали в присутствие ведомости о деятельности волостных судов и правлений, сельских обществ24. В отчетах члены Забайкальского областного по крестьянским делам присутствия основательно разбирали работу крестьянских начальников, высказывали замечания, сообщали о положительных моментах. В марте 1909 г. непременный член присутствия Депрерадович провел ревизию делопроизводства крестьянского и инородческого начальника 2-го участка Селенгинского
уезда Остроумова, в результате которой нашел, что этот чиновник присутствует на всех волостных сходах, лично объявляет о результате проверок должностных лиц, оказывает содействие полиции, соблюдает правильный порядок принятия прошений и регистрации жалоб, и в целом проводимые им мероприятия заслуживают одобрения и рекомендации другим крестьянским начальникам. Таким образом, деятельность Забайкальского областного по крестьянским делам присутствия была направлена на улучшение функционирования органов крестьянского управления. Об этом свидетельствуют не только вышеперечисленные факты, но и то, что присутствие обращалось к волостным и сельским писарям с просьбой сообщить о наиболее обременительных работах по делопроизводству, предоставляемых в вышестоящие организации, и тождественных сведениях с целью устранить негативные факторы и предоставить возможность писарям больше общаться с населением25.
Присутствия по крестьянским делам в Забайкалье занимали важное место в системе управления Восточной Сибири. Они осуществляли контроль над крестьянским самоуправлением, являлись посреднической инстанцией между различными органами местного управления Забайкальской области, предоставляли информацию военному губернатору. Положительной стороной работы присутствий являлось рассмотрение на заседаниях небольшого количества дел. Деятельность присутствий Забайкальской области носила характер судебной и апелляционной инстанции и, несмотря на решение большинства дел с формальной точки зрения, способствовала положительным изменениям в работе органов крестьянского управления.
Примечания
1 Катаев, М. М. Местные крестьянские учреждения 1861, 1874 и 1889 годов. СПб., 19 111 912. Ч. 1−2.
2 Дружинин, Н. М. Юридическое положение крестьян. СПб., 1897.
3 Леонтьев, А. А. Крестьянское право. Систематическое изложение особенностей законодательства о крестьянах. СПб., 1914.
4 Колюпанов, Н. Уездные крестьянские присутствия // Рус. мысль. 1880. Кн. 12.
5 Корф, П. Л. Ближайшие нужды местного управления. СПб., 1888.
6 Ерошкин, Н. П. История государственных учреждений дореволюционной России. М., 1968- Зайончковский, П. А. Правительственный аппарат самодержавной России. М., 1978.
7 Жданович, Л. Н. Чиновники по крестьянским делам северо-западных губерний России (1861−1904 гг.): автореф. дис. … канд. ист. наук. Калининград, 2005.
8 Сборник главнейших официальных документов по управлению Восточной Сибирью. Иркутск, 1883. С. 97−98.
9 Государственный архив республики Бурятия (ГАРБ). Ф. 71. Оп. 2. Д. 265. Л. 1.
10 ГАРБ. Ф. 71. Оп. 1. Д. 214. Л. 79.
11 ГАРБ. Ф. 71. Оп. 1. Д. 199.
12 Билимович, А. Д. Крестьянский правопорядок. Киев, 1904. С. 40.
13 ГАРБ. Ф. 71. Оп. 2. Д. 365. Л. 22 об. — 23.
14 Там же. Д. 223. Л. 12 об.
15 ГАРБ. Ф. 71. Оп. 1. Д. 199. Л. 6.
16 ГАРБ. Ф. 71. Оп. 2. Д. 365. Л. 8.
17 ГАРБ. Ф. 71. Оп. 1. Д. 199. Л. 52 об.
18 ГАРБ. Ф. 71. Оп. 1. Д. 206. Л. 1- Оп. 2. Д. 269. Л. 2.
19 ГАРБ. Ф. 71. Оп. 1. Д. 1. Л. 124.
20 Там же. Д. 214. Л. 24.
21 ГАРБ. Ф. 71. Оп. 2. Д. 66. Л. 9.
22 ГАРБ. Ф. 71. Оп. 1. Д. 214. Л. 33.
23 Государственный архив Забайкальского края (ГАЗК). Ф. 20. Оп. 1. Д. 4878. Л. 60.
24 ГАРБ. Ф. 79. Оп. 1. Д. 373.
25 ГАЗК. Ф. 33. Оп. 1. Д. 3. Л. 145.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой