Истоки Красноярского медицинского института академии ? университета (к 66-летию КрасГМУ им. Проф. В. Ф. Войно Ясенецкого)

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Медицина


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ
(c)СИЗЫХ Т.П.
ИСТОКИ КРАСНОЯРСКОГО МЕДИЦИНСКОГО ИНСТИТУТА -АКАДЕМИИ — УНИВЕРСИТЕТА
(к 66-летию КрасГМУ им. проф. В. Ф. Войно — Ясенецкого)
Т.П. Сизых
Красноярский государственный медицинский университет им. проф.
В.Ф. Войно-Ясенецкого, ректор — д.м.н., проф. И. П. Артюхов.
Резюме. В статье приводится архивный материал и воспоминания, свидетельствующие об истоках создания Красноярского медицинского института в грозные годы войны (1940−1942гг.), о людях, прославившихся своими благими делами и о его развитии от института — академии к университету. В июне 2008 года вуз стал Красноярским государственным медицинским университетом.
Ключевые слова: Красноярский медицинский институт, истоки его образования, воспоминания, Красноярский государственный медицинский университет.
В Красноярском краевом государственном архиве, в фонде (Ф. 1384, оп. 1, д. 62, л. 1 — 22), сохранились документальные факты, свидетельствующие о том, что еще в 1940 году Воронежские медицинский и стоматологический институты вели активную переписку с Красноярским краевым отделом здравоохранения о предстоящей их эвакуации в Красноярск [1]. Сохранились высланные ими в 1940 году поименные списки 95 сотрудников профессорско-преподавательского состава с членами их семей Воронежского медицинского (фото 1) и 13 — стоматологического институтов (фото 2), предоставленные, вероятно, на случай лихой годины. В данных списках были указаны фамилии и инициалы сотрудников, их должность, звание, партийная принадлежность, количество следуемых за конкретным сотрудником
иждивенцев. В них также отмечены учреждения или адрес выделяемых в Красноярске зданий, помещений для размещения кафедр на случай перемещения данных вузов. Где же они должны были жить, в списках сведений нет. Однако бывшие студенты рассказывают, что жили они нередко на кафедре, т. е. в учебных помещениях и клиниках. Основная часть профессоров с 1943 года проживала в главном корпусе КГМИ (пр. Карла Маркса). Первое помещение, которое было указано в списке для размещения руководства Воронежских медицинского и стоматологического институтов, было «ФАШ». Можно предположить, что это обозначение относится к зданию фельдшерско — акушерской школы. В нем предполагалось разместить управление медицинского вуза, директора медицинского института Е. Н. Ковалева, его заместителя профессора И. М. Гольдберга, соответственно деканов: Л.В. Де-Жорж и Е. А. Нейц, а также профессора В. С. Фрейдлин, помощника декана Е. С. Огневу, секретаря парторганизации Н. В. Тарасова, он же профессор кафедры марксизма — ленинизма.
По адресу проспект Карла Маркса 39 предполагалось распределить, кафедры: нормальной анатомии, биологии- общей химии, органической химии, биохимии, микробиологии, гистологии, физвоспитания, патологической анатомии и патофизиологии.
По адресу Сталина 21 выделили помещения под кафедры: военного дела, иностранных языков, биохимии, нормальной физиологии, аналитической химии, эпидемиологии, По этому же адресу определили место нахождения для библиотеки студенческой, канцелярии, личного стола управделами, завхоза, бухгалтера и спецсектора.
По улице Сталина 21 предоставлялись помещения ещё кафедре оперативной хирургии (зав. И.В. Георгиевский), эпидемиологии (зав. П.П. Муфьев).
В хирургическом корпусе, (вероятно, по улице Партизана Железняка) полагали разместить кафедру рентгенологии (проф. Гасуль).
По улице Урицкого 27 предоставляли помещения для кафедр: кожных и
венерических болезней (Якубсон), общей гигиены (доц. Кабурин), организации здравоохранения (Т.И. Розет).
Кроме четырех выше указанных зданий, выделяли также помещения в железнодорожной больнице для кафедр терапии (зав. М. Ф. Рябоб, Л.И. Гефтер), хирургии (зав. П.М. Соколовский), факультетской хирургии (зав. А.С. Нестеров).
Шестое, указанное в списке, было здание, расположенное на углу улиц Сталина и Перенсона. В нем думали разместить кафедры: ухо, горло, носа (зав. Г. Я. Абрамов) — госпитальной терапии (Н.И. Липорский) — госпитальной хирургии (зав. А.Б. Русанов) и травматологии.
В здании городской больницы (на улице Вейнбаума) были выделены помещения для кафедр: факультетских терапии (зав.Л.И. Гефтер) и хирургии (зав. Соколовский), акушерства и гинекологии (зав. А. П. Крупский), нервных болезней (зав. Иценко), судебной медицины (И.В. Георгиевский), психиатрии и инфекционных (зав. Яхонтов) болезней.
По адресу улица Сталина 35, в ДСК, вероятно, в доме санитарнопросветительской культуры, было определено помещение для профессора Т. Я. Ткачева (кафедра марксизма-ленинизма).
По адресу ул. Карла Маркса 37 должны были разместить кафедру детских болезней.
Итого по предварительному эвакуационному плану должно было прибыть в составе Воронежского медицинского и стоматологического институтов 107 сотрудников и с ними 239 членов их семей. В числе эвакуированных были в списке указаны профессора: Н. И. Одноразов, Н. В. Тарасов, Т. Я. Ткачев, В. С. Фрейдлин, Литвер, Покровский, Гасуль и ряд доцентов. Всего планировалось выделить для института десять учреждений. Как видим, должны были принять Воронежские медицинский и стоматологический институты в зданиях фельдшерско-акушерской школы и в ряде зданий, находящихся по улицам Карла Маркса (. № 37 и № 39), Сталина 21, на углу улиц Сталина и Перенсона, дом санитарного просвещения, а также лечебные
учреждения города: городская и хирургическая больницы, железнодорожная, кожвендиспансер [1].
Ректору Красноярской медицинской академии И. П. Артюхову, со слов ныне здравствующего ректора Воронежского медицинского вуза, стало известно, что в конце 30-х лет Воронеж решал вопрос о его передислоцировании в Сибирь. Возможно, поэтому велась переписка с Красноярским отделом здравоохранения, и в 40-ом году шло согласование о переводе его в Красноярск. Война, начавшаяся 22 июня 1941 г., все изменила. Пришлось эвакуироваться уже в боевых условиях и не только Воронежским, но и Ленинградским медицинским вузам в Красноярск.
В 1942 году все было не совсем так, как планировалось. Намеченные помещения были отданы уже пяти медицинским институтам. События развернулись гораздо круче, чем предполагалось в 1940 году. В наш город были эвакуированы осколки четырех вузов г. Ленинграда: 1-ый, 2-ой медицинский, педиатрический, стоматологический. Из Воронежа эвакуировали только стоматологический мединститут. Кроме того, решением Наркомздрава РСФСР эвакуировали в Красноярск ещё Воронежские научноисследовательские онкологический и бактериологический институты. Подлежало эвакуации, согласно списку от 1940 г., 13 сотрудников и 20 членов семей Воронежского стоматологического института (фото 2). Из них преподавателей было лишь 11 (директор — П. Г. Подзолков, доцент А. П. Марков, зам. директора П. А Ишутин, зав. кафедрой хирургии Л. Белейкин, зав. кафедрой патологической анатомии К. М. Синельщикова, ассистенты кафедры стоматологической хирургии Попова и Дубровская, ассистенты кафедры терапии Полсмен и З.А. Геликонова).
Ряд телеграмм [1], сохранившихся в Красноярском краевом государственном архиве, наглядно воспроизводят обстановку и события конца 1941 и до осени 1942 г. г., происходящие с эвакуированными учебными медицинскими заведениями, и в частности с Воронежским стоматологическим и медицинским институтами (Ф. 1384, оп 1, д 62, л. 26-
Срочная Красноярск облздрав заведующему «прошу приготовить квартиру Воронежскому профессору — рентгенологу Гассуль Грачев.
Красноярский отдел здравоохранения Воронеж «Решением Наркома Митерева и облисполкома Воронежский онкологический институт эвакуировать в Красноярск тчк Предоставьте помещение рентгенаппаратуре, стационару 20 человекам зав. Воронежским областным здравотделом Попов».
Воронежский эвакуируется Распоряжение заместителя Красноярского крайздравотдела тов. Броницкой «Сообщите официально о нем горсовету 23 декабря 1941».
Красноярский крайздравотдел: «Просьба обеспечить предоставление
жилой площади 25 человекам. 29 декабря 1941 года директор бакинститута».
Красноярск крайздравотдел проф. Ткачеву Казань 12 ноября «Советом эвакуации принято решение перевода института Красноярск на базу Краевой больницы. Союзнаркомздрав Шабанов».
Распоряжение тов. Броницкой 8. 01. 1942 Красноярск Крайкому ВКПБ «Распоряжение Правительства. Воронежский стоматологический институт едет в Красноярск. Прошу вашего распоряжения о предоставлении распоряжения на размещение института ЗПБ 28 семей профессорско-преподавательского состава студентов. Директор Подзолков. Крайком отд. 59−497 от 26. 12. 1941 Красноярск. Крайздравотдел, вход. от 8. 01. 1942г» (фото 3).
Красноярск крайздравотдел Воронежский мединститут директору Ковалеву Новосибирск. «Телеграфируйте Новосибирск до востребования Примет институт студентку III курса вашего института Коноплина Зоя.
Ответ: 300 Красноярск Воронежский мединститут директору Ковалеву сообщите место нахождения Воронежского санбактериологического института семье Иллютович, которая находится Фрунзе, станция Пишпек. Лидия Иллютович. Входящий от 01. 12. 41. проф. Ткачеву».
Красноярск завкрайотделом: Сызрань «Решением Наркомздрава
Воронежский бакинститут направился Красноярск тчк Просьба обеспечить предоставление жилой площади 25 человекам. Директор бакинститута. 29. 12. 41 г».
Ответ: 300 Красноярск Крайздравотдел «Сообщите Казахстанскому
туркестанскому райздравотделу местопребывание Воронежского медицинского института Сообщение получено 15. 01. 42г».
Ответ: 300 Красноярскому крайздравотделу «телеграфируйте приехал ли Красноярск Воронежский медицинский институт. Адрес: Ташкент Невский проезд профессору Покровскому».
Красноярский краевой отдел здравоохранения Чкалов «Сообщите Чкаловскому мединституту нахождение в Красноярске Воронежского медицинского института Директор Гаспарьян».
Ответ: 225 Красноярский крайздравотдел Барнаул «Сообщите Барнаул 4-я Алтайская 118 Штейнбергу прибытие Воронежского медицинского института».
Красноярск крайздравотдел тов. Броницкой из Воронежской области «Сообщите профессорам Воронежского мединститута, что мединститут возвращен. Воронеж приступил к занятиям Директор Ковалев» № 196 от 15. 01. 1942 года.
Правительственная Красноярск крайздравотдел Астафьевой — Москва «Откамандируйте работать клинике хирурга Любовского, квартирное имущество его сохранилось Роснаркомздрав Вебер 15. 01. 1942г»
Красноярск завкрайздравотделом Астафьевой Депутату Верховного Совета СССР профессору Ткачеву «Получил от Вас письмо, в котором Вы сообщили о проделанной Вами работе по размещению Воронежского мединститута, за что мы выражаем искреннюю благодарность. Наш вуз не доехал до города Уфы, возвращен обратно. Мы сейчас снова работаем городе Воронеже, поэтому прошу об этом сообщить профессорско-преподавательскому составу и направить в город Воронеж. Тихона Яковлевича Ткачева прошу прибыть в Воронеж и занять кафедру
организации здравоохранения, так как профессор Розетт находится в армии Директор Ковалев 20. 01. 1942г».
Красноярск крайздравотдел Роснаркомздрав «Согласно распоряжения Наркомздрава союза Воронежский стоматологический институт едет в Красноярск. Просим выделить помещения размещения института зпт организации стоматологической поликлиники 40 кресел, поликлиника 30 коек и содействия представления жил. площади профессорско -преподавательскому составу 28 семействам, студентам. Директор Подзолков т. Астафьевой 10. 02. 42г» (фото 4).
Как видно из серии телеграмм правительственных, руководителей вузов медицинских подразделений заместителя заведующего крайздравотделом Р. А. Броницкой, а также частных лиц, поступивших в Красноярский краевой отдел здравоохранения, в Красноярск из Воронежа прибыл стоматологический институт. Что же касается Воронежского медицинского института, то согласно телеграмме прибыли единицы: Ткачев, возможно, рентгенолог Гасуль, которые были отозваны в Воронеж еще в январе 1942 г. до организации I ЛГМИ и КГМИ. Основная же часть сотрудников Воронежского медицинского института, добравшись до Уфы, были возвращены в Воронеж и приступили к занятиям, после первой попытки его захвата фашистами.
События на фронте были весьма драматичны и не стабильны. Территории, захваченные врагами, освобождались и вновь оккупировались. Город Воронеж немцы пытались захватить дважды. Первое наступление на город Воронеж было остановлено. Весь наш народ в предвоенные годы средствами массовой информации был ориентирован на войну скоротечную и победную. В начале войны все верили и надеялись, что земля наша будет быстро освобождена и победа над фашистами произойдет скоро. Поэтому, когда первое наступление на город Воронеж было остановлено, то 20 января 1942 года от ректора Воронежского медицинского института Ковалева пришла телеграмма в Красноярск и Уфу о возобновлении в Воронежском
мединституте занятий и необходимости возвращения профессорско-преподавательского состава, который был еще на пути в Сибирь. Кто-то добрался до Уфы, часть профессоров находилась в Красноярске, в Казахстане, Барнауле, Фрунзе и других территориях страны. Немецкие войска оккупировали Воронеж в июле.
Уже 10 февраля 1942 года идет правительственная и на этот раз последняя телеграмма с распоряжением о принятии и размещении Воронежского, но только одного — стоматологического института в городе Красноярске (фото 4). Поэтому от подлежащих в 1940 году к передислокации профессоров, преподавателей двух Воронежских вузов в количестве 107 человек с членами их семей к сентябрю 1942 года, согласно телеграмме директора Подзолкова разместить нужно было лишь 28 сотрудников и их семей, студентов. Согласно списку, представленному в 1940 году стоматологическим вузом, сотрудников должно было быть 13 с семьями. При этом из телеграмм узнаем, что сотрудники Воронежского медицинского института призывались в действующую армию, например, Розетт, вероятно, и другие. Сличая список от 1940 г. сотрудников Воронежских медицинского и стоматологического институтов (фото 2) с приказом принятых на работу в I Ленинградский медицинский институт и приступивших к работе в Красноярске (октябрь 1942 г.), мы не нашли фамилий сотрудников Воронежского медицинского института и большинства стоматологического института, в том числе и на кафедрах стоматологического факультета.
Что же происходило в Воронеже в период их эвакуации? В 1941 году при первой эвакуации, в период стремительного наступления немцев и возникшей реальной угрозы захвата ими города Воронежа было спланировано сотрудников вуза эвакуировать железной дорогой. В Красноярск прибыли Ткачев и Гасуль, вероятно, для подготовки помещений к размещению вузов. Затем в первую очередь эвакуировался профессорско-преподавательский состав с семьями Воронежского стоматологического института. Во вторую — с оборудованием, приборами и прочим инвентарем
отправлялся Воронежский медицинский институт.
П. Г. Подзолков в своей автобиографии пишет, что по июнь 1942 года Воронежский стоматологический институт работал, выполнял свои задачи и оказывал практическую медицинскую помощь действующей армии. В мае 1942 г., П. Г. Подзолкову была объявлена благодарность Санитарным Управлением Юга-Западного фронта — «за четкое и хорошее обслуживание красноармейцев, командиров и политработников Юго-Западного фронта». «В июле 1942 года я был с институтом эвакуирован в Красноярск, где в ноябре 1942 года из частей трех (согласно архиву КрасГМУ не трех, а четырех) Ленинградских медвузов и Воронежского стоматологического института был организован Красноярский мединститут» (личное дело П. Г. Подзолкова из архива КГМУ). Из рассказа П. Г. Подзолкова, а также из присланных телеграмм выясняется, что Воронежский медицинский институт не был эвакуирован в Красноярск, а лишь — стоматологический. В январе 1942 года нашим войскам удалось удержать Воронеж. Поэтому директор Ковалев, с сохранившимися в Воронеже кадрами медицинского института, приступили к занятиям. В связи с этим и было им отдано распоряжение о возвращении сотрудников, следовавший в Красноярск. Как оказалось, Воронеж не был сдан фашистам, с января по июль шли оборонительные бои. Немецкие полчища при втором наступлении захватили город Воронеж. Второе наступление со взятием Воронежа было стремительным, и, вероятно, Воронежскому мединституту, профессорско-преподавательскому составу не всем удалось эвакуироваться, а пришлось остаться в оккупации. Налеты немецкой авиации, взрывы, сотрясающие землю, разрушение зданий, сопровождали очередную эвакуацию оставшихся сотрудников медицинского вуза и их членов семей. Фашисты целенаправленно бомбили железнодорожные узлы, станции, предприятия, заводы, фабрики и нагло расстреливали отступающее мирное население.
Так случилось, что в конце декабря из Красноярского края, со станции Камарчага, был отправлен резервный фронтовой полевой госпиталь, который
находился с осени 1942 года в поселке Шила в свернутом состоянии. Начальником медицинской службы данного госпиталя с конца ноября 1942 г. была назначена Надежда Алексеевна Бранчевская — первый начальник по медицинской части тысячекоечного эвакогоспиталя 15/15 г. Красноярска, в котором она проработала с августа 1941 г. по ноябрь 1942 года [2]. В последних числах декабря 1942 г. фронтовой эвакогоспиталь из с. Шила был отправлен на фронт. Нередко на узловых станциях они пропускали воинские составы с людской силой, боевой техникой. Путешествие в 20 теплушках (небольшие вагончики) длилось на протяжении 54 дней. В них двигался весь личный состав и вагоны марли, ваты, инструментов, спирт, лошади, телеги, упряжь и все самое необходимое для работы фронтового госпиталя. Не один раз меняли им точку назначения. «Куда назначат, а там уже немцы». Было так что их отправляли назад, на Восток, вплоть до станции Ульяновск… А потом опять на запад. Ехали, ехали и ехали. Зима была лютая, стояли крепкие морозы — 50° и выше. Холод был спутником сотрудников эвакогоспиталя. Вагоны их утеплены были лишь ватными матрацами и железной печуркой -буржуйкой. Как потом выяснилось, матрацы были завшивлены. Весь персонал госпиталя завшивился. За 54 дня они только один раз имели возможность помыться на одной из железнодорожных станций. Питание было один раз в день. Спали в том, в чем ходили, не снимая даже сапог. Условия при транспортировке эвакуированных, в том числе профессорско-преподавательского состава, были не лучше, чем у воинов, отправляющихся на фронт. Наконец сотрудники госпиталя прибыли в конце февраля на узловую станцию Грязи Дрязгинского района, Воронежской области, которая имела пять направлений. Станция была в 25 км. от Воронежа. Бомбили ее фашисты методично в одно и то же время, ежедневно в 10 часов. В трехчетырех километрах от Воронежа стоял 18 эвакопункт, т. е. их непосредственное госпитальное управление. Простояли они в резерве в районном селе Дрязги по апрель 1943 г., было тепло и уже выросла трава. Госпиталь в точке прибытия не разворачивали. Наконец получено было
распоряжение прибыть Н. А. Бранчевской как заместителю начальника по медицинской службе вместе с заведующей хирургическим отделением в 18 эвакопункт, по целому ряду организационных мероприятий, вызванных их новой дислокацией. Получив задание на разворачивание в Житомире их фронтового эвакогоспиталя, имея свободное время до отправки поезда, и, находясь рядом с Воронежем, Н. А. Бранчевская решила воспользоваться возникшей возможностью и проведать в Воронеже сестру с двумя детьми. Жила сестра рядом с железнодорожным вокзалом, там же, рядом с ее домом, располагался анатомический корпус с библиотекой Воронежского медицинского института. «Впечатление, — рассказывает Надежда Алексеевна, — «было тяжелое и грустное… Железнодорожная станция города Воронежа, дом, в котором жила сестра, были разрушены. Рядом было здание детского сада, куда ходили племянники, от него тоже ничего не осталось. От дома сестры остались торчащие стены без крыши, окон и дверей… «
Здание анатомки стояло, но все окна были выдраны, двери разбиты, оставшиеся распахнуты. Прошел дождь, было сыро. По всему двору анатомки разбросано было много книг. Книги, книги, книги… Все они были намокшие и грязные. Надежда Алексеевна подняла одну из них. Это оказался анатомический атлас, который был мокрый и грязный, посмотрела и оставила его там же. «Не было ни одной живой души. Грустное было зрелище, как и оставшиеся воспоминания». Такие воспоминания о Воронеже после его освобождения сохранила и сообщила нам красноярка — Н. А. Бранчевская, у которой фронтовой путь начался с Воронежа [2]. Благодаря Надежде Алексеевне мы как будто проживаем отдельные страницы жизни военного времени города Воронежа, медицинского вуза, один из которых -стоматологический стоит у истоков организации Красноярского медицинского института.
Воронежский стоматологический институт направили окончательно в Красноярск. Сестра Н. А. Бранчевской с племянниками так и не нашлась, они погибли в период отступления наших войск, как, видимо, и сотрудники
Воронежского медицинского института. Кто-то из них был оставлен в оккупированном Воронеже для выполнения спецзадания в тылу врага. Одним из таковых был ассистент Л. С. Полосин, который, выполнив спецзадание, вышел из оккупированной территории и прибыл в Сибирь, город Красноярск, для подготовки врачей. Он был первым преподавателем, а затем заведующим кафедрой биохимии (1942 и 1943 г.г.). Из-за отсутствия подготовленных кадров ему пришлось одному вести лекционный курс и все семинарские занятия во всех группах как на лечебном, так и стоматологическом факультетах Красноярского государственного медицинского института (КГМИ), за что ему была выражена благодарность на Ученом совете.
Положение на фронтах в 1942 году было тяжелое, мы еще оставляли города, села, свою родную землю. Немцы, потерпев неудачи под Москвой и Ленинградом, изменили направление главного ударного направления, стали вести активные наступательные бои на юге страны и небезуспешно. Вот почему ранней весной 1942 года эвакуированные по ледовой дороге Ладожского озера в Пятигорск Ленинградские вузы вновь были вынуждены срочно эвакуироваться в Среднюю Азию. Уходили спешно, транспорта не было, шли пешком по Военно-Грузинской дороге, преодолели таким образом 90 км (Газета «Медик», воспоминания доц. Н.И. Варгунина). Правительству нашей страны стало ясно, что война будет затяжной, долгой, для ведения которой потребуются кадры, в том числе врачебные, и немало. Уже в пути следования круто изменяется и последняя точка назначения эвакуации Ленинградских вузов со Средней Азии на Красноярск. Прибыли они в Красноярск лишь к сентябрю 1942 года.
Было принято специальное правительственное решение создать из осколков четырех Ленинградских медицинских и еще Воронежского стоматологического вузов, вначале I Ленинградский медицинский институт (приказом № 1 от 12 октября 1942г) (фото 5), а через месяц (21 ноября 1942 г.) Красноярский государственный медицинский институт. Из автобиографии профессора В. А. Опалевой-Стеганцевой узнаем, что она в сентябре уже была
зачислена в число студентов V курса первого Ленинградского медицинского института (личное дело В. А. Опалевой-Стеганцевой, из архива КГМУ)
Приказ № 500 от 10. 10. 1942 г. Всесоюзного комитета по делам Высшей школы при С.Н.К. и Народного коммисариата здравоохранения СССР определил [3]: «В связи с эвакуацией первого Ленинградского медицинского института им. акад. И. П. Павлова в г. Красноярск:
1. Профессоров, преподавателей и студентов 1-го и 2-го Ленинградского медицинского института, Ленинградского педиатрического мединститута и Ленинградского стоматологического института, ранее эвакуированных из Ленинграда, использовать на работе, на учебе в I Ленинградском медицинском институте в г. Красноярске.
2. Исполнение обязанностей директора 1-го Ленинградского медицинского института в г. Красноярске возложить на заместителя директора по научно-учебной части профессора Озерецкого Николая Ивановича.
3. Эвакуированные в Красноярск Ленинградский стоматологический и Воронежский стоматологический институты временно объединить и организовать их работу на правах стоматологического факультета при I Ленинградском медицинском институте.
4. Деканом Стоматологического факультета при I-ом Ленинградском Медицинском Институте назначить тов. Пирятинского Захара Борисович.
Председатель Комитета по делам Высшей школы при СНК СССР /Кафтанов/.
Народный комиссар здравоохранения СССР /Митерев/.
Приказом № 2 от 19 октября 1942 г. I Ленинградским (позже ставший Красноярским) медицинским институтом были приняты на работу сотрудники (фото 6). Это первый списочный состав и штаты КГМИ с поименным составом профессоров и преподавателей каждой кафедры. Указываем только заведующих кафедр. Согласно этому приказу всего было открыто 33 кафедры и два курса: (основы марксизма-ленинизма и.о. зав.
П. П. Протасов, курс латинского языка, иностранного языка (зав., канд. филолог, наук Н.А. Катагощина), биологии (зав. Н.Н. Канаев) — физики (зав, канд. физ. -мат. наук Л.Ф. Городецкий) — анатомии (зав., д.м.н. М.Г. Привес) — общей химии (зав., канд. хим. наук К.П. Мищенко) — гистологии (зав., д.м.н. А.А. Заварзин) — биохимии (и.о. зав. Л.М. Полосин) — физиологии (зав., д.м.н. П.С. Купалов)-военно-санитарной дисциплины (ст. преподаватель А.А. Рамш) — микробиологии (зав., д.м.н. А.И. Шапиро) — органической химии (доц., к.м.н. П.В. Блакирев) — патологической анатомии (зав., д.м.н. Л.И. Шабад) — патафизиологии (зав., д.м.н. Силаева) — фармакологии (доц. И.Е. Стерин) — общей хирургии (зав., д.м.н. И.И. Кисилев)-пропедевтики внутренних болезней (зав., к.м.н. В.Л. Яхнис) — общей гигиены (зав., д.м.н. И. Е. Рамм.) — организации здравоохранения (зав. В.И. Иванов) — факультетской терапии (и.о. зав., к.м.н. И.О. Неймарк) — нервные болезни -(зав., д.м.н. А.И. Златоверов) — факультетской хирургии (доц., к.м.н. П.И. Михедько) — кожные и венерические болезни (зав., д.м.н. С.К. Розенбаль) — акушерства и гинекологии (В.И. Литвак) — детские болезни (зав. Э.Л. Горницкая) — глазных болезней (асс. К. Т Вайнер) — болезни уха, горла, носа (асс. М.А. Квят) — психиатрии (зав., д.м.н. Н.И. Озерецкий) — госпитальной терапии (асс. М. С. Бабицкая и М.М. Майзель) — госпитальной хирургии (доц., к.м.н. А.К. Приходько) — курс урологии (к.м.н., доц. М.Д. Лихтенштейн) — судебная медицина (зав., д.м.н. А.Г. Леонтьев) — хирургической стоматологии (зав., к.м.н. М.Д. Дубов) — ортопедическая стоматология (зав. Кац) — терапевтической стоматологии (зав., д.м.н. Е.Е. Платонов).
Всего было по данному приказу зачислено профессоров и преподавателей в штат медицинского института — 97 человек [3].
Согласно следующему приказу Всесоюзного комитета по делам Высшей школы при СНК СССР и Народного комиссара здравоохранения СССР г. Москва № 558 е-1 от 21 ноября 1942 г. в соответствии с распоряжением Совнаркома Союза ССР № 1919 от 8 октября 1942 и др. № 21 674 от 13 ноября
1942 уже было приказано создать Красноярский государственный медицинский институт (фото 7):
1. Организовать с оставшимися в г. Ленинграде студентами медицинских вузов учебную работу в 1942—1943 учебном году в I и II Ленинградских институтах.
2. Объединить эвакуированные в Красноярск: Воронежский
стоматологический институт и части I и II Ленинградские, а также (Ленинградские) педиатрический и стоматологический мединституты в один Красноярский медицинский институт с факультетами лечебным и стоматологическим с подчинением его Наркомздраву.
3. Утвердить и. о. директора Красноярского медицинского института проф. Н. И. Озерецкого.
Позже приказом Наркомздрава Н. И. Озерецкий будет утвержден в должности директора КГМИ приказом № 5 только 4 января 1943 г. по Народному комиссариату Союза ССР здравоохранения г. Москва № 605−1 24 декабря 1942 г. [3].
Нарком здравоохранения Союза ССР т. Митерев приказом № 6 по Народному комиссариату здравоохранения Союза ССР Москва № 554 от 18 ноября 1942 г. по представлению краевого отдела здравоохранения закрепил за КГМИ перечень лечебных учреждений и помещений для размещения кафедр. Так клиническими базами Красноярского мединститута стали лечебные учреждения: городская больница (для кафедр факультетской и госпитальной терапии, нервных болезней, психиатрии, акушерства и гинекологии, кожновенерических и инфекционных болезней) — хирургическая больница для общей, госпитальной, факультетской хирургии, ЛОР болезней, глазных болезней) — родильный дом № 1 (для акушерства и гинекологии) — туберкулёзный диспансер (факультетской терапии) на 50 коек- поликлиники № 1 и 2- ряд эвакуационных госпиталей № 986, 15/15,1350, 3489 и 985- санитарно-бактериологический институт (для кафедр микробиологии и общей гигиены). Нарком СССР Митерев (фото 8).
Первым главным административно-учебным корпусом КГМИ стало здание на ул. Карла Маркса, в котором до института был развернут 98б эвакогоспиталь (фото 9). Получил институт данные здания весной 1943 года.
В числе ассистентов, зачисленных в дни создания медицинского института, звучат имена людей, посвятивших всю свою жизнь становлению и развитию КГМИ: К. Н. Сементовский (преподаватель латинского языка), А. А. Астахова (асс. каф. анатомии), Н. А. Варгунин (каф. общей химии, которую в дальнейшем он ее возглавит), Ф. В. Лочагина (асс. каф. физиологии), Б. А. Бояринова (асс. микробиологии, а позже ее заведующая), П. Г. Подзолков (асс. пат. анатомии, в дальнейшем зав. данной кафедры и директор КГМИ), В. А. Клюге и В. М. Ляховицер (пропедевтика внутренних болезней, А. Н. Протопопова (асс. госпитальной, затем пропедевтики), М. И. Шецер (асс. нервных болезней), А. М. Волошина (асс. кожных и венерических болезней), З. Г. Глаголева (асс. общей гигиены).
Директором КГМИ был назначен д.м.н., проф. Н. И. Озерецкий, проректором по науке и учебной работе — д.м.н., проф. М. Г. Привес, зам. директора по административно-хозяйственной части П. Г. Подзолков, деканом стоматологического факультета — доцент, к.м.н. З. Т. Пирятинский, деканом лечебного факультета — В. И. Иванов.
Наркомом здравоохранения Г. А. Митеревым приказом по НКЗ ССР № 110−11 г. Москва от 30 октября 1942 года была объявлена благодарность, -«За успешно проведенную эвакуацию профессоров- преподавателей и студентов Ленинградских медицинских институтов с Северного Кавказа» и премировать денежной премией в размере месячного оклада директора I Ленинградского института им. И. П. Павлова, профессора Н. И. Озерецкого и директора Ленинградского стоматологического института доцента З. Б. Пирятинского [3].
Позже директором КГМИ Н. И. Озерецким «За активную помощь в деле эвакуации института» профессорам: М. Г. Привес, В. Н. Иванову, И. Е Рамму, К.П. Мищенко- доцентам: Д. А. Сидорову, А. Ф. Городецкому, Б.Р.
Пеньковскому- ассистентам: А. Т. Астаховой, П. Г. Подзолкову, К. А.
Калининой, А. М. Карпасу и Преображенской, а также 75 студентам (с I по V курс) была объявлена благодарность (приказ № 28−1 от 16 ноября 1942).
В числе зачисленных профессоров, преподавателей и ассистентов
Красноярского медицинского института из Воронежского стоматологического института были лишь некоторые сотрудники: П. Г. Подзолков, доц. А. П. Марков, В. М. Ляховицер, Л. М. Полосин, О.М. и В. М. Лихтенштейн. Основная школа профессорско-преподавательского состава, стоящих у истоков создания Красноярского медицинского института была ленинградская, работали красноярцы (ассистенты) и немногие рядовые -воронежцы. Сотрудники Воронежского медицинского института не были эвакуированы в Красноярск [3] и поэтому они в составе КГМИ не значатся
[3].
В июле 1943 г. состоялся первый выпуск врачей, который был представлен в основном эвакуированными студентами, прибывшими из Ленинграда, Томска, Москвы и других вузов страны, в том числе (стоматологов) Воронежа, прибывшими в Красноярск с вузами. Часть студентов были эвакуированы в Красноярск с родителями, заводы которых были передислоцированы в Сибирь.
Из приказа № 75 от 8 марта 1943 года [3] узнаем, что стипендию получали на стоматологическом факультете I курса — 10 студентов, III — 14, IV — 7 (видимо, на II курсе не было студентов), а на лечебном: I курс — 73, II — 10, III — 97, IV — 21 и V — 13. Стипендию начисляли только нуждающимся студентам, поэтому информация о числе студентов, которые учились в КГМИ, неполная. Так на стоматологическом училось 55, а стипендию получали 31 студент. К сожалению, приказа об отчислении студентов, окончивших в 1943 г., нет. Поэтому располагаем списком лиц, окончивших мединститут, только из приказа № 75.
Назовем имена выпускников, которые четыре года учились в других вузах страны, а завершили образование в КГМИ в 1943 г. Они начало начал
врачебных кадров, которые завершили медицинское образование в Красноярске: В. А. Опалева (стала первым почетным профессором
КрасГМА), О. Д. Крохотина (доцент кафедры акушерства и гинекологии), А. И. Шевченко (к.м.н., ассистент кафедры отолорингологии), Э. П. Алимова, П. С. Брезман, В. С. Васильченко, Г. Ш. Горенштейн, Л. П. Ермолаева, М. З. Махтина, Л. А. Шахнович (ассистент кафедры госпитальной терапии), В. Р. Шипов, В. Д. Елисеева, Н. Д. Мухлыгина.
Таким образом, Ленинградская, Боткинская медицинская школа, которая стоит у истоков Киевской, Казанской и других школ, заложила основы и Красноярской медицинской школы.
В начале третьего тысячелетия наша Alma mater не только состоялась, но и заняла достойное место по подготовке кадров врачей среди вузов страны. Она является лидером среди 37 вузов страны. Рождение Красноярского государственного медицинского института состоялось в грозные годы войны. В его составе было два факультета: лечебный и временно стоматологический (с 1942 по 1945). Последний факультет позволил завершить образование эвакуированным студентам стоматологических вузов Ленинграда, Воронежа и др. Стоматологический факультет вскоре был закрыт, т.к. набор студентов на I курс не проводился. В 1989 г. наш вуз получил статус Красноярской государственной медицинской академии (ректор В.И. Прохоренков). В настоящее же время развернуты факультеты (лечебный (1942), педиатрический, фундаментального медицинского образования (2005), стоматологический, высшего сестринского образования, фармацевтический (200б), факультет довузовского образования, последипломной подготовки и клинико-психологический (2008). Доказательством признания её лидирующего положения среди вузов страны является присвоение Красноярской медицинской академии в 2008 году статуса университета. Вузу присвоено имя Святителя Луки — д.м.н., профессора В.Ф. Войно-Ясенецкого. Красноярский государственный медицинский университет им. В. Ф. Войно -Ясенецкого, как наша могущественная сибирская река Енисей, будет всегда
полноводен, чист и прозрачен, а недра его богаты, щедро дарящие и питающие знаниями и мудростью все новые и новые потоки молодых людей, желающих посвятить свою жизнь врачеванию души и тела. Учителя и ученики будем трепетно любить свой родник знаний, питать его, преумножать его достижения и гордо нести честь университета и великое имя Святого Луки — д.м.н., профессора Валентина Феликсовича Войно-Ясенецкого.
ORIGINS OF KREASNOYARSK STATE MEDICAL INSTITUTE
T.P. Sizyh
Krasnoyarsk state medical university named in honour of prof. V.F. Voino-
Yasenetskij
Archival materials and memories about origins of Krasnoyarsk state medical institute are available in the article.
Key words: Krasnoyarsk state medical institute, source of its forming, memories, Krasnoyarsk state medical university.
Литература
1. Архив администрации Красноярского края / Ф. 1384, оп 2, д 62, 11 — 22.
2. Сизых Т. П. Воспоминания начальника медицинской части госпиталя 15/15 г. Красноярска о В.Ф. Войно-Ясенецком (1941 год) // Сиб. мед. обозрение. — 2008. — № 1. — С 63−72.
3. Книга приказов Красноярского государственного медицинскогг института 1942−1945 г. г. (Архив КрасГМУ).

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой