Деятельность Псковской милиции в период НЭПа 1921-1927 гг

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

вдов и сирот лиц духовного звания, а также безразличии прихожан к бедным духовного звания. И только специально предпринятые меры со стороны епархиального начальства позволили увеличить доходы Попечительства, чтобы оно могло оправдать цель своего создания.
Список литературы
1. Тульское епархиальное попечительство //Столетие Тульской епархии. Тула, 1901.
2. ПСЗ. I изд. Т. 38.
3. Ширяев Д. И. Тульское епархиальное попечительство. Тула, 1901.
O.L. Lisitsina.
Social support of Tula eparchial trusteeship (1824−1899).
Tula '-s eparchial trusteeship was founded for give help poor pension clergy, their widows and orphans. During its existence trusteeship rendered pecuniary and social support pension clergy.
Kew words: trusteeship, clergy, grants, Tula eparchy, social support.
Получено 5. 03. 2010
УДК 351. 74:94(470. 25). 084. 8
С. Е. Матвеев, канд. юрид. наук, доц., 8−903−036−10−01, plo@tsu. tula. ru (Россия, Тула, УВД по Тульской обл.)
ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ПСКОВСКОЙ МИЛИЦИИ В ПЕРИОД НЭПА 1921−1927 ГГ.
Подробно излагается деятельность правоохранительных органов Псковской области в период НЭПа, когда работа милиции носила многоплановый характер: борьба с бандитизмом, детской беспризорностью, ее спекуляцией и т. п. Отражен комплекс мероприятий, в которые были вовлечены общественные организации и население.
Ключевые слова: правоохранительные органы, правонарушения, бандитизм, административные наказания.
В мар т 1921 года X съезд РКП (б) про в гласил переход от политики «военного коммунизма» к «новой экономической политике», означавший коренной переворот в методах управления и хозяйствования. Гражданская война и хозяйственная разруха тяжело сказались на экономике края. В 1920 — 1921 гг. промышленные предприятия губернии выпускали лишь пятую часть довоенной продукции, многие заводы и мастерские не работали из-за отсутствия топлива, сырья, рабочей силы. Двукратная оккупация Пскова, где сосредоточивалась основная промышленность губернии, нанесла ей ущерб на сумму 17 млн руб.
С переходом к НЭПу требовалось реформирование органов НКВД.
Возникла необходимость в единой правовой регламентации организации и деятельности всех звеньев милиции. Таким правовым актом, имевшим силу закона, стало Положение о рабоче-крестьянской милиции, утвержденное ВЦИК 10 июня 1921 года и опубликованное за подписями В. И. Ленина и М. И. Калинина.
В Положении определялось место милиции в системе органов Советского государства, ее внутренняя организация, принципы комплектования кадров. В Положении говорилось: «Рабоче-крестьянская милиция находится в ведении Народного Комиссариата Внутренних дел и его о гано в на местах». Таким о разом в Положении четко указывалось, что милиция — орган НКВД как в центре, так и на местах. В Положении имелось два вида норм: нормы, регулировавшие
организационную структуру различных звеньев аппарата милиции, и нормы, определявшие компетенцию и задачи тех или иных органов милиции. Согласно положению рабоче-крестьянская милиция подразделялась на: а) городскую и уездную милицию- б)
промышленную- в) железнодорожную- г) водную- д) розыскную. Положение давало четкое определение роли милиции как государственного органа в условиях военного времени. Рабочекрестьянская милиция характеризовалась как вооруженный исполнительный орган [1, с. 371].
Положение делило личный состав советской милиции на две основные части:
1. Сотрудники (младшие и старшие милиционеры, командный состав, следователи, агенты розыска).
2. Вспомогательный состав (канцелярские и технические работники).
Указанный документ внес ряд существенных уточнений в порядок комплектования кадров милиции. В частности, законодательно был закреплен принцип добровольности поступления на службу в милицию. Положение сохраняло классовый принцип комплектования кадров советской милиции. Основными критериями, устанавливаемыми для лиц, принимаемых в милицию, — обладать избирательным правом в Советы, быть не моложе 21 года, не состоять под следствием и судом по обвинению в преступлениях, быть здоровыми и пригодными к службе.
Позднее выделяется структура уголовного розыска со специфическими особенностями в общей системе защиты государства и отдельных граждан, а также со своими задачами в организации этой защиты. Здесь и наблюдение за притонами, и сбор сведений о происшествиях уголовного характера, и допрос свидетелей, и производство обысков, и задержание подозреваемых в преступлениях [2, с. 6]. Но в силу ряда обстоятельств, уже упоминавшихся выше и
создававших непомерные трудности в работе милиции и уголовного ро ыска на Пско вщине, блюстители по рідка не мо пи эффективно, с полной отдачей бороться с волной правонарушений, захватившей губернию. Кроме всего прочего, органы правопорядка зачастую были загружены обязанностями, не свойственными их службе. Их сотрудники занимались разноской писем между учреждениями, окарауливанием помещений различных организаций, сбором налогов, доставкой повесток, наблюдением за местами купаний, а также ведали выдачей паспортов, видов на жительство (паспорт того времени содержал не только знакомые нам сейчас данные о владельце, но и все его перемещения в служебном или общественном положении) [3, с. 46]. К 1922 году на милиции и уголовном розыске дополнительно «висело» ещё ряд задач, как, например, охрана порядка на увеселительных мероприятиях, в местах большого скопления народа, негласное наблюдение за ресторанами, учёт и контроль за средствами передвижения, будь то лошадь, велосипед, мотоцикл или автомобиль (прообраз ГАИ) — а до 1922 года силы милиции привлекались для охраны концентрационного лагеря, расположенного в Пскове. Но главным и определяющим фактором деятельности сил правопорядка была борьба с преступностью, с теми криминальными силами, которые своими деяниями серьёзно подрывали новую власть и наносили ущерб её гражданам.
На первом году существования милиции её сотрудники больше наблюдали за порядком в общественных местах и на улицах, следили за уборкой территорий вблизи жилых домов, если требовалось, то привлекали нарушителей к административным наказаниям. Но жизнь требо вала от них большего. Наиболее больными про бгемами в охране законности на Псковщине, доставшимися ей в силу географического положения и со гро юждавшими жизнь это го края мно го лет, являются спекуляция и контрабанда. На их распространение весомое влияние оказывала близость губернии к Петрограду и её приграничный статус в отношении двух буржуазных государств — Латвии и Эстонии. Спекуляция достигла огромных размеров — цены на продукты на псковских рынках на 400−500% были взвинчены. Предметами контрабанды и спекуляции служили, как правило, продукты питания и изделия из золота и серебра. Осо б ходо віми то врами здесь также были мыло, чай, сахарин, драгоценности. Почти на всём протяжении 20-х годов советская власть пытается бороться с этим теневым оборотом, теневой торговлей. Неоднократно Губисполком обращался в Губмилицию с просьбой обратить серьёзнейшее внимание на поток контрабанды, курсирующей по губернии, и принять всевозможные меры по перекрытию этого потока [4, с. 6]. Вскоре в число контрабандного товара попадают водка, спирт, лён, рытба. Положение осложнялось тем, что на эстонской территории в
приграничной полосе существовало около 10 лавок, которые предлагали крестьянам необходимый им в хозяйстве инвентарь, но взамен требовали вышеперечисленные продукты и товары [5, с. 16]. Спирт во Псков доставлялся большей частью на подводах лесными дорогами из Петрограда, что затрудняло его перехват. И всё же положительные результаты в ликвидации контрабанды и спекуляции были. Так, например за 1923 год органами правопорядка губернии было задержано подобного товара на сумму 365 тыс. 993 руб. денежными знаками 1923 года и 5 тыс. 398 руб. золотом. В суд передано 3208 уголовных дел [6].
По мере того как повышалась результативность борьбы официальных властей против известных экономических преступлений посредством налаживания работы пограничной службы, приобретался практического опыта правоохранительными организациями в этом направлении своей деятельности, неожиданно появляется и получает огромный размах новое общественное зло — самогоноварение и, как следствие, — пьянство и увеличение числа преступлений на этой почве. Начиная с 1921 и до 1924 гг. актуальность борьбы с этими
антисоциальными явлениями не снижается. Вот лишь некоторые цифры, красноречиво рисующие размах борьбы по губернии с этим злом:
— за январь 1923 года составлено протоколов за приготовление самогона — 433, за торговлю и сбыт — 170, за появление в нетрезвом виде -94-
— за март 1923 года задержано 426 лиц, причастных к винокурению и сбыту самогона-
— с января по октябрь 1923 года отобрано самогонных аппаратов 1351 штука, отобрано суррогатов спирта 774 ведра [7].
Таким образом, размах изготовления самогонки был более чем значительным. Дело осложнялось ещё и тем, что наряду с процветанием алкогольного бизнеса резко увеличилось число драк, случаев поножовщины, убийств и преступлений другого рода, совершенных гражданами в пьяном угаре. Особенно чувствительно всё это отражалось на деревне. Драки, хулиганство, пьяные дебоши для деревни того времени были обыденным явлением [8]. Отмечались драки, в которых принимали участие по 4−5 деревень (имеется в виду молодое мужское население) [9].
В борьбе с подобными антиобщественными проявлениями милиция, суды использовали массу репрессивных мер: наложение штрафов и взысканий, лишение свободы и даже высылка провинившегося за пределы губер ши. До 19 2 Фода наблюдался очевидный р ост числа почти всех видов правонарушений, а лишь после — некоторый спад. Лучше всего сложившуюся ситуацию обрисуют конкретные цифры и факты.
Вот суммарные данные о количестве и видах преступлений, совершенных в Псковской губернии в 1923 и 1924 годах (таблица):
Виды и количество преступлений, совершенных в Псковоской губернии в 1923 и 1924 гг.
Год 1923 1924
Конокрадство 482 990
Разбой 163 290
Квалифицированные кражи 1034 1670
Простые кражи 3288 5872
Мошенничество 1089 1688
Бандитизм 51 85
Убийства 274 362
Фальшивомонетничество 32 60
Должностные преступления 1346 2224
Раскрываемость преступлений повысилась до уровня 70% [10, с. 82−83].
Но оставался очень низким процент раскрываемости
квалифицированных краж, а также случаев бандитизма. Это было вызвано и нехваткой специалистов сыскного дела, способных распутывать сложные преступления, и отсутствием специальных технических средств, необходимых для успешного ведения следствия. С начала 2 0х годов уголовным розыском только стала создаваться и использоваться сеть тайных осведомителей, работа которых в 1922 году была признана
комиссией центророзыска как удовлетворительная [11, с. 113].
Одной из самых главных забот милиции являлась бор ба с
бандитизмом. Банды формировались из разбитых белогвардейских формирований, кулаков, дезертиров, уголовных элементов, получивших свободу по амнистии 1922 года. Зачастую они создавались на территории буржуазной Эстонии и оттуда совершали свои грабительские налёты. В уездах губернии действовали десятки вооружённых банд от мелких из 3−4 человек, до крупных, насчитывающих сотни человек. Органы ВЧК так классифицировали состав бандформирований, выделяя три различных течения в бандах, а также указывая на их социальный состав:
«Сознательно кулацкий элемент — явные противники Советской власти и Компартии, являющийся агентами Балаховича, другие шли исключительно против местных властей, а третьи были дезертирами-шкурниками, являющимися несознательным элементом, шедшие только с целью грабежа и наживы» [12, с. 453].
Во время налётов бандиты отбирали одежду, продукты питания, скот, лошадей. Награбленное сбывали через своих сообщников из местного населения, ценные вещи брали себе, дарили укрывателям. Лошадей продавали конокрадам. Скот р вали для нужд банды, снабжали мясом
родственников. Ограбления производились с цинизмом и жестокостью. Сотрудниками Великолукской милиции был создан специальный отряд во главе с начальником уголовного розыска Н. И. Лукиным. Деятельность отряда была направлена не только на уничтожение бандитов, но и на выявление и арест укрывателей.
Для того чтобы покончить с бандитизмом, партийно-советский актив и милиция проводили агитацию о добровольной явке бандитов с повинной. Большую помощь милиции оказывало население. Активисты из числа крестьянской бедноты часто приходили в милицию, сообщали о месте нахождения бандитов, делали засады в своих деревнях, принимали меры к задержанию преступников.
Тесная связь с народом позволяла выполнить важную задачу по ликвидации вооруженного бандитизма на территории Псковской губернии.
Борьба с бандитизмом была тесно переплетена с борьбой против конокрадства, скотокрадства и кражами зерна у крестьян. Эти виды преступности подрывали крестьянские хозяйства, и без того истощённые в период империалистической и гражданской войн.
На почве НЭПа расцвела проституция и детская беспризорность. На милицию и угрозыск была возложена обязанность по составлению протоколов на женщин, занимающихся проституцией, а также выполнение функции заботы и попечительства о несовершеннолетних [13, с. 43- 14, с. 15].
Достаточно частыми были распоряжения подотдела милиции об оказании помощи жертвам контрреволюции, среди которых оказались дети. Эта помощь в основном заключалась в организации распределения продовольствия, вещей и денег. Особое внимание обращалось на классовое происхождение получателей денег, в помощи было отказано детям из семей буржуазии и кулаков: «…Ни в коем случае не выдавать… содержания кулацким или не подчиняющимся Советам лицам» [15, с. 71 ].
Наблюдение за этим распоряжением возлагается на милицию. Тех, кто ослушивался, даже если это были дети, ожидал революционный суд. Так новая власть боролась с проявлением старых порядков, в том числе среди учащихся. Должна была милиция заниматься и вопросами отделения школ от церкви и контролировать священнослужителей, препятствовать их проникновению в школы, препятствовать чтению проповедей и Закона Божьего в учебных заведениях.
Кроме активной борьбы с криминальным миром работникам правоохранительных органов приходилось участвовать в общественных мероприятиях российского и губернского масштабов, в различных компаниях, провозглашенных правительством молодой Республики. Правоохранительным органам также приходилось проводить работу сразу в нескольких направлениях:
— принимать активное участие в процессе становления паспортной системы в связи с отменой старых паспортов. Вместо них вводились
удостоверения личности, которые выдавались лишь в городах и поселках городского типа в органах милиции, а в сельской местности — в волостных исполкомах-
— в области административного делопроизводства (надзора) милиция обязана была взыскивать штрафы за нарушение обязательных постановлений центральных и местных органов власти, осуществлять надзор за соблюдением правил разрешительной системы (производство, торговля, хранение, пользование, учет и перевозка всех видов оружия, огнестрельных припасов, различных снарядов и взрывчатых веществ)[16, с. 169]-
— по ведомству общего делопроизводства милиция регулировала торговлю: выдавала разрешения на право торговли вином и пивом, устройство бильярдных, регистрировала комитеты торговцев, а также выдавала разрешения на хранение гладкоствольного оружия, взимала средства за проведение увеселительных мероприятий и выставление пикетов [17, с. 338−342].
Особую остроту имела проблема незаконной вырубки лесов. 4 апреля 1925 г. псковские губсуд, гублесотдел, губфинотдел и губмилиция издали совместный циркуляр, в котором отмечалось, что леса, являясь ценнейшим достоянием республики, в первые годы революции беспощадно расхищались, но «…в настоящее время такое положение терпимо быть не может…». Циркуляр предписывал милиции производить взыскания по лесорубочным делам в порядке I особой срочности, а волостным милициям, по возможности, оказывать содействие лесничествам в организации облав, выделяя имеющуюся свободную вооруженную силу. Если в 1924—1925 гг. количество лиц, подвергнутых штрафу за лесопорубки, составляло 218 человек, то в 1925—1926 гг. — уже 79 502 [18, с. 27−28].
Проблемы комплектования личного состава милиции в 1917—1927 гг. стояли очень остро. Многие сотрудники, принятые на работу, не отвечали требованиям, предъявляемым к советским милиционерам, поэтому к ним принимались разнообразные меры — это и «чистки» личного состава, и увольнения, и отстранения от обязанностей.
Несмотря на принимаемые меры воспитательного характера, не все сотрудники отвечали предъявленным требованиям. Пьянство, кражи, мздоимство, хамство, драки, разбазаривание вверенного имущества — вот лишь небольшая часть тех антисоциальных проявлений, которые нередко исходили из милицейской среды и которыми изобилует история этого органа власти в свои первые года.
В целях повышения профессиональной подготовки было начато обучение милицейскому делу вновь принятых. Так, в Пскове по улице Великолукской 58 была открыта школа по подготовке младшего
командного состава [19, с. 361]. С этого времени Псковская школа, милиции становится настоящей кузницей кадров на длительный период.
Материально-техническое, боевое оснащение сотрудников псковской милиции было слабым, так как экономика губернии была не настолько крепка, чтобы принять на финансирование серьёзную государственную организацию. Но, осознавая всю важность необходимой для края службы, Губисполком ищет возможность оснастить свои силовые структуры современным, удобным оружием. Кроме того, каждый блюститель порядка получал не только жалованье, но ещё и обеспечивался продовольственным пайком на уровне тылового красноармейского пайка. Выдавались также табак и спички [20, с. 34]. Приказом № 14 по Псковскому управлению губмилиции от 13 ноября до всех уездных и поселковых управлений милиции доведены образцы и нормы вещевого довольствия, были созданы отличительные нагрудные знаки, где была надпись участка, волости или деревни, а также постовой номер. Подобными знаками должны были обеспечиваться все сотрудники милиции [21, с. 4−8]. Это была довольно значительная прибавка к денежному содержанию, которое было весьма скромным и часто неуспевающим за инфляцией.
Список литературы
1. СУ РСФСР. 1920 № 79. С. 371.
2. Государственный архив Псковской области (ГАПО). Ф. 590, оп. 1, д. 482. Л.6.
3. Государственный архив Псковской области (ГАПО). Ф. 590, оп. 1, д. 233. Л. 46.
4. Государственный архив Псковской области (ГАПО). Ф. 590, оп. 1, д. 984. Л.6.
5. Государственный архив Псковской области (ГАПО). Ф. 590, оп. 1, д. 724. Л. 16.
6. Псковский набат. 1923, 11 ноября.
7. Псковский набат. 1923, 11 ноября.
8. Псковский набат. 1923, 1 июня.
9. Псковский набат. 1923, 9 октября.
10. Государственный архив Псковской области (ГАПО). Ф. 590, оп. 2, д. 233. Л. 82−83.
11. Государственный архив Псковской области (ГАПО). Ф. 590, оп. 2, д. 42. Л. 113.
12. Архив УФСБ по Псковской области. С-4124. Л. 453.
13. ГАНИПО. Ф. 1, оп. 1, д. 323. Л. 43.
14. Государственный архив Псковской области (ГАПО). Ф. 590, оп. 1, д. 57. Л. 15.
15. Государственный архив Псковской области (ГАПО). Ф. 590, оп. 1,
д. 57. Л. 71.
16. Белюков Д. А. Милиция Псковской губернии (1917−1927 гг.). -Великие Луки, 2004 г. С. 169.
17. Отчет за 1925−1926 хозяйственный год. С. 96- Официальный биллютень. Орган Псковского губернского исполнительного комитета. 1921. 7 декабря. № 8: ВФГАПО. Ф. 340, оп. 1, д. 144. Л. 338−342- д. 173. Л. 71, 73.
18. Государственный архив Псковской области (ГАПО). Ф. 340, оп. 1, д. 184. Л. 27−28.
19. Государственный архив Псковской области (ГАПО). Ф. 590, оп. 1, д. 692. Л. 361.
20. Государственный архив Псковской области (ГАПО). Ф. 590, оп. 1, д. 233. Л. 34.
21. Государственный архив Псковской области (ГАПО). Ф. 590, оп. 1, д. 58. Л. 4−8.
S.E. Matveev.
The Activity of Pskov Militia Squads During New Economic Policy’s Times (1921−1927).
The article specifies the activities of law enforcement bodies of Pskov region during New Economic Policy. Because of the transmission to a new economic policy, militia’s work was multilateral: they fought with bandits, waifs and strays, speculation, etc. The article clearly reflects the number of activities in which social organizations and the population were involved.
Key Words: law enforcement agencies, delinquency, gangsterism, disciplinary actions.
Получено 23. 03. 2010
УДК 351. 74:94(470. 25). 084. 8
С. Е. Матвеев, канд. юрид. наук, доц., 8−903−036−10−01, plo@tsu. tula. ru (Россия, Тула, УВД по Тульской обл.)
ОРГАНИЗАЦИЯ НАРОДНОЙ МИЛИЦИИ ПСКОВСКОЙ ГУБЕРНИИ В 1917 Г.
Подробно изложены основные этапы реорганизации правоохранительных органов России в 1917 году. В связи со сложной социально-политической обстановкой в стране перестройка правоохранительной структуры проходила стремительными темпами во всех губерниях страны. На примере Псковской губернии показаны основные этапы становления новой системы правоохранительных органов страны на ее переходном этапе.
Ключевые слова: полиция, правонарушения, милиция, народные дружины.
За двухсотлетнюю историю Министерство внутренних дел всегда было одним из важнейших ведомств в Российском государстве. Его полномочия охватывали очень многие сферы жизнедеятельности страны — это управление губерниями и заведование государственными заводами и

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой