Деятельность российского приходского духовенства по созданию церковно приходских школ во второй половине XIX ± начале XX В. (по материалам Воронежской епархии)

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Иконников Сергей Анатольевич, аспирант кафедры истории России Воронежского государственного университета ikonnikovsergey@rambler. ru
Деятельность Российского приходского духовенства по СОЗДАНИЮ церковно-приходских ШКОЛ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIX — НАЧАЛЕ XX В. (по материалам Воронежской епархии)
В статье рассматривается деятельность приходского духовенства Воронежской епархии на поприще народного образования во второй половине XIX — начале XX в. На основе архивных и опубликованных источников автор на примере Воронежской епархии анализирует вклад православных священно-церковнослужителей в повышение грамотности населения путем создания церковно-приходских школ. Подавляющее число крестьян не имело совершенно никакого образования. Среди населения Воронежской губернии распространялись грубые суеверия и предрассудки. Местные органы самоуправления проводили работу по распространению народных школ, но их усилий явно не хватало. К тому же учителя земских школ не отличались лояльностью к традиционным православным ценностям, предпочитая приобщать детей к новым «прогрессивным» идеалам. Специально для более эффективной работы церковные власти восстановили штатную дьяконскую должность в структуре православных причтов. В 1884 г. правительство Александра III призвало Церковь внести свой вклад в распространение просвещения среди крестьянского населения империи. Клирики, понимая всю важность возложенной на них ответственности, активно включились в работу по широкому открытию церковноприходских школ. Приходские пастыри вели работу по разъяснению крестьянам важности получения начал образования. В данной статье анализируется работа духовенства Воронежской епархии по развитию церковно-школьного дела, рассматриваются как положительные аспекты в деятельности приходских причтов, так и явные недоработки. Автор приходит к выводу, что священнослужители вносили значительный вклад в развитие народного образования, несмотря на отсутствие значимой поддержки со стороны государства, неприятие церковно-школьного дела земствами, трудности, связанные с тяжелым материальным положением самих клириков.
Православная Церковь на протяжении веков заботилась о распространении грамотности среди народов России. Особенно ее деятельность на поприще народного образования проявилась после реформ Александра II, одной из задач которых (в частности, церковной реформы) являлось усиление роли духовного сословия в деле просвещения крестьянского населения империи1. Приходское духовенство Воронежской епархии не осталось в стороне от поставленных задач,
С. А. Иконников
1 См.: Римский С. В. Российская Церковь в эпоху Великих реформ. М., 1999. С. 238.
58
деятельно участвуя в распространении образования среди своей паствы, жителей Воронежской губернии.
Виды деятельности, посредством которых приходское духовенство Воронежской епархии выполняло свое просветительское служение, были различными. Это создание церковно-приходских школ и школ грамоты, организация внебогослужебных собеседований, встреч, просветительских вечеров с использованием световых картинок, борьба с ересями, заблуждениями и грубым невежеством непросвещенного народа.
Одной из наиболее плодотворных сфер просветительской деятельности являлось, безусловно, широкое создание церковно-приходских школ. Церковные школы на Руси имелись всегда. Чтение, научение всегда были неотъемлемыми компонентами религиозной жизни ревностных христиан. Однако не секрет, что на протяжении всей истории Российской империи подавляющее большинство населения оставалось неграмотным. Ситуация стала меняться благодаря реформам 60−70-х гг. XIX в. Превращение России в современную сильную державу, способную достойно ответить на внешние вызовы, преодолеть унижение Парижского мира, завершившего неудачную для страны Крымскую войну, невозможно было без создания жизнеспособной экономики. Модернизация экономики требовала повышения грамотности населения. Забота о развитии народного образования возлагалась в первую очередь на земства, активно приступившие к созданию начальных народных школ. Духовенство, являвшееся одним из наиболее образованных сословий Российской империи, также рассматривалось правительством как сила, которая могла и должна была взять на себя одну из основных ролей в деле повышения уровня народного образования.
12 июля 1884 г. Святейший Синод издал указ о начале создания во всех епархиях Российской Православной Церкви (кроме Рижской и Великого княжества Финляндского) церковно-приходских школ. При этом, как отмечалось в указе, задачей таких школ было «воспитывать в детях страх Божий, преподавать им знание веры, вселять в их сердца любовь к Святой Церкви и преданность Царю и Отечеству"2.
Население было крайне необразованным. Ярким свидетельством практически полностью отсутствовавшего среди крестьян просвещения является прошение священника Дмитриевской церкви села Богоявленского Землянского уезда Воронежской губернии Антония Алферова об открытии церковно-приходской школы. В прошении за 1895 г. клирик указывал причину, по которой следовало обратить самое пристальное внимание на развитие народного образования: «Детей школьного возраста обоего пола до 150 душ. На всю деревню один безграмотный писарь: в религиозном отношении школа тем более необходима: не только малый, но и старый не может прочитать правильно и с пониманием хотя бы краткой молитвы, а о дальнейшем и говорить нечего, что уже много проверено на практике"3.
2 Завьялов А. А. Циркулярные указы Святейшего правительствующего синода 1867−1900 гг. Спб., 1901. С. 191.
3 Государственный архив Воронежской области (далее — ГАВО). Ф. И-70. Оп. 1. Д. 4. Л. 216.
Большинство крестьянского населения не имело совершенно никакого представления даже об основах христианского вероучения. Клирик слободы Бу-турлиновка Капитон Казьмин жаловался: «До какой степени были малосведущи — это видно из того, что большая часть из них не знала ни одной молитвы, не имела правильного понятия о Боге и Иисусе Христе… Тьма была беспросветная и нужно было много усилий со стороны законоучителей и учительниц, чтобы разогнать эту тьму"4.
В среде простого народа царили невежество и суеверие. Люди с легкостью поддавались различным слухам и предрассудкам. Характерным примером может служить слух, распространившийся в годы Первой мировой войны в уездах Воронежской губернии, связанный с ожиданием жителями пришествия антихриста. В ноябре 1916 г. в земской школе села Козловки Бобровского уезда произошел следующий случай. Среди жителей села стала распространяться информация о якобы поселившемся в селе «анчутке» (то есть антихристе. — С. И.), который собирался в скором времени ставить печати на лоб ученикам местной земской школы. Родители всерьез обеспокоились. Мать одного из учеников земской школы, крестьянка Малахина, пришла в училище и заявила преподавательнице о намерении забрать домой своего ребенка, так как «по училищу будет ездить анчутка и прикладывать печать ко лбу учеников"5. Учительница пыталась разубедить крестьянку, но безуспешно. Малахина вышла из школы и стала обсуждать «совместно с собравшимися товарищами ужасы предстоящего клеймения детей"6.
Через несколько минут в школу ворвались трое крестьян, причем один из них, размахивая палкой, закричал: «Ребята, убегайте из школы!» В школе началась паника. Шокированные происходящим ученики, не успев даже надеть на голову шапки (был конец ноября), стали выбегать на улицу. Вскоре в школу прибыла «подмога» в лице группы матерей остальных учащихся. Женщины, не долго разбираясь и указывая на учительницу, начали кричать: «Бей их!» Несчастный педагог избежал смерти только благодаря помощи прибывшей на место во главе со священником другой группы крестьян. В Богучарском уезде также распространялся слух о скором приходе антихриста в школу: «Слухам поверили многие женщины и, явившись в школы, забрали своих детей"7.
Конечно, создание школ не являлось обязанностью одного духовенства. Основная инициатива в деле начального школьного образования находилась в руках земств. Число земских или народных школ постоянно росло. В 1868 г. в губернии их насчитывалось 326, в 1870 г. — 3378. В 1909 г. всех народных школ в губернии числилось 1913, в которых обучалось 155 907 учеников обоего пола9.
4 Казьмин К., свящ. Воскресная школа в слободе Бутурлиновке // Воронежские епархиальные ведомости. 1899. № 12. С. 544.
5 Российский государственный исторический архив (далее — РГИА). Ф. 796. Оп. 442. Д. 2751. Л. 20.
6 Там же.
7 Там же. Л. 20 об.
8 См.: Статистические сведения о народных школах Воронежской губернии // Воронежские епархиальные ведомости. 1871. № 3. С. 106.
9 См.: Обзор Воронежской губернии за 1909 г. Воронеж, 1910. С. 61.
Но земских школ, несмотря на наблюдавшийся их численный рост, явно не хватало. Не стоит забывать, что земская реформа, положившая начало созданию новых местных органов самоуправления, реализовывалась с 1864 г. Воронежское губернское земское собрание провело свое первое заседание лишь 1 декабря 1865 г. Работа по открытию начальных учебных заведений только разворачивалась. Ощущалась нехватка средств, помещений для школ, преподавательского состава. В 1893 г. в Воронежской губернии число детей в пригодном для обучения в низшей школе возрасте от 7 до 14 лет составляло 343 296 (и мальчиков и девочек), из них в земской школе обучалось лишь 47 358 человек, то есть 13%10.
К тому же земские школы имели еще одну особенность, не очень нравившуюся властям и конечно же Церкви. Архиепископ Анастасий (Добрадин) отмечал, что во многих земских школах вместо идей уважения к государству и православной вере распространялись идеи совершенно иного порядка. «Тлетворное влияние народной земской школы проявляется, конечно, не везде и не всегда, но все-таки во многих случаях. Есть немало учителей и учительниц этих школ, начитавшихся Толстого, Маркса и Дарвина и т. п., наслушавшихся лекций в народных университетах, которые считают долгом своей педагогической деятельности стоять, как они выражаются, выше предрассудков веры и нравственности и просвещать своих учеников познаниями вроде учения о происхождении человека от обезьяны"11. Правительство, понимая, с одной стороны, недостаточность общего количества земских школ, с другой — отмеченный выше характер образования, решило не оставлять без внимания церковно-приходские школы.
Приходское духовенство Воронежской епархии активно включилось в процесс создания церковно-приходских школ. Многие воронежские священнослужители со всей полнотой понимали значение и важность просветительской работы среди своих прихожан. Так, священник Василий Дроздов, как бы выражая чувства большинства пастырей, писал на страницах епархиальных ведомостей: «…мне самому приходилось испытывать неприятное чувство оттого, что во время хождения по приходу, например с молитвой и проч., видишь, что мало пользы делаешь для просвещения народа. Прочтешь молитву малопонятную для народа, получишь за труды и идешь в другой двор. Хотелось бы сделать более что-либо для семьи, где бываешь, чем одно чтение молитвы"12.
Деятельность по созданию церковно-приходских школ координировалась открытым 18 ноября 1884 г. Воронежским епархиальным училищным советом, имевшим свои отделения во всех уездах губернии13. Поначалу воронежский архиерей Серафим (Аретинский) и само духовенство приняли решение о создании церковных школ в тех местах, где не существовало школ земских. Впоследствии,
10 См.: Отчет Воронежского епархиального училищного совета о состоянии церковноприходских школ и школ грамоты Воронежской епархии за 1893/1894 учебный год. Воронеж, 1895. С. 5−9 (далее — Отчет Воронежского епархиального училищного совета. за 1893/1894 уч. год.).
11 РГИА. Ф. 796. Оп. 442. Д. 2510. Л. 21 об.
12Дроздов В., свящ. Простое слово сельского пастыря // Воронежские епархиальные ведомости. 1890. № 12. С. 549.
13 См.: Петров С., архиеп. История Воронежской епархии от ее учреждения и до 1960-х гг. Воронеж, 2011. С. 537.
учитывая то, что учителя земских школ, как отмечалось в одном из епархиальных отчетов, «зараженные идеями атеизма и анархизма, позволяют себе систематически вытравливать все то, что законоучители успевают посеять в душах детей», церковно-приходские школы стали открываться везде, в том числе и там, где уже действовали народные школы14.
Церковные школы, предназначенные для народного образования, делились на церковно-приходские и так называемые школы грамоты. Церковноприходские школы представляли собой более основательные учебные заведения. Преподавание велось в соответствии с определенной программой, весь учебный курс разделялся на несколько предметов, которые часто вели разные учителя. Священнослужители Воронежской епархии были сторонниками распространения более серьезных учебных заведений, то есть церковно-приходских школ. Но для их открытия по закону требовалось предоставление общественного приговора о желании сельского общества открыть и содержать подобные учебные заведения.
Не всегда священникам удавалось склонить крестьян к открытию, да еще и содержанию учебных заведений за свой счет. Так, например, причт Вознесенской церкви села Избища Землянского уезда в 1894 г. писал архиерею о том, что ему не удалось убедить крестьян (как уточнялось в письме, сильно пострадавших в неурожайные годы. — С. И.) в целесообразности открытия церковноприходской школы в дополнение к земской. Поэтому священники в церковной караулке открыли школу грамоты (на создание которой по закону общественного приговора не требовалось)15.
О том, что духовенство с энтузиазмом откликнулось на призыв властей создавать церковно-приходские школы, активно приступив к их повсеместному открытию, свидетельствуют следующие цифры: с 1884 по 1910 г. число церковноприходских школ увеличилось с 54 до 634, то есть каждый год открывалось в среднем по 22 школы. Количество детей обоего пола, обучавшихся в том же 1910 г., составляло 42 151, то есть на каждую школу в среднем приходилось по
66 учеников16.
Наглядно численный рост церковных школ представлен в таблице 1.
Несмотря на кажущийся успех в деле создания новых церковных школ, священнослужителям пришлось столкнуться с целым рядом трудностей, первая из которых заключалась в практически полностью отсутствовавшей материальной поддержке. Вся инициатива по открытию школ возлагалась исключительно на духовенство и прихожан. Воронежская консистория приняла решение установить в церквях епархии особый сбор на обеспечение школьного дела17. Очень часто, особенно вначале, новооткрытые церковно-приходские школы размещались в тесных, необорудованных помещениях, что, конечно, не могло
14 См.: Попов И. К, свящ. Двадцатилетие церковно-приходских школ Воронежской епархии Нижнедевицкого уезда (1884−1909). Нижнедевицк, 1909. С. 8.
15 ГАВО. Ф. И-70. Оп. 1. Д. 3. Л. 97.
16 Отчет о состоянии церковно-приходских школ Воронежской епархии за 1909/1910 уч. год. Воронеж, 1911. С. 5.
17 См.: Никольский П. В. Церковно-приходские школы Воронежской епархии с 1884 года // Воронежские епархиальные ведомости. 1906. № 16. С. 762.
Таблица 1
Церковные школы Воронежской епархии с 1893 по 1911 г. 18
Уезд Количество школ
1893 г. 1911 г.
Церковноприходские школы Школы грамоты Всего церковных школ Число детей Церковноприходские школы Школы грамоты Всего церковных школ Число детей
Бирюченский 21 30 51 1693 66 1 67 4148
Бобровский 23 15 38 1467 70 4 74 4227
Богучарский 39 56 95 3120 116 6 122 8369
Валуйский 22 5 27 1225 59 5 64 3536
Воронежский 25 16 39 1454 49 11 60 3542
Задонский 27 13 40 1688 48 9 57 3065
Землянский 18 24 42 1481 57 6 63 3480
Коротоякский 12 34 46 1484 76 1 77 4003
Нижнедевицкий 28 16 44 1543 50 2 52 3286
Новохоперский 20 26 46 1206 63 2 65 4086
Острогожский 27 41 68 2987 85 12 97 5530
Павловский 12 22 34 1290 36 1 37 2591
Итого 274 298 572 20 728 775 60 835 49 632
не сказаться на качественной стороне учебного дела. Несмотря на то что в 1894 г. число церковных школ в численном отношении (572) равнялось количеству начальных народных училищ (593), детей, обучавшихся в церковных школах, было в два с лишним раза меньше (47 388 в земских школах и 20 728 в церковных школах)19. Данный факт училищный совет Воронежской епархии объяснял как раз нехваткой материальных средств на устройство приличных школьных помещений, вследствие чего «церковно-приходские школы большею частью ютятся в тесных караулках или курных крестьянских избах и скудно снабжены предметами даже первой необходимости"20.
Многие священнослужители, отмечая недостаточность средств, обращались за помощью в училищные советы. В 1893 г. священник Богородицкой церкви села Новониколаевка Всеволод Соболев обращался в Землянское уездное отделение Воронежского епархиального училищного совета: «Осенью прошлого 1892 года я начал учение в местной церковноприходской школе, но так как в школе два небольших стола, две скамьи, одна азбука, три аспидных доски, а учащихся бо-
18 Отчет Воронежского епархиального училищного совета, за 1893/1894 учебный год. С. 6, 12.- Отчет о состоянии церковно-приходских школ Воронежской епархии за 1909/1910 уч. год. Воронеж, 1911. С. 3−5.
19 См.: Отчет Воронежского епархиального училищного совета. за 1893/1894 уч. год. С. 9.
20 Там же.
лее 50 человек девочек и мальчиков, то учение ограничивается преподаванием с голоса Закона Божьего, арифметики, устного сочинения и церковного пения"21. Священник просил помочь ему материально, так как в сложившихся условиях дело школьного образования вести успешно ему не представлялось возможным.
Приходское духовенство обращалось за помощью к крестьянам и благотворителям, нередко оказывавшим поддержку в деле открытия новых школ. Но чаще всего крестьяне уклонялись от деятельного участия, считая для себя совершенно ненужным тратить время на получение образования, которое, по их мнению, могло никак и не пригодиться в повседневной жизни. Клирикам приходилось проводить разъяснительную работу, объясняя населению важность грамоты. Там, где крестьяне осознавали необходимость в просвещении, серьезной преградой для их участия в открытии школ была бедность. В таких случаях священникам приходилось рассчитывать на свою инициативу и на без того незначительные материальные ресурсы. В 1891 г. священник Ендовищенской волости села Латного Зем-лянского уезда Петр Федоров обратился к своим прихожанам (государственным крестьянам) на полном сельском сходе с заявлением о необходимости открыть для обучения детей школу грамоты, ввиду того что земские школы не вмещали всех желающих. «Заявление священника мы приняли с большой радостью, но так как мы по случаю неурожайного года и крайнего обеднения не могли оказать своей помощи, то священник объявил, что он все расходы по школе, как-то на устройство отдельной комнаты для школы в церковной караулке, на классные принадлежности и учебные пособия, а также преподавание Закона Божьего берет на себя"22.
По причине бедности, нежелания, а иногда и некоторого недоверия к инициативам священника крестьяне отказывались помогать в устройстве церковных школ. В частности, иерей Покровского храма села Нижней Колыбельки Землянского уезда Дмитрий Нефедов 1 марта 1895 г. писал в училищный совет, что ему «может быть, сотни раз приходилось вступать в переговоры с обществом по сему предмету. Но в результате ничего не получалось. С одной стороны, сильное отягощение общества в податном отношении, с другой — действительная нищета и бедность прихожан"23.
Священник Иоанн Иванов вспоминал, как трудно ему давалось открытие церковно-приходской школы. Против просвещения крестьяне не имели возражений, но боялись, что согласие на создание школы заставит их выделять средства на ее обеспечение. Клирик несколько раз присутствовал на сходе и заявлял крестьянам, что никаких средств от них не требовалось, что он уже нашел источники содержания, а от них необходимо было одно только согласие. Лишь с третьей попытки ему удалось уговорить крестьян подписаться. «И тут смешно и больно мне было видеть жалкую трусость подписывающихся. Один даже напрямик высказался: «Господи, благослови! Двум смертям не бывать, одной не миновать! Подпишусь!.. Если же что. батюшка первый за нас ответит""24.
21 ГАВО. Ф. И-70. Оп. 1. Д. 2. Л. 8.
22 Там же. Д. 1. Л. 89.
23 Там же. Д. 4. Л. 50.
24 Иванов И., свящ. Как трудно иногда сельскому священнику бороться с невежеством // Воронежские епархиальные ведомости. 1891. № 1. С. 18.
Но даже когда священнику удавалось переломить ситуацию и склонить крестьян к открытию школы, все равно основные обязанности по обучению детей принадлежали клирикам. Тот же иерей Дмитрий Нефедов жаловался, что с таким трудом созданная им школа после трех лет успешной работы прекратила действовать, так как он (то есть священник) перестал справляться с одновременным исполнением священнических и учительских обязанностей. Образованный караульщик, который раньше помогал ему в педагогической работе, покинул его, как следствие, учебное дело полностью остановилось25.
Материальные трудности приводили к тому, что в некоторых церковноприходских школах обучение велось до тех пор, пока наставник и его ученики не проходили тот или иной учебник. Преподаватели ждали, пока в школу прибудут новые учебники, и уже после этого продолжали занятия. В 1893 г. заведующий церковно-приходской школой для девочек протоиерей Порфирий Кошелев обращался в епархиальный училищный совет с просьбой выслать в его школу дополнительные пособия. Буквари гражданской печати Лубенца, выданные из канцелярии преосвященного Владимира, были пройдены ученицами, «так что у нас является неотложная необходимость в книжках гражданской печати для первого года обучения"26.
Вторая серьезная трудность, вставшая на пути воронежского духовенства, заключалась в непонимании и часто неприятии школьно-просветительской деятельности священнослужителей со стороны земств. Последние высказывали мысль о необходимости не допускать представителей клира к делу обучения детей, как не имевших на то специальных навыков и необходимого образования. Воронежская губернская земская управа отмечала: «Хотя духовенство и приняло на себя труд учительства, но при первом же действительном знакомстве с училищами земские учреждения убедились, что без особо и специально приготовленных учителей училища останутся навсегда в плохом состоянии"27.
Несмотря на обращения архиепископа Серафима (Аретинского) к земским учреждениям в 1885 г. с просьбой рассмотреть вопрос о финансовой поддержке приходов Воронежской епархии в деле создания церковно-приходских школ, земства никак не отреагировали на это, продемонстрировав полное равнодушие к просветительной деятельности духовенства. Воронежское, Коротоякское, Задонское, Павловское, Бирюченское, Землянское заявили, что не станут помогать церковно-приходским школам до выяснения их полезности и необходимости для народа28. По словам воронежского историка, активного деятеля церковно-школьного дела П. В. Никольского, остальные земства пришли на помощь церковно-приходским школам, но их участие в церковно-просветительском деле носило явно формальный характер29. Подобное отношение к церковно-
25 ГАВО. Ф. И-70. Оп. 1. Д. 4. Л. 50.
26 Там же. Д. 3. Л. 32.
27 Цит. по: Благовидов Ф. Деятельность русского приходского духовенства в отношении к народному образованию в царствование императора Александра II. Казань, 1891. С. 87.
28 См.: Никольский П. В. Церковно-приходские школы Воронежской епархии с 1884 года // Воронежские епархиальные ведомости. 1906. № 16. С. 764.
29 Там же.
приходским школам со стороны земств проявлялось не только в первые годы открытия школ, но и в дальнейшем.
В 1900 г. священник Павел Попов с нескрываемой досадой отмечал на страницах местной церковной периодической печати, что из 12 у.е.здных земств шесть совершенно не участвовали в «пособии церковным школам», еще три (Павловское, Валуйское, Бобровское, ассигновавшие в год по 300, 210, 150 руб. соответственно) оказывали незначительную поддержку, оцениваемую священником как «простой акт любезности"30. Лишь три земства — Богучарское, Острогожское и Коротоякское — оказывали, с точки зрения священника, ощутимую материальную помощь, ежегодно ассигнуя по 3350, 2250, 690 руб. соответствен-но31. Причиной нежелания земств оказывать поддержку местному духовенству священник Павел Попов видел, в частности, в том, что земство рассматривало церковь как некую силу, пытавшуюся покуситься на самостоятельность земств в деле народного образования32.
Иногда земства вообще пытались не допустить строительства церковноприходских школ рядом с земскими, подговаривая сельское общество не давать разрешения на их создание. Иерей И. К. Попов вспоминал, как некий земский начальник при обсуждении крестьянами вопроса об открытии церковной школы убедил их не делать этого, сказав: «Церковно-приходские школы нужны попам для получения камилавок"33. По свидетельству того же священника, нередкими были случаи, когда земства, не имея на то особой необходимости, специально открывали свои школы в местностях, где вполне успешно действовали школы церковно-приходские. Примером может служить история с церковной школой села Скупая Потудань Нижнедевицкого уезда. Несмотря на существование в селе церковно-приходской школы с 1885 г., в 1904 г. в нескольких шагах от нее была организована земская школа, в результате чего «церковная школа запустела"34.
Вопрос о приоритетности земских и церковно-приходских школ не раз поднимался не только в местной, но и в центральной печати. По данному вопросу высказывались известные общественные и политические деятели. Так, например, М. Н. Катков сетовал по поводу того, что правительство и местные органы самоуправления в вопросе развития начального образования делали ставку именно на создание земских школ, выделяя на церковно-школьное дело самые ничтожные суммы. По мнению М. Н. Каткова, передавать основные функции по развитию народного просвещения земствам не следовало, так как последние являлись носителями либерального, нетрадиционного для православной российской монархии антиклерикального духа. «Под предлогом опасности & quot-клерикализма"- преобладающее попечение о народной школе предоставлено не духовенству, а & quot-земцам"- и & quot-вольнопрактикующим педагогам& quot-. Эти последние к прежней науке, что & quot-у лошади четыре ноги& quot-, присоединили новую под заглави-
30 Попов Павел, свящ. Участие земств в содержании церковных школ // Воронежские епархиальные ведомости. 1900. № 12. С. 522.
31 См.: Там же. С. 521.
32 См.: Там же. С. 527.
33 Попов И. К., свящ. Указ. соч. С. 15.
34 Там же.
ем & quot-Душевные качества свиньи, лягушки и пиявки& quot-«35. Тем не менее дело создания церковно-приходских школ так и не получило широкой государственной поддержки. Клирики вынуждены были открывать начальные учебные заведения для народа исходя из самых скромных средств. Местные власти делали ставку на более организованные земские школы.
Земства Воронежской губернии не раз поднимали вопрос о необходимости предоставить право преподавания Закона Божия в земских школах представителям светского звания36. В 1904 г. Острогожское уездное земское собрание высказало мысль о необходимости представить учительскому (светскому) персоналу земских школ право преподавать Закон Божий вместо священников, но под их наблюдением37.
Ходатайство Острогожского уездного земства было отправлено на рассмотрение в Министерство народного просвещения, где удовлетворить его не сочли возможным. Власти отмечали, что в условиях быстро растущего числа земских народных училищ нередко возникала проблема нехватки образованных священников-законоучителей. В ответе говорилось о необходимости земствам не допускать к преподаванию Закона Божьего светских учителей. Нехватку кадров советовали решать путем привлечения к законоучительству дьяконов, замещением учительских вакансий лицами, получившими специальное богословское образование38.
Между церковными и земскими школами существовала некоторого рода конкуренция, необъявленное противостояние. Наличие между учителями земских школ и священниками-законоучителями не самых добрых отношений с прискорбием констатировал Воронежский архиепископ Анастасий. В 1912 г. он жаловался в Синод о трудностях, которые приходские священники нередко испытывали при преподавании Закона Божия в земских школах, так как «распоряжение и распорядки в земских училищах зависят от заведующих ими учителей и учительниц, часто настолько юных и неопытных, а главное недоброжелательных к духовенству. «39.
Если говорить об уровне образования, который давала церковно-приходская школа, то он был невысок. В школе предоставлялись элементарные знания по чтению, письму, счету, Закону Божию. Однако значение этого небольшого багажа знаний для поголовно неграмотного населения сложно переоценить. В 1895 г. училищный совет в своем отчете отмечал, что в большинстве церковных школ епархии преподавание благодаря ревностному отношению к делу священнослужителей велось успешно. В 205 (из 302 бывших в том году) одноклассных церковно-приходских школах выпускники получили льготы по воинской повинности40. В большинстве школ епархии ученики за один год обучения в шко-
35 Катков М. Н. Церковно-приходские школы (http: //dugward. ru/library/katkov/katkov_ cerk_prih_shkol. html).
36 ГАВО. Ф. И-21. Оп. 1. Д. 1959. Л. 4.
37 См.: Там же. Д. 1369. Л. 11.
38 См.: Там же. Л. 13 об.
39 РГИА. Ф. 796. Оп. 442. Д. 2510. Л. 16 об.
40 См.: Отчет Воронежского епархиального училищного совета о состоянии церковноприходских школ и школ грамоты Воронежской епархии за 1894/1895 учебный год. Воронеж, 1896. С. 138.
ле успешно осваивали таблицу умножения, умели считать от 1 до 1000, знали четыре основных арифметических действия41. Иногда при школах открывались ремесленные классы42.
В конце обучения в церковно-приходской школе, как правило, проводился экзамен, состоявший из устного ответа по Закону Божию и небольшого диктанта. В качестве примера ниже приводится текст, предложенный ученицам образцовой церковно-приходской школы при Воронежском епархиальном женском училище во время экзамена 18 мая 1898 г.: «У ленивой хозяйки стол не мыт, и изба не чиста- печь не смазана глиной, и в избе тараканов и сверчков много. Ленивая хозяйка летом избу топит и ничего не варит- птицам нет воды, коровы обходят по задворкам и по улицам, молока мало дают и телята мрут, а свиньи в огороде лазят. Ленивая хозяйка худые и сырые хлебы печет, и квасу в доме нет. При ленивой хозяйке у мужа не рубаха, а тряпка на плечах- дети глупы и избалованы хуже всех, нагишом и босиком по улицам бегают да собак дразнят"43.
Клирики следили и за церковной жизнью учащихся. Во всех церковных школах епархии дети причащались раз в год, во многих два раза в год (на первую и последнюю седмицы Великого поста).
Дьяконство, по мысли церковных властей, должно было принять самое активное участие в школьном деле. В связи с указом об открытии церковноприходских школ специально пересмотрели штаты духовенства, так что дьяконские вакансии, практически полностью упраздненные, снова получили право на существование. В реальности дьяконы не стремились всецело посвящать себя просветительской работе. В Воронежской епархии отмечалось нежелание и неумение дьяконов заниматься образовательной деятельностью. В отчете Воронежского епархиального училищного совета за 1908/1909 учебный год написано, что главное затруднение относительно дьяконов было то же, что и в прежние годы, — «сравнительно неусердное отношение их к учебному делу и затруднение в случае выбытия их из приходов"44. Иерей И. К. Попов писал: «Где учительствует дьякон, там школа существует номинально"45.
В 1906 г. П. В. Никольский обрушился с критикой на дьяконов, обвинив их в недолжном отношении к делу просвещения. Как это уже было показано выше, одним из первых шагов церковных властей в рамках церковной реформы являлся пересмотр и, как следствие, сокращение приходских штатов. Дьяконство считалось необязательной должностью, необходимой только в тех приходах, где прихожане могли и хотели содержать ее. Однако в 1885 г. Святейший Синод ввел новые штаты, предусматривавшие более широкое создание дьяконских вакансий, с тем чтобы использовать их не только для украшения службы, но и для работы на просветительском поприще в качестве учителей церковно-приходских школ.
41 Отчет Воронежского епархиального училищного совета… за 1894/1895 уч. год. Воронеж, 1896. С. 138. С. 140.
42 ГАВО. Ф. И-21. Оп. 1. Д. 612. Л. 1.
43 Там же. Ф. И-73. Оп. 1. Д. 2. Л. 9.
44 См.: Отчет о состоянии церковных школ Воронежской епархии за 1908/1909 уч. год. Воронеж, 1910. С. 7.
45 См.: Попов И. К., свящ. Указ. соч. С. 24.
П. В. Никольский, рассуждая точно так же, как это делали члены Синода, вводившие штаты 1885 г., обвинил дьяконов, не вполне усердно, по его мнению, трудившихся на ниве просвещения. В одной из статей он прямо писал: «Следовало бы решительно или требовать от дьяконов школьного учительства, или лишать их указанного повышения доходов"46.
Воронежская духовная консистория указом от 18 декабря 1892 г. постановила вычитать со штатных дьяконов, не занимавшихся преподаванием в церковноприходских школах по небрежности или неспособных к этому, 1/3 с доходов47. При этом пояснялось, что подобная мера вызвана самой сутью штатной дьяконской должности, так как «прохождение дьяконского служения, будучи естественным приготовлением к священству, соединяется, по возможности, с обязанностями законоучителя и учителя в начальных школах"48. Архиерей имел право уменьшить взнос или совершенно его отменить, в зависимости от материального и семейного положения клириков.
Сами дьяконы, естественно, не могли на это не отреагировать. Разразилась целая полемика. Один из воронежских дьяконов, Дмитрий Адамов, совершенно справедливо заметил связь холодного отношения дьяконов к школьному делу с целым рядом причин, прежде всего материального характера. Никакого особого вознаграждения за учительство дьяконам не полагалось. Основным источником их содержания являлось служение на приходе. Но полноценно совмещать педагогическую работу со службой в храме часто было невозможно. В ответ на обвинения П. В. Никольского клирик Адамов возражал: «Бичующий нас просто забыл, что мы — люди без всякого определенного содержания. Мало того, что мы трудимся, но нам надо еще и добыть вознаграждения за эти труды. Теперь не тот век, когда верующие сами приносили к ногам апостолов все свое состояние. Мне нужно идти в приход, добывать себе к обеду кусок хлеба, но мне нельзя отойти от школы. Какая грубая и несносная логика"49.
О том, что испытывали дьяконы, вынужденные жертвовать своими богослужебными обязанностями и соответственно потерянными от их исполнения доходами, свидетельствует следующий пример, приведенный дьяконом Адамовым. «Сидишь, занимаешься в школе. Входит крестьянин и начинает: & quot-Отец-дьякон, пойдем с батюшкой на соборование!& quot- Не могу, говоришь, со мной сидит полсотни детей. Да ты им дай пока работу, ведь это ненадолго. Нет, не могу, отказываешься наотрез. проситель зачастую уходит обиженный. А между прочим, всем совершающим таинство елеосвящения, то есть священнику и псаломщику, крестьяне дарят по полотенцу и хлебу. Дьякон, как отсутствующий, конечно, ничего не получает"50.
Дьяконство не вполне справедливо было бы винить в сознательном нежелании заниматься церковными школами. Несмотря на отсутствие специально-
46 Никольский П. В. Указ. соч. № 20. С. 877.
47 См.: Сборник распоряжений воронежского епархиального начальства. С. 35.
48 Там же.
49 Адамов Д., дьякон. Язва церковной школы // Воронежские епархиальные ведомости. 1906. № 8. С. 372.
50 Там же. С. 371.
го жалованья, именно дьяконы вели основную работу в церковно-приходских школах. В 1894 г. в 119 приходах епархии, где учителями являлись духовные лица, обязанности педагогов исполняли: священники — в 17, дьяконы — в 67, псаломщики — в 3551. Как видно, большинство учителей из духовного звания составляли именно дьяконы.
Псаломщики, как и священники, так же не получали совершенно никакого жалованья за работу в церковных школах (в 1894 г. лишь двое псаломщиков в качестве исключения получали крошечные суммы по 60 руб. в год)52. Светским учителям церковно-приходских школ полагалось жалованье, выплачиваемое из сумм епархиального училищного совета и Братства Митрофана и Тихона. Но суммы их жалованья были очень низкими. Учителя, имевшие семинарское образование, получали по 100 руб. в год- окончившие курс епархиального женского училища — по 60 руб. в год. Учительницам, имевшим за плечами курс женского епархиального училища или женской гимназии и при этом работавшим в школах уездных городов, назначалось жалованье в 75 руб. в год. Учителям, не окончившим курс в учебных заведениях, а только лишь обучавшимся в них, выплачивалось жалованье в размере от 30 до 60 руб. в год.
Самое большое вознаграждение платили учителям церковно-приходских школ города Воронежа — по 120 руб. в год. Наиболее оплачиваемой школой являлась школа при Митрофаниевом монастыре, где учитель получал 300 руб. в год, а его помощник — 180 руб. в год53. В отчетах Воронежского епархиального училищного совета отмечалось: «Большинство учителей трудится с замечательным усердием и хорошим успехом"54.
Деятельность священно-церковнослужителей по открытию церковноприходских школ, безусловно, способствовала развитию просвещения среди крестьянского населения.
В некоторых церковно-приходских школах создавались так называемые рукодельные классы. Например, в 1909 г. при церковно-приходской школе Введенской церкви города Воронежа существовали своего рода курсы кройки и шитья, открытые на средства местного приходского попечительства и на взносы от учеников (по 1 руб. в месяц)55. При Новорождественской школе Бирюченского уезда существовало столярно-кузнечное отделение. Воспитанниками этого отделения «изготовлялись столы, стулья, шкапы, кровати, веялки и т. п. «56.
В целом к делу народного образования священнослужители епархии относились ревностно, часто жертвуя на их создание свои немногочисленные средства. Совершенно справедливо священник И. К. Попов отмечал огромный вклад клириков епархии в развитие просвещения, подчеркивая, что многие из них «затрачивали свои средства на постройку школьного здания, как они на своих лошадях в страдную пору подвозили строительный материал, как они целые дни
51 Отчет Воронежского епархиального училищного совета… за 1893/1894 уч. год. С. 83.
52 Там же.
53 См.: Там же.
54 Там же.
55 Отчет о состоянии церковно-приходских школ Воронежской епархии за 1909/1910 уч. год. Воронеж, 1911. С. 29.
56 Там же.
проводили на постройке под открытым небом, перенося летний жар и осенний холод и следили за работою, как они собственными руками помогали рабочим и часто сами насыпали землю под пол школы и листву и мякину на потолок ее"57.
Таким образом, приведенный материал показывает, что воронежское приходское духовенство проводило активную просветительскую работу среди своих прихожан — жителей губернии. Вполне естественным был призыв правительства к православным священно-церковнослужителям заняться открытием церковноприходских школ и послужить людям на ниве народного образования. Почти все клирики имели за плечами семинарию, порой являясь единственными образованными жителями у себя на приходах. О деятельном участии духовенства в распространении среди населения губернии образования свидетельствует значительный рост церковных школ. Несмотря на отсутствие серьезной финансовой поддержки со стороны государства, клирики епархии ежегодно открывали десятки народных школ, порой жертвуя собственные и без того скудные средства. В период с 1884 по 1910 г. в Воронежской епархии старанием приходских клириков число церковно-приходских школ выросло с 54 до 634. В среднем духовенство открывало по 22 школы ежегодно. Священно-церковнослужители со всей очевидностью сознавали необходимость развития народного образования. Большая работа проводилась по разъяснению крестьянам важности и значения грамоты. Конечно, знания, которые давали церковные учебные заведения, были самыми элементарными, но в условиях тотальной неграмотности переоценить их довольно сложно.
Ключевые слова: Православная Церковь, Российская империя, Воронежская епархия, приходское духовенство, церковно-школьное дело, народные школы, земства.
Activity of Russian Orthodox clergy
IN ESTABLISHING PAROCHIAL SCHOOLS IN THE SECOND HALF OF XIX — THE BEGINNING OF THE XX CENTURY
S. Ikonnikov
The article analyses activity of parish clergy of Voronezh Diocese in the area of national education in the second half of XIX and the beginning of the XX century. On the basis of archival and published sources the author have made a thorough research on the contribution of Orthodox clergy to improving the literacy rate of population through establishment of church schools on the example of Voronezh Diocese. Overwhelming
57 Попов И. К., свящ. Указ. соч. С. 23.
quantity of peasants had absolutely no education then. Deep-rooted superstitions and prejudices were widespread among the population of Voronezh region. Local self-government institutions carried out establishing national schools, but their efforts were not sufficient. Moreover, teachers of national schools weren'-t loyal to the traditional orthodox values, preferring to teach children new & quot-progressive"- ideas. Church authorities made deacon a staff member in structure of Russian orthodox parishes to provide more effective work.
In 1884, government of Alexander III appealed to the church to make better contribution to national education among peasant population of the Empire. The clergy were aware of importance of the newly established responsibilities and actively engaged in the work on opening church schools. Local pastors conducted the work to raise awareness of importance of basic education among peasants. This article analyzes the work of Voronezh Diocese Clergy on development church schools, discusses both the positive aspects of activity of parochial clergy and obvious defects. The author comes to the conclusion that the priests had made a significant contribution to the development of public education despite the lack of support from the state, the rejection of church schools by zemstvo and the difficulties associated with poor economic standing of the clergy.
Keywords: Orthodox Church, the Russian empire, Voronezh Diocese, parish clergy, parochial schools, national schools, zemstvo.
Список литературы
1. Благовидов Ф. В. Деятельность русского приходского духовенства в отношении к народному образованию в царствование императора Александра II. Казань: Типография Императорского университета, 1891.
2. Никольский П. В. Церковно-приходские школы Воронежской епархии с 1884 года // Воронежские епархиальные ведомости. 1906. № 16. С. 750−768- № 18. С. 812−823- № 20. С. 876−890- № 23. С. 1006−1024- № 24. С. 1072−1088- 1907. № 5. С. 179−196- № 7. С. 229−251- № 10. С. 441−456- № 15. С. 489−508.
3. Петров С., архиеп. История Воронежской епархии от её учреждения и до 1960-х годов. Воронеж: Центр духовного возрождения Черноземного края, 2011.
4. Попов П., свящ. Участие земств в содержании церковных школ // Воронежские епархиальные ведомости. 1900. № 12. С. 521−531.
5. Римский С. В. Российская Церковь в эпоху Великих реформ. Церковные реформы в России 1860−1870-х годов. М.: Крутицкое Патриаршее Подворье. Общество любителей церковной истории, 1999.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой