Истоки якутского стихосложения в «Олонхо» А. Я. Уваровского

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Литературоведение


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

— Филология —
УДК 801. 6:7. 031(571. 56)
Н. Н. Тобуроков, Е.А. Архипова
истоки якутского стихосложения в ««олонхо» А.Я. УВАРОВСКОГО
Рассматривается стихоложение «Олонхо» А. Я. Уваровского, зачинателя якутской литературы. Уделено внимание первому тексту героического эпоса якутов. Впервые исследуется ритмика, аллитерация, рифма «Олонхо» А. Я. Уваровского. Факты свидетельствуют о том, что в «Олонхо» А. Я. Уваровского были заложены основы современной якутской стихотворной речи.
Ключевые слова: литературное наследие, олонхо, эпическое повествование, стихотворная речь, стихосложение, стихотворная структура, ритмика, рифма, аллитерация.
Литературное наследие зачинателя якутской литературы А. Я. Уваровского недостаточно изучено и оценено литературоведческой наукой. Пока более или менее достойное изучение получили лишь «Воспоминания» [1, 2, 3, 4]. А не менее важная часть — «Олонхо» [5] получило отражение лишь в работах языковедов и фольклористов. Известный знаток якутского олонхо И. В. Пухов неслучайно высоко оценил это произведение А. Я. Уваровского: «…олонхо привлекло внимание ученых к эпосу и не потеряло своего значения до сих пор, несмотря на записи и издание большого числа намного более полных научных записей олонхо» [6, с. 139].
Мы хотим подтвердить эту мысль анализом стихотворной структуры «Олонхо» А. Я. Уваровского.
Для выяснения стихотворной структуры данного произведения нам пришлось написанный в форме прозы текст разделить на условные стихотворные строки
— получилось 888. При этом в тексте «Олонхо» четко проявились особенности использования аллитерации и рифмы. Рассмотрим ритмику, аллитерацию и рифму в «Олонхо».
1. Ритмика
У академика П. А. Слепцова [7] есть оригинальная, к сожалению, не подхваченная другими учеными теория о том, что якутский литературный язык прошел допись-
менную стадию формирования. По его мнению, в произведениях устного народного творчества уже был проведен отбор из общего словарного фонда нужных слов в зависимости от жанра и содержания произведений. Другими словами, появился фольклорный устный литературный язык, оказавший огромное влияние на письменную литературу. Это очень сложный вопрос, включающий разносторонние проблемы лексики, синтаксиса, стилистики и т. д. Но даже наша скромная попытка подойти к «Олонхо» А. Уваровского с точки зрения анализа его слов по количеству слогов подтверждает верность вывода П. А. Слепцова. В табл. количество слогов в использованных авторами словах (в %).
Таблица
Сравнительное количество слогов (в %)
Кол-во слогов А.Я. Ува-ровский А.А. Иванов- Кюндэ П. А. Ойунский М.Д. Ефимов
про- за поэ- зия про- за поэ- зия про- за поэ- зия про- за поэ- зия
1 17,6 11,5 15,1 9 14,7 13,2 14,9 6
2 39,1 43,7 39,1 32,2 36,9 33,2 42,6 41,1
3 26,8 30,6 30,3 54,2 30,1 39,3 29,9 29,1
4 12,6 11,5 12,5 10 13,7 13 11 20,1
5 3 1,8 2,2 0,7 3,6 1,2 1,6 3,2
6, 7 0,9 — - - - - - -
ТОБУРОКОВ Николай Николаевич — д. филол. н., профессор ФЯФиК ЯГУ
E-mail: Lenarh@mail. ru
АРХИПОВА Елена Афанасьевна — к. филол. н., доцент ФЯФиК ЯГУ.
E-mail: Lenarh@mail. ru
Здесь приведен удельный вес разносложных слов в тексте «Олонхо» А. Я. Уваровского (всего 2392) и в каждой 1000 слов, взятых методом случайного подбора отрывков из поэзии указанных авторов.
2. Аллитерация
В своем произведении А. Я. Уваровский впервые в истории становления стихотворной речи достаточно широко использует начальную и внутристрочную аллитерацию. Это, как уже написано выше, самый заметный для слуха саха компонент поэтической речи. При восприятии отсутствие аллитерации производит отрицательное впечатление. А. Я. Уваровский мастерски передал в письменной литературе эту особенность языка олонхо, хотя до этого никто не брался столь объемно зафиксировать героическое сказание.
Аллитерация в начале условно выделенных строк у него составила 27,5%. Если учесть, что у современных поэтов она меньше, то это внушительный показатель. Как одна из первых попыток зафиксировать устную речь сказителя в тексте «Олонхо» начальная аллитерация охватывает в основном соседние 2−4 строки:
Курулуур куруц тыалаах,
Кыыллыыр хара тыалаах,
КврYЛYYP квр тыалаах… [5, с. 46].
Ат эккирэтэр квмYC кYYлэлээх,
Агыс киhи ацаппат
Алтан халганнаах и т. д. [5, с. 47].
Понятно, что аллитерация у А. Я. Уваровского неглубокая, в основном, охватывает 1−2 звука. Из всех аллитерированных строк начальное совпадение в 1 звук имеют 63%, в два звука — 29,5%, в три звука — 2,5%, в четыре звука — 2,5% и в пять звуков — столько же. Обычно совпадение в 3 и более звука рождается из-за повтора одних и тех же слов в начале строки.
Особенно богаты начальной аллитерацией описания жилища богатыря и описание красоты Ылгын Хо-тууны. Эту тенденцию фольклорного стиха подхватил А. Е. Кулаковский и довел в письменной поэзии до 60,8%. В 1920-х годах в якутской советской поэзии она выросла даже у многих начинающих поэтов до 80−90% [8].
Весьма примечательно, что А. Я. Уваровский впервые в литературе умело воспользовался аллитерацией внутри строки. Из общего количества таких случаев совпадение начала первого и второго слов в строке составляет 61%, первого и третьего слов — 20%, всех первых трех слов -3,2%. Всего же внутристиховая аллитерация есть в 32,5% строк «Олонхо»:
Укуктуохха уолдьастага диэн Тура эккириэн
Талбыт таца^т тацнан… [5, с. 46].
вх хонуутугар баран
Кыптый кынаттаагы кыдыйан… [5, с. 46].
Утуйар уум уу буолбата,
Олорор ологум олох буолбата,
С^хрэр бэйэм сцмэх буолла,
КYYстээх бэйэм улук буолла,
Саныыр санаам алдьанна,
OйдYYP вшум баранна.
Кэскилбин кэпсиэн кулу
Олохпун ыйан кулу и т. д. [5, с. 49].
Этим А. Я. Уваровский заложил начало применения внутристиховой аллитерации в якутской литературе.
У А. Е. Кулаковского внутристрочная аллитерация составляет уже больше — 38%. Из их числа доля созвучий начала 1, 2 слов равняется 51,8% (меньше чем в «Олонхо» А.Я. Уваровского), 1 и 3 слова равна 32%, всех первых трех слов — 4,4%. Это однозначно говорит о том, что во внутренней аллитерации созвучие намного «углубилось» в слово — совпадение начала первых двух слов у А. Е. Кулаковского уменьшилось, чем у его предшественника, зато другие случаи поднялись в целом до 36,4% против 23,2% у А. Я. Уваровского. При всем этом А. Я. Уваровский пользуется внутристрочной аллитерацией больше, чем якутские поэты 1920-х гг. По данным М. Н. Дьячковской, слова внутри строк аллитерировали П. А. Ойунский — 25,7%, С.Р. Кулачиков-Элляй — 29,6%, А.Г. Кудрин-Абагинский — 23,9%, А.А. Иванов-Кюндэ -8,5%, т. е. намного меньше, чем в «Олонхо» А. Я. Уваровского.
Следует заметить, что это вызвано большим количеством аллитерации в начале строки в поэзии данных авторов. Выявляется интересная новая закономерность — с увеличением числа начальной аллитерации уменьшается внутристиховая. Кроме того, возможно, здесь влияет и то обстоятельство, что в строках с большим количеством слогов возникает необходимость их звуковой организации — ритмические структуры друг от друга разделяются созвучием начала слоговых групп. Как, например, у П. А. Ойунского:
Айыллан Yвскээбит аан Ийэ дайдыбыт далбарын Алтан арагас ньуурун аалай солко курдук тэтэрэн, YрYц кYHY оонньотор і !& gt-дк-вмэр врвhвтYгэр,
Уллэр квмYC буоругар коммуна уотун уматыахпыт. («Бастын барда ба^шба», 1929) [9, с. 127].
Эти строки состоят из 15−16−16−16 слогов, но именно благодаря внутристиховой аллитерации читаются легко и ритмично. Из 25 слов аллитерируются 13, при этом ритмические части первых трех строк отмечены аллитерированными словами: айыллан-аан Ийэ, алтан-аалай, YPYH'--?PДYK. Все это подтверждает значение «Олонхо» А. Я. Уваровского в зарождении основ звуковой организации современного якутского стихосложения.
3. Рифма
В теории стихосложения многие авторы пользуются определением рифмы, данным В. М. Жирмунским: «Рифмой мы называем звуковой повтор в конце соответствующих ритмических групп (стиха, полустишия, периода), играющий организующую роль в строфической компо-
зиции стихотворения» [10, с. 9]. Оно подходит и к рифме якутских народных песен, олонхо, за исключением ее строфорганизующей функции.
Исходя из такого понимания рифмы мы установили следующее:
1. Рифмы в конце строк — 67,4%.
2. Из их числа рифмы, составленные из одних и тех же частей речи, составляют 79,9%.
3. Рифмы из разных частей речи — 3%.
4. Рифмы-повторы слов — 16,7%.
Конечно, основной тип рифмы представлен словами в одной и той же грамматической форме. Такой вид рифмы называется эмбриональным.
Таковы рифмованные строки на -лаах, -таах:
А^ырыа кумахтаах,
YрYЦ квмYC долгуннаах,
Сыа хал$аhалаах,
КYндY мас урусхаллаах,
Кит балык кыыллаах,
Соххор хаамбала бултаах [5, с. 46].
Многие строки завершаются разными формами глагола в настоящем времени:
Хара^аччы куйаарар,
Куврэгэй кувдэрэр,
Кутэн кYдYйэр,
Далбарай дайар [5, с. 46].
Или же они обозначают постоянное качество тех или иных предметов:
Маhа-ото хагдарыйбат,
Мучуктата тYспэт,
Туораа^а тоороммот… [5, с. 46].
Тавтологические рифмы (повтор слов) представлены такими образцами как:
Утуйар уум уу буолбата,
Олорор оло^ум олох буолбата,
СYYPэр бэйэм суумэх буолла,
КYYстээх бэйэм кудэх буолла. [5, с. 49].
Вместе с тем редко, но встречаются другие современные типы рифм: ааныттан-тадыстадына (рифма с добавлением звука), кэллэдэ-эттэдэ (рифма с заменой звука в середине слова).
Также можно найти отдельные примеры рифм из разных частей речи, которые особенно хорошо развиты в современной поэзии (у И. М. Гоголева местами составляют до 50% рифм): халлаан (небо) — анныттан (из-под чего-то), кийитэ (его человек) — этэ (был), ортотугар (в середине) — дьахтар (женщина), еттугэр (на стороне) — эмэ-эхситтэр (старухи), эккириэн (прыгая) — диэн (сказав), истэхпинэ (начал делать) — эрилиннэдэ (привязался), кербYтэ (увидел) — биирэ (один) [11].
Как видим, в самой природе якутского языка издревле были заложены основы разных способов создания созвучия звуков.
Внутристрочные рифмы также заметны и усиливают стремительность действий героя:
Бата^т саадагын кэтэн,
Сэбин сэбилэнэн,
Аан дойдутугар
Аар маhыгар Yцэн-CYктэн баран,
Атын урдYгэр
Кыырт курдук элийэн тYhэн
Чыцха согуруу
Кустуктуу квттвгв. [5, с. 50].
В данном случае использование рядом стоящих внутри строк слов с окончаниями на -ын, -эн, -н ассоциируется с решительностью поступков богатыря. А. Я. Уваровский очень чутко использует такой прием в своем олонхо. Неслучайно подобные рифмы мы нашли в 40,3% строк. К сожалению, в этом плане поэзия последующих поэтов не изучена, но думается, что такая характерная черта устной народной поэзии, умело использованная А. Я. Уваровским, несомненно получила дальнейшее развитие.
Что же касается других видов рифмы, то уже в 1920-х гг. [8] у отдельных поэтов они выглядят таким образом:
— С.Р. Кулачиков-Элляй — зарифмовано 62,3%, в т. ч. из разных частей речи 22,9%, всего 10 типов.
— В.М. Новиков-К. Урастыров — рифмы 63,9%, в т. ч. из разных частей речи 11,8%, всего 10 типов.
— А.Г. Кудрин-Абагинский — рифмы 70,6%, в т. ч. из разных частей речи 10,3%, всего 11 типов.
У А. Е. Кулаковского рифмы составили 60,5% написанных им строк поэзии, хотя в разных произведениях этот показатель порой опускается до 38−43%. Рифма А. Я. Уваровского во многом предопределила уровень такой интрументовки у многих поэтов — 67,4%.
Все приведенные факты однозначно свидетельствуют о том, что в «Олонхо» А. Я. Уваровского были заложены основы современной якутской стихотворной речи. Впервые введенные им в письменной художественной литературе принципы отбора слов, использование аллитерации, рифмы были развиты в творчестве поэтов конца XIX и начала XX веков. И эта работа продолжается в настоящее время.
Л и т е р, а т у р а
1. Заболоцкий Н. М. Сахалыы суруллубут маннайгы литературнай пааматынньык // Yйэ анарыгар: ыста-тыйалар, ахтыылар. — Дьокуускай: Кинигэ изд-та, 1984. -С. 32−41.
2. Габышев Н. А. Афанасий Уваровский и его «Воспоминания»: пособие для учителя. — Якутск: Нац. кн. изд-во «Бичик», 1995. — 64 с.
3. Тобуроков Н. Н. История якутской литературы (середина XIX-начало XX века). — Якутск: Якутский научный центр СО РАН, 1993. — 195 с.
4. Васильев Ю. И. Уваровскай «Ахтыылара». — Дьокуускай: Кинигэ изд-та, 1992. — С. 3−6.
5. Уваровскай А. Я. Ахтыылар. — Дьокуускай: Кинигэ изд-та, 1992. — 56 с.
6. Пухов И. В. Якутский героический эпос. — М.: Наука, 1962. — 256 с.
7. Слепцов П. А. Якутский литературный язык. Истоки, становление норм. — Новосибирск: Наука, 1986. — 262 с.
8. Дьячковская М. Н. Аллитерация и рифма в якутской поэзии: проблемы эволюции и классификации. — Новосибирск: Изд-во СО РАН НИЦ ОИГГМ, 1998. — 153 с.
9. Ойуунускай П. А. Талыллыбыт айымньылар: хоЬэоннор, тылбаастар, драматическай поэмалар. — Дьокуускай, 1992. -ЗЗ6 с.
10. Жирмунский В Ж. Рифма, ее история и теория. — СПб.: Академия, 192З. — 240 с.
11. Гоголев H.M. ТYврт садах: хоИоонунан роман уон-на поэмалар. — Дьокуускай: Кинигэ изд-вота, 1980. — З52 с.
N.N. Toburokov, E.A. Arkhipova
Origins of Yakut versification in the epoch «Olonkho» by A. Ya. uvarovsky
The article deals with versification of the epoch «Olonkho» by A. Ya. Uvarovsky, a founder of Yakut literature. The authors investigate the first text of heroic epoch of Yakut people. The rythmics, alliteration and rhyme of «Olonkho» by A. Ya. Uvarovsky are researched first. The facts indicate that «Olonkho» by A. Ya. Uvarovsky laid out the foundation of the modern Yakut poetic diction.
Key words: literary heritage, Olonkho, epic narration, poetic diction, versification, poetic structure, rythmics, rhyme, alliteration.
------- ФФФ --------------
УДК 821. 512. 157. 06 П.В. Сивцева-Максимова, М.Н. Дьячковская
научное наследие г. м. васильева в аспекте проблем литературной критики и литературоведения 1950−1970 гг.
Рассматривается значение научного и художественного наследия Г. М. Васильева (1908−1981), профессионального переводчика, исследователя истории литературы и фольклора. Особое внимание уделено литературно-критическим работам Г. М. Васильева, отражающим идеологическую обстановку середины ХХ в. В аналитическом плане рассмотрены взгляды ученого на спорные вопросы изучения наследия классиков якутской литературы. Произведена научная оценка стиховедческих трудов Г. М. Васильева, введших якутскую науку в круг фундаментальных исследований России. С современных позиций освещается литературнообщественная деятельность, представляющая сохранение уникальных рукописей художественного и научного характера.
Ключевые слова: художественный перевод, литературная критика, эпический стих, творчество А. Е. Кулаковского и П.А. Ойун-ского, проблемы авторского текста, поэтическая терминология.
История якутской литературной критики берет свое начало с 1920-х годов, и в первой трети ХХ века она выступает активным продолжателем живого литературного процесса. В 1940−50-е гг. ее основным предметом становятся споры о творческом наследстве основоположников якутской литературы. Начиная с 1960-х гг., наступает «время … критического обзора и научного исследования с обновленных методологических позиций всего духовно-эстетического опыта якутской литературы» [1, с. 190]. В этом ракурсе филологические труды Г. М. Васильева представляют, бесспорно, значимые факты якутского литературоведения.
СИВЦЕВА-МАКСИМОВА Прасковья Васильевна — д. филол. н., профессор ФЯФиК ЯГУ.
E-mail: unir@sitc. ru
ДЬЯЧКОВСКАЯ Мария Николаевна — к. филол. наук, ст. научный сотрудник Института гуманитарных исследований и проблем малочисленных народов Севера С О РАН.
E-mail: unir@sitc. ru
На сегодняшний день единственный источник (кроме справочных изданий), где можно найти сведения об его жизни и творчестве — это сборник статей «Очарованный волшебством живого слова» [2], выпущенный под редакцией Н. В. Емельянова, Н. Н. Ефремова, С. Д. Мухоплевой, В. М. Никифорова. Составитель сборника Н. А. Дьяконова отмечает, что «данный коллективный труд — первая попытка изучить научное наследство Г. М. Васильева» [2, с. 8]. В данное издание включены 24 статьи и 2 приложения, в т. ч. кроме двух вступительных 8 статей посвящены исследованиям научного наследия по фольклористике, 6 — различным вопросам литературоведения, терминологии якутского языка и переводческой практике, 8 — воспоминаниям о жизни и деятельности Г. М. Васильева.
В приложении введена ранее не опубликованная статья Г. М. Васильева «К вопросу об издании поэмы А. Е. Кулаковского «Сон шамана»» и составленный Н. А. Дьяконовой и В. П. Еремеевым библиографический

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой