Деятельность советско-партийных школ по подготовке командно-административных кадров в начале нэпа (на материалах Иваново-Вознесенской, костромской и Ярославской губерний)

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Известия Костромского губернского комитета РКП (б). — 1921. — №& gt-11. — С. 17−19- 1922. — № 13. -С. 14−17- 1922. — № 17. — С. 32−35- 1923. — № 1. -С. 11−14- 1924. — №& gt-8. — С. 10−12- Рабочий край. -1923. — 28 июля- Известия Иваново-Вознесенского губкома РКП (б). — 1922. — № 6−7. — С. 8- 1923. -№ 15. — С. 17−18- Отчет Костромского губернско-
го комитета РКП (б) к XIII губпартконфернции за апрель-ноябрь 1925 г. — Кострома, 1925. — С. 6668- Очерки истории Ярославской организации КПСС 1893—1937. — Ярославль, 1985. — С. 210- Народное образование в РСФСР. — М., 1923. — С. 7980- Просвещение в Костромской губернии. — Кострома, 1927.
УДК 947
Никонов Иван Иванович
доктор исторических наук Военная академия радиационной, химической и биологической защиты и инженерных войск им. Маршала Советского Союза С. К. Тимошенко,
Барунов Вадим Юрьевич
Костромской государственный университет им. Н.А. Некрасова
Barunov_@mai. ru
ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ СОВЕТСКО-ПАРТИЙНЫХ ШКОЛ ПО ПОДГОТОВКЕ КОМАНДНО-АДМИНИСТРАТИВНЫХ КАДРОВ В НАЧАЛЕ НЭПА (на материалах Иваново-Вознесенской, Костромской и Ярославской губерний)
В статье рассмотрены вопросы создания системы подготовки партийно-советских кадров, как в центре, так и на местах. Показаны пути решения проблемы ликвидации неграмотности руководителей, выдвинутых на партийно-советскую работу. В статье поднимаются проблемы комплектования советско-партийных школ педагогическими кадрами, их финансирования и материально-технического обеспечения.
Ключевые слова: совпартшкола, НЭП, коммунистический университет, советско-партийные школы.
Почти сразу после Октябрьской революции стали открываться своеобразные партийные учебные заведении -советско-партийные школы и коммунистические университеты, которые готовили выдвиженцев в основном из рабочих и крестьян к советско-партийной работе. В годы Гражданской войны организация совпартшкол и их работа осуществлялись полувоенными методами. Неподготовленность, неорганизованность и отсутствие материальных средств приводили к тому, что многие партийные школы очень быстро прекращали свое существование, особенно в уездах.
Кардинальным образом отношение к совпартшколам изменилось только с переходом к НЭПу. Выступая на X съезде РКП (б) с докладом о Главполитпросвете и агитационно-пропагандистской работе, член ЦК Е. А. Преображенский отметил: «Мы только в последнее время приступили к массовому «производству» коммунистов, к организации советских и партийных школ. И эта работа чрезвычайно велика. Мы должны ее системати-зировать"1. Съезд поставил перед партией как минимальное задание в области партийных школ
на ближайший год создание в каждом губернском городе хорошо подготовленной совпартшколы с двумя-тремя выпусками в год и не менее чем в половине уездов республики — уездных советских и партийных школ с сокращенными программами. Кроме того, съезд обязал всех ответственных работников партии быть лекторами партийных школ и «смотреть на эту работу, как на одну из важных своих обязанностей"2. Развила и конкретизировала решения съезда прошедшая в декабре 1921 г. Всероссийская конференция совпартшкол. Она установила три типа совпартшкол: 1-ая ступень — элементарный тип (уездные), 2-ая ступень — повышенный тип (губернский), 3-ая ступень — Коммунистический университет, который должен был готовить «образованных марксистов, призванных сменять старую гвардию"3. Кроме того, предполагалось, что СПШ 1-й ступени будет состоять из двух различных уклонов: промышленно-рабочего или индустриального (3-х месячные курсы) и земледельческо-крестьянского (4-х месячные курсы)4.
Такое повышенное внимание совпартшколам объяснялось необходимостью в кратчайший срок
© Никонов И. И., Барунов В. Ю., 2010
Вестник КГУ им. Н. А. Некрасова ¦ № 3, 2010
63
и доступными методами, во-первых, дать хоть какую-то начальную подготовку среднему и низшему звену ответственных работников и, во-вторых, популяризировать марксистско-ленинское учение для широких слоев населения. Костромской губком, например, в 1923 г. ставил цель -в ближайшем будущем пропустить через советско-партийные школы всю рабоче-крестьянскую массу.
В совпартшколы принимались люди в возрасте от 18 до 40 лет. При разверстке губкомы РКП (б) 50% мест предоставляли партийным, 25% - комсомольским и 25% - профсоюзным организациям с тем, чтобы в школах первой ступени общее количество членов РКП (б) и РКСМ составляло не менее 50%, а второй ступени — не менее 75%. На
II Всероссийском съезде СПШ в 1923 г. было принято решение сократить количество беспартийных в школах первой ступени до 25%, а в школах второй ступени до 10%. Кроме этого, разверстка курсантов зависела и от специализации школы. Например, в Рыбинскую совпартшколу 1-й ступени Ярославской губернии (с индустриальным уклоном) предполагалось набрать 90% рабочих и 10% крестьян, а в Ростовскую школу той же губернии (с сельскохозяйственным уклоном) -30% рабочих и 70 крестьян5. Однако на практике все эти критерии не соблюдались. Так, в Иваново-Вознесенской совпартшколе 2-й ступени в 1922 г. из 132 курсантов-членов РКП (б) и РКСМ было — 80 человек, рабочих — 35, крестьян — 3, а служащих и учащихся — 89. Последняя цифра особенно огорчала советско-партийные органы, так как считалось, что «от социального положения зависит и психология человека"6. «При приеме курсанты подвергались испытанию на предмет выяснения общего и политического развития специальной комиссией, назначенной губкомом. Но комиссия с недостаточным вниманием отнеслась к испытанию, и курсанты, политически совершенно не развитые, но подходящие по своему социальному положению, были приняты, что и дало впоследствии нежелательные результаты"7.
На некоторые школы смотрели как на место материального обеспечения для неустроенных родственников и товарищей. Отсюда много было «гоняющихся за пайком, а учебу считавших придатком». Были случаи, когда в совпартшколы направляли в качестве наказания за нарушение партийной дисциплины или даже за уголовное преступление с такой формулировкой: «Преступ-
ление сделано не злонамеренно, ввиду несознательности и слабого политического развития. Поэтому предлагается товарищу пройди курс в губсопартшколе"8.
Кроме этого, пытались изменить методику приема курсантов. Так, на конференции работников совпартшкол Иваново-Вознесенской губернии, состоявшейся в марте 1923 г., было принято решение применять метод двухнедельных испытаний в форме собеседования по вопросам текущего момента, политическим и общеобразовательным предметам. А в целях повышения числа коммунистов в школах на этой конференции рассматривался вопрос принудительного укомплектования совпартшкол членами партии9.
Большой проблемой в деятельности партийных учебных заведений было отсутствие преподавательских кадров. Рыбинский губком партии в июне 1921 г. из-за нехватки преподавателей и групповодов не мог открыть губсовпартшколу, А в 1922 г. по той же причине, вместо запланированной губсовпартшколы 2-й ступени и двух уездных школ, работала только одна губернская школа 1-й ступе-ни10. Из-за недостатка лекторских сил, в июле 1922 г. были закрыты все пять районных партийных школ Ярославля11. Чтобы поправить создавшееся положение ЦК РКП (б) 5 декабря 1922 г. принял постановление о направлении лекторов ЦК в ближайшие рабочие районы12. На местах эту проблему пытались разрешить и собственными силами. Так, Агитпропотдел Костромского губкома организовал при совпартшколе 2-й ступени в мае 1922 г. курсы лекторов для уездных школ, которые закончили 13 человек13. Ростовский уком Ярославской губернии в 1922 г. вышел из положения, направив в совпартшколы коммунистов, «мобилизованных по партдисциплине». Точно так же поступил и Иваново-Вознесенский губком.
В Ярославле губком официально разрешил отступать от правил приема и зачислять «так называемых интеллигентов», которые на 2-м курсе могли бы «сыграть роль ассистентов и руководителей групп"14. Кроме того, в качестве групповодов15 в совпартшколах использовали наиболее отличившихся студентов, окончивших Свердловский или Зиновьевский Коммунистические университеты. Нехватка материальных средств и преподавательских кадров привела к количественному сокращению совпартшкол к 1923 г. 16
Нормальное функционирование партийных учебных заведений зависело от состояния учеб-
64
Вестник КГУ им. Н. А. Некрасова ¦ № 3, 2010
ных планов, программ, уровня методики преподавания и нагрузки курсантов.
Разработке учебных планов и программ Агит-пропотдел ЦК РКП (б), Наркомпрос и местные партийные комитеты уделяли особое внимание, но их практическое осуществление зависело от материальных и кадровых возможностей совпартшколы и их специализации. Так, в августе 1921 г. в соответствии с указаниями Иваново-Вознесенского губкома, была изменена учебная программа Шуйской уездной совпартшколы. Принятая ранее программа, рассчитанная на подготовку кадров для промышленности, заменялась на программу с ориентацией на крестьянский уезд17.
Учебный план уездных совпартшкол, утвержденный в 1921 г., включал 21 предмет. В губернских школах изучалось 25 предметов. Однако дробление учебного плана при слабой подготовке слушателей не давало нужного результата. В связи с этим количество предметов было сокращено в СПШ 1 и 2 ступеней до 11, причем половина времени отводилось на общеобразовательные
дисциплины18.
В работе совпартшкол было много отрицательных моментов. Сверху спускались нереальные планы их комплектования, не учитывающие местных условий и возможностей, что приводило к большому отсеву слушателей. Учащиеся были или плохо подготовлены и не могли продолжать учебу, или их поведение не соответствовало нормам и принципам коммунистической морали. Те курсанты, которым удалось окончить школу, вряд ли могли считаться нормальными специалистами, ввиду того, что курс обучения был краткосрочным, а в учебных программах преобладали обществоведческие дисциплины. Трудности с преподавательскими кадрами и материальнофинансовым обеспечением также отрицательно сказывались на работе совпартшкол.
И, наконец, в СПШ формировались только определенные, узкоплановые категории специалистов, что при общем снижении критериев к интеллигенции вообще, негативно, в плане специальной подготовки и культурно-образовательного уровня, отразилось на выпускниках.
Таким образом, большинству слушателей советско-партийных учебных заведений нужно было основательно поработать над собой и получить более высокое образование, чтобы они могли более эффективно заниматься управленческими функциями в партийно-советских органах.
Примечания
1 X съезд РКП (б). Стенографический отчет. -М., 1963. — С. 150.
2 КПСС в резолюциях… Ч. 1. — М., 1954. — С. 552.
3 Справочник партийного работника. Вып. 2. -М., 1922. — С. 57−58.
4 Методика и организация партпросвещения. — М., 1926. — С. 56.
5 Рабочий край. — 1922. — 29 сент.
6 Красный мир. — 1923. — 3 сент.
7 ГАНИЯО, ф. 4830, оп. 1, д. 10, л. 32(об).
8 Осипов. — С. 21.
9 ГАИО, ф. 2, оп. 6, д. 124, л. 24, 28.
10 РГАСПИ, ф. 17, оп. 60, д. 118, л. 43- д. 183, л. 220.
11 ГАЯО, ф. р. 829, оп. 1, д. 56, л. 37.
12 РГАСПИ, ф. 17, оп. 60, д. 118, л. 54.
13 Наша совпартшкола // Красный мир. -1922. — 29 мая.
14 ГАНИЯО, ф. 1, оп. 27, д. 871, л. 208.
15 «Групповод — это педагог, еще недостаточно квалифицированный, чтобы самостоятельно вести учебные занятия в совпартшколе, но уже достаточно марксистски подготовленный, чтобы под руководством более опытного лектора вести эти занятия. Групповод занимается с аудиторией проработкой готового, данного в лекциях материала. Вся тяжесть черновой работы падает на него. В 1923 г. при Зиновьевском и Свердловском университетах были открыты двухмесяные курсы для подготовки групповодов» (Александровский А. Групповод-преподаватель и воспитатель // Известия Иваново-Вознесенского губкома РКП (б). — 1923. — № 16. — С. 20).
16 ГАРФ, ф. 1565, оп. 3, д. 395, л. 3(об).
17 ГАИО, ф. 2, оп. 6, д. 56, л. 2.
18 См.: Рындич А. Ф. Партийно-советские школы. К вопросу о методике занятий со взрослыми. — М.- Л., 1925. — С. 34−35.
Вестник КГУ им. Н. А. Некрасова ¦ № 3, 2010
65

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой