Деятельность современных благотворительных фондов России и Турции в процессе становления гражданских обществ

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 316. 4
Вестник СПбГУ. Сер. 12. 2014. Вып. 3
Е. А. Воронова, Х. Кара
ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ СОВРЕМЕННЫХ БЛАГОТВОРИТЕЛЬНЫХ ФОНДОВ РОССИИ И ТУРЦИИ В ПРОЦЕССЕ СТАНОВЛЕНИЯ ГРАЖДАНСКИХ ОБЩЕСТВ
Санкт-Петербургский государственный университет, Российская Федерация, 199 034, Санкт-Петербург, Университетская наб., 7/9
В статье дается анализ института благотворительности двух стран: России и Турции. В фокусе исследования — деятельность благотворительных фондов двух государств. Авторы статьи рассматривают общее и особенное в становлении современного института благотворительности, формирование которых в России и Турции приходится на 90-е годы XX в. В это же время разрабатывается и принимается ряд законов в области благотворительности. В России законодательство о некоммерческих организациях (НКО) начало складываться лишь в 1990-х годах. В настоящее время действует Федеральный закон «О некоммерческих организациях», дающий правовое определение НКО и регулирующий их права и обязанности в гражданских правоотношениях. В Турции становление нормативно-правовой базы начинается с 1977 г. и длится по 2008 г. В начале XXI в. принят закон о вакфах. В мусульманском праве понятие «вакф» обозначает неотчуждаемое имущество, переданное одним человеком или группой лиц — учредителем вакфа — на религиозные и благотворительные цели общине, организации или отдельному человеку. Принятый закон завершил очередной этап в реформировании этого института. Формирование союзов — Союза благотворительных организаций России (СОБР) и Вакфа «Третьего сектора» в Турции (ТЮСЕВ), объединивших фонды в обеих странах, приходится также на конец ХХ в. Библиогр. 18 назв.
Ключевые слова: благотворительность, гражданское общество, благотворительные фонды, Союз благотворительных организаций России (СБОР), Вакф «третьего сектора» Турции (ТЮСЕВ).
ACTIVITY OF MODERN CHARITY FOUNDATIONS OF RUSSIA AND TURKEY IN THE COURSE OF FORMATION OF CIVIL SOCIETY
E. A. Voronova, H. Kara
St. Petersburg State University, 7/9, Universitetskaya nab., St. Petersburg, 199 034, Russian Federation
Article represents the analysis of institute of charity of two countries: Russia and Turkey. The research focuses on the activities of charity foundations of two states. The authors analysed the general and special features in formation of modern institute of charity of Russia and Turkey. Their formation of modern institutes of charity of both states falls on the 90s years of 20 century. In the same time a number of laws in the field of charity was developed and accepted. In Russia the legislation on non-profit organizations in the Russian Federation started developing only in the 1990s. Now the present Law «About Non-profit Organizations» giving legal definition of NPO and regulating their rights and duties in civil legal relationship works. In Turkey formation of standard and legal base begins from 1977 to 2008. At the beginning of 21 century the law on the waqfs, the finished next stage in reforming of this institute is adopted. Formation of the unions which have united funds in both countries is the share also of the end of the 20th century. In the Muslim right the concept of waqf designates the inaliennable property given one person or a group of persons — the founder of waqf — on the religious and charitable purposes to a community, the organization or the certain person. As the main sources of data on activity of charity foundations modern Russian, Turkish (translated) sources and materials of Internet resources are used. Refs 18.
Keywords: charity, civil society, charity foundations, Union of the Charitable Organizations of Russia (UCOR), Waqf The Third Sector Foundation of Turkey (TUSEV).
В качестве основных источников сведений о деятельности благотворительных фондов использованы современные российские, турецкие (переводные) источники литературы и материалы интернет-ресурсов.
Гражданское общество и благотворительность
Бедность и богатство — реалии современной жизни, и в связи с этим мы вспоминаем о благотворительности. Благотворительностью занимаются во всем мире. На государственном уровне создаются системы специальных учреждений, преуспевающие граждане помогают нуждающимся лично или используя разнообразные формы самоорганизации и специальные фонды. Но что значит благотворительность в современном мире и насколько значима роль общественных инициатив по созданию и поддержке благотворительных институтов (фондов) в формировании гражданского общества? Что вообще стоит за феноменом благотворительности?
К благотворительности может быть отнесено все, что в общепринятых представлениях укладывается в понятие «общественная польза». В макроэкономическом аспекте благотворительность — это независимый от государства механизм перераспределения частных средств в интересах осуществления общественно полезных программ. Это своего рода механизм налогообложения, в котором «налоги» уплачиваются добровольно и не в централизованный «бюджет», а непосредственно в бюджет исполнителя программы. Благотворительный ресурс при этом может принимать любую форму: денег, услуг, имущества, труда. Важной особенностью благотворительности является то, что, помимо пользы конкретному лицу или группе лиц, она является общественно выгодной в целом, т. е. индивидуальная помощь конкретному человеку одновременно является и помощью всему обществу. Все общество выигрывает от того, что выигрывает конкретный человек. Это возможно, если только благосостояние этого человека является предметом общественной заботы, функцией и ответственностью общества, государства и самоуправления, т. е. каждый член общества несет нагрузку по его обеспечению.
Благотворительность — один из важнейших атрибутов гражданского общества. Существует множество определений понятия «гражданское общество». Так, «гражданское общество» — это «общество с развитыми экономическими, культурными, правовыми и политическими отношениями между его членами, не зависимое от государства, но взаимодействующее с ним- общество граждан высокого социального, экономического, политического, культурного и морального статуса, создающих совместно с государством развитые правовые отношения» [1, с. 47]. Наличие в государстве демократического законодательства, разделения властей, оппозиции, плюрализма политических партий свидетельствует о гражданском обществе, и через них гражданское общество влияет на власть. В концепции гражданского общества власть существует для общества в силу ее легитимности. Исследователи представляют гражданское общество как совокупность отношений и институтов, функционирующих независимо от политической власти и способных на нее воздействовать. Необходимым условием функционирования такого общества служит существование автономных социальных акторов и типа личности, который определяется как достаточная автономность от государства, способность конструктивно взаимодействовать с другими личностями во имя общих целей, а также подчинять частные интересы общему благу, выраженному в правовых нормах [2, с. 5].
Ключевым понятием гражданского общества является понятие «гражданин». Гражданином является «субъект жизни общества, активно влияющий на процесс его изменений». В рамках гражданского общества, понимаемого как коммуникатив-
ный процесс, понятие «гражданин» раскрывается через понятие «участие», т. е. через его деятельность в различных общественных организациях и институтах [3, с. 34].
Общественные организации (объединения) в мировой практике играют огромную роль в решении социальных вопросов планетарного масштаба. Они являются связующим звеном между государствами, государством и отдельными гражданами, активно участвуют в формировании и самоорганизации гражданского общества. В мировой практике общественные объединения принято относить к «третьему сектору». Для всех организаций третьего сектора характерна деятельность ради общественного благополучия. Одними из основных задач, которые они призваны решать, являются расширение пределов свободы и наделение населения властью, вовлечение граждан в процесс социальных изменений, в развитие социальной защиты.
Правовые основания благотворительной деятельности в России
В России исторически сложились три вида благотворительности: частная, общественная и церковная. Они имеют одну общественную цель — помощь нуждающимся — и основаны на принципах христианского милосердия, различаются между собой по происхождению, образу действия и способам благотворения [4, с. 123].
• Благотворительность частная во всех отношениях обусловливается волею частного лица — благотворителя.
• Общественная благотворительность осуществляется на основе добровольных или обязательных взносов членов благотворительного общества или их участия в благотворительных мероприятиях.
• Церковная благотворительность развивалась через монастырскую и приходскую системы помощи. Институт церковной благотворительности, закрепленный в России через традиции милосердия, утвержден нормативными актами еще в 996 г. [5, с. 3−4].
Формирование современных институтов благотворительности в России и Турции приходится на 90-е годы XX в. Одновременно идет формирование нормативно-правовой базы. В Российской Федерации законодательство о некоммерческих организациях как система начало складываться лишь в 1990-х годах, хотя в отдельных нормативных актах более раннего периода признавался специальный статус организаций, действующих в общественных интересах. Конституция Р Ф гарантировала свободу деятельности общественных организаций и право граждан на объединение. С принятием первой части ГК РФ нормы о некоммерческих организациях (НКО) были сведены в единый раздел «Некоммерческие организации», где представлен перечень видов НКО, в том числе тех, которые могут заниматься благотворительностью, сформулированы основные характеристики гражданско-правового статуса НКО разных видов, порядок получения и использования ими имущества и прочие нормы. Основополагающими в этой сфере можно назвать следующие законы: Федеральный закон от 19 мая 1995 г. № 82-ФЗ «Об общественных объединениях» (с изм. и доп. от 17 мая 1997 г., 19 июля 1998 г., 12, 21 марта, 25 июля 2002 г., 8 декабря 2003 г., 29 июня, 2 ноября 2004 г.) и Федеральный закон от 12 января 1996 г. № 7-ФЗ (ред. от 21. 02. 2014) «О некоммерческих организациях» соответственно.
Для НКО основополагающую роль играют законы, непосредственно регулирующие их статус. Так, закон «О некоммерческих организациях» дает правовое опреде-
ление НКО и регулирует их права и обязанности в гражданских правоотношениях. Вместе с тем, как представляется, он не полностью соответствует конституционным положениям в части разграничения предметов ведения Федерации и ее субъектов. В частности, согласно п. «в» ст. 71 Конституции Р Ф, в ведении Российской Федерации находится регулирование и защита прав и свобод человека и гражданина, а по п. «б» ст. 72 Конституции Р Ф защита прав и свобод человека находится в совместном ведении Российской Федерации и ее субъектов. Таким образом, по вопросам защиты прав граждан в сфере образования, науки, культуры, спорта, адвокатуры и т. п. субъекты федерации, в соответствии со ст. 76 Конституции Р Ф, могут принимать собственные законы и иные нормативные правовые акты. Однако настоящий Закон не содержит даже упоминания о возможности их правового регулирования на уровне субъектов федерации. Для НКО важно иметь в виду, что в субъектах РФ действует правовая система, состоящая из конституций (уставов), законов и иных нормативных правовых актов. Закрепляемые в них нормы — новые источники права, зачастую имеющие практическое значение для НКО. По действующему российскому законодательству некоммерческой считается организация, деятельность которой направлена не на извлечение прибыли, а на решение социально значимых вопросов путем привлечения и целевого использования ресурсов, в том числе благотворительных пожертвований. Средства, полученные НКО, не могут быть разделены между учредителями или членами этой организации, а расходуются на уставные цели. Ныне действующий Закон от 12 января 1996 г. № 7-ФЗ «О некоммерческих организациях» внес серьезный вклад в регулирование правого статуса НКО, более серьезно, чем его предшественники, подошел к вопросу о порядке создания, деятельности, реорганизации и ликвидации НКО. Данный Закон уделяет больше внимания порядку формирования и использования имущества НКО, также не оставлены без внимания права и обязанности их учредителей (участников). Таким образом, можно сделать вывод, что Закон привел в соответствие положение НКО в гражданском обороте с реалиями нашего времени [6].
Правовые основания благотворительной деятельности в Турции
Надо отметить, что в Турции все больше уделяется внимание вопросам развития гражданского общества и его институтам — социальным движениям, общественным фондам, профсоюзам и, в первую очередь, неправительственным или негосударственным организациям — то есть структурам, которые обеспечивают самовыражение личности, коллектива и иных социальных общностей.
В Турции институционально благотворительность представлена вакфами. В мусульманском праве понятие «вакф» обозначает неотчуждаемое имущество, переданное одним человеком или группой лиц — учредителем вакфа (вакиф) — на религиозные и благотворительные цели общине, организации или отдельному человеку. Собственность, переданная в вакф, трактуется как благотворительное учреждение, доходы от которого идут на нужды мусульманской общины (уммы). Получателями доходов от вакфов могут быть как отдельные лица (в том числе родственники ва-кифа и их потомки), так и группы (нуждающиеся, проживающие в том или ином городском квартале).
Вакфы подразделяются на благотворительные, религиозные и частные. В свою очередь, вакфы любой из трех групп могут быть прямыми или вторичными: в пер-
вом случае они выполняют свою благотворительную, религиозную или социальную функцию (например, посвященный в вакф колодец служит бесплатным источником воды для всех желающих) — во вторичных вакфах материальные средства или доходы от них сначала инвестируются, а потом результаты инвестирования направляются на благотворительные цели (наличный вакф). На протяжении веков вакф был единственным регулярным источником финансирования образования в мусульманских государствах — средства от вакфа получали не только сами учебные заведения, мударрисы (преподаватели) и студенты, но и обслуживающий персонал. Турецкая система вакфов стала средством мобилизации и гуманизации общества, позволив гражданам участвовать во всех сферах социальной и политической жизни страны. Крупные и влиятельные вакфы, основанные крупнейшими турецкими промышленными конгломератами, создали федерацию «Вакф — третий сектор», или ТЮСЕВ, в которую вошли более ста благотворительных фондов, негосударственных организаций и объединений. Ее аналогом в России может считаться созданный в конце 2000 г. в Москве на учредительном съезде, где присутствовали представители 237 благотворительных организаций из 59 субъектов Российской Федерации, Союз благотворительных организаций России (СБОР). По сути, вакфы — аналог российских некоммерческих организаций (НКО), осуществляющих благотворительную деятельность в интересах общества в целом и отдельных его групп и категорий. Причем возможность самовыражения через вакфы (их основная субстанциальная характеристика) успешно реализуется разными общественными группами в Турции — и радикальными исламистами, и сторонниками светских порядков [7].
Исторически (традиционно) гражданское общество выступает как важный фактор западного стиля модернизации. В Турции такой процесс модернизации был инициирован политической волей, и гражданское общество часто обсуждается в рамках оппозиции сильной власти к слабому гражданскому обществу [8]. Вместе с тем, с позиции идеологии, которая является основой для модернизации, можно сказать, что в Турции действительно существует гражданское общество. Гражданское общество в Турции было активизировано после 1980 г. и стало играть заметную роль в академических, социальных и политических дискурсах.
Различные исторические источники, дошедшие до наших дней, свидетельствуют о формах помощи, которая оказывалась неимущим. В VII в. с появлением Ислама в благотворительности произошли большие изменения [9], потому что в Исламе это один из принципов, который формирует чувство единства у верующих: как указано в аятах Корана и в хадисах пророка Мухаммеда, на протяжении всей истории в турецком обществе уделялось большое внимание помощи нуждающимся [10]. Так, в Османской империи существовало три доминирующих принципа помощи: социальная взаимопомощь в семье, в рамках религиозных устоев и со стороны вакфов (фондов), которые управляли распределением помощи в сфере образования, здравоохранения, градостроительства, благоустройства и т. д. В Османский период вак-фы были достаточно распространены.
Современный институт благотворительности в Турции основывается на нормативных актах. В 1977 г. вышел закон № 2022 о выплатах нуждающимся — инвалидам и одиноким пожилым людям, достигшим 65 лет, который можно считать рождением социальной помощи в ее сегодняшнем понимании. В 1982 г. Национальное министерство образования получило право предоставлять неимущим ученикам приют
с питанием и другими услугами. В 1983 г. Организация по охране детей и социальным услугам получила право оказывать материальную помощь неимущим. В 1984 г. Главный Директорат благотворительных фондов был наделен полномочиями оказывать разнообразную социальную помощь. В 1984 г. с вступлением в силу закона № 3294 о социальной взаимопомощи и поддержке солидарности был основан общенациональный Фонд социальной взаимопомощи и солидарности, организован генеральный секретариат по координации помощи нуждающимся и неимущим. В 2008 г. принят новый закон о вакфах, завершивший очередной этап в реформировании этого института [11].
«Новый этап в развитии вакфов в Турции 1990−2000-х годах связан с появлением в этой сфере нового субъекта, объединившего достаточно большое количество добровольных организаций '-секулярного'-, неисламистского характера, — & quot-Вакфа '-третьего сектора'- Турции& quot- или ТЮСЕВ — как его кратко именуют по первым буквам официального названия» [12, с. 196].
С конца 1990-х годов сферы деятельности гражданских обществ расширяются, так как после природных катастроф (землетрясения 1999 г. в Мраморном море и в городе КауиазН (Кайнашлы)), которые привели к смерти более 20 000 человек, стало ясно, что государственных проектов для модернизации и развития не хватает, чтобы решить социальные проблемы полностью [8]. Помощь Организации гражданского общества (ОГО) и гражданских обществ поисково-спасательных мероприятий была существенной и вызвала доверие общества. В 2005 г. в областных администрациях и муниципалитетах появилась специальная должность ответственного за социальную помощь.
Деятельность благотворительных фондов Турции
Интеграция Турции с ЕС расширила поле института благотворительности в гражданском обществе. По данным Союза кооперативов, в Турции появились ассоциации и фонды. На 2007−2010 гг. количество ассоциаций составляло 86 031, что в процентном соотношении составляет 56,01%, а фондов — 4547 (2,96%). Региональные организации взаимопомощи основали большое количество общественных фондов и ассоциаций. Например, в структуре Министерства народного образования Турции существовал Фонд народного образования (Вакф народного образования), в структуру Министерства юстиции входил Фонд по усилению правосудия, в структуру турецких вооруженных сил — Вакф турецких вооруженных сил и т. д. Государство поддерживало данные организации и контролировало их деятельность.
В 2006 г. фонд ТЮСЕВ провел исследование в рамках обширного проекта, нацеленного на изучение направлений деятельности филантропических организаций, поддерживающих попытки пропаганды идей социального равенства на локальном уровне для повышения чувства сознательности широких масс населения в процессах развития и преобразования общества [13]. В исследовании анализировалась картина деятельности благотворительных фондов в Турции, их структура и предоставляемые услуги, цели и задачи, система управления и учредительства, структура финансирования и расходов, отношения с государственными ведомствами и социальными общностями.
Были выявлены трудности, с которыми сталкиваются представители фондов, и ограничения со стороны государства, гражданского общества, рынка, клиентов, которым оказывается та или другая помощь.
Принимая во внимание географическое размещение фондов в регионах Турции и их род деятельности, было изучено 26 фондов. Результаты исследования показали, что большинство фондов в Турции управляются Советом директоров, несколько — Попечительским советом, в ряде фондов совмещены обе формы правления с четким распределением обязанностей между Советом директоров и Попечительским советом- в небольшом количестве фондов руководящую должность занимают профессиональные администраторы-специалисты, работающие не на общественных началах, а за зарплату, однако в основном работа большинства фондов основана на волонтер-стве, ими управляют лица, работающие на общественных началах.
Попечительские и советы директоров — достаточно гомогенные группы с точки зрения профессиональной и политической деятельности, материальное положение администраторов фондов — выше среднего. В фондах существует несколько механизмов управления, обеспечивающих подотчетность и продуктивность работы: это иерархия отношений нижестоящих с вышестоящими- организация работы согласно принципам жесткой дисциплины, рыночной конкурентоспособности и других подобных норм- в организациях, не приносящих прибыль, понятие отчетности теряет свое первичное значение — в некоммерческих структурах она предполагает исполнение соответствующих законов и заключенных договоров- основная функция фондов — преодоление пропасти между бедными и состоятельными слоями общества, т. е. предотвращение пагубных проявлений и последствий бедности.
По данным исследования, 73% фондов владеют имуществом помимо здания, в котором они функционируют: пожертвования и владение имуществом — основные статьи доходов фондов после получения прибыли с недвижимости, продаж и предоставления других услуг. Пожертвования в виде закята — важный источник доходов религиозных фондов, т. е. фондов, которые основывают свою работу на принципах традиционной религиозной морали и соответствующих ценностях. Ряд фондов в Турции работает под абсолютным патронажем государства, получая материальную и любую другую поддержку, остальные лишены какой-либо поддержки и убеждены, что их функционирование должно осуществляться без какой-либо помощи со стороны государства — при поддержке крупных коммерческих компаний. Иными словами, благотворительные фонды не ориентированы на институциональные изменения и воздействие на принятие серьезных государственных решений. Большинство фондов — организации, которые работают на локальном уровне с целью предоставления помощи местному населению, а потому могут помочь лишь небольшому количеству людей.
Сегодня в Турции оформилась совокупность факторов, которые определяют логику функционирования благотворительных организаций в стране: специфика структуры фондов, взаимоотношения при предоставлении услуг по решению определенных проблем между государством и общественными организациями, исламская традиция взаимопомощи, практики участия граждан в общественной жизни, традиционная структура общества и современные социокультурные реалии глобализирующегося мира, мотивирующие предоставление услуг благотворительными фондами борьбой с «несправедливостью».
Деятельность благотворительных фондов России
По законодательству РФ одним из типов организации являются фонды. Понятие «фонд» дано как в Гражданском кодексе РФ, так и в Федеральном законе «О некоммерческих организациях».
В соответствии с указанными нормативно-правовыми актами, фондом признается не имеющая членства некоммерческая организация, учрежденная гражданами и (или) юридическими лицами на основе добровольных имущественных взносов и преследующая социальные, благотворительные, культурные, образовательные или иные общественно полезные цели. Имущество, переданное фонду его учредителем (учредителями), является собственностью фонда. Учредители не отвечают по обязательствам созданного ими фонда, а фонд не отвечает по обязательствам своих учредителей. Фонд должен преследовать в своей деятельности исключительно социальные, благотворительные, культурные, образовательные и иные общественно полезные цели [14].
Благотворительные фонды делятся на частные и публичные. К публичным фондам относятся те, которые поддерживаются обществом либо государством. То есть если их финансирование производится не учредителями, а государством. Остальные организации относятся к частным фондам, причем по форме это может быть не только фонд, но и ассоциация или клуб. Частные фонды подразделяются на оперативные, неоперативные и транзитные фонды. Оперативные — занимаются ведением собственной деятельности, например, научными исследованиями, поддержанием музеев, образовательными программами. Неоперативные — накапливают финансовые средства и вкладывают их в другие благотворительные организации (школы, церкви). Транзитные — это определенный вид неоперативного фонда, только он передает другой благотворительной организации все свои средства по истечении финансового года, без аккумулирования.
Сравнивая динамику развития фондов в России можно отметить, что на момент формирования СБОРа (2000 г.) в числе его учредителей было 237 некоммерческих и коммерческих организаций из 59 субъектов Российской Федерации. По данным Союза благотворительных организаций России, на 1 января 2014 года в РФ действует 329 зарегистрированных благотворительных организаций, из них по Санкт-Петербургу — 12, в Москве и Московской области — 146 [15]. Согласно итоговой информации, в РФ действует 78 фондов, включая частные, корпоративные, фандрайзин-говые фонды, а также фонды местных сообществ и целевого капитала. Более половины фондов зарегистрированы в Москве (58%), значительное их число находится в Санкт-Петербурге, остальные в регионах Российской Федерации. Приведем примеры деятельности наиболее известных благотворительных фондов, указанных в докладе [16].
• Международный Благотворительный Фонд Владимира Спивакова — некоммерческая благотворительная организация, основанная в мае 1994 года по инициативе всемирно известного скрипача, дирижера и общественного деятеля Владимира Спивакова. Направление деятельности МБФ Владимира Спивакова — помощь детям, одаренным в музыке и изобразительном искусстве, в развитии их талантов, организации их творческого процесса в России и за границей. Также одним из важнейших направлений является сохранение и развитие культурных ценностей и обеспечение всесторонней благотвори-
тельной поддержки. Международный Благотворительный Фонд Владимира Спивакова помогает молодым талантливым музыкантам, танцорам, художникам, организовывая для них мастер-классы, концерты, туры и выставки. Стипендиаты Фонда принимают участие в международных и всероссийских конкурсах и фестивалях. С 1994 года фонд является соорганизатором и постоянным участником Международного Музыкального Фестиваля в городе Кольмар, Франция. Фонд оказывает постоянную поддержку музыкальным школам Москвы, Санкт-Петербурга, Сибири, Урала, Украины, Белоруссии и т. д., а также школам искусств и художественным школам. МБФ В. Спивакова поддерживает многие социальные программы, связанные с образованием, наукой, искусством и культурой. Фонд осуществляет поддержку в сфере детского здоровья, помогает сиротам, детям-инвалидам, детским домам и больницам [17].
• Фонд «Вольное дело» (первоначально он назывался «Паритет»). Был создан в 1998 году и формируется из личных средств Олега Дерипаски и отчислений компании «Базэл».
• Благотворительный фонд Владимира Потанина. Был создан в 1999 году для поддержки отечественного образования и культуры и формируется из личных средств Владимира Потанина и отчислений компании «Интеррос».
В современной России институт благотворительности постепенно занимает место в сознании российских граждан. По данным социологических опросов, респонденты имеют опыт участия в благотворительной деятельности, значительно чаще реализуют его в индивидуальном порядке или в составе неформальных групп, чем через официальные некоммерческие структуры. Одна из причин — недоверие к деятельности некоммерческих организаций (и благотворительных в том числе), слабое присутствие информации об их деятельности в медийном поле, а следовательно, и в массовом сознании граждан.
В Турции ситуация несколько иная: здесь система некоммерческих фондов уже давно и успешно выступает средством мобилизации общества, позволяющим гражданам участвовать во всех сферах социальной и политической жизни страны, причем эффективность деятельности благотворительных фондов во многом определяется тем, что они координируют усилия государственных учреждений, общественных организаций, крупных бизнес-корпораций и частных лиц.
Россия и Турция, согласно Всемирному индексу благотворительности, находились в 2013 году на 123 и 128 местах соответственно [18]. Этот факт можно расценить как свидетельство недостаточного включения граждан в благотворительные практики и, как следствие, невысокой активности основной части населения обеих стран.
Активизации участия граждан России и Турции в работе общественных организаций может способствовать более широкое информирование об истории благотворительности и обмен практическим опытом на личностном, групповом и институциональных уровнях.
Литература
1. Алексеев С. С., Архипов С. И., Корельский В. М. и др. Теория государства и права: учебник. М.: Издательская группа ИНФРА-М-НОРМА, 1997. 456 с.
2. Дилигенский Г. Г. Что мы знаем о демократии и гражданском обществе? // Pro et Contra, 1997. Т. 2, № 4. С. 5−21.
3. Сунгуров А. Ю. Организации-посредники в структуре гражданского общества. Некоторые проблемы политической модернизации России // Полис. 1999. № 6. С. 34−48.
4. Воронова Е. А. Благотворительность в социальной истории России // Социальная работа и гражданское общество: коллективная монография / под ред. И. А. Григорьевой, А. А. Козлова, В. А. Самойловой. СПб.: Скифия-принт, 2006. 312 с.
5. Воронова Е. А. Благотворительность в современной России: институциональный анализ: в 3 кн. Книга I: Церковные практики: монография. СПб.: Скифия-принт, 2011. 304 с.
6. Комментарии к ФЗ «О некоммерческих организациях». URL: http: //prozakon. su/a47/ (дата обращения 18. 03. 2014).
7. Deguilhem R. Waqf in the Ottoman Empire to 1914 // Encyclopedia of Islam, 2nd ed. (E12). 12 vol. L. -Leiden., 2003. Vol. 11. P. 87−92.
8. ifduygu Ahmet and Meydanoglu Zeynep, Civil Society in Turkey: At a Turning Point, April 2011Istan-bul: TIJSEV Publications. 191 p. (пер. Х. Кары).
9. Demir H. N. Sosyal Yardim Hizmetlerinin '-Sosyalizasyonu'-: Van Sosyal Yardimla^ma ve Dayani^ma Vakfi Ornegi // Yayinlanmami§ Yuksek Lisans Tezi, Yuzinci Yil Universitesi, S. B. E. Van, 2001. Рукопись (пер. Х. Кары).
10. Ulusal Sivas Sempozyumu (Sivas'-in Dunu Bugunu ve Gelecegi). Tebligler Kitabi / Ed. 1. Suba^i. Sivas: Sivas Platformu Yayinlari, 1, 2007. 227 s. (пер. Х. Кары).
11. Hacimahmutoglu H. Turkiye'-de Sosyal Yardim Sisteminin Degerlendirilmesi. Ankara: DTP Uzmanlik Tezleri, 2009, 263 s. (пер. Х. Кары).
12. Шлыков П. В. Вакфы в Турции: трансформация традиционного института=Waqfs in Turkey: Transformation of the Traditional Institution. М.: Изд. дом Марджани, 2011. 560 с.
13. TURK1YE UgUNCU SEKTOR VAKFI (TUSEV). SIVIL TOPLUM VE HAYIRSEVERLIK ARA§ TIRMALARI 2004−2006 ARA§ TIRMA BULGULARI VE gOZUM 0NERILERI. Istanbul: Aralik, 2006, 56 s. URL: http: //www. tusev. org. tr/userfiles/image/TUSEV%20Sivil%20Toplum%20ve%20Hayirseverlik%20 Arastirmalari%202 004−2006%20Arastirma%20Bulgulari%20ve%20Cozum%200nerileri. pdf (дата обращения 13. 03. 2014) (пер. Х. Кары).
14. Отдельные организационно-правовые формы некоммерческих организаций. URL: http: //to63. minjust. ru/node/2603 (дата обращения: 18. 03. 2014).
15. Союз благотворительных организаций России. URL: http: //www. sbornet. ru/catalog/group/87. htm (дата обращения: 18. 03. 2014).
16. Благотворительные фонды России: состояние и перспективы развития. URL: http: //www. miloserdie. ru/articles/blagotvoritelnye-fondy-rossii-sostoyanie-i-perspektivy-razvitiya (дата обращения: 18. 03. 2014).
17. Международный благотворительный фонд Владимира Спивакова URL: http: //spivakov-pfo. ru/ (дата обращения: 18. 03. 2014)
18. Центр гуманитарных технологий. Всемирный индекс благотворительности — информация об исследовании. URL: http: //gtmarket. ru/ratings/world-giving-index/info (дата обращения: 18. 03. 2014).
Статья поступила в редакцию 16 апреля 2014 г.
Контактная информация
Воронова Елена Анатольевна — кандидат социологических наук, доцент- centeruni@mail. ru
Кара Хайрийе — аспирант- hayriye-kara@hotmail. com
Voronova Elena A. — Candidate of Sociology, Associate Professor- centeruni@mail. ru
Kara Hayriye — post graduate student- hayriye-kara@hotmail. com

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой