Деятельность сторонников традиционализма в различных слоях уральского общества в начале XX века

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Вестник Челябинского государственного университета. 2012. № 16 (270).
История. Вып. 51. С. 40−44.
Н. С. Сидоренко
ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ СТОРОННИКОВ ТРАДИЦИОНАЛИЗМА В РАЗЛИЧНЫХ СЛОЯХ УРАЛЬСКОГО ОБЩЕСТВА В НАЧАЛЕ XX ВЕКА
В статье анализируются формы и методы воздействия сторонников традиционализма на сознание и поведение массовых слоев уральского общества с целью укрепления основ монархической государственности и преодоления политического кризиса в начале XX в. Выявляются общие и специфические черты деятельности уральских консерваторов, их связь с центральными органами соответствующих политических партий.
Ключевые слова: консерватизм, монархизм, традиционализм, консервативная партийная печать, монархическое движение, внепартийный монархизм.
Политическая активность сторонников традиционализма заметно оживилась в условиях подъема общественно-политического движения в стране и на Урале на рубеже ХХ в. Первоначально она не выходила за рамки теоретических дискуссий в различного рода научных, художественных обществах и учреждениях, дворянских и земских собраниях. Распространение либеральных идей и революционной идеологии в массовых слоях уральского общества потребовали более решительной деятельности консерваторов. Существенное внимание было уделено ими укреплению позиций в местной прессе, расширившейся и изменившейся в последнее десятилетие XIX в. Всего из 27 газет, выходивших в 1900 г., консервативно ориентированные и церковные издания составляли более половины — 16 изданий. Первая российская революция коренным образом изменила ситуацию. В 1905—1907 гг. в крае возникло более 70 наименований новых легальных газет и журналов и свыше 40 бесцензурных1. Либеральная печать существенно потеснила консервативную.
Осознавая общественную значимость печатного слова, местные комитеты политических партий прилагали значительные усилия к созданию собственных печатных органов, поддержке беспартийных изданий, близких им по духу. В 1906—1907 гг. в ходе выборных кампаний в Думу право-монархическим отделам Урала удалось наладить выпуск четырех собственных изданий: «Пермский вестник» (Пермь, март 1906 — март 1907 г.) — «Голос народа» (Екатеринбург, март-октябрь
1906 г.) — «Знамя» (Екатеринбург, январь-октябрь 1907 г.) — «Правый путь» (Оренбург, октябрь 1907 — июль 1910 г.). Умеренно-консер-
вативные позиции заняло «Свободное слово» (Вятка, февраль-июнь 1906 г.), вышедшее по инициативе Партии правового порядка, «Уфимский край» (Уфа, 1 июля 1906 — март 1918 гг.) — неофициальная часть губернских ведомостей, «Оренбургская газета» (Оренбург, 1908−1909 гг.) — неофициальная часть губернских ведомостей. На Сысертском заводе появился «Пастырь-проповедник» (19 091 917 гг.).
В ходе выборной кампании в IV Думу появились новые партийные органы: «Гла-зовская речь» (г. Глазов, июнь 1912 — январь
1913 г.) — «Оренбургский предвыборный листок» (г. Оренбург, август 1912 г.) — «Голос долга» (Пермь, март 1912 — дек. 1916 г.) — «Пермский вестник» (Пермь, июнь-ноябрь 1912 г.) — «Самозащита» (Пермь, июнь 1912 -окт. 1913 г. Издание печаталось в типографии Дубровина)2.
Подготовка к 300-летнему юбилею Дома Романовых вызвала к жизни ряд новых печатных органов. Так, в ноябре 1913 — апреле
1914 г. ими был налажен выпуск общедоступной газеты «Пермяк"3. Формально она числилась как орган правой независимой мысли. Фактически ее направленность имела ярко выраженный партийный характер, так как редактором и издателем ее стал С. Д. Смирнов, один из активных деятелей Пермского губернского отдела СРН. К числу правой внепартийной печати следует отнести газету «Оренбургский казак» (окт. 1913 — май 1914 г.), выход которой был приурочен к тезоименитству цесаревича.
К началу Первой мировой войны практически все партийные правые издания прекратили существование (за исключением «Голоса долга»). Консервативная печать была
представлена преимущественно неофициальной частью губернских ведомостей и церковными изданиями, продолжавшими выходить вплоть до революционных октябрьских событий 1917 г. Организация правой печатной пропаганды на Урале оказалась делом сложным, как и по стране в целом. Одной из основных была кадровая проблема. В условиях господства «революционного романтизма» сотрудничество в подобного рода изданиях не вызывало восторгов публики.
Серьезные трудности были связаны с финансовой стороной издательской деятельности. Основой существования местных газет являлись частные пожертвования отдельных лиц, круг которых был невелик. Имел место и отказ типографий печатать издания правого направления. Так было, например, с газетой «Голос народа» в феврале 1906 г., с газетой «Пермский вестник» в марте 1907 г. На местном уровне выпуск правых газет держался, в основном, за счет инициативы единичных энтузиастов, которых центр поддерживал преимущественно литературой. Финансовой поддержкой правительства пользовались лишь единичные издания4.
Важную роль в печатной пропаганде уральских традиционалистов на всем протяжении их существования играла внепартийная консервативная и церковно-религиозная печать.
Наряду с периодическими изданиями, консерваторы широко использовали в своей пропагандистской деятельности непериодические издания. В их числе преобладали программные документы, предвыборные воззвания, речи лидеров правых фракций Думы, разъяснения по актуальным политическим вопросам ведущих идеологов правого движения, выступления руководителей местных комитетов. Многие из них выпускались тысячными тиражами. Активную деятельность в этом направлении развернула Вятская народно-монархическая партия. Существенную помощь оказывали периферийным отделам Главные палаты (Союза Русского народа, Русского Национального союза), снабжая их ведущими центральными изданиями, брошюрами, листками и т. д. С ноября 1906 г. по декабрь 1907 г. издательский комитет СРН разослал по России бесплатно более 13 млн наименований различных произведений. В 1913-
1914 гг. местные комитеты правых партий на Урале получили около 2,5 тыс. экземпляров
пропагандистской литературы: 230 уставов СРН, брошюры «О грамоте», «Тайна крови», более 2 тыс. брошюр «К 300-летию Дома Романовых», 10 — «Верным союзникам"5.
Распространение правых изданий осуществлялось преимущественно путем бесплатной раздачи и продажи в оживленных точках городов — на рыночных площадях, а также через книжные киоски, открывшиеся в ряде городов Урала и на станциях железных дорог. Так, Пермский губернский комитет располагал библиотекой с филиалами на линии Пермской железной дороги, в которых числилось до 10 тыс. томов. Свою библиотеку им. А. И. Дубровина имел Екатеринбургский отел СРН. В целях пополнения денежных средств на приобретение литературы он проводил вещевые «лотереи-аллегри». Так, только в 1912 г. чистая прибыль от нее составила 436 р. 6
Устная пропаганда также была важным средством воздействия уральских традиционалистов. Наиболее распространенными формами были собрания монархистов, особенно многочисленные в годы Первой российской революции. Уфимские консерваторы сумели организовать систематические народные чтения, проходившие в городе еженедельно на протяжении 1906−1907 гг. К участию в этой работе привлекались лучшие ораторы города, священнослужители, артисты и т. д. Больший успех публики имело выступление лидера Поволжских монархистов — профессора Залесского. Газета «Уфимский край» отмечала: «Ничего подобного Уфа до сих пор не слыша-ла"7. Силами уфимских монархистов в январе
1907 г. в здании депо вольного пожарного общества была организована постановка пьесы «Жизнь за царя», имевшая большой успех у публики. Общедоступные бесплатные чтения «100 лет назад» в 1913 г. по воскресным дням в народном доме проводила Вятская НМП8.
Чтения имели четкую идеологическую направленность — противодействие оппозиционно настроенным партиям, стремившимся внедрять в сознание общества идеи радикального характера, дававшим свою трактовку происходящим событиям в стране и крае, свою оценку деятельности правительства, отдельных его представителей.
Целям привлечения народных масс на свою сторону и отрыва из-под влияния левых и либеральных союзов служили некоторые внешние стороны деятельности консерва-
тивных союзов: обмен приветствиями между центральными и местными организациями, обращения к лидерам правого движения, посылки верноподданнических телеграмм в адрес верховной власти и обнародование «высочайшей благодарности» на них, проведение русских национальных праздников и т. д. 7 февраля 1909 г. депутация Вятской НМП была принята И. Кронштадтским, получила его благословение «на труды» партии. Значительный резонанс имели факты приема депутаций уральских монархистов царем. В феврале 1910 г. и 1913 г. им были приняты депутации Вятского отдела НМП, преподнесшие царю и его наследнику специально изготовленные икону, подарки из предметов кустарного промысла и стихи, написанные почетным членом партии Л. Спасской. Информация об этих событиях отразилась на страницах местной прессы. На Бородинские торжества в качестве представителей от уральских правых выезжали гласные Глазовской городской думы В. П. Ивашев, П. И. Веселухин9.
Партийная политическая борьба за благосостояние, за насущный кусок хлеба для обездоленных и угнетенных, поднявшаяся в стране и крае с начала ХХ в. на качественно новый уровень, потребовала приспособления консерваторов к работе среди рабочих и крестьянских масс. Пытаясь привлечь их на свою сторону, они вынуждены были принять общие правила игры и предложить свой вариант разрешения назревших вопросов. Уральским правым удалось привлечь на свою сторону определенную часть крестьянства. Наряду с радикализмом (более всего в отношении земельного вопроса), в определенной части его сохранялись на протяжении всего рассматриваемого периода монархические настроения. В структуре консервативной уральской периферии доля сельских отделов составляла около 60%. Правые имели наибольшую в целом поддержку на выборах в Думы по крестьянской курии: в I Думе — 22,2%, во II Думе -70,2%, в III Думе — 30,6%, в IV Думе -24,7%10. В среднем их поддерживало 36,9% выборщиков, в то время как левых — 35,8%, а либералов — 12,4%11.
В рабочей среде успех традиционалистов был не столь ощутимым. Большая часть рабочего класса Урала шла за левыми партиями. Сдержанные требования по рабочему вопросу были не столь привлекательны. Наиболь-
шую поддержку, как и по стране в целом, они получили у той части рабочих, которая не успела порвать с крестьянской психологией, а также среди квалифицированной части, получавшей высокую заработную плату. Уральским консерваторам удалось организовать ряд рабочих союзов, среди них наиболее крупными были Патриотическое общество рабочих Уфимских железнодорожных мастерских (декабрь 1905 — декабрь 1906 гг.), Союз рабочих г. Шадринска (январь 1906 -январь 1907 гг.), Собрание русских горнозаводских рабочих г. Златоуста (январь 1906 -апрель 1907 гг.), Мотовилихинский отдел СРН (20 декабря 1907−1915 гг.)12. Однако они не сумели оказать какое-либо существенное воздействие на остальную массу рабочих.
Монархисты предприняли усилия к воздействию на молодое поколение края. Особое значение в этой связи они отдавали народной школе, стремясь к укреплению в ней нравственных начал, изгнанию из ее стен всякой политики. В этой связи наилучшим началом было признано ими развитие церковно-приходских школ. Уральские правые поддержали в Думе законопроект об увеличении ассигнований на эти школы на 1908 г., что означало усиление их в общей системе народных школ. Они также приняли усилия к открытию «образцовых патриотических школ», которые были открыты только в Вятке в 1909 г. и Уфе13.
Особое внимание уделяли уральские правые вопросам подбора педагогических кадров через призму очищения педагогических коллективов от «вредного воздействия» педагогов, примыкавших к левым партиям, освобождения школы от политической агитации. Это рассматривалось ими как одно из действенных средств повышения уровня нравственного воспитания учащихся, однако следует отметить, что эффективность этой работы имела кратковременный и относительный эффект14.
Новым направлением в деятельности сторонников традиционализма в условиях третьеиюньской монархии стало развитие экономической деятельности. Акцент на ее развитие был сделан уже в 1907 г. в условиях спада революционного движения. Изменилось и понимание характера этой деятельности. В условиях Первой российской революции на первый план выступало поддержание и развитие благотворительности, с помощью
которой правые пытались внедрить в сознание масс идеологические и практические установки на необходимость национального сплочения русского народа перед лицом революции, примирения интересов всех слоев городского (от заводовладельцев до рабочих и ремесленников) и сельского (от помещиков до безземельных крестьян) населения. Они призывали представителей каждого из них пойти на реальные компромиссы в отношении друг друга. Подобная «примирительная» позиция опиралась на религиозно-философское обоснование, имела очевидную идеологическую направленность, и в известной мере была обусловлена преимущественно «владельческой» природой руководства самих этих организаций. Однако этого в условиях развития капиталистических отношений было явно недостаточно15.
Новый подход к пониманию экономической деятельности правых организаций заключался в намерении подчеркнуть и даже «противопоставить» проводимому правительством курсу преимущественно политических реформ: административных, общественных и социальных — осуществление экономических реформ.
В соответствии с установками центральных организаций действовали уральские монархисты. Одними из первых экономических предприятий уральских монархистов явились ссудосберегательные кассы. По данным личной канцелярии В. Пуришкевича они были созданы уже в 1905 г. среди служащих Пермской железной дороги (764 чел.), служащих Пермской (98 чел.), Вятской (108), Екатеринбургской (249) железнодорожных мастерских. В 1905 г. им было выдано в общей сложности 89 420 р.- чистая прибыль за год составила 1430 р. Среди служащих Пермской железной дороги в 1906 г. было создано общество потребителей. В его состав входили 12 397 пайщиков и 1049 заборщиков. Вскоре оно стало одним из крупнейших в стране. При нем была предпринята попытка создания «Трудового союза» по примеру Петербургского (Первого экономического рабочего союза), но уже в 1908 г. его деятельность фактически распалась16.
В 1906—1907 гг. возник ряд потребительских и кредитных обществ в заводских поселках и сельской местности. Общества потребителей действовали в заводах: в Надеж-динском, Балашихинском, Благовещенском,
Симском, Усть-Катавском, Златоустовском казенном горном заводе и ряде других. Наиболее крупным стало Нижне-Тагильское общество — второе на Урале после Пермского железнодорожного. Ежегодная прибыль его составляла до 20 тыс. р. 17 Масштабы и итоги экономической деятельности право-монархических союзов, на наш взгляд, исследованы еще недостаточно. По-прежнему сохраняется схематичный подход к оценке ее характера и значимости. Вместе с тем, даже политические конкуренты в свое время обращали внимание на успехи правых в этом направлении. Так, лидер кадетов П. Н. Милюков уже в 1909 г. отмечал «оказание материальной помощи своим членам» «весьма интересным явлением в деятельности СРН и сродных ему организаций». Шаги правых по пути создания и развития экономических союзов оценивались им «капитальными по замыслу"18.
Существенной стороной экономических предприятий правых являлась их политическая направленность. Согласно действовавшему законодательству, потребительские общества располагали правом учреждения библиотек, читален, ведением книжной торговли и другой деятельности, позволявшей осуществлять просветительскую и пропагандистскую работу. Так, Пермское железнодорожное общество располагало библиотекой с филиалами на линии железной дороги, в которых числилось до 10 тыс. томов. На образование детей членов потребительского общества только в 1908 г. было выделено 10 тыс. р. Общество потребителей — членов отдела Союза русского народа на Мотовилихинском заводе израсходовало на пропагандистские цели отелов СРН и родственных им организаций в 1913—1914 гг. — 1610 р., в 1914—1915 — 388 р., однако у общества появились новые статьи расходов, связанные с развитием благотворительности в связи с начавшейся Первой мировой войной, сумма которых составила треть общего дохода предприятия19.
В целом в рассматриваемый период лозунги и методы деятельности монархистов нашли определенную поддержку в массовых слоях уральского общества. Даже политические противники правых вынуждены были констатировать их энергичную деятельность: «чувствуется нарастающее стремление к ясному политическому самоопределению и почти лихорадочная поспешность с выступлениями на работу среди широких масс населения"20.
Косвенным подтверждением этого является относительно высокая численность их рядов. В условиях Первой российской революции численность сторонников правомонархических организаций достигала 12 тыс. чел. В третьеиюньский период они оставались одними из наиболее массовых, несмотря на тенденцию к сокращению. Накануне Первой мировой войны монархисты и их сторонники объединяли около 4,9−5,9 тыс. чел., что было сопоставимо с леворадикальными силами21. Многочисленность правых уральских союзов
в 1905—1914 гг. отражала явление, характер-
22
ное для страны в целом22.
Первая мировая война прервала текущую практическую деятельность уральских монархистов, переориентировав их на решение общей задачи — скорейшего разгрома врага. Вынужденный отход от партийно-политической работы, организационная разобщенность и объективное сокращение численности местных комитетов существенно ослабили их влияние в обществе. Экономический кризис, обусловленный затяжным характером войны, породил социально-психологический кризис доверия власти, который под действием субъективного фактора перерос в политический кризис. Не сумев выработать лозунгов и практических действий, соответствовавших переживаемому моменту, консерваторы утратили доверие масс, симпатии которых завоевали в этих условиях популистские лозунги левых партий.
Примечания
1 История Урала в период капитализма. М., 1998. С. 208, 388.
2 Периодика Урала: библиогр. указ. / сост. Г. М. Савиных. Вып. 1. Дореволюционные издания. Свердловск, 1976. 239 с.
3 См.: Кирьянов, Ю. И. Правые партии в России. 1911−1916 гг. М., 2001. С. 191−192.
4 ГАРФ. Ф. 116. Оп. 1. Д. 337. Л. 39- Д. 597. Л. 17 об., 18, 29, 33.
5 Там же. Л. 17 об., 18, 29, 33, 34- Нар-ский, И. В. Революционеры «справа»: черно-
сотенцы на Урале в 1905—1916 гг. (материалы к исследованию «русскости»). Екатеринбург, 1994.С. 79.
6 См.: Сидоренко, Н. С. Монархические партии и промонархические организации Урала в процессе эволюции государственно-политической системы России в начале XX века: дис. … д-ра ист. наук. М.: МГУ им. В. И. Ленина, 2006. С. 115.
7 Уфим. край. 1907. 23 янв.
8 Памятная книжка и календарь Вятской губернии на 1907 г. Вятка, 1909. С. 193- Север. слово. 1913. 1 февр. и др.
9 См.: Сидоренко, Н. С. Указ. соч. С. 127−128.
10 Перм. вестн. 1906. 2 июня.
11 См.: Нарский, И. В. Русская провинциальная партийность: политические объединения на Урале до 1917 г.: (К вопросу о демократической традиции в России). Челябинск, 1995. Ч. II. С. 285, 286, 289. Подсчет наш.
12 См.: Сидоренко, Н. С. Указ. соч. С. 133−139.
13 ГАРФ. Ф. 102. Оп. 4. Д. 15. Ч. 3. Л. 16−16 об.
14 См.: Рушанин, В. Я. Революционно-демократическое движение уральской молодежи (1961−1917): дис. д-ра ист. наук. Челябинск, 1994. Прил. № 1−4.
15 См.: Лукьянов, М. Н. Российский консерватизм и реформа, 1907−1914. Пермь, 2001. С. 135.
16 См.: Сидоренко, Н. С. Монархические партии и промонархические организации Урала в процессе эволюции государственно-политической системы России в начале XX века: дис. … д-ра ист. наук. М.: МГУ им. В. И. Ленина, 2006. С. 133−134.
17 Урал. край. 1906. 23 дек.
18 ГАРФ. Ф. 579. Оп. 1. Д. 1309. Л. 3−7.
19 См.: Сидоренко, Н. С. Указ. соч. С. 140.
20 Урал. край. 1906. 29 янв.
21 Сидоренко, Н. С. Монархические партии и промонархические организации Урала в процессе эволюции государственно-политической системы России в начале XX века: автореф. дис. д-ра ист. наук. М.: МГУ им. В. И. Ленина, 2006. С. 32−33.
22 Кирьянов, Ю. И. Указ. соч. С. 79−82.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой